журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
рубрики
ТЕМА НОМЕРА

СТРАТЕГИИ

КОМПАНИИ И РЫНКИ

ОТРАСЛЬ

РЫНОК ЧЕРНЫХ МЕТАЛЛОВ

РЫНОК ЦВЕТНЫХ МЕТАЛЛОВ

ТЕХНОЛОГИИ

АРХИВ

ЦЕНОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Металлы мира" – №12, 2002

КОМПАНИИ И РЫНКИ

Один вариант из двух худших

Британо-нидерландская группа Corus отказалась от поглощения бразильской CSN, но ее положение от этого не улучшилось

Британко-нидерландская сталелитейная группа Corus оказалась в крайне трудном положении, отказавшись от прежней стратегии диверсификации и выбрав основным видом деятельности выплавку стали (см. ММ № 11). Однако такая смена политики была проведена в условиях значительного избытка сталелитейных мощностей на мировом рынке. При этом, себестоимость продукции, которую производят британские заводы Corus, слишком высокая по сравнению с показателями конкурентов из континентальной Европы – Arcelor и Thyssen Krupp Stahl, которые, к тому же, во второй половине 2002 года успешно подняли цены на свою продукцию, тогда как Corus не сумела реализовать аналогичных планов. Попытка группы осуществить экспансию на бразильский рынок за счет приобретения местной компании CSN тоже была безуспешной. Этот провал совместно с рядом других обстоятельств обусловил падение курса акций и кредитного рейтинга Corus. Становится очевидным, что, если группа не сумеет в ближайшее время радикально изменить ситуацию, она превратится в мишень для поглощения более удачливыми конкурентами.

Гири на ногах Corus

В русле своей новой стратегии Corus осенью 2002 года продала единственные активы, которые функционировали прибыльно – мощности для производства нержавеющей стали и предприятия, выпускающие алюминиевую продукцию высокого передела. На вырученные деньги она пытается осуществить финансовую реструктуризацию своих убыточных сталелитейных заводов. Однако это весьма непростая задача: потребление стали в Великобритании неуклонно падает, поскольку компании металлообрабатывающей отрасли перемещают свои заводы ближе к перспективным дальневосточным рынкам. Эта тенденция со временем только усиливается, а высокий курс фунта стерлингов не позволяет группе за счет экспортной деятельности компенсировать убытки, обусловленные низким спросом на внутреннем рынке.

Попытка Corus радикально снизить уровень производственных затрат приобретением высокоэффективного бразильского производителя слябов CSN вместе с принадлежащим ему месторождением, откуда предполагалось поставлять в Великобританию дешевую железную руду, не имела успеха. Однако и это – не последнее из несчастий, преследующих злополучную группу. Одновременно с объявлением о разрыве соглашения с CSN компания сообщила, что ее ожидаемые убытки по итогам второго полугодия 2002 года составят около 100 млн. ф. ст. Эти потери значительно ниже, чем за первые шесть месяцев (252 млн. ф. ст.), но рентабельность восстанавливается значительно медленнее, чем предполагалось.

В результате резко упал кредитный рейтинг компании: международное рейтинговое агентство Moody's Investors Service снизило оценку Corus от BAA3 до BA2, и долговые обязательства компании приобрели статус "мусорных", т.е. высокодоходных, но рискованных для владельца. Похоже, что скоро Corus придется думать уже не о приобретениях, а о способах сохранения собственной независимости, поскольку, отказавшись от поглощения CSN, группа утратила единственную возможность радикально откорректировать свои перспективы.

В июле, когда Corus объявила о своем намерении организовать слияние с бразильским производителем стали CSN, аналитики были уверены, что группа нашла правильное стратегическое решение. Подписание окончательных соглашений было запланировано на первый квартал 2003 года. В случае благополучного завершения эта сделка могла переместить британо-нидерландскую группу на пятое место в мире по объемам выплавки стали (около 26 млн. т в год) и открыть доступ к быстро расширяющемуся рынку Латинской Америки. Кроме того, это приобретение представляло великолепный трамплин для последующей экспансии на рынок США, чрезвычайно привлекательный для каждого крупного производителя стали.

Бразилия – идеальное место для размещения сталелитейного производства, а CSN производит слябы с вполне конкурентной себестоимостью – $100 на т. Слияние CSN-Corus могло обеспечить синергию за счет объединения мощностей для выплавки стали и расширения производства на принадлежащем CSN горнорудном комбинате Casa de Pedra. Предполагалось сконцентрировать производство определенных видов стальной продукции на конкретных заводах, чтобы получать экономию на масштабах. Группа могла бы стать и крупнейшим в мире производителем белой жести (2,5 млн. т в год).

Слияние также увеличило бы возможности последующего расширения Corus в Бразилии, Европе и США. Не менее важно, что оно обеспечивало Corus дешевые поставки железной руды с комбината Casa de Pedra, которые резко уменьшили бы базовые производственные затраты проблемных заводов Corus в Великобритании. По оценкам специалистов Corus, объединение должно было привести к значительному сокращению затрат: предполагаемая экономия – $250 млн. в год только за счет использования дешевой железной руды, а рационализация мощностей позволяла извлечь очевидную экономию на масштабах.

Тем не менее, правление Corus не утвердило сделку. В официальном заявлении группы отмечено, что причины – неопределенность тенденций мировой экономики, спад на рынках капитала и изменчивость валютных курсов. Однако в действительности поводов было значительно больше.

Запутанные узлы

Во-первых, у Corus возникли серьезные трения в правлении. Лео Берндсен, председатель наблюдательного совета нидерландского подразделения, был крайне недоволен принятым курсом на финансовую реструктуризацию заводов в Великобритании. Он заявил, что намерен заблокировать решение о продаже Pechiney алюминиевых активов группы за @750 млн., главным образом, из-за того, что эти вложения предназначены не на цели развития, а для сокращения задолженности компании. С его точки зрения, вырученная сумма должна быть инвестирована в более эффективные нидерландские заводы Corus, а не в британские "избыточные мощности". Как заявил Берндсен, "до тех пор, пока сталелитейные заводы группы в Великобритании не будут реорганизованы, бывшая Hoogovens останется дойной коровой для Corus".

Во-вторых, у инвесторов возникло серьезное беспокойство, что экономическая политика нового бразильского левого правительства, пришедшего к власти после выборов в октябре 2002 года, резко увеличит страновые риски. Лондонское Сити принципиально воспротивилось намерению Corus осуществить слияние с CSN стоимостью в 3 млрд. ф. ст. Дело усложнялось жесткими требованиями Бенджамина Стейнбрука, председателя правления и главного акционера CSN, который пожелал при проведении слияния получить за свои акции значительную сумму наличными, чтобы иметь возможность рассчитаться с долгами. Крупнейшие акционеры Corus потребовали аннулировать сделку или, по крайней мере, основательно пересмотреть ее условия.

Основные возражения акционеров Corus сводились к следующему: во-первых, после заключения предварительного соглашения произошла резкая девальвация бразильского реала, в итоге, если на момент подписания договора акции CSN котировались по $20, то в начале октября они стоили всего $9. Во-вторых, инвесторы Corus не желали вести дела с президентом CSN Бенджамином Стейнбруком, имеющим довольно скверную репутацию. Между тем, по условиям предварительного соглашения, в 2004 году председателем слившейся группы должен был стать именно Стейнбрук, которого в бразильских деловых кругах прозвали Дьяволом. Перспектива, что подобная личность станет руководителем одной из ведущих британских компаний, вызвала настоящую панику среди крупнейших институциональных инвесторов: сама возможность, что этот человек появится в Лондоне и "будет действовать среди нас…", представлялась акционерам Corus невыносимой.

Наконец, в-третьих, инвесторы вполне обоснованно опасались, что после слияния группа будет втянута в длительную судебную тяжбу с бразильским горнорудным гигантом CVRD из-за железорудного месторождения Casa de Pedra, указываемого в качестве важнейшего преимущества от европейско-бразильского слияния.

В свое время Бенджамин Стейнбрук, которому сейчас 49 лет, создал себе в Бразилии имидж предпринимателя националистического толка. Он декларировал грандиозные планы создания промышленной империи, охватывающей производство стали, добычу руды и организацию поставок. Однако менее чем через два года после того как он начал превращаться в "идеального бизнесмена Южной Америки", в кругах деловой бразильской элиты Стейнбрук получил прозвище "Дьявол". "Образцовый" предприниматель неожиданно оказался в центре скандала, связанного со взяточничеством и незаконным лоббированием, а его безжалостный подход к бизнесу и заключение предварительного соглашения о вхождении крупнейшего национального производителя стали CSN в состав европейской группы Corus обеспечили ему врагов по обе стороны Атлантики.

Стейнбрук, отец четырех детей и страстный любитель скачек, стал известен миллионам бразильцев в связи с его ролью в приватизации горнорудного гиганта CVRD в 1997 году. Он развернул энергичную кампанию за возврат крупнейшего в мире производителя железной руды в руки бразильцев вместо продажи консорциуму во главе с зарегистрированной в Лондоне южноафриканской группой Anglo American. Успех этой кампании поставил его у руля как CSN, так и CVRD. Однако в прошлом году перекрестное владение акциями было устранено, и компания Vicunha, находящаяся в личной собственности Стейнбрука, оказалась владельцем 47% акций CSN. Именно это более всего беспокоило акционеров Corus: после завершения сделки они получили бы 62,5% акций группы, но, при этом, Стейнбрук стал бы крупнейшим индивидуальным акционером.

Кроме того, возникли опасения в отношении долгосрочного контракта, который CSN согласовала с CVRD. В настоящее время эта группа имеет право на продажу всей руды с принадлежащего CSN комбината Casa de Pedra. Акционеры Corus беспокоились, что поглощение CSN завершится муторной судебной тяжбой с CVRD, так как CVRD, по действующему соглашению, может сама распоряжаться поставками руды и не собирается дешево снабжать ею Corus.

Беспокойство европейцев относительно используемых Стейнбруком методов ведения бизнеса усиливалось в связи с обвинениями, что он пытался шантажировать правительство Бразилии с целью получения займов с низкими процентными ставками в обмен на свое молчание о подробностях вымогательства взятки в сумме $5 млн. во времена приватизации CVRD. Стейнбрук отрицает, что заплатил деньги, которые у него требовал чиновник, занимавшийся сбором денег для правительства тогдашнего президента Кардосу. Однако эти обвинения выдвинули требования расследовать деятельность данного чиновника и инициировали запрос в парламентскую комиссию относительно недавно проведенных приватизационных операций. Кроме того, бразильцы были крайне не удовлетворены перспективой слияния Corus-CSN, которое передавало европейцам одну из крупнейших национальных компаний.

Утраченная перспектива

Когда Corus отказалась от слияния со ссылкой на нестабильность мировой экономики и под тем предлогом, что риски, сопряженные с инвестициями в Бразилии, не приемлемы для бывшей British Steel, "Дьявол" проявил свой характер. Если в официальном заявлении Corus было обтекаемо указано, что несмотря на "большую стратегическую целесообразность" слияния "неопределенность экономических тенденций и нестабильность на рынках капитала" вынуждают правление группы уклониться от сделки, то Стейнбрук прямо сообщил корреспондентам, что CSN отказалась от сделки, поскольку "результаты тщательного исследования финансового состояния Corus не соответствуют предоставленной британо-нидерландской группой при заключении предварительного соглашения информации".

Действительно, после объявления, что Corus отказалась от сделки с CSN, объем которой оценивался в $4,3 млрд., акции группы за один день упали на 28%. По мнению аналитиков, сам по себе отказ от рискованного поглощения привел бы только к повышению курса акций Corus, но одновременно группа предупредила об ожидаемых высоких убытках. Хотя Тони Педдер, генеральный директор Corus, объявил, что компания улучшит свои финансовые результаты в первом квартале 2003 года, это – не та скорость восстановления прибыльности, которая могла бы устроить акционеров.

Кроме того, аналитики скептически отнеслись к утверждению Педдера. По их мнению, возврата к прибыльности не стоит ожидать ранее 2004 года, поскольку финансовому восстановлению Corus препятствуют стабильное ухудшение производственной базы Великобритании, стагнация европейской экономики и высокий курс фунта. С точки зрения обозревателей, после отказа от слияния с бразильской компанией Corus осталась "без стратегического решения" и с высокозатратными мощностями в Великобритании. Несмотря на прогресс, которого Corus удалось достичь в аспекте повышения собственной конкурентоспособности, уже в начале октября стало очевидным, что реальный спрос на стальную продукцию в Европе и Великобритании упал ниже, чем предполагалось. Прогнозы Corus относительно тенденций мирового рынка стали оказались ошибочными, так что снижение прибыльности ее предприятий по выпуску продукции высокого передела обусловило неожиданные убытки во втором полугодии.

С точки зрения аналитиков, бразильская авантюра Corus исходно выглядела излишне амбициозной. Однако компания отказалась от слияния, скорее, из-за ухудшения перспектив мирового рынка, чем в связи с опасениями чисто бразильских экономических проблем. Когда инвесторы начинают уходить от риска, даже некоторые хорошие сделки не изменят этого отношения. Компании часто критикуют за то, что в хорошие времена они планируют проекты, которые разваливаются на части при ухудшении ситуации. Corus начала в трудное время, но недооценила сроки, требуемые для улучшения экономических перспектив. Тем не менее, в стратегическом отношении эта сделка имела смысл. Объединение с CSN обеспечивало Corus радикальное снижение производственных затрат. Продажа алюминиевых активов и заводов для производства нержавеющей стали значительно уменьшает доходы группы, а производство углеродистой стали по-прежнему остается убыточным.

По мнению Педдера, стратегия, ориентированная на восстановление прибыльности европейских мощностей для выплавки углеродистой стали, вполне перспективна, но аналитики считают, что компании следует предпринять радикальные меры для снижения базовых производственных затрат. Педдер утверждает, что слияние именно с CSN никогда не было центральным элементом новой стратегии, но, по словам специалистов ABN Amro, стратегия "захвата" низкозатратного производителя в низкозатратной стране просто "разлетелась вдребезги". Группа осталась с мощностями по выпуску углеродистой стали в Великобритании и Голландии, которые в отношении уровня затрат далеко не лучшие территории для размещения такого затратного производства.

За последние несколько лет большая часть клиентов Corus переместила свои заводы в менее затратные регионы; спад промышленного производства в Великобритании имел хронический характер, а компенсировать убытки за счет расширения объемов экспорта компания не может из-за высокого курса фунта стерлингов. Ситуация усугубляется еще и тем, что у европейских конкурентов группы, таких как Acelor and Thyssen Krupp Stahl (TKS), значительно лучшие виды на будущее: у них нет проблем с валютным курсом и сокращением металлообрабатывающей отрасли на внутреннем рынке, а также принята программа реструктуризации, включающая сокращение 10 тыс. рабочих мест и кардинальное снижение расходов. Континентальной Европе присуща значительно более прочная производственная база, а, соответственно, и более высокий спрос на сталь. Это позволило Arcelor и TKS поднять в конце 2002 года цены на свою продукцию, что в комбинации со способствующим экспорту низким курсом евро обеспечило этим компаниям возврат к прибыльности. Однако Corus, которая тоже намеревалась увеличить стоимость полосовой стали, не сумела выполнить эту программу до конца.

Правда, руководство Corus утверждает, что группа, все же, преуспела в поэтапном повышении цен во втором, третьем и четвертом кварталах. Однако ее сервисные центры не смогли переложить этот рост цен на плечи конечных потребителей. По словам независимых британских складских компаний, им пришлось преодолевать трудности в течение всего года, но у них всегда была возможность покупать импортную сталь, более дешевую, чем у Corus. С точки зрения владельцев складов, Corus действительно преуспела в том смысле, что увеличила цены, по которым прокатные заводы группы поставляют материал ее же предприятиям для производства продукции высокого передела, а это и привело к снижению их прибыльности несмотря на общее улучшение положения на британском рынке. По мнению Питера Фиша, аналитика компании Meps, именно конечные потребители, особенно те, кто пользуется услугами сервисных центров, воспрепятствовали движению цен вверх на рынке Великобритании.

В каком направлении Corus планирует двигаться дальше, пока не известно. Вероятно, группа будет искать альтернативных партнеров в других странах с низкими производственными затратами. В лучшие времена финансовое состояние компании располагало бы к приобретениям, однако до возобновления подъема в мировой экономике рыночная ситуация не будет способствовать заключению глобальных сделок в международных масштабах, которые подразумевает избранная Corus стратегия. С точки зрения промышленных обозревателей, Corus следует обдумать целесообразность приобретений в Восточной Европе или Южной Америке либо инвестировать средства в производство продукции более высокого передела.

По мнению аналитиков, компания начнет переговоры о возможном сотрудничестве со своими конкурентами в континентальной Европе, вероятно, в сфере длинномерной продукции. По словам Фиша, "для Corus было бы лучше присмотреть варианты поближе к дому, возможно, найти партнера в ЕС; впрочем, сегодня компания настолько уязвима, что больше смахивает не на покупателя, а на мишень для поглощения".

Галина Резник, по материалам
Metal Bulletin, Metal Bulletin Monthly

 
© агенство "Стандарт"