журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

Банковские стратегии

Международные банки

Банковский кризис

Новые рыночные страны

Банковская деятельность

Информационные технологии

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №2, 2003

Международные банки

Очередная попытка консолидации в Канаде

Канадские банки хотят объединиться, чтобы повысить конкурентоспособность, но их сдерживает негативное отношение клиентов, опасающихся снижения конкуренции

Тема объединения крупнейших канадских банков вновь стала актуальной. По сути, этот вопрос никогда окончательно не снимался с повестки дня. После нескольких неудачных попыток слияния, которые не получили поддержки правительства Канады, банкиры искали иных путей для усиления своего влияния в стране и за рубежом. Сегодня проблема объединения приобрела политическое значение. С одной стороны, консолидация должна увеличить прибыли и расширить возможности финансовых институтов, играющих важную роль в экономике и даже культурной жизни Канады (в частности, все ведущие банки принадлежат к числу крупнейших спонсоров хоккейных команд). Однако общественность (к голосу которой прислушивается правительство) опасается, что снижение уровня конкуренции в результате укрупнения приведет к падению качества обслуживания клиентов.

Противоречия

Решение о слиянии Bank of Montreal (BMO) и Bank of Nova Scotia (BNS), принятое их руководителями летом 2002 года, поначалу выглядело довольно перспективным. Оно знаменовало бы образование самого крупного в Канаде финансового института и соединило бы Harris Bancorp, чикагское дочернее подразделение BMО, с сетью банков в Латинской Америке, принадлежащих Nova Scotia. Примечательно, что для объединения двух меньших из пятерки крупнейших канадских банков даже не понадобился бы передел власти: генеральный директор BNS Питер Годсоу объявил о своем намерении уйти в отставку весной 2003 года и уступить бразды правления Тони Комперу из BMО.

Однако вместо этого снова возникло впечатление дежа вю: четыре года тому назад, в 1998 году, BMО предпринял попытку объединиться с Royal Bank of Canada, но сделка не состоялась. После целого года разработки планов Министерство финансов наложило вето на их слияние. Теперь руководство банков было уверено, что располагает надежной политической базой и заручилось поддержкой со стороны как правительства, так и парламента страны. Несмотря на это союза пока так и не вышло. На этот раз против выступил лично премьер-министр Канады Жан Кретьен.

Такой поворот событий оказался весьма огорчительным для 57-летнего Тони Компера. Однако от комментариев он воздерживается. В Канаде тема объединения банков настолько тонкая, что большинство банковских менеджеров (и даже банковские аналитики) предпочитают хранить по этому поводу молчание. Американский журнал US Banker приводит случай увольнения одного обозревателя, затронувшего эту "запретную" тему в одном из своих еженедельных отчетов. Причина этого заключается в противоположном отношении самих банкиров и их клиентов к вопросу слияния ведущих банков страны. Амбиции финансовых институтов, стремящихся к расширению своего бизнеса, противостоят желанию потребителей сохранить статус-кво.

Канадские финансовые институты за счет укрупнения рассчитывают, в первую очередь, на совершение экспансии в США. Банкиры, стремясь на юг, аргументируют это тем, что им необходим больший капитал, который они могут получить только благодаря консолидации усилий. Они полагают, что без этого канадские банки рискуют стать пешками на глобальном финансовом рынке. По мнению Питера Кюри, финансового директора и вице-президента Royal Bank of Canada, образование более крупных финансовых институтов необходимо для достижения высокого уровня конкурентоспособности на международном рынке. "Банки, которые объединяются, действуют для блага государства, они должны поощряться правительством, потому что это прокладывает Канаде дорогу на международный финансовый рынок и позволяет стране войти в число лидеро", – говорит Кюри.

Оппоненты возражают, мол, "объединение банков приведет к росту безработицы, повышению комиссионных и ухудшению качества обслуживания и доступа к капиталу, особенно в отдаленных аграрных районах". Недавний опрос канадского еженедельника Maclean's показал, что 76% респондентов выступают против слияния банков, считая, что это негативно скажется на потребителях. Поскольку разрешение на подобные укрупнения должны дать депутаты парламента, которым волей-неволей приходится учитывать мнение большинства избирателей, становится понятным, почему за последние пять лет было отклонено уже четыре предложения о банковских слияниях.

По мнению Росса Хили, исполнительного директора Strategic Analysis, консультационной группы по инвестициям в Торонто и ярого противника альянсов, в отношении к данному вопросу существует "политическое большинство". Хили обвиняет канадских банкиров в том, что ими движет "зависть" к их американским коллегам, работающим в намного более крупных финансовых институтах, а не стремление повысить эффективность собственного бизнеса и доходность капитала (этот показатель достиг в Канаде достаточно приличных 15-20%). По его мнению, канадские банки и сегодня имеют достаточно высокие прибыли, поэтому не нуждаются в кооперации.

Пока нельзя определенно сказать, чем завершится затянувшееся дело о слияниях. В декабре 2002 года банковский комитет Сената обратился к правительству с просьбой разрешить те из них, которые не ведут к снижению уровня конкуренции. Председатель комитета Лео Колбер считает, что без объединений через 10 лет банки страны просто прекратят свое независимое существование.

Нижняя палата канадского парламента в ближайшее время намерена также разработать свой вариант решения этой проблемы. Очевидно, в нем банкам будут предложены более жесткие условия, поскольку большинство в парламенте принадлежит левым партиям. Но, даже если парламент все же даст зеленый свет союзам, им необходимо будет преодолеть еще один барьер в лице правительства страны.

Концентрация и конкуренция

Дебаты вокруг объединений наглядно показывают существенные различия между канадской и американской банковскими системами. В то время как в США существует около 8000 коммерческих банков и ни один из них не имеет рыночной доли более 10%, канадский банковский сектор очень сконцентрирован. Пять крупнейших банков – BMO, Royal Bank, BankScotia, Canadian Imperial Bank of Commerce и TD Bank Financial Group – контролируют, примерно, 80% депозитов (остальное принадлежит мелким региональным институтам, иностранным банкам и провинциальным кредитным союзам). По мнению Роберта Вессела, банковского аналитика из National Bank Financial, шестого по величине банка страны, "большая пятерка" – это олигополия наподобие Coca-Cola и Pepsi. Эти универсальные институты доминируют во всех аспектах финансового бизнеса. Каждый из них имеет разветвленную сеть отделений по всей стране и предлагает все виды услуг: от инвестиционного банковского бизнеса, брокерских услуг, управления активами и страхования – до обеспечения потребительских и корпоративных кредитов. Банки "большой пятерки" полностью доминируют на канадском рынке.

Это в отношениях с канадскими потребителями банковских услуг привело к связям типа "любовь-ненависть". "Большая пятерка" занимает лидирующее положение среди крупнейших и лучших работодателей, спонсирует общественные организации и хоккейные команды, относясь к немногочисленной группе канадских компаний, дотягивающих до мирового уровня и вызывающих законное чувство гордости у населения, постоянно чувствующего себя находящимся в тени своего южного соседа. Однако банкам не удалось зарекомендовать себя в качестве структур, дружественно настроенных к потребителям. Многим канадцам не по душе высокие объемы получаемой банками прибыли. Люди чувствуют себя ограбленными и считают, что в случае разрешения объединения банков их собственные расходы возрастут. По мнению Катрин Свифт, генерального директора Канадской федерации независимого бизнеса, представляющей интересы предприятий малого бизнеса, результатами слияния будут меньшая конкуренция среди банков, повышение тарифов и снижение уровня обслуживания.

Подобная ситуация и привела к политизации процессов объединений. Так же, как и в США, контрольные органы – the Office of the Superintendent of Financial Institutions (банковский надзор) и Competition Bureau (антимонопольный орган) – должны первыми подписать документ о слиянии. Однако затем (чего нет в США) дело передается на парламентские слушания по "общественным интересам". После этого рекомендации поступают к министру финансов, который уже выносит окончательное решение.

По мнению экспертов, банки нуждаются в новой, более ускоренной процедуре. События осени 2002 года, когда было отложено объединение BMO и BankScotia, показывают, что этот процесс может быть прерван в любой момент. По словам Питера Кюри из Royal Bank of Canada, банкам необходимы четкие правила объединения и знание того, чего ожидают от них потребители. В то же время, Тони Ианно, либеральный член парламента от Торонто и глава комитета, который рассматривал два последних вопроса о слиянии 1998 года, считает, что общественный интерес абсолютно ясен: конкуренция, доступ к капиталу, уровень обслуживания и возможность для сельских сообществ поддерживать самих себя.

По мнению банкиров, существующая система хорошо обслуживает клиентов. Спрэды и стоимость открытия счета в Канаде ниже, чем в США, а национальная клиринговая система дает возможность осуществить платеж или обработать чек в течение дня. В недавнем отчете Standard&Poor's канадская платежная система была названа одной из самых эффективных в мире. Однако, по данным Катрин Свифт, во многих небольших городах есть только один или два финансовых института, которые не спешат вводить новые продукты, считая свой уровень обслуживания клиентов и так достаточно высоким. Она отмечает, что, когда несколько лет тому назад американский банк Wells Fargo пришел на рынок с конкурентоспособными продуктами кредитования малого бизнеса, канадские банки моментально отреагировали, предложив собственные аналогичные продукты. К этому шагу их подтолкнула только конкуренция.

Южный вектор

Хотя доходы большинства банков увеличиваются в последнее время со скоростью свыше 10% в год, их руководители считают, что перспективы для роста в пределах страны ограничены. Канадская экономика имеет небольшие объемы, а лояльность канадцев к своим банкам дает мало шансов для расширения доли рынка. Поэтому финансовые структуры стремятся распространить свое влияние на юг, на фрагментированный американский рынок. Всего за последние три года "большая пятерка" сделала 22 приобретения в США. Сегодня, по данным BMO, все пять канадских институтов входят в число 18 крупнейших иностранных банков в США, контролируя $170 млрд. объединенных активов.

BMO, который выкупил Harris в 1984 году, имеет $45.5 млрд. активов в США, за ним следуют CIBC и BankScotia. За последнее время наиболее активным был Royal Bank, сделавший 14 приобретений, включая Rocky Mount и Centura Banks, а также фирмы Dain Rauscher и Tucker Antony Sutro, занимающиеся операциями на рынке ценных бумаг. По словам Питера Кюри, среднесрочная стратегия канадских банков должна быть направлена на расширение присутствия на американском рынке и создание мощной континентальной организации. По мнению Джеймса Макинтоша, профессора экономики Монреальского университета Concordia, опыт, накопленный на национальном рынке, позволяет им оперировать широкими сетями отделений в США.

Однако международные позиции канадских банков имеют тенденцию к ослаблению. Royal Bank, крупнейший канадский институт, имеет рыночную капитализацию на уровне $25 млрд. – меньше, чем близкие ему по размерам американские банки Fifth Third, U.S. Bancorp и FleetBoston Financial, и находится в рейтинге мировых банков на 53-м месте по объему активов (по сравнению с 23-м в 1975 году). С тех пор как канадское правительство запретило одному инвестору иметь более 20% акций какого-либо банка, что сделало невозможным слияние с зарубежным институтом, консолидация внутренних банков – единственная возможность достичь высокого уровня объемов капитала и активов.

Даже если парламент не выдаст сейчас разрешения на слияние BMO и BankScotia, это, по мнению Роберта Вессела из National Bank Financial, "только вопрос времени". Он считает, что многие в правительственных кругах с симпатией относятся к тому, что Канада получит хотя бы один достаточно крупный банк, чтобы конкурировать на мировом уровне, так что существует "75%-ная вероятность, что подобный альянс будет разрешен до конца текущего года".

Другие специалисты придерживаются иной точки зрения. Парламентарий Ианно считает, что, если банки действительно хотят укрупниться, чтобы конкурировать с ведущими мировыми финансовыми институтами, они должны снизить уровень своего доминирования на внутреннем рынке. Сейчас "большая пятерка" слишком сильна в Канаде, так как кредитные союзы и менее крупные банки слабы, а 45 иностранных банков, действующих на местном рынке, по сути, лишь "присутствуют" на нем. По оценке BMO, общие активы американских банков в Канаде составляют около $30 млрд., а большинство их операций приходятся на обслуживание американских компаний, действующих в Канаде, и эмиссию кредитных карточек. Лишь немногие иностранные институты, например британский HSBC, успешно работают на розничном рынке. Зарубежные специалисты считают, что на пути вступления иностранных банков на канадский рынок все еще существует много барьеров: регулирующие органы, высокая стоимость привлечения капитала, а особенно – присутствие "большой пятерки".

Тони Ианно предлагал конкурентную альтернативу: позволить государственным институтам, таким как Farm Credit Corp. или Postal Service, принимать депозиты и выдавать кредиты. Однако банки его предложение не приняли.

Мартин Глинн, генеральный директор HSBC-Canada, считает, что не будет недостатка в иностранных и местных банках, желающих приобрести отделения канадских финансовых институтов, которые они будут обязаны продать в результате объединения. У HSBC уже имеется 120 отделений в стране, и банк намерен увеличить их количество, если вопрос о слияниях будет решен положительно.

По мнению Тони Компера, руководителя BMO, не важно, каковым будет решение о данном конкретном слиянии. BMO и другие члены "большой пятерки" будут искать другие возможности для расширения своего присутствия на американском рынке и благополучно достигнут намеченных стратегических целей. Это не означает, что успех невозможен без объединения, просто оно позволит добиться его гораздо быстрее.

Виктория Куприйчук, по материалам US Banker

 
© агенство "Стандарт"