журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
рубрики
ТЕМА НОМЕРА

ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

КОМПАНИИ И РЫНКИ

КРИЗИС ПЕРЕПРОИЗВОДСТВА

ПРОФИЛЬ

РЫНОК ЧЕРНЫХ МЕТАЛЛОВ

РЫНОК ЦВЕТНЫХ МЕТАЛЛОВ

ЦЕНОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Металлы мира" – №1, 2003

РЫНОК ЦВЕТНЫХ МЕТАЛЛОВ

Обзор мирового рынка базовых цветных металлов: 1 декабря – 10 января

"Уверив себя в том, что с окончанием этого "ужасного" года все неприятности остались позади, многие потребители и посредники активизировали закупки, вызвав повышение цен практически на все металлы группы. Впрочем, несмотря на отдельные обнадеживающие сигналы, говорить о восстановлении спроса еще слишком рано. На складах скопились значительные резервы металлов, что неизбежно оказывает давление на рынок. Исходя из этого рассчитывать на стабильный подъем цен можно будет не ранее апреля…". Казалось бы, вполне адекватная оценка текущего положения вещей на мировом рынке цветных металлов. Однако на самом деле это выдержка из аналогичного обзора, опубликованного год назад, в первом номере журнала "Металлы мира" за 2002 год! За прошедшие с тех пор 12 месяцев ситуация не претерпела существенных изменений. Цены на цветные металлы по-прежнему находятся на низком уровне, спрос в Западной Европе и США не активизируется из-за неблагоприятного состояния экономики, а надежды на рост цен в очередной раз переносятся на несколько месяцев вперед. В последний ли? Сегодня аналитики ведут себя более осторожно, чем год назад, и уже воздерживаются от слишком оптимистичных прогнозов. По мнению многих из них, начавшийся 2003 год будет мало чем отличаться от предыдущего, и только в 2004-м можно будет надеяться на некоторые улучшения.

Алюминий: все то же самое

На Лондонской бирже металлов алюминий завершил 2002 год почти на том же уровне цен, с которого он его начал. Если 3 января, в первый биржевой день 2002 года, стоимость металла составляла $1341 за т по трехмесячному контракту, то 31 декабря она равнялась $1348 за т, опустившись до самого низкого значения за последние два месяца. В первые же дни января 2003 года цены снова вернулись в интервал между $1350 и $1400 за т по трехмесячному контракту, внутри которого алюминий и пребывал в течение последних двух с половиной месяцев.

Стабильность цен на алюминий объясняется тем, что за последний год на рынке не произошло существенных изменений. Объем потребления этого металла в западных странах практически не изменился по сравнению с уровнем 2001 года, производство также оставалось практически стабильным, а в Китае, играющем самостоятельную роль на мировом рынке алюминия, пока относительное равновесие. По мнению аналитиков из британской компании Barclay's Capital, это положение сохранится, как минимум, еще в течение нескольких месяцев, что обусловит удержание текущего уровня цен в $1350-1400 за т по трехмесячному контракту, по меньшей мере, до конца первого квартала.

В отношении более длительных перспектив у специалистов нет единого мнения. При этом, практически единственным, но очень влиятельным фактором нестабильности на мировом рынке выступает Китай, в 2002 году превратившийся из нетто-импортера первичного алюминия в нетто-экспортера. Основной вопрос звучит так: будет ли рост производства и потребления алюминия в Китае сбалансированным или произойдет перекос в сторону выпуска с отправкой излишков металла на экспорт?

С одной стороны, планы китайских производителей по наращиванию объемов выплавки вызывают беспокойство у многих западных наблюдателей. В течение второго полугодия 2002 года в стране было анонсировано около двух десятков новых проектов расширения производственных мощностей. При этом, как подчеркивают аналитики, подавляющая их часть приходится на небольшие предприятия, которые руководствуются, главным образом, не рыночными факторами, а стремлением сохранить собственное производство, после того как наберет силу обещание китайского правительства закрыть все алюминиевые заводы, выплавляющие менее 50 тыс. т металла в год. Это приводит к тому, что рост объема выплавки алюминия в Китае происходит почти независимо от реальной потребности в нем, а при появлении трудностей со сбытом внутри страны производители, наверняка, постараются найти покупателей за рубежом за счет уменьшения стоимости.

Правда, по мнению Кармина Наппи, директора аналитической службы канадской корпорации Alcan, страхи по поводу возможного переполнения мирового рынка китайским алюминием сильно преувеличены. Как считают специалисты Alcan, спрос на алюминий в Китае будет в ближайшие 5-10 лет расти со скоростью более 10% в год, что обеспечит рынок сбыта всем местным производителям. Кроме того, существуют большие сомнения по поводу осуществимости китайских проектов. Во-первых, страна испытывает дефицит электроэнергии, поэтому для новых алюминиевых заводов может просто не найтись резервных мощностей. Во-вторых, КНР, чем дальше, тем больше, будет нуждаться в импортном глиноземе, а его источники ограничены и будут оставаться таковыми еще, по крайней мере, несколько лет. Как полагает Кармин Наппи, китайцы не станут работать себе в убыток, и подъем мировых цен на глинозем будет служить надежным ограничением для алюминиевой промышленности страны. По его мнению, строительство новых заводов в Китае будет сопровождаться закрытием устаревших производственных линий, в связи с чем рост выпуска алюминия будет менее значительным, чем принято считать.

По оценкам Alcan, в 2002 году в стране было выплавлено около 4,1-4,2 млн. т алюминия, что лишь незначительно превысило объем потребления первичного металла (впрочем, по другим данным, производство алюминия в Китае оценивается в 5 млн. т). При этом, если считать вторичный алюминий и готовую алюминиевую продукцию, Китай сохранит свой прежний статус нетто-импортера. Достаточно высока вероятность того, что такое положение будет наблюдаться и в 2003 году.

Впрочем, когда речь заходит о Китае, трудно быть в чем-то уверенным. Спор о перспективах алюминиевой отрасли страны ведется уже несколько месяцев, но базируется только на оценках и предположениях, так как информация, поступающая оттуда, с точки зрения западных специалистов, не всегда достоверная. Эксперты компании BB&T Capital Markets, проведя собственный анализ мирового рынка алюминия в 2002 году, нашли нестыковку в несколько сотен тысяч тонн. По их оценкам, глобальное производство в прошлом году превысило спрос на 914 тыс. т, но, при этом, резервы алюминия у производителей, потребителей и посредников добавили всего 283 тыс. т. Вопрос, куда девалось еще более 600 тыс. т? Как считают аналитики BB&T, примерно, половина "исчезнувшего" алюминия приходится на металл, используемый в качестве обеспечения по банковским и коммерческим кредитам, а оставшиеся около 300 тыс. т представляют собой либо неучтенные резервы, либо неотмеченный рост потребления, причем, судя по косвенным признакам, следы "потерявшегося" металла ведут в Китай. Естественно, вопрос о том, куда (в дополнительный спрос или перепроизводство?) отнести эти сотни тысяч тонн, весьма важен для определения баланса на мировом рынке, однако ответа на него пока нет.

Впрочем, влияние краткосрочных факторов на стоимость алюминия в декабре и начале января было минимальным. Большинство производителей и потребителей в это время не совершали значительных сделок, и даже активность спекулянтов была низкой. Так, например, в первой половине декабря цены на ЛБМ так и не смогли перейти рубеж в $1400 за т, хотя тогда для их повышения были достаточно веские предпосылки.

В США новый подъем цен на электроэнергию на северо-западе страны, пожалуй, окончательно исключил возможность повторного запуска местных производственных линий, выведенных из строя еще в 2001 году. В Венесуэле всеобщая забастовка не распространилась на местных производителей алюминия, однако в связи с параличом транспортной сети экспортные поставки были приостановлены. В Норвегии рост цен на электроэнергию заставил компанию Norsk Hydro, одну из крупнейших в Европе, несколько снизить обороты. Наконец, напряженное положение создалось в алюминиевой отрасли Италии. После того как в конце 80-х годов здесь были закрыты все атомные электростанции, на местном рынке возник дефицит электроэнергии, причем, существующие сети недостаточно приспособлены для его перекрытия за счет поставок из Франции и Швейцарии. Более 60% итальянских станций работают на импортном мазуте, так что увеличение цен на нефтепродукты в декабре заставило местные генерирующие компании поднять тарифы, которые и так, примерно, на 20% выше, чем в среднем по ЕС. По сообщениям итальянских производителей алюминия, дальнейшее подорожание электроэнергии ставит их на грань краха.

Тем не менее, все эти события практически не отразились на биржевых ценах на алюминий и вследствие низкой деловой активности не привели к каким-либо существенным изменениям на спотовом рынке. В Европе премии на алюминий западного производства с уплаченной пошлиной со склада в Роттердаме еще в ноябре стабилизировались на уровне $93-98 за т по сравнению с ценами на ЛБМ для немедленных поставок и $91-96 за т – для трехмесячных форвардных контрактов, сохранив этот уровень конца года. Металл без учета пошлины котировался с премией в размере $43-48 за т, а российский алюминий А7е стоил, в среднем, на $37-42 за т дороже, чем на бирже.

В первых числах января премии снизились, примерно, на $2 за т – до $90-95 за т западного алюминия с уплаченной пошлиной по спотовым контрактам и $88-93 за т по трехмесячным форвардным. Премии на российский алюминий несмотря на дезорганизацию поставок из-за замерзания Санкт-Петербургского порта уменьшились до $35-40 за т по сравнению с ценами на ЛБМ. По словам наблюдателей, причиной спада оказались высокий курс евро по отношению к доллару, негативно повлиявший на активность европейских покупателей, а также ожидания избыточных поставок вследствие того, что плавильный завод Mozal II в Мозамбике мощностью 250 тыс. т в год будет введен в строй компанией BHP Billiton на несколько месяцев раньше запланированного срока.

В самих США спотовому рынку алюминия предсказывается несколько большая стабильность. В течение последних недель 2002 года размер премий находился на уровне 4,25-4,5 центов за фунт при незначительном потребительском спросе. В первые дни нового года на рынке отмечалась незначительная активность, однако, по словам трейдеров, неутешительное состояние американской экономики еще долго будет оказывать негативное влияние на объемы закупок. Как полагают некоторые аналитики, в будущем возможно увеличение премий до 4,5-4,65 центов за фунт, но это вряд ли произойдет до весны.

Совершенно необычная ситуация сложилась в последние недели на рынке вторичного алюминия. На ЛБМ алюминиевый сплав к началу января почти сравнялся в цене с самим металлом, что само по себе беспрецедентно. Как правило, разница в цене между алюминием и сплавом составляет, примерно, 12-18% в пользу первого, но в первые дни 2003 года она составляла около 2%, а по спотовым биржевым контрактам – менее 1% причем, в пользу сплава! По мнению некоторых аналитиков, если события будут так развиваться и в дальнейшем, то сплав станет дороже первичного алюминия.

Правда, у такого необычного поведения цен есть достаточно веское основание. Всему виной дефицит лома, который из месяца в месяц приобретает все более острый характер. В конце 90-х годов европейские плавильные заводы привыкли к обильному притоку сырья из стран СНГ, а, после того как он был перекрыт, им так и не удалось найти надежных альтернативных источников. В то же время, расширение мощностей по переработке алюминиевого лома в Восточной Европе привело к еще более сильной разбалансировке рынка, а поставки, которые могли бы заполнить вакуум, перехватывает Китай, где производство алюминиевых сплавов растет повышенными темпами.

Стремление европейских заводов перед концом года обеспечить себя материалом на время зимней паузы привело лишь к новому росту цен на лом в регионе, в среднем, составившем $20 за т. В результате в начале января высококачественный лом table (чистая обрезь) стоил в регионе $1220-1260 за т CIF, поднявшись в цене по сравнению с $1200-1240 за т месяцем ранее, а смешанный листовой лом taint/tabor подорожал за это же время от $1120-1160 до $1140-1180 за т. При этом, производителям удалось повысить стоимость базовых сортов алюминиевых сплавов в регионе всего лишь, в среднем, на @10 за т по сравнению с началом декабря. Как отмечают аналитики, дальнейший всплеск цен вряд ли возможен из-за инерции спроса.

Аналогичная ситуация складывается и на американском рынке вторичного алюминия. В зимние месяцы поставки лома традиционно невысокие, что оказывает свое влияние и на цены. На проведенном в середине декабря аукционе по продаже алюминиевого лома с предприятий корпорации Boeing был зафиксирован значительный подъем цен. Так, 800 тыс. фунтов (363,2 т) смешанного кускового лома были проданы по 49,255 центов за фунт, что на 7% превысило стоимость аналогичного материала на предыдущей распродаже, а 750 тыс. фунтов (340,5 т) пакетированных стружек нашли покупателей по средней цене в 52,62 центов за фунт. Особенно сильно подорожали низкокачественные сорта (более чем на 18%).

По мнению специалистов, говорить о преодолении дефицита алюминиевого лома на мировом рынке в ближайшее время не приходится. Очевидно, выход будет заключаться в расширении использования первичного алюминия для производства сплавов (что уже делают многие европейские заводы). При этом, цены на сплавы и лом будут, судя по всему, еще долго находиться на высоком уровне по отношению к алюминию.

Резкий подъем цен произошел в конце декабря – начале января на международном спотовом рынке глинозема. Как всегда, решающее влияние на состояние рынка оказали китайские потребители, возобновившие закупки и начавшие приобретать материал крупными партиями после паузы в несколько месяцев.

По словам трейдеров, одной из причин возвращения китайских компаний к активной деятельности стало снижение с 1 января 2003 года импортных пошлин на глинозем от 12 до 10%. Кроме того, национальные потребители алюминия и в самом деле нуждаются в импортном глиноземе. По некоторым оценкам, рост производства металла в стране активизировал спрос на глинозем в 2002 году, примерно, до 4 млн. т, из которых лишь около 25% можно получить из внутренних источников. Как предсказывают специалисты, в будущем спрос на этот материал со стороны Китая будет только расти, что способно привести к весьма острому дефициту, даже если американские алюминиевые заводы, остановленные в 2001 году, так и не вернутся в строй.

Благодаря интенсификации спроса поставщикам глинозема удалось быстро поднять цены. Если в первой половине ноября 2002 года австралийский материал стоил лишь около $140-145 за т FOB, то в начале января он котировался на уровне $180-190 за т FOB. Карибские производители пока вынуждены довольствоваться, в лучшем случае, $175 за т FOB, хотя для них этот уровень следует считать очень выгодным. Выведение из строя североамериканских предприятий лишило их в свое время крупнейших потребителей, заставив переключиться на КНР и нести дополнительные расходы вследствие высокой стоимости фрахта, а продолжающаяся с начала декабря всеобщая забастовка в Венесуэле заставила приостановить поставки и в эту страну.

Как считают аналитики, у спотовых цен на глинозем все еще есть заметный потенциал для роста. В самом Китае компания Chalco, занимающая монопольное положение на местном рынке, тоже подняла цены, доведя их от 1830 юаней ($221) за т в первых числах декабря до 2200 юаней ($266) за т в январе. При таком соотношении и цена в $200 FOB за т австралийского глинозема не кажется завышенной. Другое дело, что ограничить рост стоимости глинозема очень надежно могут низкие цены на алюминий, повышение которых в ближайшем будущем маловероятно.

Медь: новые надежды

В отличие от алюминия медь в 2002 году продемонстрировала некоторый рост цен. Начав год на уровне немногим выше $1450 за т, она завершила его на отметке $1554 за т по трехмесячному контракту, причем, это самое низкое значение за последние два месяца. В первые же дни 2003 года стоимость этого металла быстро дошла до более $1600 за т, а некоторые аналитики видят в качестве верхней границы ценового интервала на ближайший квартал даже $1700 за т по трехмесячному контракту.

Ситуация на мировом рынке меди в 2002 году формировалась под влиянием неравномерного развития экономики различных регионов. В США, занимающих первое место в мире по объему потребления этого металла, спрос мало изменился по сравнению с 2001 годом. Западная Европа продемонстрировала небольшое сокращение, а в Японии потребление меди упало в прошлом году на 6,5%, в Индии же – на все 8,7% (по данным International Copper Study Group – ICSG – за первые три квартала). Однако, с другой стороны, высокие темпы роста были зарегистрированы в Китае и Корее. По оценкам экспертов ICSG, спрос на рафинированную медь на китайском рынке подскочил в 2002 году сразу на 19,9%, корейском – почти на 9%. В целом это обеспечило в глобальном масштабе расширение объема потребления меди на 1,6% в январе-сентябре 2002 года по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года.

В то же время, ряд крупных производителей меди в 2002 году сократили выпуск, что затронуло как добычу руды, так и выплавку рафинированного металла. В связи с этим объем производства меди в концентрате по итогам первых трех кварталов 2002 года снизился на 2,1% по сравнению с показателями предыдущего года, а предложение рафинированной меди на мировом рынке уменьшилось на 1,4%. Благодаря этому избыток металла в глобальном масштабе, составлявший в 2001 году более 400 тыс. т, в течение девяти месяцев 2002 года был сокращен до 77 тыс. т. По мнению экспертов ICSG, продолжение такой политики может уравновесить спрос и предложение к в первой половине 2003 года даже с некоторым дефицитом во второй, тем более что рост мирового потребления меди в текущем году пока оценивается на уровне 3-3,5%.

Основываясь на этих расчетах, производители меди могут себя чувствовать достаточно уверенно (так, например, эксперты чилийской государственной компании Codelco ожидают, что в этом году цены на медь будут находиться на среднем уровне 74-78 центов за фунт или $1631-1719 за т), хотя, при этом, продолжение политики ограничения выпуска остается насущной необходимостью. Впрочем, это хорошо понимают все участники рынка. Так, в начале декабря англо-австралийская компания BHP Billiton сообщила, что не видит необходимости в скором возвращении в строй производственных мощностей, выведенных в резерв еще в начале 2002 года, а Codelco заявила, что в 2003 году сузит объем экспорта меди на 200 тыс. т по сравнению с предыдущим годом. На волне таких заявлений цены на медь на ЛБМ поднялись в первых числах декабря до самого высокого уровня за последние пять месяцев, хотя вскоре энтузиазм биржевиков несколько увял, не выдержав более пристального внимания к инициативам BHP Billiton и Codelco.

Так, например, BHP Billiton несмотря на объявленное продолжение ограничительной политики в 2003 году планирует расширить производство меди за счет завершения в ноябре 2002 года четвертой очереди строительства комбината Escondida в Чили (в результате мощность этого объекта возросла от 800 тыс. до 1,25 млн. т меди в концентрате в год). Фактически компания, даже не возвращая в строй закрытые ранее предприятия, получит в текущем году, примерно, на 240 тыс. т меди больше, чем в прошлом.

Руководство Codelco вообще вызвало удивление у экспертов, заявив, что намерено снизить только экспорт, оставив без изменений объем производства. Специалисты назвали это нелогичным шагом, отметив, что чилийская компания, планирующая в текущем году продать 1,44 млн. т меди в концентрате, реально будет нести все расходы по добыче 1,64 млн. т. При этом, остаток в 200 тыс. т осядет на складах и будет этим оказывать дополнительное давление на рынок.

Через несколько дней Хуан Билльярсу, генеральный директор Codelco, попробовал внести большую ясность, заявив, что компания обещает не начинать продажу своих запасов до тех пор, пока резервы меди на лицензионных складах бирж ЛБМ, американской Comex и китайской Shanghai Metal Exchange не сократятся до 700-800 тыс. т. По состоянию на начало декабря, этот показатель равнялся 1,31 млн. т, так что дожидаться чилийцам придется долго.

Так или иначе, но, как считают аналитики, производители свое дело сделали, снизив выпуск меди в глобальном масштабе. Теперь дело за потребителями. По словам специалистов, в долгосрочном плане у меди сохраняются хорошие шансы на подъем цен во второй половине 2003 года, однако для этого необходимо, чтобы экономика западных стран продемонстрировала хотя бы незначительные сдвиги к лучшему. Пока этого не произойдет, основной движущей силой любых всплесков цен будут оставаться спекулянты, а это – публика ненадежная.

На европейском рынке медного и латунного лома ситуация в декабре – начале января была достаточно спокойной. В отличие от алюминия, влияние вторичного сектора на состояние рынка меди не слишком велико, а дефицит лома имеет менее выраженный характер. Благодаря этому цены на лом, как правило, не проявляют значительной "самостоятельности" и обычно колеблются в зависимости от стоимости рафинированного металла на бирже.

Так, спад на рынке меди во второй половине декабря, вызванный игрой на понижение со стороны спекулянтов при минимальном уровне потребительской активности, отразился и на ценах на медный лом в Западной Европе, которые синхронно опустились, в среднем, на $40 за т. В первых числах января цены на лом меди № 1 berry составляли в регионе $1480-1530 за т, а на лом № 2 birch/cliff – соответственно $1410-1460 за т CIF. Впрочем, так как в первой половине января медь на ЛБМ снова пошла в рост, очевидно, что и лом вслед за нею быстро восстановит утраченные позиции.

В Восточной Азии потребители, наоборот, торопились с закупками, стараясь успеть до праздников китайского Нового года. Высококачественный медный лом barley в начале января достигал в цене $1800 за т C&F при поставках в Южный Китай и $1720-1780 за т C&F на севере страны и на Тайване, не меньший ажиотаж наблюдался и в отношении лома birch/cliff, который стоил $1450-1500 за т C&F Гонконг и около $1460 за т C&F Шанхай. На внутреннем рынке на юге страны цены на этот материал зашкаливали за 14 тыс. юаней ($1690) за т. Что касается лома berry, то самый высокий уровень цен в начале января отмечался не в Китае, а в Шри Ланке – до $1580-1600 за т C&F Коломбо. Лом желтой латуни honey поставлялся в Китай по ценам около $1140-1150 за т C&F Гонконг, хотя при этом объем спроса был не настолько велик, как у медного лома.

Никель: в ожидании блеска

Экономический спад прошлого года, казалось бы, не имел никакой власти над рынком никеля. Начав 2002 год на отметке $5600 за т по трехмесячному контракту, этот металл завершил его на уровне $7120 за т, продемонстрировав выдающийся прирост в 27,1%, а в первые дни 2003 года цены благодаря активному заключению новых контрактов инвестиционными фондами качнулись еще выше – до более $7900 за т по трехмесячному контракту. Специалисты, не отрицая искусственного характера такого подъема, по их мнению, преждевременного, при этом, все же предсказывают дальнейший рост, который, по мнению австралийского бюро AME Mineral Economics, должен увенчаться достижением среднего уровня в $3,80 за фунт ($8370 за т) в 2005 году.

Причиной исключительно благоприятного развития событий на рынке никеля стало удачное стечение обстоятельств. С одной стороны, мировые производители нержавеющей стали, выдержав вынужденную паузу в 2001 году, затем начали усиленно наращивать упущенное. В 2002 году объем выплавки этого материала, в производстве которого используется более 65% добываемого в мире никеля, возрос, по различным оценкам, на 7-10%, при этом, не менее впечатляющий взлет ожидается и в 2003-2004 годах. По расчетам специалистов AME, в текущем году только в странах Запада будет выплавлено на 9% нержавеющей стали более, чем в прошлом, а в 2004 году прирост составит 7%. Потребление никеля в глобальном масштабе, при этом, возрастет, соответственно, на 7 и 5%, отражая депрессию в таких секторах как выпуск суперсплавов и источников тока, однако нержавеющая сталь будет и в дальнейшем обеспечивать металлу надежную страховку от подобных срывов. Вследствие обостряющегося дефицита лома нержавеющей стали потребность в никеле у сталелитейных компаний будет только увеличиваться.

С другой стороны, рынок никеля сумел благополучно избежать перепроизводства. Сильный спад в 2001 году заставил компании отрасли сократить выпуск, и эта политика самоограничения продолжилась и в прошлом году. В настоящее же время производители никеля могут спокойно наращивать объем выплавки металла, не опасаясь избытка его. По оценкам специалистов, как минимум, до 2005 года на рынке будет наблюдаться дефицит, так как ввода в строй новых мощностей не предвидится, а расширение существующих будет отставать от роста потребления.

Как говорят эксперты AME, производителям никеля следует благодарить разработчиков австралийских проектов Murrin Murrin, Bulong и Cawse, которые первыми в мире решились на организацию добычи металла из бедных латеритных руд, используя инновационную технологию кислотного выщелачивания под давлением (PAL). В 1998-1999 годах, когда процесс строительства только начинался, предсказывалось, что применение PAL даст возможность радикально снизить себестоимость (назывались цифры вплоть до $2500 за т), а массовая реализация подобных проектов приведет к падению цен и вытеснению с рынка наименее рентабельных производителей. Подобная перспектива вызвала обоснованное беспокойство у компаний отрасли, принявших срочные меры для повышения собственной эффективности. Так, например, австралийская компания WMC в 1999 и 2000 годах сократила себестоимость производства никеля, соответственно, на 8 и 17%. Кроме того, в отрасли приостановилась разработка новых месторождений: все ожидали, чем закончится австралийский эксперимент.

А завершился он провалом. Новую технологию так и не удалось эффективно внедрить, в связи с чем себестоимость оказалась значительно выше, чем предполагалось, а производительность – ниже. Все три комбината не вылезали из убытков, качество продукции оставалось низким, наконец, только в 2002 году, с трехлетним опозданием, они начали приближаться к плановой мощности. Так как их совокупный объем производства должен был составить порядка 90 тыс. т (или около 8% от глобального выпуска), недопоставка такого количества металла на мировой рынок оказала довольно весомое влияние на его состояние.

Конечно, неудача австралийских проектов не поставила крест на технологии PAL. В настоящее время начато строительство новых производственных объектов с учетом и, очевидно, исправлением допущенных ошибок. Но первый из них войдет в строй только в 2005 году, до этого же времени спрос на никель будет превышать предложение.

Правда, в связи с последними тенденциями многие аналитики осторожны в своих прогнозах. По сути, скачок в первых числах января объясняется, в основном, активностью спекулянтов, а ожидания дальнейшего подъема цен на никель базируются на предположениях о росте выпуска нержавеющей стали, а они-то как раз могут и не оправдаться. Несмотря на готовящееся введение в строй в 2003 году сразу нескольких крупных заводов общий объем выплавки нержавеющей стали может увеличиться лишь в минимальной степени, так как ряд сталелитейных компаний в Европе, США и Восточной Азии рассматривают вопрос о сокращении производства из-за недостаточного спроса. В таком случае никель может подешеветь до около $6000-6500 за т, хотя более вероятна стабилизация цен на уровне, близком к $7000 за т по трехмесячному контракту.

Цинк: медленным шагом, робким зигзагом

Попытка поднять в первой половине декабря цены на цинк на ЛБМ до более $800 (даже до $830 за т по трехмесячному контракту) была предпринята не лучшими средствами. Как отмечали в то время наблюдатели, сделки на бирже проводили почти исключительно спекулянты, в то время как реальные производители и потребители практически не проявляли какой-либо активности. После того как во второй половине месяца инвестиционные фонды начали уходить с рынка, цены просто обрушились, упав в последний день 2002 года до $763 за т, что было на 3% ниже, чем в начале прошлого года.

"Медвежью услугу" производителям цинка оказал бум на рынке оцинкованной стали во второй половине 90-х годов. В США, Западной Европе, Восточной Азии за несколько лет были введены в строй мощности по выпуску более 10 млн. т этой продукции в год, что создало для поставщиков цинка мощный стимул к расширению собственного производства. И, когда сначала в 1998-м, а затем и в 2000 году рост цен на рынке оцинкованной стали прекратился вследствие значительного избытка предложения, они были к этому не готовы. Кроме того, высокий в те времена курс доллара США по отношению к другим мировым валютам дал австралийским, канадским, южноамериканским, европейским и азиатским производителям цинка некоторую отсрочку, гарантируя положительную рентабельность даже при низких долларовых ценах. Итог – перепроизводство, объем которого оценивался в начале 2001 года в 7-8% от емкости всего мирового рынка, а также безостановочный спад цен (за 2001 год – более чем на 20%).

В 2002 году цены и спрос на цинк, в целом, стабилизировались за счет существенных сокращений производства, в основном – концентрата, а также снижения китайского экспорта свидетельствуют о том, что на самом деле местные предприятия не слишком склонны ограничивать себя. По оценкам China Magnesium Association, за январь-ноябрь 2002 года из страны было вывезено 185,1 тыс. т магниевой продукции, что на 18,2% превысило показатель аналогичного периода 2001 года. При этом, наибольший прирост был достигнут в отношении слитков чистого магния (23,2%) и магниевых сплавов (58,7%, до 36,3 тыс. т). В последние годы многие китайские компании освоили производство сплавов, чтобы заменить ими чистый магний, импорт которого облагался антидемпинговыми пошлинами не только в Западной Европе, но и в США. Так как выпуск продукции более высокого передела выгоден производителям, очевидно, что данная тенденция получит продолжение и в текущем году. Помимо всего прочего, экспорт слитков вместо чистого магния позволяет поставщикам завязать более тесные отношения с конечными потребителями.

Низкая активность, тем не менее, привела к некоторому спаду цен на магний китайского производства. В декабре небольшие заводы, нуждающиеся в деньгах перед окончанием года, сбили своими предложениями цены от $1370-1390 до около $1350-1370 за т FOB для слитков чистоты 99,65%. Крупные экспортеры пытаются удерживать цены на уровне не ниже $1380 за т FOB, но это у них получается плохо из-за недостаточного спроса. По мнению аналитиков, рынок оживится только после отмены пошлин в ЕС, а до этого все попытки к расширению объема продаж обречены на неудачу.

Сурьма: порядок – прежде всего

Дефицит предложения этого материала на мировом рынке, созданный благодаря радикальному сокращению производства в Китае, в последние недели 2002 года заметно ослабел. Многие китайские компании, ранее придерживавшие сурьму, начали продажи, так и не дождавшись пробуждения потребительского интереса, стремясь получить наличные в конце года. В то же время спрос так и остался незначительным. Сурьма, вернее, ее триоксид, используется, в основном, в качестве антипирена (противопожарной пропитки) в производстве пластмасс и тканей, а эти отрасли в развитых странах были довольно серьезно затронуты экономическим кризисом.

В результате цены на сурьму, взлетевшие в июле-сентябре 2002 года от менее $1500 до более $3200 за т CIF, стремительно ринулись вниз. В начале декабря китайские экспортеры предлагали этот материал по ценам порядка $3000 за т CIF США или Западная Европа, но к концу месяца его стоимость упала до $2700-2800 за т CIF. В первых числах января некоторые предложения поступали даже по ценам не более $2400 за т CIF Роттердам. Снизилась стоимость сурьмы и на китайском внутреннем рынке. Если в сентябре, в период максимального ажиотажа, она достигала 20 тыс. юаней ($2415) за т ex-works, то в конце декабря цены сползли до, примерно, 15 тыс. юаней ($1812) за т при тех же условиях поставки.

Тем не менее, большинство китайских специалистов считают, что этот спад представляет собой лишь временное отступление. Производство сурьмы в 2001-2002 годах значительно сократилось и вряд ли может быть быстро восстановлено, тем более, что ни правительство, ни крупнейшие производители этого не планируют. Аналитики не сомневаются, что в феврале, после китайских новогодних праздников, рост цен возобновится; китайские трейдеры еще в первых числах января сообщали о готовности возобновить продажи лишь с уровня $2700 за т CIF. Заключение долгосрочных контрактов на текущий год также затянулось, хотя ранее все соглашения обычно подписывались уже к декабрю. Очевидно, в этот раз экспортеры не намерены отступать и будут стремиться выжать максимум возможного из сложившейся рыночной ситуации.

Существенное влияние на рынок оказал и рейд правоохранительных органов в городе Наннине в конце ноября, в ходе которого было конфисковано сразу 2,5 тыс. т нелегальной сурьмы, очевидно, предназначенной для контрабандной продажи через Вьетнам. Несмотря на весьма действенные меры правительства по пресечению контрабанды, по некоторым оценкам, во второй половине 2002 года до 40% китайского экспорта сурьмы приходилось именно на подобные сделки в обход таможни.

Захваченная партия – весьма заметное достижение в борьбе с контрабандистами. Достаточно сказать, что весь экспорт сурьмы из Китая в 2002 году не превышал 60 тыс. т. Предполагается, что этот материал будет постепенно распродаваться с аукционов в течение нескольких месяцев, начиная с марта-апреля текущего года. Вопрос о том, на каком уровне окажутся нелегальные поставки в 2003 году, остается открытым, хотя официальные китайские экспортеры надеются, что правительству удалось нанести серьезный удар по преступным группировкам. Ранее именно наличие на мировом рынке контрабандной китайской сурьмы срывало попытки организации подъема цен, так как потребители всегда могли воспользоваться альтернативными источниками. Очевидно, развитие событий весной нынешнего года также будет напрямую зависеть не только от действий производителей, но и от расторопности национальной полиции.

Вольфрам: суета вокруг лицензий

Выдача новых лицензий на экспорт вольфрамовой продукции из Китая неожиданно вызвал всплеск активности на этом рынке, уже несколько месяцев находящемся в состоянии глубокой спячки. Нарушителями спокойствия оказались небольшие китайские торговые компании, у которых остались неиспользованными лицензии на 2002 год. Эти фирмы не без оснований опасались, что, если они не реализуют полностью свою квоту, на следующий год им может быть урезан лимит, поэтому с первых чисел декабря они приступили к поиску покупателей.

Их основная проблема заключалась в том, что спрос на вольфрамовую продукцию в развитых странах находился на самом низком уровне. Экономический спад уменьшил потребность в режущих инструментах, для изготовления которых используются вольфрам и его соединения, кроме того, у западных компаний пока сохранялись значительные резервы продукции, приобретенной еще в первой половине прошлого года, а то и вовсе в 2001 году. Не удивительно, что за первых три квартала 2002 года экспорт паравольфрамата аммония (АРТ – важнейший полупродукт на мировом рынке вольфрама) из Китая, доля которого в общем объеме глобального производства превышает 70%, составил всего 4500 т, что на 20% меньше, чем за тот же период 2001 года. Поставки вольфрамового порошка за то же время вообще сократились почти вдвое – от 4200 до 2200 т.

Поэтому распродажа осуществлялась, главным образом, за счет урезания цен, которые к середине декабря упали даже ниже официального минимума – $48 за mtu (metric ton unit = 10 кг вольфрама) для АРТ. Западные наблюдатели сообщали о заключении сделок на уровне $46 за mtu, что исходя из текущих цен на вольфрамовую руду представляло собой предельно возможный уровень.

Более крупные китайские поставщики вольфрама в декабре предпочитали вообще не участвовать в торговле и продолжили эту политику в январе. По словам их представителей, они планируют выйти на рынок не ранее февраля и начать предлагать АРТ по цене $53 за mtu. Как считают аналитики, после китайских новогодних торжеств ситуация и в самом деле может несколько измениться, так как продавцам больше не надо будет торопиться. Кроме того, западные потребители вольфрама традиционно выполняют свои закупки именно в первой половине года.

Галлий: долгий путь к восстановлению

Редкий металл галлий, получаемый, в основном, как побочный продукт при производстве глинозема, нашел себе новую область применения при подъеме в области информационных технологий во второй половине 90-х годов. Арсенид галлия в полупроводниках, отпиковолоконная связь, светодиоды в экранах мобильных телефонов и лэптопов – все эти направления обеспечили значительный рост спроса на галлий, превысившего в 2000 году 210 т. По тогдашним прогнозам компании Roskill Information Services, к 2008 году объем мирового потребления этого металла должен составить около 350 т. Производство отставало от стремительно растущего спроса, что привело к подъему цен, примерно, до $2200 за кг в середине 2000 года.

Крах 2001 года на рынке информационных технологий внес существенные коррективы в эти оценки. Потребление галлия упало до 141 т в 2001 году и 162 т в 2002-м. По некоторым оценкам, в текущем году оно достигнет около 180 т. Как теперь считают эксперты Roskill, в дальнейшем рынок будет продолжать рост на 8-10% в год, и к 2008 году мировой объем потребления поднимется до около 280 т.

В настоящее же время участники рынка приспосабливаются к новым условиям. Многие компании, ранее освоившие производство галлия, снова свернули его, продавая металл из накопленных ранее запасов. Цены на него в конце 2002 года составляли менее $300 за кг, и, по оценкам Roskill, нового их повышения следует ожидать только в 2004-2005 годах.

Индий: лед тронулся

В последние недели 2002 года после длительного периода стабильности на низком уровне двинулись вверх цены на индий, еще один металл, применяемый в современных информационных системах (в основном, в виде индийоловянного оксида в жидкокристаллических дисплеях). Если б

Виктор Тарнавский, по материалам
Metal Bulletin, Financial Times, plattmetals.com

 
© агенство "Стандарт"