журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
КРИЗИС ДОВЕРИЯ

ФИНАНСОВЫЙ КРИЗИС

Банковские стратегии

Банковская деятельность

Новые рыночные страны

ПЛАТЕЖНЫЕ КАРТОЧКИ

Информационные технологии

РЕКЛАМА

Банковские кризисы

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №11, 2002

ФИНАНСОВЫЙ КРИЗИС

Трудные времена для германских банков

Ведущие банки страны продолжают нести убытки

Из всех стран Западной Европы экономика Германии сейчас находится в самом критическом состоянии. Число банкротств в этом году, как ожидается, должно достигнуть 40 тыс., причем, среди терпящих бедствие оказались не только мелкие и средние фирмы (которые, кстати, играют весьма важную роль в экономике страны), но и крупные корпорации наподобие Kirch Gruppe. Для германских банков, исторически тесно связанных с промышленными компаниями, экономический спад означает тяжелые убытки от обесценивания принадлежащих им акций, вследствие роста объема невозвращенных кредитов, падения спроса на инвестиционные услуги. В особенно тяжелом положении находятся, при этом, Dresdner Bank и Commerzbank -- третий и четвертый номера в германской банковской иерархии (см. БП № 10). Однако и у более крупных конкурентов их дела идут ненамного лучше.

Deutsche Bank: оборона -- худший способ защиты

По итогам третьего квартала 2002 года, крупнейший банк Германии объявил об убытках в размере @181 млн. без учета налогообложения, что аналитиками было воспринято как глубоко удручающий факт. В первые месяцы после начала кризиса Deutsche Bank казался защищенным от потерь лучше других германских банков вследствие большей диверсификации его операций, однако это ему, в конечном итоге, не помогло.

В последние годы Deutsche Bank усиленно развивал свое инвестиционное подразделение, претендуя на место в глобальной элите на этом рынке. Во время реорганизаций 2000-2001 годов ему в жертву была фактически принесена альтернативная стратегия развития панъевропейского розничного бизнеса с опорой на отделения, телефонные центры и интернет-банк DB24. До последнего времени приоритетное развитие инвестиционного направления себя оправдывало. В прошлом году оно принесло Deutsche Bank порядка 60% прибыли, в 2002 году эта доля достигла 80%. Еще во втором квартале банк заработал на инвестиционных операциях @608 млн.

В третьем квартале полученные прибыли превратились в @238 млн. убытков, полученных, в основном, на территории США. Как отмечают аналитики, доходы американских инвестиционных банков сокращались в этом году, в среднем, на 10% в квартал (у Deutsche Bank за период с июля по сентябрь было отмечено падение на 16%). Резко снизилась активность в ключевых для этого бизнеса секторах андеррайтинга, консультирования слияний и поглощений. Поступления уменьшаются быстрее, чем удается сократить расходы.

В области кредитования Deutsche Bank, казалось бы, вовремя принял меры, начав сужение объема выданных займов еще в начале прошлого года. За последние полтора года его портфель корпоративных кредитов изменился от @295 млрд. до @192 млрд., однако около 16% от этого объема приходится на мелких и средних заемщиков, особенно пострадавших от экономического спада. Впрочем, Deutsche Bank понес значительные потери и по кредитам, выданным таким крупным компаниям как WorldCom (обанкротившаяся летом этого года американская телекоммуникационная группа) или Marconi (британский изготовитель телефонного оборудования). Наконец, большие убытки принес германскому банку созданный им в 1999 году венчурный фонд, финансировавший проекты в сфере новых технологий.

В итоге, если за прошлый год Deutsche Bank направил на покрытие потерь от невозвращенных кредитов @1 млрд., то уже за первые три квартала 2002 года этот показатель достиг @1.61 млрд., из которых @753 млрд. пришлись на третий квартал. При этом, правда, представители Deutsche Bank заявляют, что кризис на германском рынке кредитования уже достиг своего пика и в дальнейшем ситуация будет медленно улучшаться (кстати, исследования независимых аналитиков этого пока не подтверждают).

Наконец, Deutsche Bank так и не успел вовремя избавиться от огромного портфеля акций, которые в условиях глубокого спада на германском фондовом рынке приносят ему нереализованные убытки от их обесценивания. В июле-сентябре банку пришлось показать @266 млн. таких убытков, большая часть которых пришлась на резко упавшие в цене акции страховой компании Gerling.

В итоге единственным подразделением Deutsche Bank, которое принесло прибыль, оказалось розничное. В третьем квартале оно добилось положительного показателя в @156 млн. по сравнению со @124 млн. во втором. Сейчас руководство Deutsche Bank снова повернулось лицом к этому направлению, поспешно расширяя его, чтобы хотя бы частично покрыть его доходами убытки прочих подразделений. Однако такая перестройка требует времени, и реальные результаты вряд ли проявятся ранее начала 2003 года.

Еще в начале текущего года, когда стало ясно, что германская экономика идет на спад, а условия бизнеса ухудшаются, руководство Deutsche Bank разработало и стало внедрять в жизнь широкомасштабную программу сокращения расходов. Предполагалось, что реализация данных мер позволит снижать издержки на @4.1 млрд. в год до конца 2003 года. За последние месяцы в банке было уже уволено около 10 тыс. сотрудников (из 14.5 тыс. запланированных сокращений), кроме того, была продана часть второстепенных подразделений, например, страховой бизнес Deutsche Bank в Германии, Испании, Португалии и Италии, который перешел к Zurich Financial Services.

Уже в ноябре Deutsche Bank заключил сделку с американским банком State Street о продаже кастодиального подразделения. Американский банк, ставший теперь крупнейшим кастодианом в мире с активами на хранении в объеме около $8 трлн., согласился заплатить за него $1.2 млрд. наличными и ценными бумагами, кроме того, еще до $299 млн. может быть выплачено, если бывшее подразделение Deutsche Bank будет способно получать устойчивые прибыли. Для германского банка уход с кастодиального рынка означал экономию огромных затрат на новейшие технологии, необходимые для обеспечения конкурентоспособности в этом бизнесе, где норма прибыли крайне низкая, а доходы зависят, прежде всего, от оборотов.

Благодаря всем этим мерам Deutsche Bank сократил операционные расходы от @6.04 млрд. за первые три квартала 2001 года до @4.9 млрд. за тот же период 2002-го. Однако большинство аналитиков оценивают это достижение не слишком высоко. По их словам, Deutsche Bank сокращает расходы, в основном, распродавая различные подразделения, а потому параллельно с этим процессом (и, кстати, опережая его) идет снижение доходов. Проведение внутренней рационализации у банка пока не дает ожидаемых результатом. Так, например, расходы инвестиционного подразделения были сокращены в третьем квартале всего на 1%, тогда как доходы, как указывалось выше, упали за те же три месяца на 16%.

Поэтому аналитики пока не видят серьезных перспектив у Deutsche Bank. По словам одного из них, Йозеф Акерманн, генеральный директор банка, сменивший в этом году Рольфа Бройера, должен продолжать все намеченные ранее мероприятия: сокращать затраты, продавать непрофильные убыточные подразделения, надстраивать розничный бизнес, однако в краткосрочном плане все эти действия не помогут избежать убытков. Если можно так выразиться, Deutsche Bank сейчас проводит защитную стратегию, просто реагируя на возникающие проблемы. Но для достижения успеха ему необходимо наступление.

HVB: все, без чего нельзя обойтись, считается балластом

Впрочем, если сравнить показатели Deutsche Bank с результатами деятельности его конкурентов, следует считать, что ведущий банк Германии и в самом деле производит более благоприятное впечатление, чем остальные члены германской "большой четверки". Например, для HypoVereinsbank (HVB), второго по величине банка Германии, результат его более крупного соперника был бы вполне приемлемым.

На самом же деле в третьем квартале 2002 года HVB сообщил о рекордных убытках за всю свою историю, признав потерю @360 млн. за три месяца. Кроме того, ему пришлось списать @1.2 млрд. на покрытие потерь от невозвращенных кредитов и предупредить акционеров, что общая сумма отчислений за 2002 год может достигнуть @3.3 млрд. Этот неутешительный показатель объясняется тем, что HVB в отличие от Deutsche Bank не достиг весомого присутствия на инвестиционном рынке и получает большую часть своих доходов от корпоративного кредитования со всеми вытекающими отсюда последствиями. В частности, банк потерял несколько сотен миллионов евро от банкротства Kirch Gruppe. Медийная империя Лео Кирха в свое время ухитрилась получать кредиты в различных банках, предлагая в залог одни и те же активы, и "первым среди равных" из кредиторов оказался Deutsche Bank.

Провал в HVB привел к преждевременной смене власти в банке. Дитер Рампль, возглавлявший подразделение частного банковского бизнеса и услуг для предпринимателей, уже в октябре 2002 года сменил на посту председателя правления Альбрехта Шмидта, хотя ранее планировалось провести ротацию лишь после общего собрания акционеров в мае 2003 года. Рампль в отличие от Шмидта представляет в HVB бывший Vereinsbank, объединившийся с Hypotheken- und Wechselbank в 1998 году; его стаж работы в баварском банке, куда он пришел в 21-летнем возрасте, достиг 34 лет.

Новый председатель правления объявил в качестве стратегического курса HVB решительную распродажу всех непрофильных и убыточных подразделений. Первой проведенной при нем операцией стала продажа 47.79% акций бразильского банка BBA-Creditanstalt, унаследованных германским банком после слияния с австрийским Bank Austria в 2001 году, за $936 млн. По мнению Рампля, HVB должен вообще покинуть латиноамериканский рынок, где проводить операции в последнее время стало слишком рискованно. Германский банк еще ранее принял решение о продаже своего аргентинского подразделения и ожидает лишь получения соответствующего разрешения от центрального банка Аргентины.

Радикальная реструктуризация ждет и DAB, третьего по величине онлайнового брокера Европы, где HVB принадлежит 63% акций. Нынешний спад на европейском фондовом рынке поставил под вопрос саму концепцию электронной брокерской деятельности. Мелкие инвесторы не хотят покупать падающие в цене акции, из-за чего произошло резкое снижение оборотов. По данным HVB, его онлайновое брокерское подразделение принесло за первые 9 месяцев текущего года порядка @90 млн. убытков.

В настоящее время HVB ведет переговоры с Commerzbank, под контролем которого находится другой такой же бедствующий электронный брокер -- Comdirect. Речь идет о слиянии двух этих компаний, в результате чего их совокупные затраты могут быть снижены на 30-40%, а созданная структура займет первое место в Европе по числу клиентов (около 1 млн.). Впрочем, доведение до конца этой операции вовсе не предрешено, так что параллельно HVB ищет покупателей на Self Trade -- парижскую электронную брокерскую компанию, которую германский банк приобрел в 2000 году за @900 млн. По мнению аналитиков, теперь HVB должен быть доволен, если ему удастся получить хотя бы треть от этой суммы.

Как говорят некоторые специалисты, HVB действует несколько опрометчиво, решив уйти с ряда перспективных рынков, сейчас просто переживающих временные трудности. Если банк затем захочет возвратиться на них, ему придется заплатить за это значительно больше. Однако, в оправдание Дитера Рампля и его коллег, следует заметить, что HVB сейчас просто отчаянно требуются деньги. Если потери от невозвращенных кредитов будут и в дальнейшем расти, капитальная база банка может сократиться до опасного уровня, вследствие чего раскошеливаться на ее пополнение придется акционерам.

Виталий Шимкович,
по материалам Financial Times, New York Times, Handelsblatt

 
© агенство "Стандарт"