журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
КРИЗИС ДОВЕРИЯ

ФИНАНСОВЫЙ КРИЗИС

Банковские стратегии

Банковская деятельность

Новые рыночные страны

ПЛАТЕЖНЫЕ КАРТОЧКИ

Информационные технологии

РЕКЛАМА

Банковские кризисы

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №11, 2002

Банковская деятельность

Вернуть долги

Восстановление проблемных кредитов становится насущной необходимостью для банков Европы и Азии

Невозвращенные кредиты в последнее время отнимают львиную долю прибыли у европейских, американских и азиатских банков. Создание и использование специализированных структур по управлению проблемными активами может не только остановить эти потери, но и генерировать значительные объемы прибылей для тех институтов, которые внедряют высокорентабельные и эффективные процессы восстановление безнадежных долгов. Многие банки, при этом, не только создают подобные структуры для обслуживания собственных интересов ("компании по восстановлению долгов" -- "debt-recovery companies"), но и предлагают их услуги менее искушенным финансовым институтам.

Проблема как возможность

Многие отрасли экономики Европы испытывают серьезные проблемы с просроченными долгами. Задолженность перед европейскими банками, компаниями и государственными институтами по недействующим кредитам фактически достигла объема ВВП Испании и на сегодняшний день составляет около $900 млрд. (в том числе в Германии -- $280 млрд., Франции и Италии -- $150 млрд., Великобритании -- $100 млрд., Испании -- $30 млрд.). По мере замедления темпов экономического развития в регионе эти проблемы продолжают обостряться. Все кредиторы стремятся к тому, чтобы взыскать как можно больше просроченных кредитов, и некоторые из них делают это качественнее, чем прочие. Так, например, результаты некоторых мелких итальянских банков в секторе управления восстановлением невозвращенных займов на 20% выше среднего показателя, поскольку эти институты привязывают процессы погашения к конкретному виду долга и активно работают с должниками.

Ряд крупных банков для этого сформировали специализированные дочерние компании по управлению собственными проблемными кредитами, а также предлагают услуги по возвращению просроченных займов, взимая с клиентов комиссионные в размере 10-15% от общего объема взысканных средств. В этих целях опять же используются процессы восстановления, привязанные к конкретному виду долга.

Потенциальными клиентами всех этих банков становятся другие финансовые структуры, на долю которых в странах Европы приходится, в среднем, до 45-50% недействующих кредитов, а также промышленные корпорации (40%), правительственные и государственные институты (10-15%), компании, специализирующиеся на секьюритизации активов и покупающие просроченные займы у кредиторов. Кроме того, в Европе действует множество мелких фирм, предлагающих услуги по взысканию долгов, которыми иногда пользуются банки и нефинансовые компании при операциях с отдельными должниками. Но, по оценкам экспертов, поручение банками и промышленными корпорациями функций управления своими портфелями безнадежных долгов сторонним внешним национальным или международным подрядчикам (так называемый "аутсорсинг") -- пока довольно редкое явление в европейской банковской практике.

С учетом большого объема, широкого отраслевого и географического распределения портфеля невозвращенных кредитов ведущих банков они получают преимущество в создании специализированных подразделений по взысканию просроченных долгов всех видов: от крупных корпоративных кредитов до потребительского финансирования. Восстановление таких кредитов -- весьма выгодный бизнес. Так, если банк с портфелем просроченных займов общим объемом $2 млрд. улучшит свой коэффициент их погашения хотя бы на 10%, он сможет сократить свои потери (фактически, получить дополнительный доход) на сумму от $35 млн. до $50 млн. в год еще без учета обслуживания внешних клиентов.

Крупные банки вряд ли будут передавать свои портфели просроченных кредитов прямым конкурентам, однако к их подразделениям по погашению долгов, наверняка, будет обращаться немало не конкурирующих с ними кредиторов. Так, один из крупнейших итальянских банков UniCredito Italiano намерен предоставлять услуги своего нового подразделения по восстановлению безнадежных долгов мелким и средним банкам, промышленным компаниям, фирмам, специализирующимся на секьюритизации активов, и коммунальным предприятиям.

Этот бизнес выглядит не только многообещающим, с финансовой точки зрения, но и дает максимальную отдачу во время рыночного спада, что открывает банкам преимущества в современной нестабильной экономической ситуации. Однако обнадеживающие перспективы такого бизнеса привлекают не только банки, но и некоторые специализированные европейские фирмы, уполномоченные взыскивать долги, которые стремятся расширить масштабы своей деятельности за счет налаживания сотрудничества между собой. Эти фирмы, правда, ведут операции в ограниченных регионах, а некоторые из них не обладают высоким профессионализмом. Более мощные соперники для европейских банков, вероятно, могут выйти из рядов небанковских компаний, специализирующихся на специальных видах кредитования (например, ипотечные кредиторы, фирмы, предоставляющие потребительские ссуды, и др.), которые заполнят нишу создания национальных и международных подразделений по восстановлению долгов. Здесь уместно отметить, что некоторые американские небанковские компании-кредиторы, уже создавшие подобные подразделения, серьезно намерены выйти на европейский рынок. Так, недавно ипотечная фирма из Флориды Ocwen Financial, имеющая в своем составе специальное подразделение по взысканию просроченных ипотечных кредитов, открыла свой офис в Италии.

Вместе с тем, многие из этих кредиторов специализируются на ссудах частным лицам, а не на управлении недействующими корпоративными кредитами, которые представляют собой наиболее привлекательный сегмент данного рынка, учитывая их объем, средний размер и потенциал восстановления. Операции по взысканию подобных кредитов требуют профессионализма и особого подхода, поэтому крупные банки, наверняка, будут и в дальнейшем доминировать в подобных операциях.

Как бы там ни было, но в Европе сохраняются широкие возможности для ведения операций в секторе восстановления просроченных кредитов. По мнению экспертов, с учетом характера рынка любой игрок, способный правильно организовать и вести бизнес по восстановлению долгов, может за три-четыре года получить прибыль в размере $150 млн., а то и более.

Востребованность

Просроченные займы чрезвычайно накладны для банков. Наряду с тем, что потери от просроченных кредитов составляют до 85% от их объема, кредиторы несут еще и операционные расходы в ходе восстановительных процессов, затраты на персонал и юридическую поддержку, а также недополучают доходов с капитала, который оказывается "замороженным", в среднем, на протяжении четырех лет. В 2000 году совокупные отчисления на покрытие безнадежных долгов европейских банков составили почти половину (48%) их общей прибыли. В Италии, например, затраты, связанные с просроченными кредитами, в 2000 году "съели" 65% совокупной прибыли местных банков. Не удивительно, что в этой стране деятельность специализированных компаний по возвращению корпоративных кредитов наиболее активна. В Германии, Франции, Испании и Великобритании банки в том же году потратили на возмещение потерь по безнадежным долгам, соответственно, около 58; 34; 23 и 18%.

Поэтому возникает вопрос: если в Европе столь высоки потери от просроченных кредитов, то почему рынок управления долгами начинает развиваться на континенте только сейчас? Ответ достаточно прост: именно сегодня европейские финансовые институты проявляют желание и готовность передавать функции управления ими сторонним компаниям и банкам. А, если уж банки, для которых кредитная деятельность -- основная, начнут передавать на аутсорсинг управление своими невозвращенными кредитами, их примеру должны последовать промышленные и институциональные кредиторы.

В настоящее время европейские банковские институты положительно относятся к аутсорсингу управления своими безнадежными долгами по трем основным причинам. Во-первых, ситуация на современных финансовых рынках требует от банков существенного повышения уровня их прибыльности. Учитывая это, многие из них тщательно анализируют все виды бизнеса, которыми они занимаются, исходя из параметров их ценности, определяя наиболее прибыльные и передавая остальные сторонним подрядчикам. Такой анализ впервые показал некоторым банкам реальную стоимость их невозвращенных кредитов, поскольку традиционно финансовые институты Европы измеряли издержки исключительно с точки зрения кредитных потерь. Передача на аутсорсинг управления портфелями проблемных займов может стать выгодной для многих мелких и региональных банков, поскольку это может помочь минимизировать потери. Если специализированное агентство в состоянии работать с несостоятельными должниками так, как это, например, делают теперь лучшие итальянские банки, то клиенты, пользующиеся подобной услугой, могут снизить убытки от своих невозвращенных кредитов более чем на 10%.

Во-вторых, убедившись в безопасности и целесообразности аутсорсинга в отношении других процессов (например, информационных технологий), многие банки сегодня не видят серьезного риска в передаче функций управления своими долгами внешним подрядчикам. Применение совершенных управленческих систем на базе информационных технологий снижает вероятность неправильной оценки долгов, переданных специализированному агентству, как, впрочем, и допуска других операционных ошибок. Новые компании по управлению долгами в свои аутсорсинговые соглашения включают специальные пункты по защите кредиторов от риска совершения подобных ошибок.

В-третьих, по мере того как европейские банки все чаще задумываются об обращении к услугам специалистов по восстановлению долгов, на континенте появляется новый тип потенциальных клиентов -- компании, специализирующиеся на секьюритизации активов. В 2000 году в Европе было выпущено в обращение ценных бумаг, обеспеченных активами (в том числе, и просроченными кредитами), на общую сумму около $84 млрд. С 1999 по 2001 год только в Италии общий объем операций по секьюритизации достиг $40 млрд., причем, половина таких операций имела непосредственное отношение к невозвращенным кредитам. Компания по секьюритизации активов, которая способна восстановить большую часть недействующих кредитов, может улучшить рейтинг (и, таким образом, прибыльность) своей эмиссии ценных бумаг. По мере расширения рынка операций по секьюритизации в Европе спрос на внешних специалистов, занятых улучшением показателей невозвращенных кредитов банка-эмитента, будет, очевидно, расти.

Восстановительный процесс

Как можно вернуть зависший долг? Большинство кредитных организаций, в 70% случаев прибегающие для этого к юридическим нормам, сегодня применяют универсальный подход к восстановлению стоимости всех своих займов, не делая различий между ними. Однако самые преуспевающие в этом плане компании создают отдельные специализированные бизнес-подразделения, применяющие процессы, которые поддерживаются новейшими информационными системами и привязаны к конкретному виду недействующего кредита. Такие кредиты имеют ряд оригинальных характеристик (например, срок действия, размер, тип заемщика, обеспечение). Компания по работе с должниками сегментирует портфель недействующих кредитов по доминирующим характеристикам и затем разрабатывает соответствующие восстановительные процессы. В основе каждого из них лежит применение различных систем сбора данных, набора тактических приемов проведения трансакций, контактных операций и т.д. Судебные акции, при этом, используются только как крайняя мера и "средство последней надежды".

Чтобы понять, как метод привязки действует на практике, рассмотрим разницу между обычными и специализированными процессами восстановления долгов в трех сегментах кредитного бизнеса.

Корпоративные обеспеченные кредиты. Перед тем, как выдать корпоративный кредит, банки-кредиторы требуют предоставления свидетельства о платежеспособности заемщика (по крайней мере, бизнес-плана). Когда дебитор объявляет дефолт, только некоторые из этих кредиторов проверяют, способны ли будущие денежные потоки несостоятельного заемщика когда-либо удовлетворить их требования. Напротив, компания по восстановлению долгов проводит оценку того, какую сумму может реально возвратить должник, и затем старается получить для своего клиента-кредитора максимум возможного. Для проведения такой оценки сотрудники компании должны знать и понимать положение заемщика, уметь найти надежные источники информации в его управленческих звеньях, проверить его реальные денежные потоки (например, наличие у заемщика достаточного количества заказов, поставку на склад продукции, готовой к отгрузке, кредитоспособность его потребителей и др.).

Если ситуация с денежными потоками дебитора выглядит не лучшим образом, то в отличие от большинства обычных кредиторов компании по восстановлению долгов проводят постоянный мониторинг оценки стоимости обеспечения (залога) по ссуде. Если в качестве обеспечения, допустим, выступает промышленное здание, то правильно ли оценена его стоимость? Есть ли на него потенциальный покупатель? Были ли с ним какие-либо контакты? Банки предпочитают действовать независимо от поставщиков, открывших несостоятельному должнику коммерческие кредиты, однако компании по восстановлению долгов будут вступать в контакт со всеми остальными главными кредиторами, чтобы установить, не получает ли кто-либо из них деньги от заемщика. Таким образом, в распоряжении компании появляется достаточный объем информации, позволяющей ей предложить заемщику провести переговоры о новой сделке или, в случае отказа последнего, приступить к началу процедуры банкротства дебитора.

Розничные ипотечные кредиты. Европейские ипотечные кредиторы обычно пассивно подходят к вопросам дефолта заемщиков: как только последние не проводят определенное количество требуемых платежей, кредиторы приступают к юридической процедуре оценки имущества, которое выступает в качестве обеспечения ссуды, и продают его с молотка. Обычно этот процесс, который в европейских странах может длиться до 3-10 лет, завершается тем, что объект продается по цене ниже рыночной.

Напротив, компания по восстановлению долгов строит свою деятельность таким образом, что если и прибегает к судебным процессам, то в самую последнюю очередь. Сотрудники компании сначала идентифицируют проблемные ипотечные кредиты, при которых стоимость имущества, выставляемого на аукцион, вряд ли позволит погасить заем. В этих случаях компания сразу же вступает в контакт с заемщиком для выяснения причины прекращения платежей. При этом, она не обращается в судебные органы, а обсуждает варианты получения рефинансирования или помогает дебитору найти покупателя на недвижимость, т.е. проводит операции, которые удовлетворяют как кредитора, так и (в известной мере) заемщика.

Необеспеченные розничные кредиты. Несмотря на относительно невысокий средний объем необеспеченных розничных займо, большинство кредиторов расходуют на попытки их вернуть столько же времени, сколько и на восстановление других видов недействующих кредитов. Они традиционно инициируют дорогостоящие судебные разбирательства после первого же неудачного контакта с заемщиком. Здесь, как представляется, целесообразен не такой затратный, с точки зрения здравого смысла, подход. Специализированные компании, наоборот, предлагают клиентам многоступенчатый (телефонные звонки, письменные обращения к дебиторам, посещение их офисов, ведение переговоров и т.д.) процесс по возвращению долга и в суд обращаются только в крайнем случае. Таким образом, компания автоматически обеспечивается наиболее эффективными в плане рентабельности решениями, использует более решительные (и затратные) шаги только тогда, когда ожидаемая прибыль превосходит расходы.

В своей деятельности компании по восстановлении долгов применяют новейшие информационные системы. Они базируются на специальных алгоритмах, обеспечивающих, например, проведение калькуляциию ожидаемой стоимости восстановленного долга по конкретному кредиту с предложением агенту-контактеру наиболее оптимальной последовательности при переговорах. Кроме того, эти системы могут помогать в планировании действий и предоставлять компаниям доступ к полезной и свежей информации, например, к данным о стоимости того или иного имущества на местном рынке, порядке и среднем сроке рассмотрения дел в судах и т.п.

Некоторые информационные системы могут быть сориентированы на поддержку операций по управлению невозвращенными кредитами. Новейшие технологии на базе Интернета позволяют нескольким пользователям одновременно получать доступ к текущей информации по каждому конкретному виду кредита, сокращая таким образом временные интервалы между этапами процесса по восстановлению долгов. Например, при обеспеченном ипотечном кредите агенты по недвижимости могут вести поиск покупателей на рынке, а адвокаты одновременно готовиться к быстрой организации аукциона, если покупатель не найден.

По словам комментаторов, мало кто из талантливых финансовых специалистов хотел бы сделать карьеру в таком бизнесе как восстановление долгов. Так, средний возраст сотрудников итальянских банков, занимающихся подобными операциями, составляет, по данным опросов, более 45 лет. В ведении практически каждого из них находится управление 400 кредитами. Большая часть (70%) этих специалистов занята своим бизнесом неполный рабочий день.

Вместе с тем, как отмечают многие аналитики, компании, успешно восстанавливающие долги, обычно создают для этих целей специализированные подразделения, оснащенные эффективными управленческими системами и состоящие из нескольких отделений (групп), которые занимаются конкретным сегментами кредитного рынка. Эти компании оценивают результаты деятельности своих сотрудников по таким параметрам как часть возвращенных средств и использованное для этого время, в соответствии с чем им и выплачивается вознаграждение. Наиболее успешные сотрудники поощряются различными видами премиальных и бонусов, которые могут иногда составлять 40%от базовой заработной платы.

Централизованная группа профессиональных специалистов по восстановлению долгов может управлять географически разнародным портфелем корпоративных кредитов средней стоимостью более $300 тыс. каждый. Управление займами средних размеров (ипотечные кредиты и мелкие корпоративные долги) эффективнее осуществляют сотрудники местных подразделений или независимые агенты, получающие комиссионные в зависимости от объема возвращенных ими средств. Для организации нормальных восстановительных процессов местное подразделение должно состоять, как минимум, из четырех специалистов, каждый из которых обязан управлять 250 кредитами средней стоимостью в $25 тыс. с разбросом в радиусе до 100 км. Подобное территориальное ограничение давало бы возможность агентам совершать деловые поездки и вести переговоры с клиентами в нормальном рабочем режиме. Что касается мелких необеспеченных розничных кредитов, которые обрабатываются в больших количествах и идентичны между собой, то здесь можно применять, по крайней мере на первых этапах восстановительного процесса, методы дистанционного управления с применением почты и телефонных центров.

По ту сторону Атлантики

Говоря об операциях по управлению безнадежными долгами в США, следует подчеркнуть, что до недавнего времени ни один национальный банк не передавал эти функции третьей стороне. Кроме того, лишь немногие из них создавали специализированные подразделения по восстановлению невозвращенных кредитов после кризиса в американской отрасли сберегательных и кредитных услуг в начале 90-х годов. В то время правительство США взяло на себя решение проблемы зависших займов и через компанию Resolution Trust Corporation быстро перепродало их частным инвесторам в виде пакетов однотипных активов. Некоторые из американских банков, которые приобрели эти пакеты, начали не только совершенствовать восстановительные операции, но и управлять долгами, которые были переданы им для этого другими компаниями. Кроме того, они создавали новые специальные подразделения, которые, однако, вскоре прекратили свое существование, поскольку экономическая ситуация в стране была настолько стабильной, что на их услуги попросту не было достаточного спроса.

Улучшение экономической ситуации на европейском континенте вряд ли приведет к такому же эффекту в местном секторе управления безнадежными долгами третьей стороной. Дело в том, что доля проблемных активов в общем объеме кредитов в США в целом гораздо ниже, чем в Европе, поскольку восстановление просроченных займов в стране осуществляется быстрее через национальную юридическую систему. Однако уровень невозвращенных кредитов здесь находится в более сильной зависимости от стадии экономического цикла, чем в Европе, и может быстро подниматься или спадать в соответствии с общей экономической ситуацией. В Европе же инертные восстановительные процессы приводят к тому, что даже в период экономического бума совокупный объем недействующих кредитов продолжает оставаться достаточно большим. Так, например, если в Италии на пике экономического подъема в 1999-2000 годах просроченные займы все еще составляли не менее 4% от всех кредитов, то в США этот показатель за аналогичный период был равен лишь 0.9%.

В связи с ухудшением экономической ситуации в США и последовавшими банкротствами ряда компаний в некоторых американских банках, например Citigroup, недавно появились специальные банковские департаменты и подразделения по управлению проблемными активами. Они принимают на себя долги обанкротившихся фирм, с тем чтобы изменить условия процедуры банкротства в пользу дебитора или перевести их в ценные бумаги для дальнейшего поглощения свободной от долгов компании. Однако ни одному из данных подразделений и департаментов пока не удалось разработать стандартных процессов управления просроченными долгами для третьей стороны.

Вместе с тем, в США действует несколько национальных компаний, специализирующихся на конкретных сегментах кредитного рынка. Располагая достаточным опытом и мастерством восстановления недействующих кредитов в специфических нишах кредитного бизнеса, они могут стать вероятными претендентами на ведение таких операций и в Европе.

Азиатский синдром

Ситуация с невозвращенными кредитами в Азии еще более острая, чем в Европе. Пожалуй, самым серьезным последствием азиатского финансового кризиса 1997-1998 годов стал неконтролируемый рост объема безнадежных долгов, реально угрожающий региональным банкам и экономике ряда стран. По данным некоторых частных исследований, совокупный объем недействующих кредитов в Азии достиг астрономической цифры в $2 трлн., что эквивалентно, примерно. 30% от ВВП региона. В Китае, например, этот показатель в конце 2001 года составлял 44-55% от ВВП, Малайзии -- 36-48%, Таиланде -- 36-41%, на Тайване -- 20-27%, в Японии -- 25-26%, Индонезии -- 11-14%, Южной Корее -- 7-14%, на Филиппинах -- 9-13%. Однако правительства большинства азиатских стран пока еще не пришли к пониманию всей серьезности стоящей перед ними проблемы, поскольку их официальная информация по безнадежным долгам существенно отличается от рассмотренных данных независимых источников.

Так, по официальным данным китайского правительства, общий объем просроченных кредитов в КНР в конце 2001 года составил $343 млрд., хотя, по оценкам независимых экспертов (в частности, Ernst & Young, Merrill Lynch, BusinessWorld, Standard & Poor's, McKinsey, Euromoney и др.), он достиг $480-604 млрд. В Японии расхождения еще более очевидны: правительство указывает $420 млрд., а независимые иностранные источники -- от $750 млн. до $1.26 трлн.

Из-за того, что такой объем банковских активов не генерирует доходов, возникают серьезные проблемы с получением прибыли. В действительности же многие азиатские банки давно бы уже обанкротились, если бы их балансовые показатели отражали реальную стоимость их кредитных портфелей. Поскольку правительства большинства государств Азии прямо или косвенно защищают интересы депозиторов, то погашение долгов может стать еще одной обязанностью налогоплательщиков, которые уже выплатили $370 млрд. для ликвидации последствий кризиса 1997-1998 годов.

Наряду с этим безнадежные долги сдерживают экономический рост в регионе. Капитал, который мог бы использоваться продуктивно, привязан к неплатежеспособным заемщикам, что снижает эффективность экономики, а обанкротившиеся компании продолжают функционировать, вместо того чтобы проходить процедуру ликвидации. Более того, вследствие расширения объема невозвращенных кредитов в Азии местные банки не хотят рисковать и предпочитают инвестировать средства в государственные ценные бумаги или выводить на зарубежные рынки, не вкладывая их в кредитование местных компаний. Таким образом, в масштабах всего региона возникает дефицит кредитных ресурсов.

Быстро и легко преодолеть все эти затруднения и проблемы вряд ли удастся, поскольку азиатские банки исторически ставили личные связи с клиентами выше необходимости ведения прибыльного бизнеса, ориентированного на рыночную конъюнктуру. Кроме того, банки опасаются ухудшения своего финансового положения вследствие списания недействующих активов. Однако банки Азии могут изменить ситуацию в лучшую сторону, если будут действовать быстро, поскольку показатели восстановления долгов в регионе (уже и так низкие, вследствие того что местные законы защищают, в первую очередь, заемщиков) продолжают падать. По оценкам экспертов, азиатские банки могут повысить коэффициент восстановления в два, а то и три раза, если в ближайшее время серьезно займутся вопросами проблемных кредитов. Дальнейшее игнорирование этих аспектов может, в худшем случае, привести к очередному кризису региональной финансовой системы, не говоря уже о замедлении экономического роста в Азии даже при лучшем сценарии.

Правительства азиатских государств тоже обязаны действовать, причем, весьма активно. Их задача заключается в стимулировании операций на вторичных рынках проблемных банковских активов за счет ослабления соответствующих ограничений и совершенствования деятельности государственных компаний по управлению активами (state-owned asset-management companies -- AMCs), куда обычно передаются невозвращенные кредиты. В свою очередь, банковским регулятивным органам следует ужесточить требования к предоставлению информации о проблемных кредитах, а деятельность и структура судов по банкротствам должна быть подвергнута серьезной модернизации. Возможно, эти предписания могут показаться достаточно жесткими, однако их следует соблюдать, если азиатские банки намерены перейти к ориентированной на рынок банковской системе, работающей по международно признанным нормам.

Три концепции

Несмотря на остроту ситуации в азиатском секторе восстановления недействующих кредитов здесь просматриваются и некоторые признаки прогресса. Ряд банков региона провели полномасштабную реформу своего кредитного бизнеса и создали эффективные автономные подразделения для работы с кредитами, чья деятельность оказалась на удивление успешной. Кроме того, правительства практически всех государств Азии завершили создание государственных компаний по управлению активами, которые приобретают у банков невозвращенные займы, а затем ведут работу по их восстановлению. По состоянию на конец третьего квартала 2002 года, ими уже выкуплены безнадежные долги на общую сумму $350 млрд., из которых возвращено $110 млрд.

Вместе с тем, образование многих AMC стало, главным образом, ответной реакцией на финансовый кризис 1997 года, сегодня они не обладают достаточными полномочиями для решения проблем с новыми недействующими кредитами. Кроме того, отличительная черта культуры ведения кредитного бизнеса в Азии заключается в отсутствии эффективных специализированных подразделений по операциям с просроченными займами. Сейчас сотрудники азиатских коммерческих банков не только участвуют в принятии решения о предоставлении кредитов, но и несут ответственность за их взыскание. Все это создает конфликт интересов в ситуации, когда объявление заемщика неплатежеспособным сродни предъявлению обвинений лицу, одобрившему выдачу кредита. Периодически раздававшиеся в регионе замечания по поводу того, что азиатским кредиторам следует идти вперед и требовать проведения корпоративной реструктуризации и усовершенствования системы менеджмента, игнорировались до тех пор, пока после кризиса 1997 года серьезную озабоченность сложившейся ситуацией не стали проявлять зарубежные кредиторы. Их местным коллегам, вероятно, следует внимательнее прислушиваться к этим рекомендациям.

Топ-менеджеры азиатских банков еще не проявляют особого желания вступать в конфликт с неплатежеспособными заемщиками. При отсутствии давления со стороны акционеров (большинство азиатских банков принадлежат государству или контролируются семейными кланами) в плане наращивания прибыли многие банковские институты попросту игнорируют проблемные активы. Реальная оценка их кредитных портфелей может выявить серьезные нарушения многими из этих банков регулятивных требований в части достаточности капитала, что приведет к их банкротству. Без серьезного давления извне руководители банков будут отказываться воспринимать эти реалии с полной ответственностью. Такое давление должно исходить от правительств азиатских государств, но они по сей день не торопятся с серьезными реформами, рассматривая банки в целом как средство обеспечения экономического роста, а не в виде отдельных субъектов хозяйствования, работающих с целью получения прибыли. Действительно, многие зависшие теперь кредиты были предоставлены в свое время по требованию правительств азиатских стран или их корпоративных партнеров с минимальным учетом возможных рисков.

Что следует предпринять банкам Азии, чтобы снизить бремя безнадежных долгов? По мнению международных экспертов, в первую очередь им следует начать создавать независимые подразделения, основное предназначение которых -- восстановление невозвращенных кредитов и ведение операций с проблемными активами. После этого банки могут действовать по трем стратегическим направлениям: решать проблемы с безнадежными долгами внутри самого банка; продавать займы сторонним компаниям по восстановлению просроченных кредитов; переводить долги в государственные корпорации по управлению активами. Понятно, что комплекс этих трех стратегий даст оптимальный эффект в работе по управлению своим портфелем недействующих кредитов.

Конечно, их реализация в условиях азиатского региона вызовет большие проблемы, чем в развитых странах. Несмотря на проведение широко разрекламированных реформ во многих государствах Азии их юридические и законодательные системы до сих пор ограничивают возможности кредиторов в части претензий дебиторам. Уровень оценки риска и ведения кредитной документации продолжает оставаться низким, а уровень обеспечения ссуд зачастую сомнительный. Компании, располагающие полезными связями, при необходимости обращаются к своим высокопоставленным политическим друзьям за защитой. Тем не менее, как считают многие специалисты, успешно работать в секторе кредитного бизнеса Азии можно и нужно.

Собственными силами

Даже если в стратегии банка предусматривается продажа его проблемных активов, создание независимого подразделения по ведению подобных операций имеет большое значение. Такие службы в настоящее время стали неотъемлемой составной частью любого кредитного учреждения мирового класса, поскольку займы могут переходить в разряд безнадежных даже в ведущих банках.

Независимость и автономность -- главные отличительные черты любого такого подразделения по восстановлению долгов, независимо от того, действует оно как банковский департамент или как обособленная дочерняя компания по управлению активами. Эти признаки приобретают особое значение именно в Азии, где настало время отойти от устоявшейся культуры ведения кредитного бизнеса крупными банками и выделить группу специалистов, усилия которых были бы сфокусированы на реструктуризации и восстановлении кредитов.

Поиск сотрудников с высоким уровнем специальной подготовки становится, таким образом, одной из ключевых задач финансовых институтов региона. Многие азиатские банки с готовностью перекладывают проблемы с кредитованием на плечи своего слабо подготовленного персонала, хотя работа по восстановлению долгов действительно требует незаурядного таланта и мастерства. Найти здесь настоящих профессионалов в этом деле достаточно сложно, однако в ряде государств региона зарубежные специалисты проводят специальные тренинги для сотрудников местных банков.

Один из китайских банков, например, создал специализированное подразделение по восстановлению долгов всего за девять месяцев, укомплектовав его кадрами из своих отделений, знакомыми с управлением портфелем просроченных кредитов. Все они прошли интенсивную дополнительную подготовку и несмотря на действие в Китае множества законодательных ограничений в кредитной сфере и наличие в стране специфической культуры ведения подобного бизнеса смогли втрое увеличить коэффициент восстановления долгов, взыскав в ходе этих процессов с должников $500 млн. наличными.

Наряду с наймом высокопрофессионального персонала банк обязан разработать схему финансовых стимулов, премиальных и бонусов для сотрудников, обеспечивающих такую сложную и трудоемкую работу как восстановление недействующих кредитов. В некоторых случаях менеджерам выплачивают до 12% от общей суммы восстановленных долгов (плюс дополнительные премиальные тем, кому пришлось заниматься наиболее сложными делами). И нет ничего необычного в том, что выплата бонусов за удачное выполнение восстановительных операций некоторыми высококвалифицированными сотрудниками данных подразделений может в три-четыре раза превышать размер их базовой зарплаты. Первая задача новой службы по взысканию просроченных долгов -- определение проблемных займов, которые можно восстановить силами собственных сотрудников либо следует продать. Привлечение собственных структур по восстановлению долгов имеет некоторые преимущества: сам банк, как правило, лучше остальных знает своих заемщиков и, используя накопленный опыт, может получить наивысшие дивиденды с проблемных активов. Однако создание специализированных подразделений по восстановлению недействующих кредитов не обходится без определенных проблем. Эти мероприятия требуют, в частности, серьезных подвижек в культуре ведения кредитного бизнеса. Неполные или неточные данные о кредитах, переоценка или неадекватная оценка залога, двусмысленные финансовые отчеты заемщиков -- все это сдерживает процессы восстановления долгов. В банковских подразделениях по работе с проблемными активами могут быть заняты десятки, а в крупных банках -- даже сотни сотрудников, в частности, специалисты, взимающие просроченные кредиты с розничных заемщиков, мелких компаний, крупных корпораций. Специалисты по корпоративным долгам должны обладать богатым опытом ведения переговоров и способностью координировать свою деятельность с другими кредиторами. С учетом всех реалий любой мелкий финансовый институт или банк, не заинтересованный в развитии долгосрочного бизнеса в секторе взимания безнадежных долгов, должен рассматривать вариант продажи своих недействующих кредитов, а не создавать крупные специализированные подразделения.

Работа с внешними специалистами

Рынок операций по восстановлению проблемных долгов все еще ограничен в большинстве регионов Азии, но его объем постепенно расширяется. На сегодняшний день различные инвесторы уже приобрели недействующие азиатские кредиты на общую сумму $340 млрд. (по номинальной стоимости). Американские и европейские специалисты в этой области, включая Deutsche Bank, GE Capital, Goldman Sachs, Lone Star Funds и Morgan Stanley, проводят операции (некоторые через совместные предприятия) во многих странах Азии.

Япония и Южная Корея располагают крупнейшими и наиболее активными вторичными рынками невозвращенных кредитов (их объем по номинальной стоимости уже составил, соответственно, $300 млрд. и $22 млрд.). Напротив, Филиппинам и Тайваню еще предстоит организовывать крупные продажи просроченных займов. В Китае, Индонезии, Малайзии и Таиланде главными продавцами проблемных долгов выступают государственные компании по управлению активами. Так, например, индонезийское агентство IBRA планирует сбыть в текущем году пакет недействующих кредитов номинальной стоимостью $15 млрд. в интересах обеспечения дальнейшего роста объемов вторичного рынка.

Преимущество продажи безнадежных долгов внешним покупателям состоит в том, что это дает возможность банкам получить относительно быстрый и гарантированный доход от недействующих активов. Главный же недостаток такой операции -- цена сделки может быт

Олег Зайцев,
по материалам McKinsey Quarterly

 
© агенство "Стандарт"