журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

Банковские стратегии

Международные банки

Банковский кризис

Новые рыночные страны

Банковская деятельность

Информационные технологии

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №2, 2003

Банковский кризис

Худший год у германских банков

В прошлом году три из четырех ведущих банков Германии потерпели рекордные в своей истории убытки и вынуждены теперь распродавать активы, чтобы сохранить достаточный уровень капитала

Германская экономика переживает сильнейший за послевоенный период спад, который самым негативным образом отражается на стабильности национальной финансовой системы. У германских банков практически нет возможностей прибыльного вложения средств внутри страны. Корпоративное кредитование становится слишком рискованным, на розничном рынке высокая конкуренция, а об инвестиционном даже лучше не вспоминать. Что и говорить, если самым прибыльным банком страны за прошедший год стал специализированный институт, занимающийся кредитованием местных органов власти под государственные гарантии! Наконец, сильный удар по германской банковской системе нанесли Европейская комиссия и Базельский комитет банковского надзора при Банке международных расчетов, чьи требования и нормативы разрушают десятилетиями складывавшуюся в Германии структуру финансового рынка. В результате крупнейшим банкам страны приходится распродавать активы и сокращать масштабы кредитования, с тем чтобы сохранить на приемлемом уровне показатель достаточности собственного капитала. Однако их доходы, при этом, тают быстрее, чем им удается урезать затраты.

Банкротство национального масштаба

С начала 50-х годов становым хребтом германской экономики были малые и средние предприятия (Mittelstand). По состоянию на 2002 год, около 3.2 млн. предприятий с менее 500 сотрудников и годовым оборотом ниже @50 млн. создавали более 50% ВВП страны, обеспечивали рабочие места для 70% трудоспособного населения и выпускали порядка 30% германской экспортной продукции. В течение десятилетий одним из основных элементов, обеспечивавших стабильность и процветание данной системы, были дешевые кредиты. Большая их часть предоставлялась государственными и кооперативными земельными и сберегательными банками, которые благодаря государственным гарантиям имели возможность дешево привлекать средства, а из-за отсутствия необходимости выплачивать дивиденды – дешево их предоставлять. Остальное обеспечивали крупные коммерческие банки, исторически также тесно связанные со средним и малым бизнесом.

В последние годы эта стройная система начала разрушаться. Основную деструктивную роль сыграла, при этом, Европейская комиссия, с редкой настойчивостью добивавшаяся – и таки добившаяся – от германского правительства отмены гарантий банкам общественного сектора, поскольку это, якобы, создавало для финансовых институтов "несправедливые" преимущества перед их частными конкурентами. Преимуществ больше нет (хотя официально система гарантий прекратит свое действие в 2005 году, банки уже сейчас активно готовятся к ее отмене), банки общественного сектора превращаются в "нормальные" финансовые институты, которым необходимо привлекать финансирование на общих основаниях и думать о получении прибыли. В итоге они больше не в состоянии предлагать выгодные условия своим традиционным клиентам, а сами малые и средние предприятия в самый неподходящий момент оказались отрезанными от кредитных ресурсов.

Сейчас Европейская комиссия ведет расследование по поводу незаконной, по ее мнению, государственной помощи, которую получили в разное время пять германских земельных банков. Всем им в 90-тые годы были переданы активы упраздненных региональных жилищных агентств, которые предоставляли "социальные" кредиты на приобретение жилья, а также сами управляли некоторыми объектами недвижимости. По правилам Европейского Союза, при приобретении каких-либо активов у властей государственная компания или банк должны платить столько же, сколько заплатил бы частный инвестор, и если в ходе расследования выяснится, что цены были заниженными, банкам придется доплатить разницу. Один прецедент по подобному делу уже есть. В 1999 году Европейская комиссия потребовала, чтобы WestLB, крупнейший земельный банк Германии, вернул государству @800 млн. "незаконной финансовой помощи", полученной при аналогичных обстоятельствах. Разбирательство длилось без малого четыре года, и теперь банк и его крупнейший акционер (администрация земли Северный Рейн-Вестфалия) ищут возможности проведения операции по возврату средств с минимальным ущербом для банка.

Для крупных банков Германии проблемой стали новые нормативы резервных отчислений, которые готовятся Базельским комитетом (так называемый свод правил Basel II). Согласно старой системе, действовавшей с 1988 года, банки должны были резервировать 8% от общего объема любого корпоративного кредита, однако, по новым правилам, которые, как ожидается, будут введены в том же 2005 году, коэффициент резервирования зависит от кредитного рейтинга. И, если банк выдает заем компании, не имеющей такового (а германские малые и средние предприятия рейтингов, как правило, не имеет), ему придется заморозить в резервных отчислениях уже не 8, а 12% от суммы кредита.

Конечно, крупные банки могут найти лазейку в этих правилах благодаря самостоятельной оценке кредитоспособности заемщика с помощью собственной системы управления риском. Однако реально это привело только к резкому росту бюрократизма в банках. Теперь, чтобы получить кредит на более-менее приемлемых условиях, предприниматель должен подать в банк массу разнообразных документов, раскрывающих финансовое состояние его предприятия. При этом, так как таких компаний очень много, банки вынуждены отвлекать значительные силы и средства на рассмотрение каждого запроса о займе и все равно оценивать состоятельность заемщиков по формальным расчетным показателям, которые в малом бизнесе далеко не всегда верно отражают состояние предприятия. Все это тоже удорожает стоимость кредитов для германских малых и средних предприятий. Воистину, если должен соблюдаться принцип "Пусть погибнет мир, но торжествует закон", зачем же принимать такие законы, от которых может погибнуть мир?

Положение предпринимателей осложняется также такими факторами как отсутствие альтернативных источников финансирования и экономический спад, подорвавший покупательную способность населения и крупных корпораций – основных потребителей продукции средних и малых фирм. За десятилетия германские бизнесмены привыкли к дешевым кредитам и редко прибегали к чему-либо иному, да и возможностей для привлечения средств на рынке капитала у них сейчас практически нет. Спад на германском фондовом рынке никак не способствует новым эмиссиям акций, а размещение частных ценных бумаг сейчас очень затруднено из-за крайней осторожности инвесторов.

Не удивительно, что в 2002 году в Германии было зарегистрировано около 45 тыс. банкротств – абсолютный рекорд за весь послевоенный период (для сравнения: в 2001 году, который тогда считался необычайно тяжелым, их число составило 32.3 тыс.). При этом, в экономике создался очень неприятный порочный круг. Ухудшение положения малых и средних предприятий приводит к тому, что банки просто отказываются их кредитовать, разрывая отношения со своими давними клиентами при малейших признаках финансовых затруднений, однако это как раз и приводит к тому, что предприниматели разоряются один за другим, усиливая этим нервозность банков. Лишь за первую половину 2002 года количество удовлетворенных запросов на кредиты снизилось на 7% по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года, причем, в крупных банках – на 16%. Сейчас ситуация еще хуже. Согласно данным опроса, проведенного в конце 2002 года государственным банком развития Kreditanstalt fuer Wiederaufbau, треть германских компаний жаловались на то, что им стало труднее получить кредит.

Как ожидается, в 2003 году положение малого и среднего бизнеса Германии лучше не станет. Ведущие германские банки, у которых из-за спада ухудшились показатели достаточности собственного капитала, решают эту проблему сокращением объема активов, в первую очередь, – кредитов.

Самая серьезная трансформация в HVB

Особенно серьезная ситуация с качеством капитальной базы сложилась на сегодняшний день в HypoVereinsbank (HVB) – втором по величине банке Германии. Этот институт, образовавшийся в 1997 году в результате объединения двух баварских банков, позиционировал себя как "банк для регионов", считая кредитование (корпоративное, потребительское и ипотечное) своим основным видом деятельности. Экономический спад превратил эту специализацию в серьезный недостаток. В 2001 году банку пришлось выделить на погашение потерь от невозвращенных кредитов @2.1 млрд., а в 2002-м – еще @3.8 млрд. Это привело к значительному сокращению капитальной базы HVB, усиленному влиянием падения курса акций самого банка и промышленных компаний, чьими ценными бумагами он владел. В результате коэффициент достаточности собственного капитала вплотную приблизился к минимально допустимому 8%-ному уровню, а для капитала первого порядка (с учетом поправок на списание безнадежных долгов и нереализованных убытков от снижения стоимости пакетов промышленных акций ниже их балансовой стоимости) этот показатель упал до 4.7% – самого низкого уровеня для крупных европейских банков.

Ранее германские банки решали проблему нехватки капитала эмиссией прав на акции, но сейчас из-за крайне неблагоприятного положения на фондовом рынке это исключено. Тогда Дитер Рампль, председатель правления HVB, решил подойти к решению проблемы с другой стороны. Если соотношение собственного капитала и активов слишком низкое, а нарастить капитал невозможно, надо сократить объем активов.

В конце прошлого года руководство банка приняло беспрецедентную программу "Трансформация 2003", предусматривающую удаление с баланса HVB рисковых активов общей стоимостью в @100 млрд. (или 30% от совокупного их объема)! Порядка @57 млрд. из этой суммы приходятся на ипотечные кредиты, от которых планируется избавиться посредством преобразования подразделения банка по работе на рынке недвижимости в обособленную хозяйственную единицу с самостоятельным балансом. Еще @15 млрд. представляют собой активы Vereins- und Westbank, гамбургского дочернего банка HVB. Остальную сумму предполагается набрать за счет секьюритизации и продажи кредитов, сокращения портфеля промышленных акций, а также ряда дезинвестиций. В прошлом году HVB уже продал 48% акций бразильского банка BBA-Creditanstalt, по некоторым данным, на продажу также выставлены подразделение потребительского кредитования Norisbank, зарубежные филиалы онлайновой брокерской компании DAB и, возможно, три небольших банка в Польше. Правда, здесь еще, как говорится, возможны варианты, но, как отмечают аналитики, HVB фактически отказался от своей прежней бизнес-модели "банка для регионов", но пока не создал ничего взамен.

В целом "Трансформация 2003" не вызвала особого восторга ни у экспертов, ни у инвесторов. Как отмечают аналитики, обособление ипотечного подразделения потребует от HVB, в первую очередь, дополнительных затрат драгоценного капитала, так как только на первых порах ему понадобится перечислить на покрытие возможных потерь от займов под залог недвижимости, по меньшей мере, @500 млн. Что касается Vereins- und Westbank, то на этот убыточный институт будет крайне сложно найти покупателя. Наконец, сокращение на 30% кредитного портфеля проделает адекватного размера дыру в доходах, которую просто нечем будет закрыть. В прошлом году административные затраты HVB снизились на 8.3%, в основном, благодаря увольнениям и составили @7.07 млрд., однако поступления сократились еще больше, что по итогам года привело к убытку в @858 млн.

Как не без оснований опасаются специалисты, уменьшение масштабов операций HVB, возможно, и не приведет к увеличению его прибыльности (скорее, наоборот). А, покидая зарубежные рынки, банк сокращает свои возможности в части компенсации убытков от неудач в Германии, которую в этом году ожидает, похоже, дальнейшее углубление экономического спада. Не удивительно, что на германском рынке капитала HVB в последнее время считается самым неустойчивым из четверки немецких "гроссбанков", сменив на этой неутешительной позиции Commerzbank, чье состояние, впрочем, тоже далеко не блестящее.

Худшее – впереди

Кризис в Commerzbank, наименее крупном из "гроссбанков", начался еще в 1999 году, когда правление банка, вместо того чтобы думать о развитии бизнеса, потратило более года только на свары с собственным крупнейшим акционером и сколачивание группы дружественных инвесторов, которые защитили бы банк от враждебного поглощения.

Этой цели Commerzbank добился, однако, дорогой ценой. Сейчас никто из здравомыслящих банкиров в Европе и не подумает приобретать этот институт, у которого нет, по сути, ни одного по-настоящему прибыльного направления бизнеса, но зато есть масса проблем. Прошлый год Commerzbank завершил с рекордным в своей истории убытком в @372 млн. (до уплаты налогов), хотя, пожалуй, сделал все возможное, чтобы этого избежать.

В частности, в середине прошлого года Commerzbank, испытывая почти такие же острые проблемы с капитальной базой, как и HVB, передал свое ипотечное подразделение RheinHyp в совместное предприятие Eurohyp, созданное вместе с Deutsche Bank и Dresdner Bank. Благодаря этому объем активов банка сократился почти на @40 млрд., что позволило существенно повысить показатель достаточности собственного капитала. За этот год предусматривается убрать с банковского баланса еще около @23 млрд.

В прошлом году банк осуществил несколько операций по продаже активов. В ноябре банк Wells Fargo приобрел его американское подразделение по управлению активами Montgomery Asset Management. В декабре он договорился о продаже французскому банку Credit Agricole своих 3.9% акций банка Credit Lyonnais за @386 млн. и даже отразил эту сумму в своей годовой отчетности. В текущем году может быть предпринята вторая попытка в отношении Jupiter Asset Management, британской компании по управлению активами. Сделка по ее продаже, которую планировалось заключить еще в прошлом году, не состоялась, так как Commerzbank не удалось найти покупателя, согласного выложить достаточно крупную сумму. Кроме того, германский банк хочет избавиться от 32% акций проблемного Korea Exchange Bank и даже не исключает продажи 50% акций польского BRE Bank, которые ранее считались одной из его важнейших стратегических инвестиций.

Наконец, председатель правления Commerzbank Клаус-Петер Мюллер предпринял просто героические усилия для сокращения расходов от @5.7 млрд. (в 2001 году) до @5.2 млрд. На 2003-2004 годы в банке намечены новые увольнения: к 4300 сотрудникам, которых предполагается сократить к концу 2004 года, добавилось еще 3000. При этом, если ранее руководство банка, безжалостно урезая штаты зарубежных подразделений, все-таки старалось щадить германский персонал, то теперь, по словам Клауса-Петера Мюллера, уже никто не может остаться в стороне от этого процесса. В целом в 2003 году затраты Commerzbank планируется уменьшить до @4.9 млрд., а в 2004-м – до @4.5 млрд.

Однако беды Commerzbank в том, что его доходы сокращались быстрее, чем расходы. За прошлый год они упали на 20% (или на @1 млрд.) по сравнению с позапрошлым, в конце концов, даже превысив объем поступлений. По оценкам специалистов рейтингового агентства Standard & Poor's, даже с учетом доходов от продаж активов в будущем году банку необходимо поднять поступления на @1 млрд., чтобы просто свести концы с концами. Как добиться этого, не знает решительно никто.

Руководитель инвестиционного подразделения Commerzbank Мехмет Дальман предлагает, например, активнее интегрировать инвестиционный бизнес с корпоративным кредитованием, чтобы предлагать средним германским компаниям расширенный ассортимент услуг. Однако очень сомнительно, что в нынешней ситуации в Германии будет наблюдаться значительный спрос на инвестиционные продукты. Пока что Commerzbank Securities, небольшому по мировым меркам инвестиционному институту, большая часть операций которого приходится на Лондон, "светит" сокращение 25% его персонала (сейчас он насчитывает около 1300 служащих) с целью дальнейшего уменьшения расходов. В прошлом году инвестиционный бизнес принес Commerzbank более @350 млн. убытков, и, учитывая его незавидное положение и неясные перспективы, даже не совсем понятно, зачем он ему нужен.

Еще один вариант для Commerzbank заключается в слиянии с HVB, благо, у обоих банков один и тот же крупнейший акционер – страховая компания Munich Re, владеющая 26% акций HVB и 10% акций Commerzbank. Хотя на сегодняшний день оба банка убыточны и не выглядят подходящими партнерами для какого-либо объединения, их союз имеет смысл, так как обещает солидную экономию на масштабах, а также возможность перекрестной продажи услуг. Если HVB более силен в Баварии и Австрии, где ему принадлежит Bank Austria, то основная деятельность Commerzbank осуществляется в Рейнских землях и на севере Германии. Выиграет от такого слияния и Munich Re, которая получит новый канал распространения своих продуктов (в настоящее время она сотрудничает в этом плане только с HVB).

Слухи о таком слиянии идут уже давно, по меньшей мере, с 2001 года, однако оба банка, равно как и Munich Re, отрицают наличие подобных замыслов. Впрочем, ни Commerzbank, ни HVB не особенно скрывают, что между ними идут вяло текущие переговоры по данному вопросу. Вероятно, основное препятствие для такой сделки заключается в том, что Commerzbank имеет соглашение о совместной деятельности со страховой компанией Allianz – конкурентом Munich Re, поэтому найти решение, удовлетворяющее все заинтересованные стороны, очень непросто.

Цена прибыли

В отличие от своих менее крупных конкурентов Deutsche Bank, крупнейший финансовый институт Европы по объему активов, завершил 2002 год с чистой прибылью в @397 млн., более чем удвоив показатель предыдущего года – @167 млн. Несмотря на двукратный рост отчислений на покрытие убытков от невозвращенных кредитов – от @1.02 млрд. в 2001 году до @2.09 млрд. – и падение доходов от @29.5 млрд. до @26.5 млрд. банк с честью вышел из сложного положения. Йозеф Акерманн, новый председатель правления Deutsche Bank, в прошлом году сменивший на этом посту ветерана Рольфа Бройера, может занести прошлый год себе в актив.

Однако, по словам рыночных аналитиков, прибыль, полученная Deutsche Bank, означает только то, что в 2002 году он распродавал активы более успешно, чем его конкуренты. В середине года банк вместе с Commerzbank и Dresdner участвовал в создании Eurohyp, избавившись от своих ипотечных кредитов, сбыл с рук ряд своих американских подразделений по управлению активами, а также продал на @533 млн. акций германских промышленных компаний. Всего, по подсчетам аналитиков, эти операции принесли Deutsche Bank за год около @775 млн. прибыли.

Кроме того, Акерманн провел в прошлом году крупномасштабное сокращение численности персонала. Работу потеряли более 10 тыс. сотрудников Deutsche Bank, а до конца текущего года к ним прибавится еще около 4.5 тыс. Всего за 2002 год операционные затраты удалось уменьшить на 14% – от 22 млрд. до 19 млрд.

По мнению специалистов, в 2003 году Deutsche Bank придется пойти по пути HVB и Commerzbank и приступить к "разгрузке" своих активов. Как считает Марк Рубинштейн, аналитик Credit Suisse First Boston, банку необходимо продать свой портфель частных ценных бумаг и сократить, как минимум, вдвое совокупный объем корпоративных кредитов, которые сейчас насчитывают около @125 млрд. На эти два направления приходятся 28% капитала группы, но прибыль они дают минимальную, так что сокращение активности в данных сферах будет выгодным для банка. Правда, тот же Рубинштейн признает, что осуществить подобную операцию, учитывая, что более половины кредитного портфеля Deutsche Bank приходится на германские компании, проблематично с политической точки зрения.

Очевидно, вместо этого Deutsche Bank будет распродавать активы медленно и постепенно, при этом, усиленно развивая два своих самых прибыльных подразделения – розничное и частных банковских услуг. Как признает Йозеф Акерманн, Deutsche Bank сейчас занят поиском в Швейцарии частного банка, который можно было бы приобрести.

Последняя операция Deutsche Bank по изменению структуры активов была проведена в середине февраля, когда он продал за @1.5 млрд. DB Capital Partners – финансовую компанию, созданную банком в 1999 году для управления принадлежащими ему портфелями акций более 120 германских, европейских и американских компаний. Покупателями выступили менеджеры DB Capital Partners, получившие поддержку нескольких американских и европейских инвесторов. Исходя из того что всего за несколько дней до этого Йозеф Акерманн фактически исключил дальнейшие продажи промышленных акций из-за их низких курсов, эту сделку следует признать достаточно удачной.

Впрочем, даже относительный успех Deutsche Bank показывает, что сегодня в германской банковской системе очень трудно найти выгодные ниши. Характерно, что самым прибыльным (с точки зрения доходности активов) банком Германии оказался скромный DePfa – специализированный государственный банк, занимающийся кредитованием местных органов власти. Однако секрет успеха DePfa заключается не в том, что он выполняет какие-либо особовыгодные операции, а в том, что он не предоставляет таких традиционных финансовых услуг как потребительское или корпоративное кредитование, управление активами, брокерские и страховые операции. Порядка 79% его активов приходятся на займы и ценные бумаги, обеспеченные государственными гарантиями, каковые, по международным стандартам, имеют нулевой риск. Кроме того, DePfa консультирует земельные и местные органы власти по специфическим финансовым вопросам. То, что эта спокойная и, как правило, малоприбыльная ниша оказалась самой привлекательной в современной германской банковской системе, звучит как приговор.

Несколько слов следует сказать и о Dresdner Bank – четвертом из немецких "гроссбанков", хотя он после поглощения страховой компанией Allianz в 2001 году уже не может считаться самостоятельным финансовым институтом. Сейчас руководство Allianz, позарившееся на сеть отделений банка, через которую страховая компания предполагала распространять свои финансовые продукты и предоставлять услуги по пенсионному страхованию, наверняка горько сожалеет о своем опрометчивом решении. За прошлый год Dresdner Bank принес Allianz свыше @2 млрд. убытков в дополнение к понесенным страховой компанией потерям во время наводнения летом прошлого года (объем страховых платежей составил @664 млн.) и @1.9 млрд., которые группе пришлось выделить на компенсацию падения стоимости принадлежащих ей ценных бумаг.

В декабре прошлого года председатель правления Allianz Хеннинг Шульте-Нёлле, один из самых влиятельных финансистов Германии, был вынужден подать в отставку. Его преемнику – 47-летнему Михаэлю Дикманну, бывшему руководителю страховых операций группы в Северной и Южной Америке – придется, очевидно, немало поломать голову над тем, что делать с Dresdner. В принципе, еще в прошлом году на этот счет существовал вариант разделения банка на две части – розничную, которая и вызывает интерес у Allianz, и инвестиционную, представленную банком Dresdner Kleinwort Wasserstein (DrKW). Леонард Фишер, бывший руководитель корпоративного подразделения Dresdner, предлагал выделить DrKW в самостоятельную единицу и объединить его с аналогичным бизнесом Credit Lyonnais или другого французского банка Societe Generale. Однако против этого тогда яростно выступила так называемая "старая гвардия" Dresdner Bank, и Фишеру в сентябре 2002 года пришлось уйти с поста. Судя по всему, в ближайшее время этот вопрос может быть снова поднят.

В любом случае окончание тяжелейшего прошлого года не принесло германским банкам какого-либо улучшения. Конечно, они еще могут поддерживать свое существование за счет распродажи активов, но – это путь в никуда. Что-то изменить в их положении может только радикальная перестройка всего германского финансового сектора, но это – дело длительное и неспешное. И не факт, что все ведущие финансовые институты Германии доживут до конца этого процесса.

Виталий Шимкович, по материалам Financial Times, AP, Dow Jones, Reuters, Handelsblatt

 
© агенство "Стандарт"