журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

СЛИЯНИЯ И ПОГЛОЩЕНИЯ

Банковский кризис

Международные банки

Банковские стратегии

ПРОГРАММЫ ЛОЯЛЬНОСТИ

Банковская деятельность

Банковское оборудование

Информационные технологии

БАНКОВСКИЙ МАРКЕТИНГ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №3, 2003

СЛИЯНИЯ И ПОГЛОЩЕНИЯ

Крупнейший банк Франции получил право на существование

Французские регулятивные органы дали согласие на объединение Credit Agricole и Credit Lyonnais

В середине марта французский орган банковского надзора CECEI дал разрешение на объединение банков Credit Agricole и Credit Lyonnais, что должно привести к появлению крупнейшего во Франции и второго по величине в Европе по объему активов финансового института. Хотя еще осталось выполнить ряд формальностей, мало кто сомневается, что слияние, как и планируется, благополучно завершится в апреле этого года. Политические круги Франции приветствуют альянс, поскольку он, по их мнению, усилит позиции национального банковского сектора на рынке ЕС и окончательно похоронит вариант появления в стране крупного банка, контролируемого иностранным капиталом. Тем не менее, специалисты, признавая, что слияние Credit Agricole и Credit Lyonnais весьма существенно меняет ситуацию на национальном финансовом рынке, продолжают относиться к нему с некоторым скепсисом.

Объединение Credit Agricole и Credit Lyonnais, о котором было объявлено в декабре прошлого года (см. БП № 12 за 2002 год, № 1 за 2003 год) фактически состоялось. После того как CECEI дал свое разрешение на совершение сделки, оставалось лишь получить согласие руководства фондовой биржи (его ожидали еще до конца марта), а затем Credit Agricole мог выставлять официальное предложение о скупке акций Credit Lyonnais, действительное до конца апреля. В принципе, не менее чем за пять дней до окончания срока его действия возможно появление конкурирующего предложения, но его, скорее всего, не будет.

История с объединением Credit Agricole и Credit Lyonnais началась в ноябре 2002 года с острого соперничества между Credit Agricole, кооперативным фермерским банком, занимающим ведущие позиции на розничном финансовом рынке страны, и Banque Nationale de Paris (BNP), ведущим коммерческим финансовым институтом Франции, который вышел на первое место в континентальной Европе по объему валовой прибыли и размеру рыночной капитализации. Оба эти института были равно заинтересованы в приобретении Credit Lyonnais, шестого по величине банка страны, после реструктуризации в середине 90-х годов и приватизации в 1999-м ставшего вполне прибыльной и привлекательной структурой. Банк BNP при покупке Credit Lyonnais еще более усиливал свой статус финансового института европейского масштаба и вступал в реальную конкуренцию с Credit Agricole на прибыльном французском розничном рынке, а Agricole, представленный, главным образом, в сельских районах, нуждался в сети отделений Lyonnais, сосредоточенных в городах.

В ноябре-декабре оба соперника лихорадочно скупали акции Credit Lyonnais, готовясь к схватке за контроль над лионским банком, но серьезной борьбы так и не получилось. Правление Lyonnais, поначалу неприязненно настроенное к обоим претендентам, в конце концов, сделало выбор в пользу Credit Agricole, вернее, посчитало присоединение к "фермерскому" банку менее неприемлемым вариантом, чем подчинение BNP и его агрессивному председателю правления Мишелю Пеберо. В середине декабря правление Lyonnais дало понять, что не станет возражать против объединения с Agricole, но будет противиться любой попытке поглощения со стороны BNP. Так как ранее руководство центрального банка Франции четко заявило, что не поддержит никакого враждебного поглощения, парижскому банку пришлось отступить. Впрочем, Мишель Пеберо с заметным чувством облегчения заявил, что цена, предложенная Credit Agricole (а это @56 за акцию при общем объеме сделки @19.5 млрд.), кажется ему изрядно завышенной.

Правда, в течение января-февраля, пока в CECEI рассматривался вопрос о готовящемся слиянии Credit Agricole и Credit Lyonnais, руководство BNP пыталось провести кампанию по противодействию этому объединению под тем предлогом, что им нарушаются правила честной конкуренции. Так, альянсу Credit Agricole и Credit Lyonnais будет принадлежать 36% банковских отделений в стране, его доля ипотечного рынка в общенациональном масштабе достигнет 32% (а в некоторых департаментах – до 70%), на него будет приходиться около 30% от общего объема кредитов и депозитов в национальной финансовой системе.

Тем не менее, CECEI, утверждая объединение, не выставил каких-либо серьезных требований к банкам. После слияния им следует всего лишь закрыть или продать 85 из около 9200 своих отделений, не расширяя свою розничную сеть в 32 департаментах Франции в течение двух лет. По мнению экспертов, такой либерализм вызван несколькими факторами. Во-первых, слияние, приводящее к появлению второго (после Deutsche Bank) по объему активов банка Европы приветствуется правительством, которое не хочет ничем препятствовать этому. Во-вторых, розничные сети Credit Agricole и Credit Lyonnais мало пересекаются друг с другом, банки работают с различными клиентами на разных рынках, поэтому их объединение не приведет к существенной консолидации рынка. В-третьих, уровень конкуренции в розничном финансовом секторе Франции очень высокий, и вряд ли появление альянса Credit Agricole и Credit Lyonnais приведет к ее существенному снижению. Даже после объединения на нем останутся несколько крупных финансовых институтов, а также почтовая служба, которая оказывает гражданам страны ряд финансовых услуг, например, по приему депозитов. Кстати, если взять в расчет общенациональную сеть почтовых отделений, лидерство Credit Agricole и Credit Lyonnais в части количества офисов уже не выглядит таким значительным, а доля рынка объединения сужается до 16.5%.

Наконец, Credit Agricole и Credit Lyonnais заявляют, что даже после слияния розничные сети обоих банков сохранят свои бренды и даже продолжат конкуренцию друг с другом, так что того снижения уровня соперничества, которого опасается BNP, не произойдет. Между прочим, французскому финансовому рынку даже не помешало бы некоторое ослабление конкуренции, так как сейчас доходность многих финансовых операций в стране невелика по сравнению с соседними странами. Так, например, в 2001 году процентная маржа между кредитами и депозитами в французской банковской системе составляла, в среднем, 1.14%, в то время как в Великобритании она равнялась 2.43%, Испании – 3.10%, США – 3.51%.

Правда, слабое пересечение сфер деятельности Credit Agricole и Credit Lyonnais вызывает некоторые опасения у аналитиков по поводу экономического эффекта от объединения. Если банки после слияния оставляют практически в неприкосновенности свои розничные сети, а их бизнес слабо пересекается, откуда взяться экономии на масштабах, которая обычно считается основной целью банковских объединений, и за счет чего добиваться сокращения затрат? По мнению многих аналитиков, союз Credit Agricole и Credit Lyonnais приведет, скорее, к сокращению комбинированной рыночной стоимости финансовых институтов, чем к их росту. Так, эксперты британского банка HSBC оценивают объем этого снижения в @1.7 млрд., а германского Commerzbank – в @2 млрд. Газета Financial Times процитировала одного специалиста, который в неофициальном порядке назвал готовящееся слияние "худшей подобной сделкой в истории".

Однако руководство Credit Agricole и Credit Lyonnais придерживается гораздо более оптимистичной точки зрения. Например, глава Credit Lyonnais Жан Пейрелевад сравнил слияние с недавним альянсом Peugeot и Citroen, когда оба участника сохранили свои бренды и продолжили конкуренцию между собой на внутреннем и международном рынках, но получили немалую выгоду от консолидации производственных мощностей и бэк-офисных операций. Именно эту модель объединения собираются взять в качестве примера для подражания Credit Agricole и Credit Lyonnais.

В вопросе о рыночной капитализации, представляющей собой предмет первоочередной заботы руководства большинства акционерных компаний, Credit Agricole может проявлять большую гибкость, чем его конкуренты. Хотя акции этого финансового института обращаются на бирже, контрольный пакет по-прежнему останется в совместной собственности 45 региональных сберегательных касс, для которых Agricole играет роль финансового и расчетного центра. В отличие от частных акционеров они не слишком чувствительны к снижению курса акций, так что, как отмечают аналитики, Credit Agricole может позволить себе долгосрочную инвестицию в расширение рыночной доли (имеется в виду, конечно, приобретение Credit Lyonnais), даже если это повлечет за собой краткосрочные убытки.

Что касается высокого потенциала нового объединения, то на этот счет ни у кого не возникает особых сомнений. Дав зеленый свет объединению, правительство Франции получило то, о чем так долго мечтало, – "национального чемпиона", способного вести активную политику на европейском уровне. В настоящее время под контролем создаваемого альянса 17% акций крупного итальянского банка IntesaBCI, у которого, к тому же, в январе этого года Credit Agricole приобрел швейцарское подразделение, и пакет акций португальского Banco Espirito Santo, а его дочерняя компания потребительского кредитования Sofinco имеет довольно солидные позиции в Восточной Европе. Именно эти страны и регионы – Италия, Португалия, Восточная Европа, а также Германия, где Credit Lyonnais имеет тесные связи с Commerzbank, – были названы руководством Credit Agricole в декабре прошлого года в качестве основных направлений будущей экспансии. Во Франции новое объединение, по словам Рене Каррона, председателя правления Credit Agricole, намерено интенсифицировать сотрудничество со страховой компанией AGF, принадлежащей германской компании Allianz. Кстати, под контролем Allianz находятся германский Dresdner Bank, а также крупные пакеты акций Commerzbank и HypoVereinsbank, что открывает возможности для новых комбинаций.

Для французского рынка появление нового объединения приводит к заметному изменению соотношения сил. Если ранее BNP еще мог рассчитывать на упрочение своего положения на национальном розничном рынке и соперничество с Agricole, то сейчас таких возможностей у него не осталось. Правда, некоторые специалисты намекают на возможность объединения BNP с другим коммерческим банком Societe Generale, после чего на французском финансовом рынке фактически возникнет дуополия, однако эта вероятность крайне мала. После того как BNP в 1999 году пытался провести враждебное поглощение Societe Generale, отношения между руководителями этих банков оказались напрочь испорченными.

Вместо этого Societe Generale заявляет, что продолжит свою независимую политику и не собирается ни с кем входить в блоки, а BNP, в последние два года расширявший свое присутствие в США, высказывается в пользу продолжения зарубежной экспансии. В настоящее время эксперты называют его возможной мишенью для бельгийско-нидерландской группы Fortis, и, хотя представители обоих институтов все отрицают, большинство специалистов считают, что объединение Credit Agricole и Credit Lyonnais не завершило процесс консолидации в банковской системе Франции, а только открыло новый его раунд.

Виталий Шимкович, по материалам Financial Times, AP, BBC News, AFP

 
© агенство "Стандарт"