журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
рубрики
ТЕМА НОМЕРА

ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

КОМПАНИИ И РЫНКИ

КРИЗИС ПЕРЕПРОИЗВОДСТВА

ПРОФИЛЬ

РЫНОК ЧЕРНЫХ МЕТАЛЛОВ

РЫНОК ЦВЕТНЫХ МЕТАЛЛОВ

ЦЕНОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Металлы мира" – №1, 2003

КРИЗИС ПЕРЕПРОИЗВОДСТВА

Страны – производители стали договорились договариваться

На международной конференции в рамках Комитета по стали ОЭСР было решено начать процесс подготовки конкретных соглашений, регулирующих мировую металлургическую отрасль

Если данный процесс будет доведен до конца, то это станет настоящей революцией на мировом рынке стали. На состоявшейся в Париже 18-19 декабря 2002 года международной конференции в рамках Комитета по стали ОЭСР представители 37 стран и Европейского Союза договорились подготовить конкретные соглашения, призванные сократить избыточные производственные мощности и ликвидировать практику государственных субсидий сталелитейным компаниям. Во второй половине 2003 года переговорный процесс планируется ввести в рамки ВТО, а в долгосрочной перспективе предполагается полностью отменить пошлины и нетарифные ограничения на международную торговлю сталью. Пожалуй, никогда прежде сталелитейную отрасль, которая исторически всегда была предметом особой заботы правительств всех стран, не собирались так решительно освободить из-под государственного влияния. Однако не следует забывать, что переговоры пока еще только в самом начале и вряд ли будут проходить легко. Как справедливо заметил Грант Альдонас, заместитель министра торговли США, дьявол всегда таится в деталях, а их для достижения новых соглашений надо будет проработать очень много.

Реальное положение вещей

С декабрьской конференцией с самого начала связывались определенные ожидания. В ней должны были участвовать уже не рядовые государственные чиновники, имеющие право лишь излагать позицию собственного правительства и выслушивать остальных, а члены так называемой "High Level Group" – весьма высокопоставленные представители (в основном, на уровне министров и их заместителей). Если страны – производители стали вообще способны о чем-либо договориться между собой, то только на подобной встрече "на высшем уровне".

При этом, у участников конференции была наработана основа для соглашения. Как показали пять предыдущих встреч, состоявшихся в 2001-2002 годах, противоречия между различными участниками мирового рынка стали велики и трудно преодолимы, однако договариваться все-таки надо.

Экономика развитых стран, как пошла на спад в конце 2000 года, так до сих пор никак и не может выйти из кризиса, причем, эксперты, которые ранее бодро предсказывали скорое возобновление роста, в последние месяцы уже не дают никаких прогнозов, уклончиво предлагая "ждать весны". В связи с этим спрос на стальную продукцию в США, Западной Европе и Японии уже два года почти не растет, и мировой рынок стали, едва успев отойти от последнего кризиса в связи с перепроизводством в 1998-1999 годах, вдруг столкнулся с новым, что привело к активизации протекционистских настроений, в результате чего в первой половине 2002 года были введены тарифно-квотные ограничения в США, ЕС, Китае и ряде других стран, что в последнее время вызывает все большее недовольство у потребителей стали. Рынок явно выведен из равновесия, а, так как на нем всегда было значительным влияние государственной политики, договариваться о создании новых правил игры следовало именно государствам.

Еще в октябре представители ведущих сталелитейных корпораций мира высказали свои пожелания государственным деятелям (см. ММ № 11 за 2002 год). По мнению промышленников, участникам переговоров надо было на время забыть о существовавших торговых конфликтах (например, между США и ЕС, противоречия между которыми сорвали достижение каких-либо договоренностей на встречах в апреле и сентябре 2002 года) и сосредоточиться на проблеме, к решению которой, как минимум, можно приступить (речь идет, в частности, о государственных субсидиях сталелитейной отрасли).

"На рынке стали сложилась совершенно ненормальная ситуация, – жаловался Дитрих фон Хюльсен, генеральный директор европейской промышленной ассоциации Eurofer. – На сталь приходится всего 2% от общего оборота мировой торговли товарами, но на этом рынке воздвигнуто 37% от количества торговых барьеров, а против тех или иных его участников действует 83% всех протекционистских ограничений". Вина в этом, по словам фон Хюльсена, лежит на избыточных мощностях по производству стали. В условиях избытка предложения каждая страна старается как-то защитить интересы своих металлургов, а появление внешнеторговых ограничений в одном государстве вызывает цепную реакцию в других, как это, кстати, и случилось, после того как США в марте 2002 года ввели пошлины, затронувшие порядка трети американского импорта стальной продукции.

Конечно, все отдавали себе отчет, что в большинстве стран мира сталь производят негосударственные компании, которым правительство не может приказать закрыть тот или иной завод либо сократить объем выпуска. Однако, по мнению экспертов, западных промышленников и государственных деятелей, правительства могут повлиять на ситуацию, отказавшись от поддержки национальных производителей и отменив для них все льготы, особенно способствующие расширению объемов выплавки и экспорта стали. К этому еще в 2001 году призывал американский президент Джордж Буш, сообщив, что собирается защитить американские сталелитейные корпорации не от иностранной конкуренции, а от иностранной нечестной конкуренции. В течение всего 2002 года американские представители, отвечая на критику по поводу введенных импортных ограничений, упрямо заявляли: "Сначала – отмена субсидий, потом – либерализация торговли". К концу прошлого года с ними, наконец, согласились европейцы и латиноамериканцы.

В начале декабря открытое письмо в Комитет по стали ОЭСР, под эгидой которого должна была состояться конференция, отправили 10 промышленных ассоциаций, представлявших интересы производителей стали в семи странах Северной и Южной Америки, включая США. Промышленники призывали государственных деятелей "начать серьезные переговоры с целью принятия эффективного и обязательного для исполнения отраслевого "кодекса поведения", который полностью запретил бы государственные субсидии сталелитейным компаниям, за исключением определенных ситуаций, например, в случае вывода из строя избыточных мощностей". Грант Альдонас, заместитель министра торговли США, который должен был возглавить на переговорах американскую делегацию, не скрывал, что полностью разделяет данную точку зрения.

Буквально накануне встречи 18-19 декабря в западной печати появились намеки на то, что Европейская комиссия готова согласиться с американскими предложениями. Ранее европейские представители принимали в штыки все инициативы, исходившие от США, требуя первоочередной отмены американских пошлин, ударивших по интересам, прежде всего, компаний из ЕС. Однако к концу года позиция европейцев явно смягчилась. Это объяснялось, скорее всего, во-первых, тем, что ограничения импорта стали в США не перенаправили экспортные потоки в Западную Европу, во-вторых, продемонстрированной американскими властями готовностью предоставлять европейским компаниям многочисленные исключения из-под действия защитных пошлин и, в-третьих, поддержкой "антисубсидийного" кодекса европейскими компаниями.

Сердечное согласие

О том, что на декабрьской встрече ожидалось принятие важных решений, говорило хотя бы то, что в работе конференции после длительного перерыва появились китайские представители. Предыдущие два заседания Китай проигнорировал, убедившись, что на них пока не происходит ничего, кроме говорильни, провозглашаются же лишь декларации о намерениях. Кроме того, Китай, в отличие от большинства других стран демонстрировавший стремительный рост объемов потребления стали, не разделял озабоченности западных государств в части непременного выведения из строя избыточных мощностей.

Еще в начале 2002 года правительства стран – производителей стали определили объем излишка мощностей в 180-200 млн. т в год и договорились о выводе из строя объектов совокупной производительностью в 140 млн. т в годовом исчислении за период с 1998 по 2005 год. Правда, до сих пор этот процесс никак не регулировался и не контролировался, а все дело ограничивалось заявлениями правительств, "засчитывавших" в качестве "выведенных из строя избыточных мощностей" окончательно устаревшие линии, остановленные самими металлургическими компаниями в "плановом" порядке (Япония), или временное прекращение выпуска продукции на предприятиях обанкротившихся компаний (США).

Теперь, как представляется, процесс закрытия "лишних" предприятий будет более упорядочен. Во всяком случае, участники конференции от имени своих правительств согласились предоставлять по этому вопросу более подробную, точную и своевременную информацию и требовать от национальных промышленных ассоциаций конкретных сведений о закрытии мощностей. Как отмечается в пресс-релизе, обнародованном по завершении конференции, сокращение производства на 12 млн. т, как отчитались участники встречи (о том, к каким странам относятся данные предприятия, не сообщалось), уже можно считать реальным сокращением объема излишков.

С вопросом о выведении из строя избыточных мощностей непосредственно связана и проблема стимулирования этого процесса. Специальная рабочая группа, созданная при International Iron & Steel Institute (IISI), осенью 2002 года попыталась подготовить проект организации специального международного фонда, который финансировал бы операции по закрытию металлургических заводов, однако застряла на определении точного значения терминов "выведение из строя" и "производственные мощности". Группа обещает представить свои первые рекомендации в начале 2003 года.

В целом же идея создания такого фонда, впервые возникшая еще в конце 2001 года, постепенно становится популярной. На конференции было решено поручить разработку этого проекта экспертной группе Capacity Working Group, созданной в середине 2002 года. В течение текущего года группа должна всесторонне изучить вопрос, определить виды затрат, возникающих при закрытии металлургического предприятия, предложить систему стимулов для собственников заводов, механизм проверки целевого использования выделенных средств, а также проанализировать возможности привлечения внешнего финансирования (например, международными финансовыми организациями) для выведения из строя избыточных мощностей.

Другая экспертная группа при Комитете по стали ОЭСР – Disciplines Working Group – получила задание начать работу над элементами многостороннего соглашения о запрещении субсидирования сталелитейных компаний (начиная с определения, что такое субсидия, и заканчивая перечнем ситуаций, когда субсидирование разрешается). При этом, данная тема получила статус приоритетной, и достижение каких-либо результатов по вопросу о субсидиях было названо первоочередной задачей участников конференции. Первое заседание группы должно состояться уже 24-25 февраля. Как ожидается, на нем будут предложены первые рекомендации экспертов. Кроме того, участники встречи пообещали рассмотреть возможность добровольного отказа от предоставления металлургическим компаниям новых льгот и субсидий, способствующих расширению их производственных мощностей.

На предыдущих конференциях азиатские государства и ряд новых рыночных стран выступали против отмены субсидий, заявляя, что предоставление преференций национальным производителям необходимо для обеспечения их конкурентоспособности на внутреннем рынке и создания новых рабочих мест, однако в декабре они неожиданно сняли свои возражения. По мнению наблюдателей, в ответ развивающимся странам были обещаны уступки в вопросе об антидемпинговых и компенсационных пошлинах со стороны США и ЕС.

Конкретные предложения по отмене субсидирования планируется подготовить к середине 2003 года, чтобы с этим вопросом можно было выступить на ежегодной конференции ВТО, которая состоится в Мексике в сентябре текущего года. Вообще весь переговорный процесс по субсидированию и обеспечению свободной торговли стальной продукцией в будущем должен перейти под эгиду Всемирной торговой организации, чтобы придать итоговому документу обязывающий характер. То, что некоторые участники переговорного процесса, в частности Россия и Украина, не входят в ВТО, по словам экспертов, не должно служить серьезным препятствием. По их словам, уже неоднократно были прецеденты, когда соглашения, подписанные в рамках этой организации, становились обязательными для всего мирового сообщества. В более длительной перспективе предполагается распространить "антисубсидийный" кодекс, который будет принят для стали, и на остальные отрасли промышленности, чтобы вообще исключить вмешательство правительств в экономику.

Кроме того, параллельно с решением вопросов с субсидиями в рамках ВТО планируется начать переговоры и по вопросам регулирования внешней торговли сталью. По словам американского заместителя министра торговли Гранта Альдонаса, конечной целью этого процесса должна стать отмена всех ограничений, включая пошлины, квоты и нетарифные барьеры (например, непризнание "чужих" технических стандартов, ограничение доступа к рынку капитала и т.д.). Правда, антидемпинговые пошлины, при этом, сохранятся как вполне легальный инструмент регулирования внешней торговли в рамках правил ВТО.

Свои интересы

Если процесс вывода мировой сталелитейной промышленности из-под государственного влияния удастся довести до конца, результатом станет весьма радикальное изменение рыночной ситуации. Однозначно выиграют от перемен крупные корпорации, имеющие современные и эффективные производственные линии, высокую производительность труда, конкурентоспособную продукцию. Для них откроются возможности для широкой международной экспансии, консолидации, вытеснения с рынков менее крупных игроков за счет экономии на масштабах. Если позволить рыночным факторам беспрепятственно проводить саморегулирование мирового рынка стали, через 10-15 лет порядка 60-80% от глобального производства будет приходиться на несколько транснациональных групп, выплавляющих по 50-100 млн. т стали в год. Именно в таком состоянии находится сейчас, например, автомобильная промышленность как один из главных мировых потребителей стали.

Курс на максимальную рыночную эффективность приведет к усилению специализации на рынке. В 2002 году объем международной торговли полуфабрикатами составил около 23-24 млн. т в год, даже при сохранении нынешних условий эксперты предсказывают его расширение до около 40 млн. т к 2005 или 2006 году. В случае отмены субсидий и преференций этот показатель, наверняка, значительно возрастет. Кроме того, очевидно, произойдет консолидация плавильных мощностей на предприятиях, имеющих доступ к источникам дешевой железной руды. В последние несколько лет в мире строится все больше электропечей, но уже сейчас специалисты наблюдают дефицит металлолома. По-видимому, это приведет к расширению производства на продажу передельного чугуна и восстановленного железа (DRI) и дальнейшему развитию международного разделения труда.

Среди сталелитейных компаний развивающихся и новых рыночных стран в случае принятия "антисубсидийного" кодекса произойдет быстрое расслоение. Многие заводы, лишенные прямой или косвенной поддержки государства, не выдержат конкуренции с транснациональными гигантами и будут закрыты (в лучшем случае – приобретены международными группами), другие найдут свое место в производственно-сбытовых цепочках в качестве производителей чугуна, слябов, иной подобной продукции низшего передела, которую будет выгоднее выпускать в странах с относительно дешевой рабочей силой и либеральным экологическим законодательством. Наконец, немногочисленная группа остальных сама пойдет по пути поглощений и превратится в равноправных рыночных игроков, по крайней мере, на региональном уровне (уже сейчас можно, пожалуй, предположить, что бразильская Gerdau Steel или российская "Северсталь" смогут выжить и развиваться в условиях открытого рынка).

Для украинских производителей стали принятие предложений об отмене государственных субсидий и прочие инициативы, озвученные на встрече в Париже, в общем не обещают ничего хорошего. Во-первых, Украина, как крупный экспортер стали с не слишком емким внутренним рынком (а, заодно, не член ВТО), будет априори рассматриваться как наиболее подходящий полигон для отработки механизма выведения из строя "избыточных" производственных мощностей. Судя по всему, украинские металлурги должны быть готовы к тому, что в ближайшие месяцы на них будет оказываться давление со стороны США и ЕС.

Во-вторых, многие инициативы украинского правительства в области льготного налогообложения или даже введения экспортных пошлин на лом могут (и, очевидно, будут) рассматриваться как незаконные субсидии, подлежащие отмене. При этом, число поводов, по которым можно будет придраться к украинской сталелитейной промышленности, просто бесконечно, а уже существующий опыт "наездов" на Украину (назовем "навскидку" Чернобыльскую АЭС, пиратство, борьбу с отмыванием денег, "Кольчуги") показывает, что отстаивать свои интересы под давлением Запада мы на государственном уровне не умеем просто категорически.

Правда, все это еще не означает, что эти угрозы (достаточно вероятные) обязательно будут исполнены. Грант Альдонас абсолютно прав, утверждая, что дьявол таится в деталях, и превратить утвержденные в Париже декларации в конкретные соглашения будет не просто трудно, а очень трудно, тем более, что участники конференции договорились принимать решения на основании консенсуса. Признаться, очень тяжело поверить, что, например, Индия (чей рынок стали можно назвать одним из наиболее "закрытых" в мире) пойдет на отказ от своей протекционистской политики, а "надавить" на нее будет не в пример сложнее, чем на Украину. Кроме того, решение любой проблемы можно оттянуть до бесконечности, препираясь о том, что можно считать субсидиями, а что – нет, или когда и как засчитывать выведение из строя производственного объекта и кто кому и сколько при этом должен будет платить. В этой ситуации кажется очень сомнительным, что экспертные группы (при условии, что участие в их работе примут не только представители западных стран) успеют полностью подготовить проекты до конца первого полугодия 2003 года.

Наконец, не следует забывать и о том, что нынешнее перепроизводство правильней было бы назвать "недопотреблением". Спрос на сталь в развитых странах находится в депрессии из-за экономического кризиса, и, как только он прекратится, на рынке начнется новый подъем. При этом, он будет достаточно быстрым, так как в течение нескольких лет в странах Запада большинство крупных проектов откладывались "до лучших времен", и с их наступлением все, едва поправив дела, займутся реализацией данных проектов.

Однако процесс выработки новых правил игры на мировом рынке стали можно замедлить, но нельзя обратить вспять. За ним стоят влиятельные силы в лице крупных корпораций, которые, скорее всего, рано или поздно доведут дело до конца. Так что украинским сталелитейным заводам и прочим участникам рынка металлопродукции необходимо использовать оставшееся время для реального повышения конкурентоспособности на международном уровне и подготовки к работе в новых условиях. В принципе, многие украинские компании вполне способны пережить отмену льгот и субсидий на глобальном уровне, а, если при этом они смогут выторговать себе избавление от вечной угрозы введения антидемпинговых пошлин, то только выиграют от предлагаемых нововведений.

Виталий Шимкович,
по материалам OECD, Metal Bulletin

 
© агенство "Стандарт"