журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

СЛИЯНИЯ И ПОГЛОЩЕНИЯ

Банковский кризис

Международные банки

Банковские стратегии

ПРОГРАММЫ ЛОЯЛЬНОСТИ

Банковская деятельность

Банковское оборудование

Информационные технологии

БАНКОВСКИЙ МАРКЕТИНГ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №3, 2003

Международные банки

Руководители Deutsche Bank под угрозой судебного преследования

Скандал вокруг действий высших менеджеров банка может серьезно повредить его репутацию

Сейчас Deutsche Bank, крупнейший банк Германии и один из лидеров европейского и мирового финансового рынка, прилагает все усилия, для того чтобы преодолеть один из наиболее сложных периодов своей истории. Не менее тяжелые времена переживают и два высших руководителя этого финансового института – генеральный директор Йозеф Акерманн и его предшественник, а ныне председатель наблюдательного совета Рольф Бройер. Оба они оказались вовлеченными в громкие скандалы, связанные с допущенными ими нарушениями норм ведения бизнеса. Как опасаются инвесторы, дальнейшее разрастание шумихи вокруг деятельности Акерманна и Бройера может нанести большой ущерб репутации Deutsche Bank, что будет особенно неприятно для банка в нынешней сложной экономической ситуации.

В конце февраля 2003 года представители прокуратуры Германии официально подтвердили, что против Йозефа Акерманна выдвинуто обвинение в содействии незаконной выплате более чем $100 млн. руководителям германской компании мобильной связи Mannesmann, проведенной буквально за несколько дней до приобретения этой компании британской Vodafone Group в 2000 году. Глава Deutsche Bank, занимавший тогда пост руководителя инвестиционного подразделения банка и курировавший, в частности, операции по консультированию слияний и поглощений, оказался в числе шести бывших менеджеров и членов совета директоров Mannesmann, обвиняемых в умышленном использовании фондов компании для выделения завышенных бонусных и компенсационных выплат ее высшему руководству.

Если обвиняемые по "делу Mannesmann" будут признаны виновными, им грозит до 10 лет тюремного заключения. По словам Ганса-Рейнхарда Хенке, прокурора Дюссельдорфа, следственные органы предполагают, что "обвиняемые хорошо осознавали тот факт, что одобренные ими выплаты носили на то время противозаконный характер".

В не менее неприятном положении оказался и Рольф Бройер. В конце февраля суд в Мюнхене признал, что он нарушил правила соблюдения конфиденциальности в отношении банковских клиентов, дав в интервью телекомпании Bloomberg Television в феврале 2002 года публичные комментарии относительно состояния дел и кредитоспособности германской медиа-империи Kirch Gruppe, которая позднее обанкротилась. Если решение мюнхенского суда будет подтверждено высшими инстанциями, Deutsche Bank и самому Бройеру грозят штрафы на сумму в десятки миллионов долларов.

Акерманн, Бройер и Deutsche Bank под огнем

Первоначально инвесторы, особенно проживающие за пределами Германии, воспринимали судебное преследование руководителей Deutsche Bank как обычную юридическую тяжбу, которая может быть решена без излишнего урона и для банка, и для его менеджеров. Однако по мере развития скандала появились опасения, что репутация Deutsche Bank может быть заметно подмочена. При этом, многие инвесторы и участники рынка отмечали, что, если Deutsche Bank возможные материальные потери в результате судебных исков против Акерманна и Бройера очень быстро компенсирует, то вернуть свое доброе имя этому институту будет не так просто.

Впрочем, как отмечает Марк Ходж, банковский аналитик Bank of America Securities, подавляющее большинство инвесторов несмотря на все мрачные заявления по-прежнему уверены, что судебные иски против руководителей Deutsche Bank бесперспективны и, скорее всего, ничем не завершатся.

Сами же главные фигуранты скандала явно не собираются надеяться на "авось" и активно защищаются. Так, на недавней пресс-конференции, прошедшей во Франкфурте, Акерманн заявил, что все выплаты руководителям Mannesmann были вполне адекватны заслугам этих менеджеров в управлении компанией. Затем им было отмечено, что весь скандал вокруг Mannesmann связан не столько с нарушением норм деловой этики, сколько с предубеждением широкой общественности Германии против высокого уровня оплаты труда менеджеров высшего звена, что, по мнению главы Deutsche Bank, может, в конце концов, привести к тому, что лучшие кадры германских финансистов будут работать не у себя на родине, а в Великобритании или США, где отношение к высоким зарплатам руководителей банков и компаний намного более толерантное.

Вообще же, по словам адвокатов Аккерманна, все обвинения, выдвинутые против их клиента, абсолютно беспочвенны и базируются на слабых доводах и спорных аргументах. По мнению юристов, нет никаких оснований считать, что выплаты руководителям Mannesmann были осуществлены незаконно или с нарушением каких-либо процедурных норм.

Как отмечают обозреватели, суммы, выплаченные менеджерам Mannesmann, были относительно невелики, особенно если сравнивать с международными стандартами выплат при слияниях и поглощениях подобного масштаба. Так, Клаус Эссер, в то время генеральный директор Mannesmann, получил вознаграждение в сумме около @15 млн., а остальные руководители компании – компенсационные выплаты общим объемом @43 млн. Если учесть, что итоговая стоимость сделки (кстати, крупнейшей в мировой истории слияний и поглощений) составила более $180 млрд., это и в самом деле – сущая мелочь.

Тем не менее, подобные аргументы по-прежнему не находят особой поддержки среди участников германского рынка. Скорее, наоборот: по мнению некоторых экспертов, расследование "дела Mannesmann" вызовет новую волну споров относительно того, следует ли законодательно обязать германские компании оглашать конкретные данные, касающиеся выплат менеджерам высшего звена.

В то же время, аналитики отмечают, что в случае, если против Акерманна и его коллег по Mannesmann действительно будет открыто судебное дело и они будут признаны виновными, выплаты высшим менеджерам германских компаний будут существенно сокращены. Такое развитие событий, в свою очередь, создаст серьезные затруднения для деятельности с территории Германии компаний мирового уровня.

Что же касается Рольфа Бройера, то, как подчеркивают банковские специалисты, он уже не в первый раз попадает в неприятную ситуацию из-за собственных непродуманных высказываний. Так, в прошлом году Бройер во всеуслышание заявил, что Deutsche Bank выиграл право предоставлять рекомендации концерну DaimlerChrysler по выработке стратегии защиты от возможного приобретения. Эти слова вызвали резко отрицательную реакцию как со стороны руководства DaimlerChrysler, так и со стороны ряда менеджеров самого Deutsche Bank, поскольку сигнализировали о том, что DaimlerChrysler считает себя уязвимым, а, значит, слабым.

В 2000 году, когда Deutsche Bank вел сложные переговоры о приобретении Dresdner Bank, Бройер публично заверил акционеров и менеджеров этого банка, что его институт не намерен продавать после слияния инвестиционное банковское подразделение Dresdner Kleinwort Benson. Однако позднее выяснилось, что Deutsche Bank все-таки планирует избавиться от этого подразделения. Вскоре после этого переговоры с Dresdner Bank были прекращены.

Впрочем, несмотря на все свои неосторожные заявления Бройеру удавалось сохранять ведущие позиции в управлении Deutsche Bank. Нынешний же скандал, по мнению ряда аналитиков, может нанести репутации этого банкира непоправимый ущерб. По словам одного германского банкира, независимо от того, повлияли в конечном итоге заявления Бройера на судьбу Kirch Gruppe или нет, его слова были явным нарушением конфиденциальности в отношении одного из крупнейших клиентов его собственного банка.

С этим мнением согласен и Лео Кирх, генеральный директор Kirch Gruppe, который в мае прошлого года возбудил иск против Бройера и Deutsche Bank на сумму в @100 млн., обвинив тогдашнего генерального директора Deutsche Bank и институт в целом в том, что они "ускорили банкротство его империи". Как уже было указано выше, суд принял положительное решение по этому иску, но пока не определился с конкретной суммой компенсационных выплат.

Тем не менее, большинство участников германского рынка по-прежнему уверены, что никаких серьезных последствий решение мюнхенского суда в отношении Рольфа Бройера иметь не будет. Дело в том, что в нынешней сложной ситуации, которую переживает германский банковский сектор, уход со своего поста такой широко известной фигуры как председатель наблюдательного совета Deutsche Bank может заметно дестабилизировать обстановку, а это совершенно не устраивает руководство всех финансовых институтов страны.

Между тем, на волне скандала вокруг нарушений, допущенных руководителями Deutsche Bank, правительство Германии уже заявило, что намерено принять меры для расширения полномочий аудиторов в части контроля деятельности компаний и финансовых институтов страны. Также планируется упростить юридическую процедуру подачи исков со стороны акционеров против обвиненных в распространении ложной информации высших менеджеров компаний.

Неплохие результаты на общем мрачном фоне

Тем временем несмотря на общую неблагоприятную обстановку Deutsche Bank в 2002 году удалось добиться увеличения более чем в два раза уровня чистой прибыли, составившей @397 млн. ($430 млн.) по сравнению со @167 млн. в 2001-м. Правда, эти результаты были заметно ниже ожидаемых аналитиками @600 млн.

Объем резервов Deutsche Bank на покрытие кредитных потерь возрос в прошлом году до @2.09 млрд. по сравнению с @1.02 млрд. годом ранее. Впрочем, по словам менеджеров банка, этот показатель достиг своего пика, так что в дальнейшем кредитные резервы Deutsche Bank наращиваться не будут. Кроме того, банку в 2002 году удалось снизить уровень операционных расходов до @18.97 млрд., тогда как в 2001-м эта цифра составляла @22 млрд. Правда, это было достигнуто, в основном, за счет продажи ряда подразделений (см. БП № 2), а не их реорганизации.

В борьбе за дальнейшее сокращение расходов Deutsche Bank намерен до конца текущего года уволить, примерно, 14.5 тыс. сотрудников. Выполняя эту программу, уже до конца декабря 2002 года банк сократил более 11 тыс. служащих.

Одновременно банк ведет интенсивную продажу второстепенных активов. В прошлом году за счет их продажи Deutsche Bank смог выручить @775 млн. Однако, по словам Акерманна, банк больше не будет продавать свои пакеты акций промышленных предприятий, по крайней мере в нынешних рыночных условиях. К примеру, Deutsche Bank намерен сохранить под своим контролем 11.8% акций концерна DaimlerChrysler.

Дела остальных ведущих банков Германии обстоят значительно хуже, чем у Deutsche Bank. Так, HVB Group и Commerzbank, второй и третий по величине финансовые институты страны соответственно, объявили о том, что в 2002 году впервые за многие годы их операции были убыточными.

Подобное развитие событий породило слухи о возможном тяжелом кризисе германского банковского сектора и последующем государственном вмешательстве с целью предотвращения банкротства крупных финансовых институтов Германии. Они оказались настолько устойчивыми, что опровергать их пришлось самому Гансу Айхелю, министру финансов Германии.

И, все же, публичные дебаты относительно путей экстренной стабилизации ситуации в германском банковском секторе набирают обороты. Глава Deutsche Bank выдвинул свой вариант решения проблемы. Акерманн предлагает создать так называемый "плохой банк" ("bad bank") – компанию, к которой перейдут безнадежные и проблемные кредиты германских банков (в первую очередь, имеются в виду HVB Group, Commerzbank и Dresdner Bank), что даст возможность банкирам сосредоточиться на работе в более перспективных областях.

Предлагаемая Акерманном схема уже была опробована в Швеции, а также ряде развивающихся и новых рыночных стран в период финансовых кризисов. В соответствии с нею государство предоставляет гарантии "плохому банку", который затем может приступать к поиску солидных институциональных инвесторов, готовых приобрести находящиеся под его контролем кредиты.

Впрочем, пока предложение Акерманна не нашло особой поддержки у германских банкиров. Руководители банков страны опасаются, что обращение к подобной мере подорвет репутацию германских финансовых институтов как бастионов банковской стабильности. Аналогично они возражают и против прямой государственной помощи.

Кроме того, менеджеры ряда германских банков всерьез подозревают, что предложение Акерманна было выдвинуто с тайной целью ослабить конкурирующие финансовые институты, с тем чтобы Deutsche Bank в дальнейшем мог дешево их приобрести. И, хотя руководители Deutsche Bank неоднократно опровергали подобные слухи, утверждая, что сейчас их банк занят исключительно стабилизацией собственного бизнеса и не намерен осуществлять каких-либо крупных приобретений, недоверие конкурентов внесло свою лепту в отрицательное отношение германских банкиров и финансистов к плану Акерманна.

Таким образом, на данный момент у банков Германии не остается иного выхода из затяжного кризиса, кроме как пытаться избавиться от второстепенных активов и всеми возможными способами сократить уровень операционных расходов.

Государство же, по мнению экспертов, может действительно оказать значительную помощь банковскому сектору Германии, уже в ближайшее время приступив к приватизации государственных сберегательных и земельных банков. Такой шаг будет способствовать консолидации германских финансовых институтов. Острая необходимость в ней ощущается вот уже на протяжении многих лет.

Алексей Вересюк,
по материалам Financial Times, New York Times

 
© агенство "Стандарт"