журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

СЛИЯНИЯ И ПОГЛОЩЕНИЯ

Банковские стратегии

Банковский кризис

Банковская деятельность

БАНКОВСКИЕ СИСТЕМЫ

Банковское регулирование

Информационные технологии

Банковское оборудование

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №1, 2003

ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

От универсальности – к специализации

Мировые банки заняты поиском новых стратегических бизнес-концепций

По мнению международных финансовых экспертов, перенасыщенность мирового банковского сектора обусловливает дальнейшее обострение конкуренции в отрасли, вследствие чего банки вынуждены разрабатывать новые стратегические бизнес-концепции, с тем чтобы оставаться дееспособными. Период быстрой экспансии и высоких доходов, как считают аналитики, на рынках западных стран уже завершен. Сегодня банковский сектор США и Западной Европы сталкивается с рядом фундаментальных проблем. Предполагается, что рост прибылей западных банков, достигший своего пика в 2000 году, в ближайшее время существенно замедлится по сравнению с 90-ми годами, что приведет к очередному витку конкуренции в секторе. Многие банкиры разделяют эту точку зрения, хотя и не всегда публично, но, по крайней мере, разрабатывают новые стратегии в соответствии с изменившимися условиями.

Естественный отбор моделей

Оптимизм, который не покидал западных банкиров в 2001 году, когда экономический кризис в США и Западной Европе считался кратковременной невзгодой, в последние месяцы уступил позиции тяжелому пессимизму. Превалирующая сегодня в американских и европейских банковских кругах точка зрения базируется на том, что хорошие времена 1999-2000 годов, когда доходы почти от всех направлений бизнеса росли, как на дрожжах, не вернутся еще очень долгое время, а, может быть, и никогда. В связи с этим стратегии западных банков, разработанные и внедренные во времена роста, в нынешних условиях становятся неадекватными. По мнению некоторых экспертов, каждую банковскую модель бизнеса сегодня следует рассматривать буквально под микроскопом, подвергая тщательному анализу ее базовые принципы, поскольку спрогнозировать завтрашнюю ситуацию на современном нестабильном финансовом рынке очень сложно. Большинство банковских механизмов в настоящее время подвергаются всестороннему анализу как инвесторами, так и экспертами независимо от того, идет речь об универсальных банковских операциях или о розничном, а, возможно, и глобальном корпоративном банковском бизнесе.

Джон Леонард, старший аналитик американского инвестиционного банка Schroder Salomon Smith Barney, осуждает "устаревшую" классическую европейскую универсальную банковскую модель, предлагающую максимум возможных продуктов всем клиентам. С ним согласен и Фил Мидлтон, руководитель департамента европейских банковских стратегий лондонской аудиторской компании Ernst & Young, считающий, что она изжила себя. "Сегодня, – говорит Мидлтон, – в европейской банковской отрасли занято слишком много банков. Растущее давление на них со стороны регулятивных органов и потребителей осложняет (если не делает вообще невозможным) выживание банковских институтов второго и третьего уровней (средних и мелких банков), у которых впереди либо поглощение, либо банкротство".

Действительно, по данным Дэвида Левеллина, профессора в области финансового бизнеса британского университета Loughborough University, если исходить из ряда оценок, то в континентальной Европе функционирует множество банков, не приносящих прибыли. И, хотя у них положительная рентабельность, доходность не покрывает стоимости самого капитала, т.е. они имеют, как ее называет Левеллин, отрицательную "добавленную стоимость" ("economic value added" – EVA, подсчитываемая как "прибыль на вложенный капитал минус стоимость капитала").

Сомнения у экспертов вызывают даже те стратегии бизнеса, которые используют такие успешные финансовые институты как Citibank и Lloyds TSB, чьи модели до сих пор превозносятся за способность генерировать высокие доходы. Однако инвесторы нередко задаются вопросом: а не превратился ли глобальный финансовый конгломерат Citigroup в громоздкую группу малоценных компаний? Тем временем ориентирующийся на розничный бизнес Lloyds TSB, считающийся одним из наиболее мощных и прибыльных британских банков, может столкнуться с рядом серьезных проблем, если продолжит ориентироваться в своей деятельности только на местный рынок.

Ряд других западных банков уже сейчас сталкиваются с серьезными проблемами. Это касается, в частности, финансовых институтов Германии (например, Commerzbank и Dresdner Bank) и Японии. Большинство убыточных крупных банков, по оценкам аналитиков, будут вынуждены закрыть или продать часть своих подразделений, особенно в секторе инвестиционных операций. Как полагают многие финансовые аналитики, нынешний спад вряд ли будет сопровождаться банкротством крупных европейских банков, однако такие оптимистичные суждения разделяются далеко не всеми банкирами. Многие из них не исключают подобной печальной перспективы для своих институтов и задаются непростыми вопросами о том, не станут ли они жертвами сложившейся сегодня в мировой банковской отрасли ситуации, или им все-таки будет суждено выжить и даже сохранить независимость.

Поиск новых путей

Если большинство нынешних моделей банковского бизнеса имеют серьезные изъяны и не обеспечивают высокоприбыльной деятельности, то возникает вопрос: в каком направлении должны двигаться банки, чтобы выйти из тяжелой ситуации? Где она, та новая стратегия, которая поможет им выжить в предстоящие, возможно, еще более трудные годы? И, хотя многие банки прилагают кардинальные усилия, чтобы найти эту "волшебную" стратегию, сегодня очевидно, что никто из них не уверен в том, что уже создал ее.

Да, конечно, в настоящее время нет недостатка в стратегических концепциях, предлагаемых консалтинговыми компаниями и самими банками. Многие из них подразумевают "возврат к тому главному бизнесу, в котором институт чувствует себя наиболее компетентным", или "сосредоточение усилий на том, что делаешь лучше всего". В своей основной массе все они предполагают, что процессы банковской консолидации во многих странах (за отдельными исключениями, например, в Германии) резко пойдут на убыль вследствие ухода от иллюзий в части эффективности и продуктивности большинства операций по слиянию и поглощению, а также устанавливаемых регулятивными органами ограничений на данные сделки. Многие банки, как подразумевается всеми стратегическими концепциями, начнут, вероятно, отказываться от ведения "невыигрышных" видов финансового бизнеса.

В 90-тые годы большинство крупных западных банков стремились заниматься всеми видами финансовых операций: инвестиционным и частным банковским бизнесом, управлением активами, электронным банкингом, перекрестной продажей страховых и инвестиционных продуктов. Сегодня такой подход вряд ли целесообразен. Новые тенденции, по мнению аналитиков, будут заключаться в разъединении отдельных видов бизнеса, привлечении аутсорсинговых компаний и создании совместных предприятий для ведения операций "второго плана". Завтрашний банковский сектор, по словам Джона Леонарда из Schroder Salomon Smith Barney, будет "дивергентным и дифференцированным".

Развитие новых технологий существенно повышает возможности для дифференциации банков и их ориентации на конкретные виды бизнеса, позволяя им выступать, допустим, в качестве разработчиков банковских продуктов (ипотечных кредитов, ссуд для малого бизнеса и т.п.) или дистрибуторов финансовых услуг, специализирующихся на управлении отношениями с клиентами. Доктор Крис Джентл, специалист по финансовым услугам консалтинговой компании Deloitte & Touche, подчеркивает, что "банкам следует, прежде всего, определиться, в каком виде деятельности они хотели бы быть на первых ролях, какая бизнес-модель станет выгодно отличать их от других институтов, а также каким образом они планируют реализовать эту модель на практике".

Мишель Дришен, эксперт по финансовым услугам лондонской консалтинговой компании Accenture. подразделяет сегодняшний банковский сектор на такие три категории: глобальные банки; региональные и национальные институты; структуры, специализирующиеся на продаже конкретных видов финансовых продуктов и услуг.

Банки второй категории составляют около 85% от их общего количества, и именно им предстоит сделать выбор одного из трех, по определению Дришена, подходов к ведению бизнеса: инновации в секторе банковских продуктов; тесные отношения с клиентами; взаимодействие с дешевым провайдером. Каждый из них в случае принятия за основу банковской стратегии будет иметь абсолютно разное значение для операционной модели банка, его организационной структуры, инфраструктуры, культуры ведения бизнеса и повседневной деятельности.

Каким бы ни был выбор банков, им следует серьезно задуматься о путях своего дальнейшего развития. По данным аналитиков из Schroder Salomon Smith Barney, темпы роста банковских доходов в крупнейших странах Европы фактически уменьшились вдвое: от 8% в 80-90-тые годы – до 4% в начале текущего десятилетия. Такая картина свидетельствует об обострении конкуренции, снижении номинальных процентных ставок, низких темпах роста ВВП и замедлении развития рынков долгосрочного заемного капитала. По данным Джона Леонарда, большая часть банковских поступлений напрямую зависит от экономической активности. "Да, – соглашается он, – замедления темпов роста доходов в условиях экономического спада определенное время можно избегать, но для этого необходимо урезать расходы. В последнее время, однако, делать это становится все труднее и труднее".

Поступления, как считает Леонард, можно увеличить и за счет приобретения новых компаний, извлечения из этих операций дополнительных доходов и дальнейшего сокращения затрат. Однако и здесь существуют свои пределы. По мнению аналитика, эффективность большинства межгосударственных банковских слияний в Европе вряд ли можно признать высокой, поскольку технологические и рыночные требования в различных европейских странах отличаются друг от друга, а внедрение инноваций и принятие новых стратегических концепций связано с большими трудностями. По подсчетам Леонарда, "экономия расходов в секторе корпоративных банковских операций за счет поглощения других фирм составляет только 5-10%".

Динамично развивающаяся отрасль

Нет ничего удивительного в том, что многие руководители западных банков считают прогнозы по поводу долгосрочного падения банковских доходов чересчур мрачными. Мэтт Бэррет, генеральный директор британского Barclays Bank, убежден, что финансовые услуги – это динамично развивающаяся отрасль, а спады в ней быстро сменяются новыми подъемами. Мэтт Бэррет, который возглавил Barclays Bank три года назад, покинув пост председателя правления канадского Bank of Montreal, отмечает, что ему никогда не приходилось наблюдать какую-либо взаимозависимость между ростом ВВП и интенсификацией банковских доходов.

Поскольку, как считает Бэррет, в мире растет количество обеспеченных слоев, увеличиваются частные пенсионные накопления, а неликвидные в прошлом активы становятся ликвидными, то спрос на финансовые услуги будет расти, а не падать. "Но даже в этом случае, – подчеркивает Бэррет, – банкам следует определиться, на чем они намерены в ближайшие годы сфокусировать свое основное внимание и каким видам бизнеса отдавать предпочтение". Barclays Bank, по словам его директора, будет открыт для создания новых стратегических альянсов, подобных тому, какой он сформировал два года назад со страховой фирмой Legal & General для дистрибуции ее сберегательных и инвестиционных продуктов. "Barclays Bank, – заверяет Бэррет, – будет и далее рассматривать возможности проведения таких операций в интересах сторонних качественных провайдеров финансовых продуктов и услуг, которые сам банк на рынок не поставляет".

С другой стороны, эти провайдеры могут заниматься распространением продуктов Barclays Bank, например, кредитных карточек, где прочие компании смогут размещать свои логотипы. Подобные сделки пока только обсуждаются, поэтому конкретные соглашения по ним еще не достигнуты. Становится, однако, очевидным, что дистрибуция банками и иными финансовыми компаниями своих продуктов и услуг через партнерские компании, а также аутсорсинг продуктов третьей стороны могут стать новыми стратегическими направлениями в деятельности банков на ближайшую перспективу.

Таким стратегическим направлением можно считать и специализацию крупных банков исключительно на одном или двух видах финансовой деятельности. Пока этот феномен получил распространение, в основном, только в США. Так, банки State Street, Bank of New York, Northern Trust и Mellon Bank специализируются, главным образом, на предоставлении кастодиальных и других видов услуг по операциям с ценными бумагами и входят в число крупнейших мировых институтов, занятых данным видом банковского бизнеса. Mellon Bank, в частности, всего за несколько лет прошел впечатляющий путь трансформации из универсального банка в институт, специализирующийся, в основном, на управлении активами и операциях с ценными бумагами. В розничной сфере больших успехов в этом направлении удалось добиться американской компании – эмитенту кредитных карточек MBNA и Bank One, существенно повысивших свои доли рынка кредитных карточек в США, а также осуществивших экспансию в Великобритании. Следует подчеркнуть, что все эти специализированные банки входят в число самых прибыльных финансовых институтов США.

Совместное осуществление рутинных банковских функций с различными банковскими и небанковскими партнерами, по мнению экспертов, может стать еще одним способом оптимизации ряда видов деятельности банков. Одним из примеров такого взаимодействия может служить сделка между британскими Barclays Bank, Lloyds TSB и технологической сервисной компанией Unisys, основавших в августе 2000 года компанию Intelligent Processing Solutions Ltd (IPSL) для обработки чеков (впоследствии в эти операции был вовлечен и банк HSBC). По оценкам специалистов, IPSL, осуществляющая клиринг чеков как для своих владельцев, так и британских банков, в настоящее время обрабатывает от 70 до 80% всех британских чеков. Создание компании дало возможность ее собственникам-банкам распределить между собой технологические расходы для экономии на масштабах.

В Германии Deutsche Bank, Dresdner Bank и Commerzbank объединили в единую структуру под названием Eurohypo свои подразделения по выдаче ипотечных кредитов, преследуя те же цели, что и британские институты. По мнению многих экспертов, именно такие виды сотрудничества будут превалировать между банками в будущем. Специалисты в области финансовых услуг консалтинговой компании Deloitte & Touche прогнозируют, что операции по созданию совместных специализированных структур типа IPSL и Eurohypo заменят в перспективе обычные сделки по слияниям и поглощениям в банковской отрасли. По словам доктора Криса Джентла из Deloitte & Touche, слияние отдельных видов бизнеса различных банков вместо объединения самих банков станет в будущем одним из направлений сотрудничества в банковской сфере, которое также будет включать обмен активами, проведение совместных аутсорсинговых операций, создание совместных предприятий и стратегических альянсов. Джентл прогнозирует на перспективу широкую фрагментацию банковских стратегий, в связи с тем что банки будут заниматься только теми видами финансового бизнеса, где они наиболее преуспевают, и отказываться от операций, для ведения которых их опыта и квалификации недостаточно.

Во многих случаях, как указывают аналитики, банки соглашаются полностью ликвидировать те или иные собственные бизнес-подразделения. Так, Deutsche Bank, например, решил избавиться от кастодиального бизнеса и операций по беспроцентному управлению активами. Несколько банков, включая Commerzbank, тоже намерены закрыть подразделения по управлению активами, которые они приобрели или расширили в конце 90-х годов. Их примеру следует и банк Rothschilds, уже выставивший на продажу собственное подразделение по управлению фондами.

Рынок все расставит по своим местам

Мнения экспертов относительно перспектив национальных и межгосударственных банковских слияний и поглощений достаточно разнообразны, так что здесь вряд ли можно говорить о каком-либо консенсусе. История консолидации в мировой банковской отрасли очень пестрая и многообразная. Многие исследования, однако, свидетельствуют о том, что от 50 до 75% всех слияний, скорее, нанесли ущерб банкам-участникам, чем принесли пользу. Но даже несмотря на это ряд аналитиков из консалтинговых компаний прогнозируют в недалеком будущем очередную волну межгосударственных альянсов в сфере банковской консолидации. Эксперты компании McKinsey, например, предполагают, что волна сделок захватит 15 тыс. малых и средних банковских институтов, представляющих фрагментированную финансовую отрасль Европы. По их мнению, необходимость наращивания прибылей и достижения экономии на масштабах, а также вероятность снижения конкуренции будут стимулировать заключение как межгосударственных, так и национальных сделок по слияниям и поглощениям в банковском секторе европейского континента.

Хотя, по данным специалистов McKinsey, коэффициент эффективности межгосударственных банковских слияний редко превышает 5%, многие ведущие банкиры полагают, что этот показатель в будущем может быть увеличен за счет прорыва в технологической области. "Ранее, – указывают они, – было сложно интегрировать платформы по дистрибуции банковских продуктов, допустим, французского и британского банков, в связи с чем даже в случае слияния следовало обеспечивать работу двух отдельных подразделений". Вскоре, по убеждению банкиров-оптимистов, станет возможной одновременная продажа, например, британских и французских ипотечных кредитов благодаря единой панъевропейской платформе. Это, однако, не снизит, а, скорее, будет стимулировать тенденцию к отходу от концепции универсальных банковских операций. В результате, как считают эксперты McKinsey, вполне вероятно возникновение панъевропейских банков, фокусирующих свое внимание на одном из следующих четырех видов деятельности: разработка банковских продуктов; дистрибуция продуктов и услуг; совершенствование финансовой инфраструктуры; ведение оптовых банковских операций.

Однако, прежде чем это случится, серьезные трансформации могут произойти в европейском секторе инвестиционных и корпоративных банковских операций. В свое время в поисках возможностей для роста многие банки Европы приняли решение расширить свой инвестиционный бизнес, самый прибыльный во второй половине 90-х годов. Сегодня же над ними нависло бремя серьезных расходов и потерь, связанных с резким спадом активности в этом секторе и ухудшением финансового положения многих компаний-заемщиков. "Такая стратегия уже ошибочна", – подытоживает Саймон Хэррис, ведущий аналитик консалтинговой компании Oliver, Wyman & Co, специализирующейся на финансовых услугах. В своем недавнем исследовании корпоративного и инвестиционного банковского сектора Oliver, Wyman & Co делает вывод о том, что эрозия доходов в отрасли заставит средние и мелкие банки покинуть этот рынок.

Этим, вероятно, дело не завершится. Oliver, Wyman & Co прогнозирует, что рынок инвестиционных операций должны в скором будущем покинуть, как минимум, два-три главных игрока. По мнению экспертов компании, это необходимо для поддержания доходов на уровне, отмечаемом до 2001 года. Среди ведущих инвестиционных банков Credit Suisse, как предполагается, уже рассматривает варианты продажи своего инвестиционного банковского подразделения (кроме него, в "премьер-лигу" инвестиционного бизнеса входят Citigroup, JP Morgan Chase, Deutsche Bank, Goldman Sachs, Merrill Lynch, Morgan Stanley и UBS Warburg).

В число менее крупных банков, которым, вероятно, придется покинуть сектор инвестиционных операций, аналитики включают ABN Amro, Dresdner Kleinwort Wasserstein, Commerzbank и даже Societe Generale и BNP Paribas. Ряд специалистов предполагают, что два или три финансовых института могут объединить свои инвестиционные банковские подразделения в единую бизнес-структуру или консорциум. В 1999-2000 годах подобную сделку пытались провернуть Dresdner и BNP Paribas, но тогда из этого ничего не вышло. Следующие попытки могут быть более успешными.

Главный урок, который, по мнению группы экспертов, должны усвоить финансовые институты, заключается в том, что половинчатое участие в инвестиционном бизнесе невозможно: банк либо всецело посвящает себя этому роду деятельности, либо выходит из нее. Интересно, что у ряда руководителей банков подобная точка зрения находит полную поддержку, другие же выступают против. Первые считают, что будущее инвестиционного банковского рынка – за интегрированными оптовыми институтами с широкими возможностями, которые будут демонстрировать высокий класс во всех видах бизнеса, где они будут задействованы. Однако Мэтт Бэррет, генеральный директор Barclays Bank, абсолютно не соглашается с утверждением, что "только компания, располагающая всеми элементами инвестиционного банковского бизнеса, способна достичь успеха в этом деле", и указывает на то, что его подразделение Barclays Capital уже завоевало авторитет среди клиентов, сфокусировавшись исключительно на операциях с долговыми бумагами. Постоянно же расширяющаяся доля Barclays Capital на растущих кредитных рынках лишний раз свидетельствует о том, что такая специализированная модель тоже может успешно использоваться.

Олег Зайцев, по материалам Banking Strategies

 
© агенство "Стандарт"