журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
рубрики
ТЕМА НОМЕРА

СТРАТЕГИИ

КОМПАНИИ И РЫНКИ

ОТРАСЛЬ

РЫНОК ЧЕРНЫХ МЕТАЛЛОВ

РЫНОК ЦВЕТНЫХ МЕТАЛЛОВ

ТЕХНОЛОГИИ

АРХИВ

ЦЕНОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Металлы мира" – №12, 2002
Приложения к статье
Цены на алюминий на Лондонской бирже металлов, $/т
Цены на алюминиевый сплав на Лондонской бирже металлов, $/т
Цены на медь на Лондонской бирже металлов, $/т
Цены на никель на Лондонской бирже металлов, $/т
Цены на цинк на Лондонской бирже металлов, $/т
Цены на свинец на Лондонской бирже металлов, $/т
Цены на олово на Лондонской бирже металлов, $/т

РЫНОК ЦВЕТНЫХ МЕТАЛЛОВ

Обзор мирового рынка базовых цветных металлов: 5 ноября – 1 декабря

То, что в ноябре происходило на биржевом рынке базовых цветных металлов, в военной стратегии называется игрой на случайных тактических шансах. Цены на металлы время от времени поднимались, причем, на медь, никель и свинец – весьма значительно, однако все это не производило впечатления серьезной тенденции. Во всех случаях за этими скачками стояли не более чем краткосрочные факторы, а то и вовсе спекуляции. Характерно, что на рынках металлов, где влияние инвестиционных фондов и прочих игроков было минимальным, цены практически стояли на месте. Вряд ли нужно ожидать каких-либо изменений к лучшему и в ближайшие несколько месяцев. С точки зрения текущего соотношения спроса и предложения, шансы на подъем имеют только никель, да еще, может быть, свинец, если начавшаяся зима будет суровой, долгой, в результате чего обернется повышенными доходами для производителей свинцовых аккумуляторов. Остальным придется просто ждать у моря погоды, т.е. окончания экономического спада в развитых странах. Последние прогнозы указывают на вторую половину 2003 года. Что ж, поживем – увидим.

Алюминий: об-лом

Торговля алюминием на Лондонской бирже металлов (ЛБМ) в ноябре шла почти спокойно. За весь месяц цены только однажды (и то первого числа) опустились ниже $1350 за т по трехмесячному контракту и ни разу не поднимались выше $1400 за т. По мнению аналитиков, в нынешних условиях такой интервал представляет собой равновесный уровень и должен удержаться до тех пор, пока кто-нибудь этот интервал не нарушит.

Правда, среди биржевиков весь месяц циркулировали вполне обоснованные слухи, что некий крупный трейдер поставил под свой контроль 30-40% резервов алюминия на лицензионных складах биржи (которые составляли, между прочим, около 1,2 млн. т), а структура заключенных в предыдущие месяцы форвардных контрактов такова, что в декабре-январе следует ожидать нехватки наличного металла и подъема цен на него. В последние несколько лет такие кризисы ликвидности повторялись неоднократно, причем, именно на рынке алюминия, и руководство ЛБМ уже научилось с ними бороться. В середине ноября были введены новые нормативы отчетности и внесены временные поправки в правила торгов. В итоге цены по спотовым контрактам, которые одно время несколько превосходили форвардные (что ненормально, так как в цену по трехмесячным контрактам включается стоимость хранения партии металла и страховки), вскоре вернулись на свой уровень. Как считают наблюдатели, трудности у спекулянтов в декабре, наверное, все же, возникнут, но не слишком серьезные.

Как правило, такие спекулятивные игры оказываются в центре внимания только по той причине, что ничего более интересного на рынке не происходит. Собственно говоря, так оно тогда и было. Под конец года большинство потребителей не проводили крупных закупок, наоборот, стараясь подсократить свои складские запасы, а производителям не было особой нужды форсировать события, сбивая себе же цены.

Кроме того, сдерживающее влияние на рынок оказывала и неопределенность его перспектив. Американская экономика упорно не демонстрирует признаков выздоровления, более того, промышленное производство в сентябре и октябре падало. Конечно, при большом желании (как мы потом увидим, у некоторых оно было) даже это можно считать хорошей новостью, так как снижение темпов экономического роста обычно ведет за собой сокращение процентных ставок, благоприятствующее приобретению жилья, автомобилей и потребительских товаров в кредит, однако в США учетная ставка Федеральной Резервной Системы и так ненамного превышает 1%. Куда ее еще снижать? До нуля, как в Японии, что ли?!.

International Aluminium Institute (IAI) сообщило, что, по состоянию на начало четвертого квартала, объем мировых резервов необработанного алюминия равен 2,84 млн. т, что существенно меньше, чем 3,13 млн. т годом ранее, однако сегодняшний показатель все равно представляется великоватым. Кроме того, по данным того же IAI, глобальное производство алюминия в октябре на 5,2% превышало уровень того же месяца 2001 года, что совсем "не есть хорошо". На будущий год, по крайней мере на его первую половину, особого роста спроса на алюминий в глобальном масштабе не предвидится, зато готовится введение в строй новых производственных мощностей в России, Китае, Южной Африке и на Ближнем Востоке.

Правда, как считают многие эксперты, ситуация далеко не так однозначна. Как отмечается в вышедшем в конце ноября исследовании британской компании Bradford Research, в 2002 году Япония сократила свой импорт алюминия на 13,3%, а в Западной Европе в этом отношении наблюдалась стагнация. При этом, так как оба региона закупают у иностранных поставщиков количество алюминия, примерно, равное 10% от глобального объема производства (у Японии в лучшие времена этот показатель достигал и 15%), их влияние на мировой рынок будет исключительно негативным. Однако на другую чашу весов следует поставить 12,8%-ный рост (по итогам 10 месяцев 2002 года) закупок первичного алюминия в Корее, которая не имеет собственных плавильных мощностей, а также сокращение на 11%, или до 2,04 млн. т, российского экспорта (по данным за три квартала) благодаря увеличившимся объемам потребления внутри страны. Оба эти фактора превосходят по своему влиянию даже изменение структуры китайского рынка: за первые девять месяцев 2002 года Китай импортировал 397,7 тыс. т первичного алюминия и алюминиевых сплавов, а экспортировал 563,0 тыс. т, впервые в своей истории почти став нетто-экспортером алюминия.

Как считают специалисты Bradford Research, из этого уравнения часто необоснованно исключается один очень важный член – алюминиевый лом. КНР стремительно развивает свою отрасль по производству вторичного алюминия и сплавов. Если в 2002 году национальное производство сплавов для литья оценивается здесь в 600 тыс. т, то на 2006 год планируется расширение мощностей до около 2,5 млн. т. За первые девять месяцев 2002 года в страну было ввезено 316,0 тыс. т алюминиевого лома, в то время как экспорт составил мизерные 7,6 тыс. т. Наконец, во внешней торговле готовой алюминиевой продукцией соотношение импорта и экспорта составляет 359,2 тыс. т против 133,7 тыс. т, так что записывать Китай в нетто-экспортеры алюминия еще рано.

Между тем, возможности по сбору алюминиевого лома в настоящее время не беспредельны, острый дефицит этого материала наблюдается уже сейчас, особенно в Европе, где местные покупатели не поспевают за китайскими конкурентами. Поэтому, хотя лом считается наилучшим сырьем для производства баночных сплавов или продукции для нужд автомобильной промышленности, плавильным заводам в Китае волей-неволей придется закупать больше первичного алюминия, что может несколько уравновесить рыночный баланс.

Тем не менее, все это – всего лишь прогнозы (и то довольно противоречивые), поэтому не удивительно, что большинство потребителей не торопятся с закупками металла на 2003 год. Европейские трейдеры отмечают удивительную неторопливость в заключении долгосрочных контрактов. Если обычно к середине ноября уже бывает подписано около 80% таких соглашений, то в этот раз даже к концу месяца число заключенных сделок оставалось минимальным. На спотовом рынке активность также была низкой; закупки проводились сравнительно часто, но, как правило, в крайне незначительных объемах, так как потребители не решались делать запасы, приобретая металл только для покрытия своих насущных потребностей. По словам трейдеров, до конца года вряд ли в этом отношении что-либо изменится.

Некоторое повышение цен на ЛБМ в ноябре обусловило незначительное по масштабам снижение размера премий. Алюминий западного производства с уплаченной пошлиной, который в конце октября предлагался на $95-100 за т дороже, чем на бирже, месяц спустя котировался с премией порядка $93-98 за т для спотовых сделок, а контракты на поставку в первом квартале 2003 года заключались, как правило, из расчета $91-96 за т. На рынке в очередной раз начали циркулировать слухи о возможной отмене 6%-ной пошлины на ввоз необработанного алюминия в ЕС, однако разговоры об этом ведутся еще с 2000 года и пока с нулевыми результатами.

Премии на алюминий без учета пошлины также незначительно сократились – от $44-49 до $43-48 за т по сравнению с ценами на ЛБМ. Российский алюминий А7е продается с премией $37-42 за т, что также на $1 за т ниже, чем в конце октября. Аналитики не исключают в декабре нового понижения размеров премий, но изменения, скорее всего, будут такими же незначительными.

Корейские наблюдатели отмечали сокращение поставок алюминия из Китая в октябре-ноябре. По их мнению, нежелание китайских производителей отправлять свою продукцию на экспорт объяснялось как достаточно высоким спросом внутри страны, так и низкими мировыми ценами. Некоторые аналитики даже ожидают появления дефицита китайского алюминия на корейском рынке в первом квартале 2003 года. Вследствие этого премии на металл из Китая еще в октябре возросли до $40-45 за т по сравнению с ценами на ЛБМ и удержались на этом уровне. В то же время, спрос на корейском спотовом рынке в последние недели оставляет желать лучшего, что нашло свое отражение в снижении премий на российский и западный алюминий, соответственно, до $45-48 и $55-60 за т. Правда, трейдеры полагают, что это выравнивание цен сохранится на длительный срок. По их словам, уже в январе премии на китайский алюминий в Восточной Азии должны снова пойти вниз.

В США некоторому оживлению спотового рынка способствовал незначительный объем запасов металла у потребителей. Спрос на алюминий в стране, слегка возросший в начале второй половины года, остается, в целом, невысоким, однако ряд производителей алюминиевой продукции все же решили прикупить немного металла перед праздничной паузой. В связи с этим премии, составлявшие в октябре 4,2-4,3 цента за фунт, в ноябре поднялись до 4,25-4,4 центов, а контракты на поставку в первом квартале 2003 года заключались даже из расчета 4,5-4,6 центов за фунт (по сравнению с уровнем нью-йоркской биржи). Аналитики пока не могут решить, можно ли считать это повышение кратковременным скачком или чем-то более серьезным, поэтому предлагают подождать до января-февраля, когда обнародуют результаты экономической деятельности в США в течение 2002 года, что позволит составить более точные прогнозы на следующий год.

Торговля алюминиевым ломом, чем дальше, тем более отчетливо, принимает "восточный уклон". Европейские плавильные заводы жалуются, что не могут противостоять китайским конкурентам, которые готовы приобретать смешанный листовой лом (taint/tabor) по @1170-1180 за т CIF, в то время как европейские цены в ноябре не превышали @1120-1160 за т CIF. Аналогичная картина наблюдается и с другими сортами, причем, высококачественный лом котируется почти наравне с первичным металлом. На ЛБМ разрыв в ценах на алюминий и сплавы сократился до менее $100 за т, что представляет собой совершенно беспрецедентный показатель. Еще несколько месяцев назад при сравнимой стоимости алюминия сплав на бирже оценивался, по меньшей мере, на $150 за т дешевле.

Однако даже при таких условиях лома в Европе остро недостает. Организация европейских производителей вторичного алюминия (OEA) даже обратилась в Европейскую комиссию с просьбой оказать давление на правительства России и Украины и заставить их отменить ограничения на экспорт лома цветных металлов. Как отмечается в заявлении пресс-службы OEA, наличие подобных препятствий для торговли сырьем несовместимо с практикой ВТО (хотя ни Россия, ни Украина ее членами не считаются) и поэтому представляет собой пример нечестной конкуренции. Кроме того, тревогу у западноевропейцев вызывает практика ряда компаний сектора, переносящих производственные мощности в страны Восточной Европы. В результате этот регион, откуда лом когда-то экспортировался, сам превратился в крупного импортера этого материала. Наконец, сплавы стали выпускать непосредственно те компании, которые всегда занимались выплавкой только первичного алюминия. Как отмечают аналитики, это вполне логичное решение, так как у подобных предприятий, использующих для изготовления сплавов свой же металл, более предсказуемая структура затрат и ниже себестоимость. По мнению членов OEA, если так будет продолжаться, вся западноевропейская отрасль по переработке алюминиевого лома прикажет долго жить.

Правда, пока производители сплавов еще обладают возможностью переложить свои затраты на потребителей их продукции. При наличии достаточно стабильного спроса на алюминиевые сплавы цены на них на европейском рынке в ноябре заметно поднялись, достигнув к концу месяца @1510-1550 за т для наиболее массового продукта DIN226/А380. Впрочем, поставщики опасаются, что депрессия в европейском автомобилестроении, которая имеет все шансы продолжиться и в 2003 году, может оказать сдерживающее влияние на цены, и тогда производители сплавов вообще окажутся в двойных тисках. В США в прошлом году это привело к закрытию ряда заводов и сокращению выпуска продукции на других, что позволило привести предложение в соответствие со спросом и удержать цены от дальнейшего спада. Но в Западной Европе эта отрасль более фрагментирована, чем в США, так что дело может завершиться лишь новыми банкротствами.

На спотовом рынке глинозема спячка, царившая на нем на протяжении более двух месяцев, во второй половине ноября вдруг сменилась резким взрывом деловой активности. Вызвана она была сообщениями о том, что китайское правительство рассматривает вопрос о снижении на 2 процентных пункта импортных пошлин на глинозем с 1 января 2003 года. Эта перспектива немедленно вернула на рынок китайских трейдеров, начавших заключать новые контракты с поставкой в первом квартале. Кроме того, как отмечали наблюдатели, китайские компании, на сегодня выступающие единственными заслуживающими внимания конечными покупателями глинозема на спотовом рынке, проявили повышенный интерес к заключению долгосрочных соглашений.

Цены на глинозем, в первой половине ноября не превышавшие $140-145 за т FOB для австралийского материала и $130 за т для карибского, благодаря этой волне подъема пошли вверх и быстро достигли, соответственно, $150-160 и $135-145 за т FOB. Как считают аналитики, если китайские власти и в самом деле снизят пошлину, у них есть шанс продержаться на данном уровне до февраля-марта и даже с некоторой прибавкой. Впрочем, прогнозировать действия китайцев – дело в высшей степени неблагодарное. За последние два года они в одиночку удерживают от развала международный спотовый рынок глинозема, удвоив объемы импорта по сравнению с 1998-2000 годами, но, при этом, в местных портах, как принято считать, накопились огромные резервы. Поэтому китайские компании получили полную свободу действий и могут приостанавливать и расширять новые закупки в любой момент, когда им вздумается.

Еще один мелкий фактор неопределенности на рынке заключается в судьбе индийской компании Nalco, которую индийское правительство постоянно хочет (однако, по разным причинам, не может) приватизировать. В 2001 году Nalco завершила проект расширения производственных мощностей, но не смогла найти постоянного покупателя на дополнительные объемы глинозема, поэтому приторговывала этим материалом через ежемесячные тендеры. В ноябре Nalco, якобы, смогла пристроить свои излишки, заключив трехлетний контракт на около 600 тыс. т (за все три года), но, по некоторым сведениям, какие-то объемы у индийской компании еще останутся незадействованными. Нельзя сказать, что действия Nalco оказывали какое-то существенное влияние на международный спотовый рынок глинозема, но ее тендеры – неплохой индикатор, так что аналитики будут жалеть, если они его лишатся.

Медь: за неимением гербовой

Несмотря на все негативные факторы наподобие перепроизводства и экономического спада в развитых странах, который все никак не собирается прекращаться, медь испытала во второй половине ноября весьма впечатляющий подъем, в ходе которого ее стоимость на ЛБМ впервые с июля превысила $1600 за т и даже добралась до $1650 за т по трехмесячному контракту.

Такой внезапный рост был неожиданностью для аналитиков, поскольку для этого, казалось бы, не было никаких предпосылок. К началу ноября влияние предпринятых ранее сокращений производства (например, американской компанией Asarco) уже свелось к нулю, кроме того, о своих экспансионистских планах на 2003 год заявила чилийская компания Codelco – крупнейший в мире производитель меди. В новом году Codelco собирается выпустить около 1,6 млн. т металла, что, примерно, на 100 тыс. т превысит показатель 2002 года. В основном, это будет достигнуто за счет завершения проекта расширения мощностей комбината El Teniente к середине года от 350 тыс. до 480 тыс. т в годовом исчислении. Улучшения тогда не ожидал никто. Например, американская компания Phelps Dodge как раз в начале ноября опубликовала свои пересмотренные прогнозы на четвертый квартал, согласно которым средняя цена за три месяца должна была составить всего 69 центов за фунт ($1520 за т) по трехмесячному контракту.

Как ни странно, толчком, приведшим к будущему подъему цен, оказались в целом неутешительные макроэкономические показатели по данным, поступившим из США. Узнав о том, что промышленное производство в стране сокращается второй месяц подряд, а индекс потребительских ожиданий близок к минимальному уровню за последние девять лет, некоторые специалисты решили, что после получения такой информации Федеральная Резервная Система страны снова снизит учетную ставку. Со своей стороны, дешевые кредиты обычно способствуют более активным покупкам недвижимости, автомобилей и бытовой техники в рассрочку, что, со своей стороны, ведет к росту производства.

В принципе, когда в 2001 году американские автомобильные корпорации стали беспроцентно предлагать автомобильные кредиты, они этим остановили спад спроса на свою продукцию, однако в масштабах всей экономики низкие процентные ставки в последнее время почему-то не оказывают должного воздействия. Тем не менее, инвестиционные фонды начали радостно приобретать медь, чем и подняли на нее цены. Увеличились даже премии на американском спотовом рынке. Если в октябре катодная медь предлагалась на 2,75-3,5 центов за фунт дороже, чем на бирже Comex, то в ноябре разрыв составлял 3,25-3,5 центов за фунт.

Впрочем, как отмечают специалисты, для увеличения стоимости меди имеются и более объективные причины. По данным International Copper Study Group (ICSG), хотя потребление рафинированной меди в США в 2002 году на 9,2% ниже, чем в предыдущем, эти потери с лихвой компенсируются 19,5%-ным ростом в Китае. В целом же глобальный спрос на медь в первые восемь месяцев 2002 года увеличен на 1,5%, в то время как выпуск рафинированного металла снижен на 0,9%, а меди в концентрате – и вовсе на 2%. Кроме того, сократилось предложение медного лома и черновой меди, что также сдерживает рафинировочные заводы от расширения. Это привело к тому, что избыток производства меди, в 2001 году составлявший свыше 360 тыс. т, к концу августа 2002 года сократился до 74 тыс. т, а по итогам всего года рынок может оказаться практически сбалансированным.

В более долгосрочном плане ICSG предсказывает, что добыча меди будет расти более высокими темпами, чем рафинировочные и плавильные мощности. Так, до 2006 года в строй должны вступить добывающие объекты общей производительностью 2,51 млн. т в пересчете на медь, в то время как совокупное расширение плавильных заводов составит 1,49 млн. т, а рафинировочных предприятий – 1,62 млн. т. Это должно решить нынешнюю проблему дефицита медного концентрата, хотя, возможно, к тому времени на первый план выйдет нехватка лома.

Тем не менее, в ближайшей перспективе ресурс нового подъема цен на медь выглядит исчерпанным. По словам трейдеров, чтобы поддержать почин инвестиционных фондов, требуется появление на рынке реальных потребителей, но в декабре это мало вероятно. Возможно, какое-то время медь стараниями спекулянтов удержится на достигнутом уровне, но затем они же опустят ее обратно.

В отличие от рафинированной меди подъем цен на медный и латунный лом объяснялся вполне объективными факторами. Введение в строй новых перерабатывающих мощностей в Китае, на Тайване, в Индии и Шри Ланке способствовало повышению спроса на сырье и притянуло в азиатский регион новые потоки экспорта. Все это вызывает неудовольствие европейских компаний, жалующихся на то, что азиатские и южноамериканские страны защищают свои отрасли по переработке медного лома высокими таможенными барьерами, в связи с чем местные компании могут приобретать лом значительно дороже, чем их европейские конкуренты, которые остаются на голодном пайке и вынуждены просто останавливать производство. По словам европейских промышленников, в ЕС отрасль по переработке лома цветных металлов просто тихо вымирает, в то время как поставляемые в Западную Европу сплавы и полуфабрикаты не всегда соответствуют высоким местным стандартам. Некоторые трейдеры даже говорят, что китайские покупатели настолько неразборчивы, что позволяют себе смешивать лом меди № 1 и 2, тем самым совершенно подвергая профанации саму суть отраслевых стандартов.

Впрочем, несмотря на их жалобы ситуация на рынке медного и латунного лома продолжает развиваться, исходя из текущего соотношения сил. Китайские и тайванские потребители в конце ноября приобретали высококачественный медный лом barley даже дороже, чем стоила первичная медь на ЛБМ, платя за него до $1700 за т C&F, цены на лом berry № 1, birch/cliff № 2 и лом желтой латуни honey составляли в азиатском регионе, соответственно, $1450-1560, $1370-1470 и $1060-1150 за т C&F, что существенно превышало европейский уровень. Пока что колебания цен на лом идут в соответствии с изменениями стоимости рафинированной меди на ЛБМ, но аналитики отмечают, что такая зависимость постепенно проходит спад, так что ценообразование на рынке лома чем дальше, тем больше добивается самостоятельности.

Никель: неумолимые оптимисты

Рынок никеля в ноябре продолжал свой подъем, начавшийся в октябре. За весь месяц цены ни разу не опускались ниже $7000 за т, а во второй половине ноября даже вышли на довольно солидный уровень в $7350-7450 за т по трехмесячному контракту. По словам аналитиков, если даже в декабре они снова соскользнут вниз, никель все равно останется единственным металлом, среднегодовая стоимость которого в 2002 году будет выше, чем в 2001-м. Более того, по общему мнению, в 2003 году никель будет стоить еще дороже.

Этот оптимизм основан на достаточно благоприятном для никеля соотношении между спросом и предложением. Избыток производства в глобальном масштабе в 2002 году оценивается на уровне 15 тыс. т, т.е. всего в размере 1,4% от объема мирового рынка. Кроме того, этот излишек совершенно не ощущается в реальной торговле. "Норильский никель", заключив в середине года соглашение о кредите на $200 млн., в соответствии с которым принадлежащие ему 60 тыс. т металла поступали в залог и складировались сроком на три года, таким образом, выпадая из рыночного кругооборота, развеял все опасения по поводу того, что эти запасы в случае роста цен могут появиться в продаже.

Западных специалистов не насторожило даже то, что, по итогам первых трех кварталов, экспорт никеля из России составил 230 тыс. т, что на 79% превысило показатели аналогичного периода 2001 года. Просто в прошлом году значительная часть поставок пришлась именно на четвертый квартал, кроме того, ранее "Норильский никель" активно торговал металлом со складов в Европе.

Что касается лицензионных складов ЛБМ, то тамошние запасы в конце ноября составляли лишь немногим более 20 тыс. т, сократившись более чем на четверть по сравнению с началом второго полугодия. Наконец, в ближайшие три года во всем мире не будет введено в строй ни одного крупного объекта в сфере добычи никелевой руды, так что объем предложения будет иметь более-менее постоянный характер.

Спрос же на никель уверенно идет на подъем. Производство нержавеющей стали, на которое требуется более двух третей добываемого в мире никеля, только в странах Запада должно возрасти в 2002 году на 5,4%, а в 2003-м в одной лишь Европе ожидается рост мощностей на 1 млн. т в годовом эквиваленте. Пусть даже не все из них сразу выйдут на плановые показатели, но даже половины этих мощностей будет достаточно, чтобы превратить нынешний избыток на мировом рынке никеля в дефицит. Добавим к этому постоянную и обостряющуюся нехватку лома нержавеющей стали, что также будет способствовать росту спроса на никель.

Правда, этому радужному сценарию многие специалисты противопоставляют обоснованные сомнения, вызванные неутешительным состоянием экономики США, Западной Европы и Японии, на которые приходится львиная доля мирового потребления нержавеющей стали. Если сталелитейные компании промахнутся со своими прогнозами интенсификации спроса, их новые объекты создадут избыточный объем продукции, а цены на нержавеющую сталь пойдут на спад. В такой ситуации и никель не сможет удержаться от падения, независимо от того, останется он при этом в дефиците или нет. Конечно, промышленники рассчитывают, что Китай существенно увеличит свои закупки никеля, но его влияние на мировом рынке этого металла пока не настолько велико, чтобы перевесить все негативные факторы.

Исходя из этого большинство комментаторов считают, что нынешние цены на ЛБМ завышены, и, с точки зрения реального соотношения спроса и предложения, равновесный уровень находится чуть ниже $7000 за т по трехмесячному контракту. Октябрьско-ноябрьский подъем в значительной степени был вызван активностью спекулянтов, и ему нужна поддержка со стороны реальных потребителей. По общему мнению, в декабре снижение деловой активности должно потянуть никель вниз, а в первые недели 2003 года основное влияние на рынок должна оказать автомобилестроительная промышленность США и Западной Европы. Именно она сейчас "держит баланс", поэтому новый спад или, наоборот, малейший подъем в этой отрасли даст необходимый сигнал рынку никеля.

Цинк: ненужное чудо

Движение цен на биржевом рынке цинка в ноябре проявляло несколько странный характер. В начале месяца инвестиционные фонды и прочие спекулянты искали буквально малейшеие поводы для того, чтобы приподнять цены, хотя, с точки зрения фундаментальных факторов, для этого не было никаких оснований. В результате стоимость цинка на бирже почти достигла $790 за т по трехмесячному контракту, но вскоре снизилась вновь до $750-760 за т из-за полного отсутствия покупательского интереса. Второй подъем, для которого вообще не было никаких поводов, кроме, разве что, роста цен на медь, никель и свинец, был более удачным. При почти полном отсутствии интереса со стороны реальных участников рынка цены превысили-таки $800 за т по трехмесячному контракту впервые с июля 2002 года. Такое развитие событий оказалось определенным сюрпризом для аналитиков, ожидавших, что цинк до конца года будет находиться в интервале $750-780 за т.

Спрос на цинк, определяемый, в первую очередь, ситуацией на рынке оцинкованной стали, в последнее время достаточно стабилен и даже намечает некоторую тенденцию роста. Тем не менее, все это обесценивается значительным объемом перепроизводства, оцениваемым различными специалистами в 300-500 тыс. т рафинированного металла, т.е. 3,5-6% от объема мирового рынка.

В начале ноября еще существовали определенные надежды на сокращение этого излишка. На плавильном заводе San Luis Potosi компании Grupo Mexico из-за конфликта между двумя профсоюзами вспыхнула забастовка, парализовавшая деятельность предприятия. В Италии компания Porto Vesme пригрозила закрыть свой завод производительностью 90 тыс. т металла в год, если местные власти не помогут ей решить вопрос с завышенными тарифами на электроэнергию. Собственно, именно эти два сообщения и послужили поводом для роста цен на ЛБМ в то время.

Однако, в конечном итоге, все это оказалось совершенно несерьезным. В середине ноября San Luis Potosi возобновил работу, причем, клиенты не испытали никаких перебоев с поставками, так как Grupo Mexico покрыло всю недостачу за счет складских запасов. А Porto Vesme, даже если переговоры с властями и не завершатся с положительным для нее результатом (так как компания находится на острове Сардиния, найти там альтернативного поставщика электроэнергии будет нелегко), не намерена закрывать предприятие, а только переведет его на переплавку цинкового лома. Подобным образом несколькими месяцами ранее поступила бельгийская компания Metaleurop, переориентировавшая свой плавильный завод Noyelles Godault с дефицитного концентрата на лом.

Вообще специалисты не могут понять логики некоторых решений компаний отрасли. Несмотря на то что большинство из них несут убытки из-за низких цен, сокращать плавильные мощности в заметных масштабах никто не планирует, за исключением китайских предприятий, которые не настолько чувствительны к ценам на цинк, но испытывают нехватку сырья. Зато австралийская компания Pasminco, крупнейший западный производитель цинка, потерпев в 2001/2002 финансовом году A$411 млн. убытков, едва не отправивших ее на дно, предпочла продать за бесценок несколько своих объектов, но ни в коем случае ничего не закрывать. Единственное предприятие Pasminco, запланированное к выводу из строя, это, опять же, не плавильный завод, а шахта Cockle Creek. Ее рассчитывают остановить… в 2006-2008 годах, и никак не раньше. Впрочем, еще более "веселый" номер выдала компания MIM. Вначале она решила прикрыть свой убыточный плавильный комбинат в Дуйсбурге (Германия), но затем, передумав, передала его компании Sudamin, да еще и заплатив в придачу. С этой точки зрения, повышение цен до более $800 за т даже вредно, так как дает возможность производителям снова оттянуть принятие решений о необходимом снижении выпуска рафинированного цинка.

Правда, справедливости ради, следует отметить, что компании отрасли вынуждены упрямо гнуть свою линию не совсем по своей воле. Так уж получилось, но мировая цинкоплавильная промышленность, во-первых, очень фрагментирована, а, во-вторых, сосредоточена, главным образом, в развитых странах, где закрыть предприятие сложнее и намного дороже, чем его открыть. Поэтому производители цинка предпочитают работать себе в убыток, лишь бы не нести этих расходов.

Однако все это означает и то, что ожидать сокращения масштабов нынешнего перепроизводства можно будет только с подъемом спроса в тех же развитых странах. Потребление оцинкованной стали – наивысшее в автомобилестроительной промышленности и в производстве бытовой техники; обе эти отрасли, как ожидается, пойдут на подъем, самое раннее, во второй половине 2003 года. Еще не менее года уйдет на ликвидацию избыточных запасов, столько же – на окончательное сбалансирование рынка. В итоге, как полагают специалисты, до 2005 года цены на цинк будут, по большей части, находиться в интервале $750-900 за т, а подъем в конце ноября, очевидно, скоро сменится новым провалом.

На спотовом рынке цинка в последние месяцы большую роль играет региональный фактор. В Европе и США, где в этом металле нет недостатка, цены и премии испытывают тенденцию к снижению или, в лучшем случае, стагнации. На американском рынке сообщение о проблемах, возникших у Grupo Mexico, привело к кратковременному росту премий на цинк SHG (special high grade) до более 3,5 центов за фунт в начале ноября, но во второй половине месяца они быстро опустились до 2,75-3,5 центов за фунт. Зато в Восточной Азии, где ощущается сужение объемов китайского экспорта по причине низких цен и сокращения производства внутри страны премии в четвертом квартале немного подросли и стабилизировались в середине ноября на уровне $30-33 за т по сравнению с ценами на ЛБМ. Металл SHG западного происхождения, при этом, предлагался на $38-40 за т дороже, чем на бирже.

В скором времени главной заботой участников рынка станут переговоры между поставщиками концентрата и плавильными заводами об установлении тарифов на обогащение цинкового концентрата и рафинирование металла. В 2001 году стоимость этих операций составляла, в среднем, $189 за т при базовой цене металла $1000 за т, но с тех пор дефицит сырья, возникший вследствие опережающего выведения из строя добывающих мощностей, сдвинул баланс сил в пользу горняков. В 2002 году тарифы после длительного переговорного процесса были установлены на уровне, в среднем, $168-169 за т, а на 2003 год прогнозируется новый спад. Некоторые добывающие компании называют цифры порядка $130 за т при той же расчетной базовой цене в $1000 за т рафинированного цинка (или, точнее, 13% от стоимости чистого металла), что еще более ухудшит положение рафинировочных комбинатов. Поэтому многие наблюдатели предсказывают очередной раунд длительных и тяжелых переговоров, хотя некоторые специалисты придерживаются прямо противоположной точки зрения. По их мнению, ситуация настолько ясная, что говорить просто не о чем: плавильным заводам не удастся представить ни одного довода в свою пользу, вследствие чего основная масса контрактов на обогащение и рафинирование будет подписана уже в феврале (в предыдущие несколько лет все заканчивалось, самое раннее, в мае).

В связи с этим можно ожидать, что все больше компаний, особенно в Европе, последуют примеру Metaleurop и переориентируют свои плавильные заводы на выпуск вторичного цинка. Это должно способствовать увеличению спроса и, очевидно, цен на лом, как это уже происходит с алюминием и медью. Однако пока эти планы еще не воплощены в жизнь, поэтому стоимость лома колеблется синхронно с рафинированным цинком, конечно, без учета кратковременных подъемов и спадов. В последние месяцы эти цены практически постоянны, составляя в континентальной Европе $560-580 за т CIF Роттердам для нового литейного лома.

Свинец:

аппетит приходит внезапно

Участники рынка свинца получили в конце ноября приятный сюрприз. Цены на этот металл, большую часть года уныло съезжавшие вниз, вдруг пошли на подъем и достигли более $460 за т по трехмесячному контракту. Это было особенно приятно и своевременно, в связи с тем что не далее как в сентябре большая часть прогнозов делалась из расчета падения цен до $410 за т, а то и ниже.

Движущей силой процесса выступили, как и в отношении прочих цветных металлов, инвестиционные фонды, однако многие комментаторы считают, что у повышения цен более надежная основа. В течение всего года потребители не проявляли решительно никакой активности и понемногу расходовали свои запасы. В последнее же время, решив немного пополнить ресурсы, они обнаружили, что на рынке совсем не так много металла, как казалось ранее. Многие китайские компании, своими избыточными поставками вызвавшие спад в первой половине года, были вынуждены приостановить рост объемов выпуска свинца вследствие дефицита концентрата. В странах Запада производство этого металла сдерживается из экологических соображений. В то же время, зимой начинается сезонный подъем спроса на свинец, большая часть которого используется для изготовления автомобильных аккумуляторов.

Учитывая влияние всех этих факторов, поставщики свинца уже считают совершенно недостаточным достигнутый уровень цен. В прессе появились прогнозы, согласно которым цены уже в ближайшее время должны превзойти $480 за т, а вначале 2003 года дойти и до $500 за т, о чем все производители этого металла мечтают еще с 2000 года. Что же, если зима будет долгой и холодной, а крупные производители не станут сбивать цены, поспешно сбывая свои резервы, на такой подъем есть кое-какие виды.

О том, что дефицит свинца существует на самом деле, свидетельствует и ситуация на некоторых региональных рынках. В Восточной Азии премия на поставки этого металла на спотовом рынке не меняется уже несколько месяцев и составляет $8-10 за т со склада в Сингапуре, однако в США премии поползли вверх в связи с активизацией потребительского спроса. В конце ноября их размер достигал 2,5-3,5 центов за фунт по сравнению с 2-3 центами в третьем квартале. По словам аналитиков, этот показатель должен сохраниться и до конца года.

Повышение цен на свинец на ЛБМ активизировало и торговлю ломом. В Великобритании цены на кусковой материал к концу ноября поднялись до 265-275 ф. ст. за т, прибавив около 10 ф. ст. за т по сравнению с октябрем, в континентальной Европе остался неизменный с начала октября уровень в $330-350 за т CIF Роттердам, однако трейдеры, по некоторым данным, готовили подъем цен на декабрь. Спрос повсеместно высокий, и наиболее оптимистично настроенные поставщики уже не исключают в обозримом будущем подорожание до $400 за т.

Правда, компании, занимающиеся переработкой свинцового лома, не разделяют общей радости по этому поводу. Как они жалуются, цены на лом и так слишком велики, из-за чего рентабельность плавильных заводов упала до опасного минимума. А, между тем, им приходится нести растущие расходы вследствие соблюдения все более жестких требований по охране окружающей среды. Правда, здесь европейским компаниям хотя бы не приходится выдерживать конкуренции с китайцами.

Олово: все надо делать постепенно

В ноябре олово приостановило медленный рост цен. Большую часть месяца стоимость металла на ЛБМ находилась в интервале $4200-4300 за т по трехмесячному контракту. Спекулянты не проявляли особого интереса к олову, уделяя все внимание другим металлам, а без них не нашлось никого, кто мог бы нарушить сложившееся равновесие.

По мнению специалистов, нынешние цены еще не позволяют большинству производителей олова получать прибыль, однако зато у них не возникает искушения поднять объем выпуска, чтобы компенсировать "валом" низкую рентабельность. В условиях, когда резервы олова на лицензионных складах ЛБМ достаточно масштабны, хотя понемногу и сокращаются, а спрос со стороны производителей жести и электроники невысок, х

Виктор Тарнавский, по материалам
Metal Bulletin, Metal Bulletin Research, plattsmetals.com

 
© агенство "Стандарт"