журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
СЛИЯНИЯ И ПОГЛОЩЕНИЯ

ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

БАНКОВСКИЕ СИСТЕМЫ

Банковский кризис

Новые рыночные страны

Банковские стратегии

РЕКЛАМА

Информационные технологии

ПЛАТЕЖНЫЕ КАРТОЧКИ

Банковская деятельность

АРХИВ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №12, 2002

БАНКОВСКИЕ СИСТЕМЫ

Реакция на кризис

Швейцарские банки в ожидании новых испытаний

Далеко не лучшие времена переживают сейчас швейцарские финансовые институты. Для них ухудшение ситуации на мировом рынке банковских услуг крайне неудачно совпало с растущим международным давлением, направленным на отмену или смягчение действующих в этой стране законов о банковской тайне. Эти факторы могут существенно ослабить конкурентоспособность банков Швейцарии, если в ближайшее время они не изменят свою политику.

На пороге неприятных перемен

Банковский бизнес чрезвычайно важен для Швейцарии. По состоянию на конец 2001 года, в 369 банках страны работало более 120 тыс. специалистов (для сравнения: население страны составляет 7 млн.). Общий ежегодный доход, вносимый национальными финансовыми институтами в государственную экономику, равен, примерно, SFr45 млрд. ($31 млрд.). На долю банков Швейцарии приходится почти 11% от ВВП страны. По данному показателю швейцарские финансовые институты более чем в два раза превзошли своих коллег из Франции, Германии и США.

На банковском рынке Швейцарии доминируют две крупнейшие структуры – UBS и Credit Suisse. Под их контролем находится почти две трети банковских активов страны. Эти банки, равно как и большинство других крупных и малых финансовых институтов Швейцарии, основную прибыль получают от частных банковских операций – управления средствами богатых частных лиц.

По данным Swiss National Bank, в конце 2001 года под управлением отечественных банков находились активы частных лиц на общую сумму в SFr3400 млрд. ($2345 млрд.). При этом, более половины их приходилось на долю иностранных граждан. Стремление иностранцев размещать капитал именно в швейцарских финансовых структурах вполне объяснимо, поскольку действующие здесь жесткие законы о банковской тайне дают возможность частным лицам без проблем выводить свои операции из поля зрения налоговых органов их стран. Как следствие – в настоящее время швейцарские банки, по разным данным, контролируют от 30 до 40% мирового оффшорного частного банковского рынка.

Банки Швейцарии получили наибольшую выгоду от интенсификации деятельности в сфере управления активами богатых клиентов, отмечаемой с 90-х годов. Так, за период с 1990 по 2000 год прибыли швейцарских финансовых институтов возросли от менее SFr5 млрд. ($3.45 млрд.) до SFr SFr19.5 млрд. ($13.45 млрд.).

Однако кризис, охвативший мировые фондовые и финансовые рынки в 2001 году, больно ударил и по, казалось бы, стабильным банкам Швейцарии. Об этом говорит хотя бы тот факт, что финансовые институты страны в стремлении снизить уровень операционных расходов были вынуждены впервые за многие годы приступить к сокращению штатов.

В попытках повысить эффективность своих операций швейцарские частные банки обращаются и к консолидации. Одним из первых заметных шагов в этом направлении стало недавнее объединение двух старейших частных банков страны Lombard Odier и Darier Hentsch. Еще пятью годами ранее подобное слияние нельзя было даже вообразить, ибо они находились в руках банкирских династий, видевших главную задачу своего бизнеса в обслуживании традиционных клиентов и дальнейшей передаче дел новым поколениям своих семей.

Таким образом, изменение рыночной ситуации заставляет пересматривать свои позиции даже консервативных швейцарских банкиров. Те же из них, кто не в состоянии приспособиться к новым условиям рынка, вынуждены покидать свои посты. Это в последнее время произошло с Лукасом Мюлеманном, председателем правления Credit Suisse, руководителями Bank Vontobel – частного банка из Цюриха, а также Banque Cantonale Vaudoise – второго по величине кантонального банка страны.

Смена руководства швейцарских банков отражает и реформы в их политике: переход от агрессивных стратегий экспансии прошлых лет к акцентированию внимания на сокращении расходов, повышении эффективности инвестиций и специализации операций. Частные банки Швейцарии теперь рассчитывают, в основном, на оншорный рынок Европы и США, где их присутствие пока незначительно.

Впрочем, швейцарские финансовые институты вынуждены сокращать оффшорные операции не только из-за складывающейся на рынке ситуации, но и с учетом растущего международного давления с целью усиления обмена финансовой информацией и ликвидации или смягчения законов о банковской тайне. В итоге швейцарские банкиры могут быть втянуты в совершенно не выгодную для них конфронтацию с европейскими коллегами.

Подобное развитие событий не сулит банкам страны ничего хорошего. Так, недавняя налоговая амнистия в Италии привела к тому, что в эту страну вернулось более $25 млрд., ранее размещенных итальянскими гражданами в швейцарских банках. Гораздо более тяжелые последствия для финансовых институтов Швейцарии может иметь аналогичная акция, намечаемая, по слухам, в Германии.

Между тем, власти ЕС угрожают Швейцарии санкциями, если финансовые институты страны по-прежнему не будут делиться информацией в части операций своих клиентов с европейскими налоговыми органами. К повышению прозрачности банковского сектора призывают и министры финансов стран "большой восьмерки". В ответ на такие заявления швейцарские финансисты утверждают, что атаки на законы о банковской тайне организованы конкурентами, стремящимися уменьшить роль Швейцарии как мирового финансового центра.

Однако, кто бы ни был прав в этом споре, не вызывает никаких сомнений то, что все публичные разногласия вокруг проблемы банковской тайны вряд ли улучшают репутацию банков этой державы. А отличная репутация наряду с традиционным нейтралитетом, политической стабильностью и сильной валютой всегда была ключевым фактором успеха швейцарских финансовых институтов. Поэтому поиск выхода из конфликта с налоговыми органами ЕС отвечает интересам банков страны не в меньшей степени, чем интересам европейских чиновников.

Единый бренд UBS

Перемены отмечены не только в политике и бизнес-стратегиях швейцарских банков. UBS, крупнейший банк Швейцарии и третий по объему активов банк Европы, в частности, решил отказаться от торговых марок инвестиционных финансовых институтов – PaineWebber и Warburg, приобретенных им, соответственно, ранее в США и Великобритании, в пользу единого и простого по названию UBS: под этим именем банк намерен проводить все операции на мировых финансовых рынках со второй половины 2003 года.

UBS, образованный в результате слияния в 1998 году Union Bank of Switzerland и Swiss Bank Corporation, с 1995 года владел банком S.G. Warburg (до момента объединения он принадлежал Swiss Bank Corporation), а брокерскую компанию PaineWebber приобрел, примерно, за $12 млрд. в 2000 году. В последние несколько лет к первоначальному названию этих институтов было добавлено "UBS".

Все эти слияния и поглощения запутали многих клиентов, которые в итоге не совсем четко представляли, какой именно институт чем владеет. В этой связи торговая марка UBS не смогла завоевать того признания, на которое рассчитывало руководство банка. Так, хотя институт традиционно занимает первые места в рейтингах частных банков мира, он по-прежнему не поднимается выше седьмого места в рыночных опросах, касающихся степени известности различных банковских брендов среди обеспеченных клиентов.

Решение руководства UBS избавиться от торговых марок PaineWebber и Warburg вызвало неоднозначную реакцию среди менеджмента и сотрудников этих двух подразделений банка. В то время как руководство Warburg высказало готовность пожертвовать своей торговой маркой ради успеха объединенного банка, для сотрудников PaineWebber решение UBS ликвидировать торговую марку их компании, известную на рынке более ста лет, – неожиданность не из очень приятных.

Следует отметить, что отказ от торговых марок PaineWebber и Warburg обойдется швейцарскому банку недешево. Бренд PaineWebber, например, представляет собой нематериальный актив с балансовой стоимостью $770 млн. Поэтому UBS придется списать эту сумму в четвертом квартале 2002 года. Впрочем, по заявлениям руководителей швейцарского банка, это не окажет существенного влияния на показатели прибыльности UBS.

Как отмечает Марсель Оспель, председатель правления UBS, поскольку банк стремится стать одним из лидеров мирового рынка, ему необходима единая и легко узнаваемая торговая марка. Отказ от брендов PaineWebber и Warburg "сигнализирует о нашем единстве и силе", подчеркивает руководитель UBS. По его мнению, выступая под единой торговой маркой, UBS сможет успешно бросить вызов таким ведущим мировым финансовым институтам как Citigroup или HSBC.

"В секторе финансовых услуг главное – сильный бренд как один из основных факторов, привлекающих клиентов", – считает Петер Вуффли, президент UBS. Ему практически вторит Джо Грэно, генеральный директор UBS PaineWebber. Создание единой торговой марки "докажет всем нашим американским частным клиентам, что они работают с одним из ведущих игроков мирового финансового рынка", – отмечает Грэно.

Однако ряд специалистов не разделяют подобного оптимизма руководителей UBS. По мнению аналитиков, было бы не очень разумно отказываться от брендов, репутация которых формировалась десятилетия. Особенно такое утверждение касается PaineWebber, широко популяризировавшей свою торговую марку (проведенная кампания стоила ей десятки миллионов долларов).

Возможно, стремление руководства банка к единой торговой марке вызвано тем, что дела у UBS, в отличие от большинства других швейцарских финансовых институтов, идут довольно успешно. Так, в третьем квартале 2002 года чистая прибыль UBS равнялась SFr942 млн. ($651 млн.), что на 4% превысило показатель третьего квартала 2001 года.

Основными причинами относительных успехов банка, по мнению аналитиков, стали тщательный контроль уровня операционных расходов, аккуратное управление кредитным портфелем, а также отказ от осуществления крупных приобретений вне базовой сферы бизнеса (управления активами). Кроме того, UBS за счет активной маркетинговой кампании в Европе и США смог привлечь значительное количество новых активов частных клиентов – в общей сложности SFr12.7 млрд. ($8.78 млрд.).

Credit Suisse в поисках прибылей

Дела главного конкурента UBS на внутреннем рынке – второго по величине банка Швейцарии Credit Suisse – идут из рук вон плохо. В третьем квартале 2002 года этот институт понес наибольшие убытки за всю свою 146-летнюю историю, лишившись SFr2.1 млрд. ($1.44 млрд.). Кроме того, за этот же период Credit Suisse смог привлечь рекордно малые объемы активов частных клиентов – лишь SFr3.4 млрд. ($2.3 млрд.), намного уступив UBS и по данному показателю.

По заявлениям руководителей Credit Suisse, значительная доля убытков банка связана со страховым бизнесом. Так, в начале 2002 года Credit Suisse был вынужден осуществить капиталовложения в размере SFr1.7 млрд. ($1.14 млрд.) в принадлежащую ему страховую компанию Winterthur.

Понесло убытки и инвестиционное банковское подразделение института – Credit Suisse First Boston. В то же время операции частного, корпоративного и розничного банковского подразделений Credit Suisse принесли банку определенную прибыль. Таким образом, базовый бизнес Credit Suisse по-прежнему достаточно стабильный, чего нельзя сказать об остальных сферах деятельности этого института.

Необходимо отметить, что участники рынка в целом восприняли известие о рекордных убытках Credit Suisse относительно спокойно. Как отмечает Клод Цендер, аналитик Zuricher Kantonalbank, эти потери, пусть даже и невиданно высокие, уже стали историей, а рынки капитала традиционно интересует будущее финансовых институтов.

Кроме того, как подчеркивает Петер Торн, банковский аналитик швейцарского частного банка Pictet et Cie, поскольку отчеты о деятельности Credit Suisse за третий квартал 2002 года стали первыми документами, касающимися состояния дел института, после объявления об уходе прежнего главы банка Лукаса Мюлеманна, новое руководство Credit Suisse наверняка постаралось максимально сгустить краски, с тем чтобы переложить часть ответственности за нынешние потери на бывшего руководителя банка.

Между тем, новое руководство Credit Suisse предпринимает усиленные меры для улучшения положения. В первую очередь, речь идет об ужесточении кредитной дисциплины и кредитной отчетности. Кроме того, размер дивидендов по акциям будет снижен на 95% (от SFr2 до SFr0.1 на акцию), что даст шанс банку сэкономить около SFr2.3 млрд. ($1.58 млрд.).

Также планируется широкомасштабное сокращение операционных расходов за счет увольнения служащих и замораживания бонусов руководящему составу банка. Одновременно Credit Suisse намерен приостановить операции в не выгодных для себя сферах бизнеса. Это, прежде всего, касается электронных брокерских операций банка. Возможна и продажа части активов Credit Suisse, не относящихся к его базовой сфере бизнеса. По словам руководителей банка, все предпринимаемые в настоящее время меры должны позволить Credit Suisse восстановить прибыльность операций уже в 2003 году.

Алексей Вересюк, по материалам Financial Times

 
© агенство "Стандарт"