журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
КРИЗИС ДОВЕРИЯ

ФИНАНСОВЫЙ КРИЗИС

Банковские стратегии

Банковская деятельность

Новые рыночные страны

ПЛАТЕЖНЫЕ КАРТОЧКИ

Информационные технологии

РЕКЛАМА

Банковские кризисы

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №11, 2002

КРИЗИС ДОВЕРИЯ

Осада Уолл-Стрита

Регулирующие и правоохранительные органы усиливают давление
на американские инвестиционные банки, требуя реформ в отрасли

Крупнейшие финансовые институты США прилагают все усилия, чтобы максимально быстро достигнуть соглашения с регулятивными и правоохранительными органами о прекращении серии расследований, уже более полугода дезорганизующих их деятельность. До недавнего времени этому препятствовали, главным образом, непримиримые позиции председателя Комиссии по ценным бумагам и биржам (SEC) Харви Питта и Генерального прокурора штата Нью-Йорк Элиота Спитцера. Их отказ идти на сепаратные соглашения и требование провести по отрасли в целом реформу обусловливали сохранение неопределенности, чреватой для банков крайне тяжелыми последствиями. Наконец, в октябре все заинтересованные стороны сели за стол переговоров. При этом, банки практически согласились на безоговорочную капитуляцию, а крупнейшая финансовая группа мира Citigroup, и без того труднейшее положение которой усугубляется с каждым днем, уже начала реорганизацию в одностороннем порядке. Однако 6 ноября Питт вынужден был уйти в отставку, а прокурор начал выкладывать карты на стол, хотя складывается впечатление, что далеко не все его карты -- козырные…

При помощи доброго слова и пистолета можно добиться значительно большего,

чем при помощи одного

только доброго слова.

Аль Капоне. Дела, дела, дела

Несмотря на некоторые разногласия, Уолл-Стрит в целом крайне заинтересован в прекращении скандалов, лавину которых породило расследование Спитцера в отношении Merrill Lynch весной текущего года. Наиболее опасные для банков обвинения сводятся к тому, что во времена рыночного бума в секторе телекоммуникаций они предоставляли своим клиентам заведомо неверные результаты биржевого анализа.

В течение последних нескольких недель Citigroup и ее основные конкуренты проводят переговоры с Элиотом Спитцером, SEC и Национальной ассоциацией дилеров ценных бумаг (NASD). Цель их -- разработать всеобъемлющий пакт, направленный на изменение способов, при помощи которых брокерская отрасль обеспечивает аналитическими материалами мелких инвесторов. Сохранение неопределенности в отношении расследований чревато для банков крайне тяжелыми последствиями, и фирмы Уолл-Стрита готовы на серьезные жертвы. Помимо уплаты крупных штрафов, они уже согласны на изменение своих бизнес-моделей и проведение широкомасштабной реформы отрасли.

В конце октября федеральные службы совместно со Спитцером в качестве одного из условий возможного соглашения предложили банкам свой проект широкомасштабной реформы рынка ценных бумаг. В частности, им предусматривается создание комитета специалистов для приобретения у независимых аналитических компаний их сводок, а брокерские фирмы должны будут обеспечивать индивидуальных инвесторов полученными данными (наряду с рекомендациями их собственных аналитиков). Кроме того, в задачи комитета войдет мониторинг аналитических материалов, которые будут публиковать универсальные банки. Финансирование этого комитета будет осуществляться за счет двенадцати банков Уолл-Стрита, каждый из которых выплатит от $50 млн. до $100 млн. в течение пяти лет, что в сумме составит около $1 млрд.

В чисто финансовом отношении долгожданный "мир" обойдется банкам в сумму более $2 млрд. Это крупнейшая санкцию за всю историю существования отрасли, включающая штрафы и финансирование организацию независимого биржевого анализа для мелких инвесторов. Банк Merrill Lynch уже согласился заплатить штраф в $100 млн., чтобы прекратить расследование прокуратуры.

Однако соглашение не исключает применения принудительных мер. Банки должны в индивидуальном порядке уладить гражданские иски о возмещении ущерба, возбужденные против них обманутыми инвесторами. Только против Citigroup акционеры обанкротившихся телекоммуникационных компаний подали уже 62 коллективных иска. По мнению юристов, сумма выплат для Citigroup составит несколько сотен миллионов долларов. Кроме того, штаты Массачусетс и Юта будут продолжать собственные расследования незаконной деятельности Credit Suisse First Boston (подразделение Credit Suisse Group) и Goldman Sachs Group соответственно.

Контуры реформы

Ожидается, что банки примут все условия для прекращения расследования; кроме того, топ-менеджеры ряда крупных институтов подчинились требованию обеспечить определенную независимость своим аналитическим подразделениям (практически у них нет выбора). Тем не менее, у этого плана остается еще много неопределенностей. В частности, не установлено, сколько именно выплатит каждый из банков для финансирования деятельности комитета, который должен будет приобретать сводки, примерно, у двадцати независимых аналитических фирм, с тем чтобы банки обеспечивали индивидуальным инвесторам доступ к этим материалам через Интернет. Вероятно, вклад каждого из них будет зависеть от размеров, масштабов розничной деятельности и степени тяжести выдвинутых обвинений.

В настоящее время не ясно также, пойдут ли штрафы в правительственную казну, или будут разделены между федеральным казначейством и штатами, которые проводят независимые расследования проблемы аналитиков, либо будет создан "компенсационный фонд" для возмещения ущерба инвесторам, которые потеряли деньги, ориентируясь на неверные рейтинги. Решения по проблеме возмещения убытков Спитцер еще не принял (хотя исходно декларировал, что именно на это будет использована большая часть штрафов).

Один из аспектов плана может несколько подсластить пилюлю многим крупным банкам Уолл-Стрита: несмотря на дополнительные барьеры, воздвигаемые в процессе реформы между аналитической и инвестиционной деятельностью, полного разделения этих сфер от них не требуют. Например, аналитики по-прежнему будут обеспечивать инвестиционных банкиров информацией о компаниях, от которых те рассчитывают получить контракты. Кроме того, несмотря на критику баснословных окладов аналитиков, которые во времена рыночного бума выражались семизначными цифрами (если они могли влиять на получение их институтами выгодных контрактов), эти возможности сохранятся, поскольку вознаграждение работникам этих подразделений по-прежнему будет выплачиваться из общих доходов. Таким образом, реформа не обеспечит действительной независимости аналитикам, а в отношении институциональных инвесторов никаких изменений вообще не предусмотрено. Банки сохранят возможность финансировать биржевые исследования для институциональных инвесторов из общих корпоративных фондов, а компании, которые мало занимаются розничной деятельностью, вовсе не обязаны что-либо менять в своих бизнес-моделях.

Помимо обеспечения независимых исследований, в функции нового комитета будут входить надзор за сводками аналитических подразделений универсальных банков и мониторинг на предмет предотвращения потенциального конфликта интересов. Кроме того, SEC намеревается ввести серию мер, направленных на восстановление доверия инвесторов, в частности, запретить использование "предварительных" результатов, что позволяло многим технологическим фирмам в конце 90-х годов сообщать о более благополучных, чем в действительности, видах на прибыль. Другие правила запретят менеджерам сбывать акции своей компании в "мертвый сезон", когда сотрудники, которые имеют деньги в пенсионном фонде компании, лишены права продавать свои акции. Кроме того, SEC потребовала большей прозрачности внебалансовых сделок.

Юристы крупнейших банков провели совместное заседание для определения возможности достижения обширного соглашения и уточнения причин возникающих разногласия. Понятно, что позиции зависят от того, насколько в трудном положении оказались те или иные институты в связи с расследованиями. Так, банки Credit Suisse First Boston (CSFB) и Salomon Smith Barney -- инвестиционное подразделение Citigroup -- заинтересованы в немедленном решении проблемы, а Morgan Stanley, давление на который значительно слабее, настаивает на более осторожном подходе и рекомендует коллегам более детально изучить любое соглашение. Стремление задержать принятие решения вызвало определенные трения между Morgan Stanley и другими банками, некоторое неудовольствие связано и с торопливостью Citigroup: для нее промедление создает такие проблемы, что группой предпринимаются действия в одностороннем порядке.

"Королева Уолл-Стрита" -- в Citigroup

Менеджеры Citigroup и в самом деле не стали дожидаться согласия прочих банков. В конце октября было объявлено о выделении аналитического подразделения и розничных брокерских операций в новую структуру. Кроме того, Citigroup сопровождает создание новой компании изменением бренда. Это подразделение будет называться Smith Barney (из названия убрано Salomon). Вся эта реорганизация будет проведена в 2003 году.

В брокерско-аналитической фирме Smith Barney будут работать 300 аналитиков и 12,5 тыс. брокеров; предполагается, что потенциальный конфликт интересов здесь исключен. Ранее руководители аналитического и брокерского отделов Citigroup были подчинены директору Salomon Smith Barney, инвестиционного подразделения группы, но руководитель Smith Barney будет находиться в ведении совета директоров и отвечать только перед Сэнди Уэйлом, генеральным директором всей Citigroup. По словам Уэйла, новая служба обеспечит полную независимость исследовательского подразделения от корпоративной и инвестиционной деятельности банка: "Эта реорганизация -- гигантский шаг вперед".

Возглавит компанию менеджер с великолепной репутацией: контракт на руководство Smith Barney подписан Салли Краучек, известным своей независимостью аналитиком. Прежде Краучек была председателем правления и генеральным директором Sanford C. Bernstein & Co. LLC, брокерско-аналитического подразделения Alliance Capital Management Holding LP. Эту должность биржевой аналитик Краучек получила год тому назад. Как сама Краучек, так и ее фирма известны своей независимостью от интересов инвестиционных банкиров. По словам официального представителя Bernstein, "выбор Citigroup свидетельствует о том, что топ-менеджеры этого банка великолепно ориентируются в рыночной ситуации". Таким образом, в свои 37 лет Салли Краучек возглавит аналитическое подразделение Salomon Smith Barney; у нее будет один из самых высоких рейтингов среди женщин Уолл-Стрита.

В качестве аналитика Краучек прославилась как один из наиболее строгих обозревателей проблем отрасли ценных бумаг, включая оценку таких банков как Merrill Lynch и Morgan Stanley. Например, она регулярно критиковала Merrill за слишком медлительное внедрение онлайновой торговли в его брокерском подразделении. В число компаний, деятельность которых отслеживала Краучек, входил и банк Salomon Inc. до его слияния со Smith Barney и последующего вхождения в состав Citigroup. В 1997 году, когда Уэйл, будучи президентом Travelers Group, приобрел Salomon, Салли Краучек следующим образом высказалась по этому поводу: "Travelers -- это компания, которая всегда гордилась предсказуемостью своих прибылей. Прибыли Salomon могут быть какими угодно, только не предсказуемыми."

С точки зрения инвесторов и аналитиков, это назначение -- весьма удачный ход. Салли Краучек -- великолепное прикрытие для группы. Единственное, что несколько смущает рыночных обозревателей, это выбор момента для подобной реорганизации: биржевые органы саморегулирования и прокуратура еще не определились с программой действий. Им может быть не по вкусу инициатива Citigroup, поскольку они стремятся разработать реформу для реорганизации аналитических исследований по отрасли в целом. Руководители Citigroup никого не проинформировали заранее ни о предстоящем создании новой штатной единицы, ни о назначении Краучек. Хотя публично регулирующие органы вынуждены приветствовать данный шаг, в частном порядке действия Citigroup ими расцениваются как преднамеренная попытка выйти из более широкого соглашения, которое они продвигают: они предпочли бы большую степень раздела, с тем чтобы Уэйл не осуществлял в дальнейшем верховное руководство аналитической и розничной сферами деятельности Citigroup.

Правда, Чарлз Принс, возглавляющий кредитное и инвестиционное подразделения Salomon, заявил: "Мы не желали проявлять непочтительность, упреждая проведение реформ". В свою очередь, Уэйл "надеется, что программа отраслевой реформы будет принята, скорее, рано, чем поздно, а новая структура Citigroup достаточно гибкая, чтобы трансформироваться должным образом". Citigroup, по словам Салли Краучек, не намерена опережать какие бы то ни было будущие реформы, которые регулирующие органы, в конечном итоге, введут во всей инвестиционной банковской отрасли. Ее компания будет финансироваться за счет комиссионных от брокерской деятельности с индивидуальными и институциональными инвесторами, и ожидается, что она должна стать прибыльной сама по себе.

Тем не менее, критики оценивают реорганизацию Citigroup по переводу аналитиков в новую фирму с самостоятельным названием как "косметический ремонт". Технически новое подразделение останется частью Salomon Smith Barney. При этом, Citigroup не продвинулась дальше по пути реформ и не ввела запрет на контакты между аналитиками и банкирами. Остается туманным, как эти перемены увеличат независимость аналитиков, если они будут продолжать отчитываться перед Уэйлом, для которого интересы основного бизнеса заведомо более важны. По мнению Генри Мак-Вея, аналитика Morgan Stanley, назначение Краучек, скорее, сигнал регулирующим органам, чем изменение стратегии, поскольку Citigroup уклонилась от подробностей, как именно будет функционировать новая аналитическая служба. В частности, дирекция Citigroup отказалась прокомментировать, насколько полно инвестиционным банкирам будет разрешено консультироваться с аналитиками при планировании своих операций.

С другой стороны, такая инициатива подвергает опасности взаимоотношения Citigroup с другими крупными брокерскими компаниями, которые, возможно, предпочли бы иные пути устранения конфликтов. Регулирующие органы исходно требовали, чтобы банки выделили свои аналитические подразделения в самостоятельные дочерние компании, но финансовые институты утверждали, что сам по себе анализ приносит недостаточные доходы и не может быть самоокупаемым. По их утверждениям, такая реформа должна была ухудшить качество и количество исследований.

Понятно, что спешка Citigroup с реорганизацией создает определенные проблемы для других банков в переговорах об отделении аналитической деятельности от инвестиционной. Однако в последние недели беспокойство менеджеров Citigroup в связи с затяжным продвижением более широкого решения значительно усилилось, и группа перешла к более решительным действиям. Уэйл предложил через юристов Citigroup провести коренные реформы своего бизнеса в одностороннем порядке и выразил готовность уплатить штрафы в сумме нескольких сотен миллионов долларов, чтобы прекратить расследования.

Затягивающиеся петли

Хотя проблемы сейчас испытывают все финансовые институты Уолл-Стрита, хуже всех приходится Citigroup, ибо группа оказалась в центре внимания Спитцера и регулирующих органов и ей необходимо срочно достигнуть каких-либо соглашений для предотвращения еще более разорительных судебных процессов. В конце 90-х годов Salomon был лидирующим андеррайтером ценных бумаг телекоммуникационных компаний, многие из которых впоследствии принесли своим инвесторам огромные убытки. Бывший аналитик банка Джек Грубман был крупнейшим специалистом Уолл-Стрита в этой области. Уэйл и другие менеджеры Citigroup тоже стали объектами расследований -- на предмет возможного нажима на аналитиков в плане завышения рейтингов некоторых компаний, которые были клиентами Citigroup. Причастность к расследованиям подорвала ранее безупречную репутацию Уэйла, а рыночная капитализация группы неумолимо сокращается.

В стремлении ускорить улаживание всех проблем, средоточием которых оказался Salomon Smith Barney, Уэйл провел серию кадровых перемещений (см. БП № 10). В сентябре место Майкла Карпентера на посту главы Salomon Smith Barney занял Чарлз Принс, много лет проработавший главным юридическим советником Citigroup. В начале октября руководитель подразделения биржевых исследований рынка США Кевин Мак-Каффри был перемещен на пост начальника отдела продаж и маркетинга в подразделении электронной коммерции. Джон Б. Хоффман, директор подразделения исследований мирового рынка ценных бумаг, в декабре уйдет в отставку (после 38 лет работы в компании). Сам Уэйл выйдет из состава правлений AT&T и United Technologies, поскольку их президенты -- члены совета директоров Citigroup.

Таким образом, Уэйл за последние несколько недель сменил всех задетых скандалами менеджеров банка. Он стремится как можно скорее добиться мировых соглашений со всеми органами и прекращения расследований. Однако регулирующие органы и прокуратура рассчитывают сохранять неопределенность настолько, насколько это будет возможно. По словам официальных представителей прокуратуры, "назначение Салли Краучек -- положительный признак, но этот шаг не окажет влияния ни на ход переговоров, ни на ход расследования".

Для самого Сэнфорда Уэйла ситуация складывается весьма неблагоприятно. Фактически единственная брешь в броне Уэйла -- это история с андеррайтингом, который компания AT&T поручила Salomon в 2000 году. Только здесь у Спитцера имеется зацепка, которая могла бы усадить Уэйла на скамью подсудимых. Известно, что длительное время Джек Грубман публиковал низкие рейтинги этой компании; известно также, что президент AT&T обращался к Уэйлу с просьбой повлиять на негативные оценки своего аналитика (этому разговору есть свидетели) и за месяц до предоставления банку контракта на андеррайтинг, на чем Salomon заработал $45 млн., Грубман действительно поднял рейтинг AT&T. Тем не менее, Уэйл отрицает обвинения в нажиме на аналитиков, и здесь многое зависит от позиции, которую займет Грубман, который уволился из банка в августе (получив порядка $32 млн. компенсации).

Этот аналитик и сам находится в крайне затруднительном положении. Прокуратура установила, что Грубман присваивал высокие рейтинги телекоммуникационным компаниям, когда они уже находились на грани банкротства, причем, только тем, которые были клиентами Salomon. Против него было возбуждено уголовное дело. Однако убедительных доказательств, что Грубман сознательно и (а это особенно важно для Спитцера) именно по требованию своих руководителей завышал рейтинги, следователям найти не удалось. Тем не менее, прокуратура изъяла всю переписку Грубмана по электронной почте, после чего у появились и некоторые косвенные улики. Вынужденный изворачиваться, Грубман в начале октября заявил, что на него действительно оказывали давление -- и не только в случае с AT&T. Далее он замолчал, но факт, что Спитцер превратил его из обвиняемого в свидетеля обвинения, говорит сам за себя. Все это позволило Спитцеру усилить давление на Citigroup.

В конце октября Уэйл согласился дать показания по этому делу, причем, как он сам, так и Спитцер, утверждают, что "на добровольной основе". Кроме того, на заседании, которое состоялось 31 октября, представители комитета по санкциям NASD потребовали, чтобы он дал письменные показания под присягой. Таким образом, Уэйлу совершенно необходимо ускорить договоренность со Спитцером и регулирующими органами о прекращении расследований -- чего бы это ни стоило. Однако Спитцер и президент SEC Харви Питт заняли непримиримые позиции. Очевидно, что в прессе была выявлена только верхушка айсберга, закулисные же действия Уэйла остаются загадкой.

Питт давно стремился провести реформы в отрасли, и именно с его подачи начались скандальные расследования. Однако, так случилось, что в начале октября, как только Питт категорически заявил, что до радикальной реорганизации Citigroup ни о каком соглашении с этой группой не может быть и речи, политики из Демократической партии (а Уэйл - ее сторонник) подняли вопрос о его отставке. Отметим, что Питт занял пост президента SEC, когда к власти пришли республиканцы. Эта попытка провалилась, но следующая, предпринятая через несколько недель, оказалась более успешной, и 5 ноября неудобный для банкиров Харви Питт, все-таки, ушел в отставку. Против него были выдвинуты различные обвинения, в которых, разумеется, не упоминались ни Citigroup, ни Уэйл.

Тем не менее, 6 ноября -- непосредственно после отставки Питта -- сенатор от Флориды республиканец Марк Фоли потребовал, чтобы Спитцер расширил свое расследование и включил в него Роберта Рубина, который был министром финансов при Клинтоне, а теперь занимает пост председателя совета директоров Citigroup. Напомним, что именно во времена правления Демократической партии Уэйлу удалось провести необходимую ему реформу: был отменен закон Glass-Steagal Act, принятый после Великой депрессии, предусматривавший разделение инвестиционной и коммерческой банковской деятельности и мешавший Citigroup реализовать свою концепцию универсальной финансовой группы.

Появились ли неприятности у Спитцера, пока не известно, но очевидно, что есть определенные причины, по которым прокуратура не торопится выдвигать обвинения против Уэйла. В течение недели после отставки Питта сохранялось неустойчивое равновесие: понятно, что Спитцер использовал в переговорах возможность появления таких обвинений, с одной стороны, и затяжки этих переговоров, чрезвычайно не желательных для Citigroup и Уэйла, с другой. Что именно удерживало прокурора от более решительных действий, при том что Джек Грубман как главный свидетель против Уэйла, вероятно, согласится заговорить, оставалось тайной. Некоторую ясность в ситуацию внес новый скандал, разразившийся 13 ноября.

Крапленые карты

По свидетельству очевидцев, после просмотра утренней прессы 13 ноября респектабельный 69-летний банкир Сэнфорд Уэйл не удержался от тирады, состоявшей, главным образом, из крепких словечек. В New York Times и Wall Street Journal были опубликованы личные письма, которые Джек Грубман посылал по электронной почте своему приятелю из другой фирмы в январе 2001 года. В частности, в одном из них указано: "Все уверены, что я изменил рейтинг, чтобы получить AWE (поручение на андеррайтинг акций новой дочерней компании AT&T, за который Salomon получил $45 млн.). Но дело вовсе не в этом. Сэнди нужен Армстронг, чтобы свалить Рида" (Джон Рид был в те времена сопредседателем Citigroup). Кроме того, в письмах отмечено, что Уэйл за эту услугу помог Грубману устроить его дочек-близнецов в престижную начальную школу, которая, в свою очередь, получила от Citigroup благотворительный взнос в сумме $1 млн.

Сразу по прочтении статьи в Wall Street Journal Уэйл распространил среди топ-менеджеров Citigroup служебную записку, сообщив, что он попросил Грубмана всего лишь "посмотреть на AT&T свежим взглядом -- в свете кардинальной трансформации как компании, так и отрасли в целом". Там значится также следующее: "Я всегда верил, что Грубман будет проводить исследования только по собственному усмотрению и его заключения будут абсолютно независимыми". В отношении школы он заявил, что пытался помочь Грубману с устройством его детей просто как ценному работнику, обратившемуся к нему за помощью, а миллионный взнос вполне согласовывался с благотворительной программой банка. При этом, Уэйл категорически отрицает, что это предложение было связано с попыткой повлиять на решение Армстронга при голосовании в правлении Citigroup, которое отправило Рида в отставку 27 февраля 2000 года.

Через несколько часов последовало опровержение со стороны Грубмана, выраженное в таких оборотах: "К сожалению, я сочинил эту историю, чтобы похвастаться перед приятелем тем, что меня высоко ценят в банке. Мои рейтинги AT&T всегда соответствовали моему мнению". В действительности, "я повысил рейтинг AT&T не с целью обеспечить выгодный контракт инвестиционным банкирам Salomon Smith Barney и не для того, чтобы повлиять на голосование Армстронга в правлении; я просто воздал этой компании по ее заслугам". Кроме того, он подчеркнул: "Я написал о многих не соответствующих истине и даже просто глупых вещах в нескольких письмах личного характера, которые за последние несколько месяцев стали достоянием общественности. Содержание этих конкретных записок, отправленных по электронной почте, хотя и совершенно беспочвенное, ставит меня в весьма неловкое положение; их публикация причиняет моральный ущерб моей семье, школе, где учатся мои дочери, а также господам Уэйлу и Армстронгу". По мнению журналистов, Грубман и в самом деле грешит хвастовством. Например, два года тому назад он сообщил корреспондентам Business Week, что закончил Массачусетский технологический институт, хотя на самом деле его альма-матер -- менее престижный Бостонский университет.

По словам главного редактора Wall Street Journal, с письмами ознакомил корреспондентов сам Спитцер. Возможно, нью-йоркский прокурор уже утратил надежду обнаружить ценные улики против Уэйла, и это раскрытие информации направлено просто на подрыв репутации банкира. Действительно, сколь бы оскорбительной ни была для Уэйла указанная в письме Грубмана мотивация, эти письма не помогают выстроить против него обвинение в нажиме на аналитиков с целью получения для банка контракта на андеррайтинг. Правда, это дает возможность обвинить его в манипулировании голосованием в правлении, но эта сфера вне компетенции прокурора, тем более что вряд ли Уэйлу требовалась помощь Грубмана в подобных делах.

Действительно, начиная с апреля 1998 года, когда Уэйл осуществил слияние своей Travelers Inc. с Citicorp, которой руководил Джон Рид, между ними шла ожесточенная борьба за власть, завершившаяся уходом Рида из банка в феврале 2000 года. Тем не менее, Уэйлу вовсе не требовалось прибегать к услугам Грубмана, чтобы получить поддержку Майкла Армстронга в совете директоров Citigroup, поскольку их связывали долгие годы совместной работы: Армстронг был членом правления компании Travelers, которой Уэйл руководил с начала 90-х годов. Сам Уэйл -- член совета директоров AT&T с 1998 года, хотя недавно и решил оставить этот пост.

По словам Уэйла, юристы Citigroup попросили следователей сохранить эти письма в секрете в связи с их "клеветничеством" и ускорить расследование, чтобы удостовериться в этом факте. Банкир был тем более возмущен публикацией, что к тому моменту в прокуратуре уже находились письменные показания под присягой от Грубмана о том, что указанное в письмах "не имеет под собой реальной основы". Возможно, публикация писем Грубмана преследует цель просто создать Уэйлу дополнительные проблемы внутри собственной компании и устранить мощного противника, сделав его персоной нон грата для Citigroup.

Судя по тому, как Спитцер начал разыгрывать свою партию, далеко не все его карты козырные. Если у прокурора и есть более веские улики против Уэйла, то он не торопится их обнародовать. По словам сотрудников прокуратуры, "в связи с появлением новых улик, полученных в ходе расследования, включая и письма Грубмана, которые он отправил по электронной почте в январе 2001 года, Спитцер заявил юристам Citigroup, что "интересы компании разошлись с интересами Уэйла", которому теперь есть смысл нанять собственных адвокатов (что он и сделал). В сложившейся после отставки Питта ситуации остается лишь гадать: у кого из оставшихся игроков -- Спитцера или Уэйла -- припрятан в рукаве козырный туз?

Галина Резник

 
© агенство "Стандарт"