журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
рубрики
ТЕМА НОМЕРА

ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

КОМПАНИИ И РЫНКИ

КРИЗИС ПЕРЕПРОИЗВОДСТВА

ПРОФИЛЬ

РЫНОК ЧЕРНЫХ МЕТАЛЛОВ

РЫНОК ЦВЕТНЫХ МЕТАЛЛОВ

ЦЕНОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Металлы мира" – №1, 2003
Приложения к статье
Потребление меди и алюминия в Китае в зависимости от ВВП на душу населения, кг в год
Китайский нетто-импорт базовых металлов, тыс. т
Рост мощностей для производства базовых металлов в Китае, тыс. т
Нетто-импорт в Китай сырья для производства цветных металлов, тыс. т

ТЕМА НОМЕРА

Китайский дракон атакует мировой рынок металлов

Темпы роста цветной металлургии страны вызывают тревогу у западных промышленников

Темпы развития китайской цветной металлургии вызывают серьезное беспокойство у западных производителей базовых металлов. Страна стремительно наращивает мощности и от импорта переходит к экспорту одного металла за другим. В 2002 году Китай уже начал экспортировать алюминий и отныне будет приобретать за рубежом только медь и никель. Фактически этот рост ограничивается единственным фактором – проблемой обеспечения сырьем.

Большой стране нужно много металла

После двадцати лет непрерывного быстрого расширения китайская цветная металлургия стала крупнейшим в мире производителем первичных металлов. В 1980 году суммарные по стране объемы выпуска шести базовых металлов ЛБМ составляли только 1,24 млн. т, но в 1990-м выпуск был уже почти вдвое большим – 2,33 млн. т, а следующее удвоение было зарегистрировано в 1995 году (4,74 млн. т). По предварительным оценкам, в 2002 году объемы производства были доведены уже до 9,55 млн. т в год (судя по данным за первые три квартала). При этом, почти каждую неделю появляются сообщения о новых проектах строительства крупных металлургических заводов в Китае, и у западных производителей усиливается беспокойство, что китайский экспорт затопит международные рынки.

Китайцы утверждают, что ничего подобного не может произойти, и приводят довольно основательную аргументацию. С точки зрения китайских экономистов, стимулом для лавинообразного наращивания мощностей служит высокий спрос на внутреннем рынке, обусловленный мощным подъемом экономики. По официальной статистике, последние два десятилетия ВВП в Китае возрастал со средней скоростью 9,2% в год, тогда как в западных странах средняя скорость была менее 3%. По мнению китайских аналитиков, спрос на металлы в Китае будет продолжать увеличиваться, поскольку ожидается, что в ближайшие 5-10 лет ВВП будет расти со скоростью 7-8% в год.

Кроме того, история развития других стран свидетельствует, что спрос на потребительские товары имеет свойство возрастать по S-образной кривой. Вначале объем потребления медленно повышается до тех пор, пока ВВП на душу населения не дойдет до определенного уровня, затем происходит скачок, который впоследствии переходит в фазу насыщения. Сопоставление китайского ВВП на душу населения и тенденций спроса на алюминий и медь свидетельствует, что потребление этих металлов вступило в стадию подъема. Еще один аргумент китайских аналитиков состоит в том, что несмотря на быстрый рост производства и масштабов использования обоих металлов в экономике их потребление в стране на душу населения – 3,3 кг алюминия и 1,93 кг меди – остается ниже, чем в среднем в мире (4,33 кг и 2,58 кг соответственно). Таким образом, не вызывает сомнений, что спрос в Китае будет продолжать расти, остается только выяснить, насколько велик этот потенциал и когда именно потребление дойдет до уровня насыщения.

Если проводить сравнение со средним в мире потреблением этих металлов на душу населения, то получится, что спрос на алюминий уже почти насыщен, а мощности по производству рафинированной меди достаточно нарастить на 850 тыс. т в год. Однако эти обобщенные показатели слишком низкие, чтобы реально представлять уровень спроса на цветные металлы в развитой экономике. По мнению аналитиков, если сравнивать Китай с соседней Японией, где потребление алюминия на душу населения составляет 18,4 кг, а меди – 10,6 кг, достижение лишь половины от современного уровня Японии выведет совокупный спрос в Китае на уровень 7,67 млн. т алюминия и 4,38 млн. т меди в год. Это означает, что объемы производства этих металлов должны быть более чем удвоены по сравнению с показателями 2001 года, иначе стране придется увеличивать объемы импорта.

Большие перемены

Однако, к чему приводит стремление китайцев к "самодостаточности" и строительству "импортозамещающих мощностей", хорошо знают, например, западные производители цинка, которые были вынуждены закрыть свои заводы под натиском дешевого металла китайского производства. Китайская цветная металлургия продолжает свое расширение и оказывает все большее давление на мировой рынок. В настоящее время китайскому сектору производства цветных металлов принадлежит уже 15% мировых мощностей по сравнению с 3,34% в 1980 году.

Традиционно Китай был экспортером малотоннажных металлов, таких как вольфрам, сурьма, молибден. В начале 90-х годов к этому списку добавились свинец, цинк, олово и магний, и с тех пор экспорт этих металлов значительно увеличился – за прошлое десятилетие Китай стал крупнейшим в мире экспортером цветных металлов. В 2001 году нетто-экспорт свинца составил 441 тыс. т, цинка – 422 тыс. т, магния – 172 тыс. т (включая сплавы в слитках и гранулы). Экспорт этих металлов нарастал так быстро, что специалисты именно на Китай возлагают ответственность за современный низкий уровень цен.

Теперь подходит очередь алюминия. В 2000 году Китай импортировал 705 тыс. т этого металла, в 2001-м объем нетто-импорта уменьшился до 120 тыс. т, а в 2002 году страна стала уже нетто-экспортером в размере более 200 тыс. т (правда, на достоверность китайской статистики следует полагаться с осторожностью). К 2005 году объемы нетто-экспорта могут приблизиться к 1 млн. т – с учетом тенденции к регулярному удвоению объемов производства. На сегодняшний день Китай остается импортером только меди и никеля, и признаки, что наращивание мощностей для производства цветных металлов будет ограничено, пока не просматриваюся. Поскольку все крупнейшие заводы страны принадлежат государству, а, следовательно, могут твердо рассчитывать на его финансовую поддержку, эта тенденция к постоянному расширению объемов производства вызывает обоснованное беспокойство в промышленных кругах западных стран.

За год, прошедший после присоединения Китая к ВТО, существенных изменений в плане приватизации металлургических предприятий пока не отмечено. Правда, не исключено, что перемены произойдут в ближайшие два года – именно такой срок остался правительству Китая для приведения структуры собственности в промышленности в соответствие с правилами, обязательными для членов ВТО. Кроме того, многие возлагают надежды на нового лидера страны; ожидается, что он примет на вооружение более радикальную политику экономических реформ. В начале ноября, на 16-м Национальном Конгрессе Коммунистической Партии Китая, президент Цзян Цзэминь передал власть своему преемнику Ху Цзинтао, и этот факт воспринимается как окончательный переход к рыночно ориентированной экономике.

Из "тронной речи" нового лидера следует, что он будет приветствовать иностранные инвестиции, поскольку Китай стремится произвести реструктуризацию неэффективных государственных компаний во всех промышленных отраслях, включая металлургию. По словам китайских промышленников, в ближайшие несколько лет многие из государственных фирм изменят структуру собственности: у них появятся иностранные и отечественные частные акционеры.

Надежда на ВТО

Китайцы утверждают, что в цветной металлургии страны, включая сектора производства алюминия, меди и никеля, уже открываются двери для иностранных инвестиций. Об этом свидетельствует новая волна учреждения совместных предприятий, соглашения о которых охватывают как капитал, так и технологии. Два наиболее заметных события – листинг Chalco с участием Alcoa на биржах Гонконга и Нью-Йорка, а также образование China United Copper Co. (см. стр. 25).

В начале ноября американская компания Olin Corp. объявила, что ее дочерняя фирма Metals Group подписала соглашение с китайской Luoyang Copper о совместном строительстве дистрибуторского центра по цветным металлам в быстро развивающейся провинции Гуандун. Новое совместное предприятие будет называться Lion Luotong Metals; в третьем квартале 2003 года новый центр начнет свою деятельность в сфере сервисной обработки и дистрибуторства на китайском рынке медных сплавов, которые производят Olin и Luoyang. Появились также явные признаки того, что некоторые из ведущих компаний китайского сектора цветной металлургии, включая крупнейшего в стране производителя никеля, Jinchuan Group, активно присматриваются к перспективным инвесторам в США и Канаде. Правда, о приватизации речь пока не идет.

Тем не менее, китайцы утверждают, что политика нового правительства в комбинации с присоединением страны к ВТО ускорит перемены в секторе цветной металлургии. По мнению китайских аналитиков, скоро начнется стремительная консолидация отрасли, а новая политика правительства будет способствовать приватизации, которая привлечет в страну мощный поток иностранных инвестиций. Однако западные аналитики испытывают определенные сомнения относительно перспектив ускоренной приватизации большей части промышленных предприятий. Они не сомневаются, что в обозримом будущем государственный сектор останется доминирующей силой в большинстве отраслей.

Стране предоставлен трехлетний срок (один год уже прошел) для адаптации экономики и промышленности к правилам ВТО, только после этого Китай станет полноправным членом организации. Однако свидетельств адаптации промышленности Китая к правилам, принятым в мировом сообществе, пока не обнаружено. Таким свидетельством может быть только готовность страны избавиться от убыточных предприятий. Государство должно не только прекратить субсидирование неэффективных заводов, но и объявить их банкротами в случае необходимости.

До сих пор действия правительства в этом направлении носили чисто декларативный характер. Новый китайский лидер может декларировать грандиозные планы, но как в реальности страна сумеет разрешить проблему социальных расходов? В настоящее время этот груз несут на себе государственные компании – именно они обеспечивают финансирование больниц и школ для рабочих и их семей. Далее, приватизация сопряжена с потерей огромного количества рабочих мест в стране, где реально – в отличие от официальных данных – уровень безработицы и без того превышает 10%.

В настоящее время наиболее явное свидетельство того, что Китай старается соответствовать новому статусу, – снижение тарифов на импорт в 2002 году. Пошлины на цветные металлы уменьшены, в среднем, до 6,1% от уровня 7,3% в 2001-м. Кроме того, снижены тарифы на глинозем – от 18 до 10%. Однако при остром дефиците этого сырья, который быстро увеличивается в связи с лавинообразным расширением плавильных мощностей, снижение пошлин на глинозем трудно расценивать как серьезную жертву.

Кроме того, китайское правительство постепенно ослабляет контроль международной торговой деятельности отдельных компаний. В секторе цветных металлов отпала необходимость получать "разрешение" правительства на импортно-экспортную деятельность – его заменила система "регистрации", позволяющая отслеживать торговые потоки. Однако экспорт некоторых металлов – вольфрама, сурьмы, серебра, цинка и олова – правительство по-прежнему ревниво контролирует экспортными квотами.

Тем не менее, прогнозы о продолжении быстрого подъема экономики (со скоростью 7% в год и более), а также обещание экономических реформ, предусмотренных правилами ВТО, внушают некоторые надежды на то, что с течением времени страна будет продвигаться в направлении более свободных рыночных отношений. По мнению аналитиков американского инвестиционного банка Salomon Smith Barney, членство Китая в ВТО и начало реформ должны ускорить этот процесс. Тем более, что приватизация и создание совместных предприятий откроют китайским компаниям путь за рубеж, где они смогут обеспечить себе стабильные поставки дефицитного в стране сырья.

Ограничение роста

Дефицит сырья – ахиллесова пята китайской цветной металлургии, и только этот фактор в некоторой степени ограничивает скорость роста объемов производства. В течение последних двадцати лет повышение самодостаточности страны в отношении выплавки металлов сопровождалось ростом ее зависимости от импорта концентрата и глинозема. Наиболее яркий пример – алюминий и глинозем. За три года (2000-2002), в течение которых Китай превратился из нетто-импортера в нетто-экспортера металла, закупки глинозема за границей увеличились от 1,87 млн. т до 4,25 млн. т. Аналогичная ситуация сложилась и с медью – основная проблема ее производителей состоит в недостатке концентрата.

В отличие от мощностей для выплавки металла, которые можно увеличить добавлением новых печей или электролизеров, возможности расширения горнорудного производства ограничены запасами руды. Хотя официальная статистика утверждает, что в Китае имеются обильные резервы металлических руд, недавние геологические изыскания после реклассификации показали, что, по крайней мере, половину традиционных "резервов" не следует рассматривать как технически и экономически перспективные. В связи с этим правительство Китая разрабатывает систему стимулирования своих производителей металлов к разведке и разработке месторождений в других странах.

Одна из мер, которые, возможно, будут предприняты в этом плане, заключается в том, что правительство примет на себя затраты, сопряженные с начальными этапами геологоразведочных работ. Это избавит китайские компании от высокого риска, сопряженного с горнорудной деятельностью за рубежом, поскольку ее организация требует огромных инвестиций, а на начальных этапах разведки возможности окупаемости весьма неопределенны. В настоящее время государственная компания China Non-Ferrous Metals Construction Corp., бывшая China Non-Ferrous Metals Overseas Engineering Corp., занимается разработкой медных залежей в Замбии и Иране, цинковых месторождений в Монголии и свинцово-сурьмяных руд в Таиланде. Кроме того, компания планирует провести разведку резервов цветных металлов (главным образом, меди и бокситов) в Бирме, Вьетнаме, Монголии, Индонезии, на Филиппинах, в России, Казахстане, Киргизии, Замбии и Конго.

Китайцы начали интенсивно изучать возможности инвестиций в иностранные месторождения, чтобы обеспечить достаточные поставки сырья по стабильным ценам. Однако существенных успехов на этом поприще они пока не добились – единственное исключение составляет 30-летний контракт с Alcoa о поставках 400 тыс. т австралийского глинозема в год. Тем не менее, китайские металлургические предприятия не отказываются от этой идеи. В марте 2002 года производители меди учредили совместное предприятие China United Copper Industry Co (CUC), первоочередная задача которого – закупки концентрата за рубежом. Позднее, в мае, появилось еще одно совместное предприятие – China Non-Ferrous Metal International Mining Co, которое будет заниматься разведкой и разработкой месторождений медной руды в других странах, чтобы обеспечить китайским плавильным заводам стабильные поставки концентрата. В эту компанию входят девять крупнейших в стране производителей меди, а также строительные и конструкторские фирмы. Первоочередная задача этого предприятия – заключение долгосрочных контрактов с иностранными компаниями о поставках сырья.

В тисках мирового кризиса

Вторая серьезная проблема, с которой столкнулась китайская цветная металлургия, – низкий уровень цен на металлы, подорванных азиатским кризисом в последние годы прошлого десятилетия и спадом экономики западных стран в 2001-2002 годах. Западные горнорудные компании отреагировали на это значительным сокращением объемов производства, но плавильные заводы снизили загрузку мощностей в меньшей мере, а результатом подобного дисбаланса стал нарастающий дефицит медного, цинкового и свинцового концентрата на мировом рынке. Соответственно, цены на сырье ощутимо повысились. Китайская металлургия оказалась между молотом и наковальней – высокими ценами на концентрат и низкими на металл; за последние два года рентабельность отрасли значительно пошатнулась.

Прибыли медеплавильных заводов упали от 343 млн. юаней ($41,4 млн.) в 2000 году до 94 млн. в 2001-м, а за первые девять месяцев 2002 года предприятия отрасли понесли убытки в сумме 15,6 млн. юаней. Прибыли производителей свинца и цинка изменились от 817 млн. юаней в 2000 году до 469 млн. в 2001-м и 88 млн. юаней за первые три квартала прошлого года. Наиболее доходным остается сектор производства первичного алюминия, но и его прибыли (включая полученные от продаж глинозема рафинировочными заводами) уменьшились – от 3,2 млрд. юаней в 2001 году до 1,78 млрд. за январь-сентябрь 2002-го.

С другой стороны, в то время как сектор выплавки металлов переживает финансовый спад, экструзионная и обрабатывающая отрасли получают все более высокие прибыли. По данным за первые три квартала 2002 года, годовой прирост прибылей заводов, обрабатывающих легкие металлы (алюминий и магний), составил 18,1%, а в секторе тяжелых металлов прирост достиг 43,5%. В связи с этим, многие крупные китайские производители алюминия и меди стремятся расширить свою деятельность в сферах продукции более высокого передела. Тем не менее, параллельно Китай продолжает интенсивно наращивать и объемы производства первичных металлов.

Китайцы традиционно склонны не только к обеспечению самодостаточности, но и к превышению достигнутого уровня, если это в их силах. Вероятно, меры, предпринимаемые для обеспечения бесперебойных поставок из-за рубежа концентрата и глинозема, в ближайшие годы устранят единственный фактор, сдерживающий рост объемов производства. После этого, с учетом иностранных инвестиций, приток которых будет быстро увеличиваться, следует ожидать появления новой серии металлургических проектов.

В настоящее время китайский рынок пока еще действительно поглощает значительную часть произведенных в стране металлов, и спрос продолжает возрастать. Однако следует учитывать, что это связано не только с быстрым подъемом экономики, но и с воздействием чисто временного фактора: правительство инвестирует значительные средства в инфраструктуру в рамках подготовки к Олимпиаде 2008 года, которая пройдет в Пекине. Следовательно, через несколько лет, когда спрос на металлы внутри страны начнет определяться только постоянно действующими факторами, китайские металлургические мощности станут избыточными. С учетом прогрессивных технологий, которые зарубежные производители предоставляют китайцам в обмен на доступ к их пока еще емкому рынку, а также одного из основных преимуществ страны – низкой стоимости труда, можно не сомневаться как относительно качества будущего китайского металла, так и в его ценовой конкурентоспособности.

Галина Резник, по материалам
Metal Bulletin Monthly, Metal Bulletin, China Metals

 
© агенство "Стандарт"