журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
рубрики
ТЕМА НОМЕРА

ТЕХНОЛОГИИ

ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

РЫНОК ЧЕРНЫХ МЕТАЛЛОВ

РЫНОК ЦВЕТНЫХ МЕТАЛЛОВ

ЦЕНОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Металлы мира" – №3, 2003

РЫНОК ЧЕРНЫХ МЕТАЛЛОВ

LNM Group начинает гонку за лидерство

Транснациональная сталелитейная группа реально претендует на польскую компанию PHS, приобретение которое вплотную приблизит ее к показателям Arcelor – крупнейшего производителя стали в мире

В мировой сталелитейной отрасли давно не было более широкомасштабных приватизационных операций, чем та, которая должна произойти в ближайшее время в Польше. На продажу выставляется компания Polskie Huty Stali (PHS), объединяющая четыре крупнейших в стране металлургических завода совокупной производительностью более 8 млн. т нерафинированной стали в год. Позиция Польши как кандидата на вступление в ЕС в 2004 году очень привлекательна, так что не удивительно, что предложение о приобретении PHS вызвало несмотря на не слишком благоприятные условия сделки большой интерес ряда ведущих международных групп. После подачи заявок в первой половине февраля наиболее высокими считались шансы LNM Group – уникальной для мирового рынка стали транснациональной корпорации, имеющей производственные мощности в 12 странах и, по предварительным данным, занимающей сейчас второе место среди металлургических компаний. Впрочем, если LNM присоединит к себе и PHS, у нее появятся реальные шансы побороться и за первенство.

Путь на вершину

LNM Group занимает уникальное место на глобальном рынке стали. До появления Arcelor в прошлом году это была единственная транснациональная металлургическая компания в мире. Хотя иногда ее называют британской или нидерландской компанией, это не совсем соответствует истине. Управление 20 заводами LNM в 12 странах осуществляется из Лондона и Роттердама, а зарегистрирована компания в оффшорной зоне на Нидерландских Антильских островах. Кроме того, LNM Group имеет сложную, не типичную для мирового рынка стали внутреннюю структуру. В ее составе – компания Ispat International, объединяющая ряд заводов в Европе и на американском континенте, комбинат Ispat Karmet в Казахстане (в качестве отдельной структурной единицы) и еще несколько организационно обособленных предприятий в разных странах.

Наконец, уникальна и личность руководителя LNM и всех "Испатов" ("железо" в переводе с санскрита) Лакшми Митттала, индийца по происхождению, живущего сейчас в Лондоне. Компания LNM находится в собственности его семьи, что представляет собой беспрецедентный случай в современной мировой сталелитейной промышленности и на первый взгляд кажется пережитком чуть ли не XIX века. Тем не менее, именно Митталу, которому в этом году исполнится 53 года, принадлежит авторство необычной стратегии, благодаря которой возникла его необычная корпорация.

История современной LNM начинается в 1975 году, когда индийский бизнесмен Мохан Лал Миттал приобрел в Индонезии недостроенный завод по выпуску катанки. Конкуренция со стороны японских корпораций, чьи дочерние структуры тогда доминировали на индонезийском рынке, привела тогда Лакшми Миттала, старшего сына Мохана Лала, к необходимости строительства крупного производственного комплекса, использующего в качестве сырья восстановленное железо (DRI), получаемое непосредственно в Индонезии.

Впоследствии Мохан Лал Миттал вернулся в Индию, основав там компанию Ispat India, сейчас – одну из крупнейших частных фирм в металлургическом секторе страны, а Лакшми Миттал остался руководить индонезийским заводом. В середине 80-х годов, столкнувшись с потерей источника DRI (индонезийская компания Krakatau Steel, которая ранее продавала этот материал, после строительства своего нового завода прекратила отгрузку сторонним потребителям), Лакшми Миттал нашел нового поставщика на острове Тринидад в Карибском море (завод Iscott), а в 1989 году приобрел это убыточное государственное предприятие.

В течение первой половины 90-х годов Ispat International, созданная Лакшми Митталом, приобрела еще несколько металлургических заводов в разных странах. Как правило, это были бывшие госпредприятия с достаточно современным оборудованием, но терпящие убытки. Ispat меняла на этих заводах руководство, внедряла современные методы менеджмента, осваивала выпуск новых видов продукции и благодаря этому возвращала им прибыльность. С целью организации выпуска акций Ispat International на биржу при сохранении контроля над компанией со стороны Лакшми Миттала в 1994 году была создана LNM Group.

Хотя LNM вошла в первую десятку мировых производителей стали, всерьез ее начали принимать только в 1998 году, после приобретения американского завода Inland Steel, что позволило группе проникнуть на рынок США, а также дополнило ее ассортимент высококачественной листовой продукцией, предназначенной для изготовления автомобильных кузовов и корпусов бытовой техники.

С 2001 года новым направлением экспансии LNM оказалась Восточная Европа. В том году корпорация приобрела румынский завод Sidex, довольно быстро преобразованный в рентабельное и эффективное предприятие. В 2002 году в состав LNM вошла чешская компания Nova Hut. Окончательно сделка была оформлена в конце января 2003 года. Покупка обошлась Лакшми Митталу в $85 млн. плюс $820 млн. инвестиционных обязательств, гарантий и принятых на себя долгов. Кроме того, LNM фактически поставила под свой контроль крупнейший южноафриканский завод Iscor, который она может полностью выкупить в 2004-м или 2005 году (сейчас группе принадлежит 47% его акций).

Последние приобретения вывели LNM в элиту мирового сталелитейного бизнеса. По подсчетам Financial Times, в 2002 году предприятия группы выплавили около 32 млн. т нерафинированной стали, опередив созданное в прошлом году японское объединение JFE (NKK плюс Kawasaki) и уступая только европейской группе Arcelor (порядка 44 млн. т). Однако на этом LNM вовсе не собиралась останавливаться. Новым объектом ее интересов оказалась польская компания PHS, приватизация которой должна состояться весной этого года.

Соперники

Проводя свою программу приватизации в начале 90-х годов, польское правительство не включило в нее предприятия тяжелой промышленности, в частности, металлургического комплекса, что дорого ей обошлось. Сталелитейные заводы во второй половине 90-х годов вступили в длительный период кризиса, производство стали в Польше сократилось от 11,59 млн. т в 1997 году до 8,35 млн. т – в 2002-м. При этом, предприятия постоянно несли убытки и накапливали долги. Попытки правительства упорядочить состояние дел в отрасли не достигали успеха, к тому же, вызывали недовольство Европейской комиссии, традиционно возражающей против оказания финансовой помощи предприятиям государственного сектора.

В конце концов, после очередной реорганизации в 2002 году четыре самых крупных польских металлургических завода – ведущий производитель плоскокатаной продукции Huta Sendzimira, специализирующийся на выпуске длинномерной стали комбинат Huta Katowice, а также предприятия по изготовлению продукции высокого передела Huta Florian и Huta Cedler – были объединены в компанию PHS. Ей был предоставлен последний реструктуризационный пакет акций на общую сумму 3 млрд. злотых ($782 млн.), а на начало 2003 года была запланирована приватизация, на которую сообща выставлялись все четыре завода.

С одной стороны, PHS трудно было признать привлекательным объектом для покупки. На счету у компании было около 1,6 млрд. злотых ($415 млн.) долгов, ее ведущие предприятия были убыточными (за 2002 год только Huta Sendzimira и Huta Katowice вместе потеряли более 1 млрд. злотых), на балансе заводов находилось множество объектов "социалки". Ассортимент продукции оставлял желать лучшего. Так, Huta Katowice выпускала, в основном, дешевую длинномерную сталь невысокого качества, а большая часть производственных мощностей Huta Sendzimira была введена в строй еще в 50-тые годы. Наконец, по требованию Европейской комиссии, покупатель не только не имел права расширять объем выпуска стали (теоретически, его максимальный уровень составлял 8,8 млн. т в год), но и должен был вывести из строя мощности объемом 690 тыс. т нерафинированной стали в год.

Однако, с другой стороны, приобретение польских заводов давало и немалые преимущества. Это были интегрированные производственные комплексы, способные выпускать продукцию широкого ассортимента. Спрос на сталь в Польше стабильно рос в связи с перенесением в страну мощностей ряда западноевропейских машиностроительных компаний, при этом, около половины потребностей в стальной продукции удовлетворялось за счет импорта. Кроме того, с учетом ожидаемого в 2004 году вступления Польши в ЕС ее территория становилась великолепным плацдармом для проникновения на защищенный рынок Европейского Союза.

Правда, в связи с тем что за четыре завода надо было заплатить высокую цену, а их приведение в порядок должно было обойтись в еще более значительную сумму, желающих побороться за PHS оказалось не слишком много. Крупные европейские компании ThyssenKrupp и Corus в прошлом году вступали в контакты с польским правительством на предмет приобретения отдельных предприятий, но эти переговоры ни к чему не привели. Arcelor подала заявку на PHS, но оговорила, что претендует только на миноритарный пакет, что не соответствовало условиям объявленного тендера. В результате в игре остались только два основных претендента – LNM Group и американская US Steel. Для обеих корпораций приобретение PHS было исключительно важно.

Американская компания, еще совсем недавно считавшаяся лидером сталелитейной промышленности США, похоже, разочаровалась в перспективности национального рынка. Она отказалась участвовать в процессе консолидации американской металлургической отрасли, предоставив это право Nucor и недавно созданной International Steel Group (см. ММ № 2), а вместо этого приступила к экспансии в Восточной Европе. В 2000 году она приобрела словацкий завод VSZ (ныне – USS Kosice), на который сейчас приходится порядка 30% от объема производства и операционной прибыли группы, а впоследствии заключила контракт с правительством Сербии управление местным заводом Sartid с правом выкупа его в дальнейшем. Приобретение PHS превратило бы US Steel в одну из ведущих металлургических компаний Восточной Европы (наряду с LNM) и усилило бы ее позиции на западе европейского континента.

Восточноевропейский плацдарм

Тем не менее, в противостоянии с LNM шансы US Steel (по крайней мере, по состоянию на начало марта) выглядели не слишком высокими. Руководство USS Kosice (формально заявку на PHS подала именно словацкая компания) сообщило только, что "в основном соглсно удовлетворить главные требования польского правительства", в то время как Лакшми Миттал готов пойти на выполнение всех условий. Конкретно это означает признание всех 1,6 млрд. злотых долгов, немедленное предоставление, по меньшей мере, $150 млн. капиталовложений, заключение соглашения с профсоюзами о гарантиях занятости (по предварительным планам, в PHS к 2006 году предполагается сократить штат от нынешних 16 тыс. до 10 тыс., но постепенно и, в основном, за счет ухода рабочих на пенсию), а также подтверждение заключенных ранее инвестиционных контрактов. В последние годы польское правительство в рамках различных реструктуризационных и модернизационных программ выделило средства на строительство новой установки по литью слябов и блюмов на заводе Huta Katowice, обновление линии горячей прокатки на Huta Sendzimira и стана по выпуску катанки на Huta Cedler, а также ввод в строй второй линии нанесения покрытия из цветных металлов на Huta Florian. Теперь завершать эти операции придется новому собственнику польских заводов.

Как заявляет руководство LNM, оно готово соблюдать все заключенные ранее соглашения. Так как наращивать общую производительность PHS запрещено, предполагается изменить ассортимент продукции, сократив выпуск полуфабрикатов и увеличив производство дорогостоящих изделий высокого передела. Для LNM Group такая трансформация – уже дело привычное, так что не подлежит сомнению, что, если группа получит в собственность PHS, через несколько лет процесс модернизации польских заводов будет завершен.

Впрочем, даже при неблагоприятном исходе LNM Group, очевидно, сохранит резервные варианты для продолжения экспансии в Восточной Европе. В этом году правительство Чехии, возможно, проведет вторичную продажу сталелитейной компании Vitkovice Steel. Этот прибыльный и эффективный завод тоже должен был быть приватизирован в 2002 году, однако владельцем его контрольного пакета несколько неожиданно оказалась компания Osinek, представляющая интересы чешского Фонда государственного имущества. Представители LNM и правительства Чехии не отрицают, что продолжают переговоры по поводу будущего Vitkovice, но пока чешскую сторону не устраивает слишком низкая цена. Однако, если PHS достанется американцам, все может измениться.

Наконец, еще не приступала к приватизации своего крупнейшего металлургического завода Dunaferr Венгрия. В 2001 году на этом предприятии была полностью сменена управленческая команда, новое руководство сумело добиться значительного прогресса в части возвращения заводу рентабельности. По предварительным данным, продажа Dunaferr запланирована на 2004 год, и LNM, как представляется, должна стать одним из наиболее вероятных кандидатов.

Как говорит сам Лакшми Миттал, он не ставит перед собой цель механического расширения производительности своей компании, однако никогда не упустит случая присоединить новое предприятие с целью повышения степени интеграции в группе, обеспечения выхода на новый перспективный рынок, освоения выпуска нового вида продукции. По мнению Миттала, мировой рынок стали еще слишком фрагментирован, и даже Arcelor, крупнейшая на нем компания, не дотягивает до 5% от глобального выпуска. В то же время, высокая степень концентрации в автомобильной промышленности, основном и наиболее прибыльном потребителе продукции металлургических заводов, требует объединения сил и создания транснациональных групп, которые могли бы обслуживать своих клиентов во всем мире. Собственно, вся стратегия LNM последних лет – это иллюстрация к данному тезису ее руководителя.

На сегодняшний день разрыв между Arcelor и LNM составляет около 12 млн. т стали в год, однако он не выглядит непреодолимым. Европейская группа планирует в ближайшие годы вывести из строя часть своих плавильных мощностей (см. стр. 3), в то время как Лакшми Миттал стремится к их наращиванию. Если PHS присоединится к его империи, отставание от Arcelor сократится до минимума, а там, глядишь, на повестке дня появятся новые приобретения. "В течение пяти лет мы, вероятно, станем свидетелями появления компаний, доля которых на мировом рынке стали будет достигать 8-10%", – недавно заявил Миттал в интервью Financial Times. Правда, владелец LNM уклонился от вопроса, видит ли он свою группу таким лидером. Однако не будем забывать, что несколько лет назад, отвечая на вопрос другого корреспондента о возможности новых поглощений, он изрек: "Я не думаю, что мы когда-нибудь скажем себе: достаточно".

Виталий Шимкович,
по материалам Financial Times,
Metal Bulletin, "Управление компанией"

 
© агенство "Стандарт"