журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
СЛИЯНИЯ И ПОГЛОЩЕНИЯ

ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

БАНКОВСКИЕ СИСТЕМЫ

Банковский кризис

Новые рыночные страны

Банковские стратегии

РЕКЛАМА

Информационные технологии

ПЛАТЕЖНЫЕ КАРТОЧКИ

Банковская деятельность

АРХИВ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №12, 2002

СЛИЯНИЯ И ПОГЛОЩЕНИЯ

Сделка года

Приобретение британским банком HSBC американской финансовой компании Household должно стать крупнейшим поглощением в финансовой сфере 2002 года

Крупнейший британский банк HSBC, занимающий второе место среди финансовых институтов мира по рыночной капитализации, в ноябре 2002 года анонсировал свое давно ожидаемое поглощение в США. Однако выбор объекта приобретения удивил многих аналитиков. HSBC, само воплощение консервативности и осторожности, сделал предложение… американской финансовой компании Household International, специализирующейся на ипотечном и потребительском кредитовании (в том числе и "заемщиков с низкой надежностью" – "subprime lending"). Эта сделка объемом в $14.2 млрд., если она будет благополучно доведена до конца, должна стать крупнейшим слиянием в мировой банковской сфере за последние два года и второй по величине в мире за 2002 год. Специалисты восприняли ее, в целом, положительно, памятуя о предыдущих успехах HSBC в области поглощений и приветствуя расширение его операций на американском рынке. Тем не менее, приобретение Household справедливо считается самой рискованной операцией за всю историю HSBC.

Ведущий британский банк HSBC обычно не включается в число суперэлитных международных банковских групп и сравнительно редко появляется на первых полосах газет, хотя единогласно признан специалистами одним из наиболее стабильных и прибыльных финансовых институтов мира. По-видимому, это объясняется тем, что HSBC не ведет значительных по объему инвестиционных банковских операций, а большая часть его доходов генерируется на внутреннем британском рынке и в странах Восточной Азии, в частности, в Гонконге. Кроме того, HSBC традиционно придерживается осторожной стратегии, всячески избегая риска и концентрируя внимание на таких операциях как управление активами или частный банковский бизнес.

Все это делает ведущий британский банк менее зависимым от циклических экономических колебаний. При подъеме его прибыльность несколько ниже, чем у конкурирующих финансовых групп, однако с наступлением спада HSBC, как правило, подготовлен к нему лучше, чем подавляющее большинство конкурентов. Именно в такие времена HSBC и совершил большинство своих поглощений, самым крупным из которых стал в 1992 году Midland Bank, на то время четвертый по величине активов британский банк, приобретенный менее чем за $10 млрд. Вообще дешевая покупка проблемных, но перспективных финансовых институтов во время спада превратилась в 90-тые годы в "фирменный" прием HSBC. Британский банк нарушил его только в 1999-2000 годах, приобретя за $9.8 млрд. американский частный банк Republic New York и за @11.1 млрд. – французский Credit Communal de France; впрочем, обе эти покупки оптимально вписывались в его долгосрочную стратегию роста. Благодаря своей первой сделке HSBC получил порядка 30 тыс. богатых клиентов по всему миру и третью по величине сеть отделений в Нью-Йорке, вторая же принесла ему доступ в зону евро.

Экономический спад 2001 и 2002 годов, как говорится, HSBC встретил во всеоружии, вовремя сократив объемы кредитования и прочих относительно более рискованных операций и накопив достаточные резервы для новых приобретений. Как заявил еще летом 2002 года сэр Джон Бонд, председатель правления британского банка, приоритетным направлением, при этом, должны были стать США, которые в 2001 году принесли HSBC всего 12% доходов (см. БП № 9). По словам Бонда, в Северной Америке у него было на примете 10-15 финансовых институтов, которые могли бы представлять для него интерес, однако вряд ли кто тогда мог подумать, что окончательный выбор будет сделан в пользу Household International – финансовой компании, занимающейся ипотечным и потребительским кредитованием.

В середине ноября было объявлено о запланированной на первый квартал 2003 года (после одобрения акционерами и регулирующими органами) сделке объемом $14.2 млрд., самой крупной консолидационной операции в мировом банковском секторе за последние два года. В 2002 году, крайне бедном на масштабные слияния, она должна была занять второе место по объему после поглощения фармацевтической компанией Pfizer компании Pharmacia за $60 млрд. Для HSBC это должна быть самая крупная сделка за всю его историю.

Выбор именно Household имел под собой все основания для удивления аналитиков. Американская финансовая компания занималась весьма рискованным видом бизнеса, предоставляя ипотечные и потребительские кредиты клиентам с плохой кредитной историей, которым, как правило, нелегко получить заем. Так как ставки по таким кредитам высокие, в хорошие времена Household получала значительные прибыли, но нынешние времена как раз никак нельзя назвать таковыми. Экономический спад привел к тому, что многие клиенты компании потеряли работу; увеличились случаи невозврата кредитов. И, если у HSBC отчисления на покрытие убытков от проблемных займов составляли в первом полугодии 2002 года 16% от прибыли, то у Household этот показатель равнялся 55%. В августе 2002 года компания оказалась замешанной в небольшом скандале с неадекватной финансовой отчетностью. Компания KPMG, ставшая в 2002 году новым аудитором Household вместо Arthur Andersen, обнаружила несоответствия в ее балансе и потребовала списать с него порядка $400 млн.

Кроме того, против американской компании было возбуждено несколько судебных исков по обвинению в "хищническом" кредитовании. Как утверждали истцы, Household навязывала своим малообеспеченным клиентам дополнительные платежи и взимала с них большие проценты, чем было предусмотрено кредитными договорами. В октябре компания была вынуждена заплатить $484 млн. штрафов, чтобы прекратить разбирательства, хотя, при этом, она, как водится, не признавала своей вины. Тем не менее, в трех штатах дела еще не закрыты, что негативно влияет на репутацию компании.

Тем не менее, руководство HSBC четко объяснило, почему выбор банка пал именно на Household несмотря на ее видимое несоответствие бизнес-модели британского института. Как сообщил Джон Бонд, из-за некоторых особенностей американской банковской системы покрытие всего национального рынка имеют в стране только подобные финансовые компании, а никак не банки. Такие финансовые институты как Citigroup, Wells Fargo и GE Capital приобрели свой нынешний вес на национальном финансовом рынке именно благодаря потребительскому кредитованию. У Household, крупнейшей независимой компании США в данной сфере, порядка 1400 отделений в стране, не считая около 300 в Канаде и Великобритании; благодаря этому приобретению HSBC получит доступ ко всему американскому рынку, а не к отдельным штатам.

Да и сами масштабы бизнеса Household заслуживают уважения. Эта компания имеет до $101 млрд. активов, в 2001 году она заключила новые кредитные договора на сумму около $40 млрд. Количество клиентов Household приближается к 50 млн., те или иные отношения с нею характеризуют каждую пятую американскую семью, а в базу данных компании включены все владельцы недвижимости в США. Ее доход за три первых квартала 2002 года составил $1.2 млрд., так что, если она сохранится на этом уровне, в 2003 году HSBC будет получать более 30% своей прибыли на американском рынке (вместо 12% в 2002 году), а остальные поступления почти поровну будут распределены между Европой и Азией. По словам Джона Бонда, это даст возможность HSBC стать оптимально диверсифицированной финансовой группой мира.

Руководство британского банка осознает, что приобретение Household существенно увеличивает риски, а это было ранее совершенно не характерно для HSBC, но, как считает Джон Бонд, опасность явно преувеличена. На самом деле, только 20% клиентов Household можно относить к категории subprime ("рискованные заемщики"), а 63% – вполне обеспеченные граждане. Вообще средний клиент компании имеет возраст от 40 до 50 лет, получает в год $45-60 тыс., имеет дом стоимостью от $120 тыс. до $175 тыс. По мнению аналитиков британского банка, эта группа клиентов достаточно надежна, а поступления от операций на данном сегменте рынка более стабильны, чем от предоставления услуг частного банковского бизнеса. В то же время, с учетом низких процентных ставок в США и Западной Европе потребительское и ипотечное кредитование весьма выгодно, так как приносит достаточно высокий доход.

Добавим к этому, что HSBC и Household, при всей своей несхожести, составляют вполне гармоничную пару. В последние несколько месяцев у американской компании были серьезные проблемы с финансированием, что даже вынудило ее в сентябре выпустить новые акции и конвертируемые облигации на сумму почти в $1 млрд. В то же время, у HSBC более чем достаточная депозитная база; как признаются менеджеры британского банка, они испытывают определенные трудности с поиском возможностей для вложения средств вкладчиков. Приобретение Household позволяет идеально решать проблемы обоих партнеров. Американская компания получит более дешевое финансирование за счет депозитных ресурсов HSBC, а британский банк сможет с выгодой инвестировать свободные средства.

Еще одним перспективным направлением сотрудничества представляется Мексика. В конце ноября HSBC завершил процесс приобретения за $1.14 млрд. Grupo Financiero Bital, пятого по величине банка страны, имеющего порядка 1400 отделений и около 6 млн. клиентов. У Household значительное число клиентов мексиканского происхождения, но до последнего времени компания не оказывала услуг типа проведения платежей в Мексику. Теперь такие возможности у нее появились, что позволяет получить новый источник прибыли.

Но, вероятно, наиболее привлекательной для HSBC при совершении сделки оказалась низкая цена американской компании. В 2001 году курс акций Household одно время превышал $60, в то время как HSBC предложил за каждую ее акцию по 2.675 своей, или по 0.535 американской депозитарной расписки, что устанавливало стоимость ценных бумаг Household на уровне около $30 за акцию (по состоянию на 13 ноября, в последний биржевой день перед объявлением о сделке это на 34% превышало текущий курс акций американской компании). В целом Household обойдется британскому банку в $14.2 млрд. при уплате всей суммы ценными бумагами и в $600-800 млн. дополнительных отчислений на покрытие убытков от невозвращенных кредитов. Эти отчисления возникли вследствие того, что нормативы для банков в США более жесткие, чем для финансовых компаний.

HSBC верен себе: стратегическое поглощение на американском рынке было осуществлено так дешево, как только было возможно. Как утверждает Джон Бонд, перед приобретением специалисты британского банка осуществили тщательную проверку финансового состояния Household и не ожидают никаких неприятных сюрпризов. Большинство аналитиков также приветствуют это приобретение и считают, что HSBC со своим опытом интегрирования в собственную структуру проблемных финансовых институтов справится и с Household, тем не менее, они признают, что британский банк совершил в США свою самую рискованную операцию за последнее десятилетие. Ранее банкам Великобритании не удавалось серьезно закрепиться на американском финансовом рынке, хотя такие попытки ими и предпринимались. HSBC имеет неплохие шансы стать первым, тем самым утвердив себя в качестве одной из ведущих финансовых групп мира.

Виталий Шимкович, по материалам Financial Times, Guardian, New York Times, Business Week

 
© агенство "Стандарт"