журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
рубрики
РЕКЛАМА

ТЕМА НОМЕРА

ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

ПРОИЗВОДСТВО

РЫНОК ЧЕРНЫХ МЕТАЛЛОВ

РЫНОК ЦВЕТНЫХ МЕТАЛЛОВ

ЦЕНОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Металлы мира" – №11, 2002
Приложения к статье
Цены на алюминий на Лондонской бирже металлов, $/т
Цены на алюминиевый сплав на Лондонской бирже металлов, $/т
Цены на медь на Лондонской бирже металлов, $/т
Цены на никель на Лондонской бирже металлов, $/т
Цены на цинк на Лондонской бирже металлов, $/т
Цены на свинец на Лондонской бирже металлов, $/т
Цены на олово на Лондонской бирже металлов, $/т

РЫНОК ЦВЕТНЫХ МЕТАЛЛОВ

Обзор мирового рынка базовых цветных металлов: 5 октября – 5 ноября

Осенний рост деловой активности все же сделал свое дело. Во второй половине октября цены на цветные металлы начали постепенно расти, приподнявшись над минимальным уровнем предыдущего месяца. Тем не менее, ситуация на рынке все еще достаточно напряженная. Экономика развитых стран не торопится выходить из спада, а вместе с нею стагнирует и спрос на металлы. Пожалуй, только никель да еще, вероятно, олово не имеют сегодня избытка предложения. Впрочем, серьезно изменить рыночный баланс способно только расширение спроса, поскольку подавляющее большинство производителей металлов в силу разных причин не готовы в ближайшее время к большему, нежели чисто символические сокращения выпуска. Поэтому, как полагают аналитики, рост цен в 2003 году будет происходить крайне медленно и неуверенно. Участникам рынка предстоит свыкнуться с мыслью, что нынешний сброс цен – это надолго, так что строить свою краткосрочную стратегию они должны исходя из этой посылки.

Алюминий: восток есть восток

На Лондонской бирже металлов (ЛБМ) алюминий в октябре показал вполне пристойные результаты. Неважно начав месяц (в конце первой декады цены упали даже ниже $1300 за т по трехмесячному контракту), он неплохо его завершил. В последние дни октября стоимость алюминия на бирже даже превзошла $1350 за т, чего на ЛБМ не наблюдали целых полтора месяца. По мнению аналитиков, этот умеренный рост цен во второй половине месяца был стимулирован более заметным подъемом их на рынке меди, а также сообщением о приобретении французской корпорацией Pechiney большей части алюминиевых активов бывшей нидерландской сталелитейной компании Hoogovens, ныне входящей в состав группы Corus. Кроме того, наблюдатели отмечают активность со стороны некой крупной международной торговой компании, скупающей наличный металл. Это уже привело к тому, что спотовые цены на бирже сравнялись с форвардными, а в ноябре, как ожидается, поднимутся еще выше.

Впрочем, все это – лишь краткосрочные факторы, действие которых обычно прекращается через несколько дней. В более долгосрочном плане перспективы рынка алюминия выглядят весьма неутешительно. Несмотря на некоторые признаки оживления экономики в странах Запада, объемы заказов и поставок алюминиевой продукции до сих пор остаются значительно ниже, чем в прошлом году, а стремительное наращивание производственных мощностей китайскими компаниями откровенно пугает специалистов. По некоторым данным, объем выплавки алюминия в Китае в этом году возрастет на 25% по сравнению с прошлым, опережая расширение национального потребления. В итоге КНР превращается в нетто-экспортера алюминия, а ее экспортный потенциал уже в ближайшее время может достигнуть 500 тыс. т в год (нетто).

Поэтому ситуация в Китае постоянно находится в центре внимания участников рынка и специалистов. Одни видят в развитии местной алюминиевой промышленности открытую угрозу и предсказывают, что в ближайшие год-три страна будет играть на мировом рынке алюминия такую же деструктивную роль, как Россия в начале 90-х годов, завалившая тогда его дешевым металлом. Другие ожидают, что процесс расширения производственных мощностей в КНР, тем не менее, будет сопровождаться закрытием устаревших небольших заводов, значительно загрязняющих окружающую среду и потребляющих немало дефицитной для страны электроэнергии. Однако, как показывает опыт со сталью, китайские власти весьма неохотно идут на закрытие предприятий, дабы не обострять довольно острую национальную проблему безработицы. По мнению Колина Пратта, директора аналитической группы по алюминию и базовым цветным металлам в компании CRU International, хотя китайцы при вступлении в ВТО обещали остановить производство на мелких заводах мощностью менее 50 тыс. т в год, они, скорее, займутся их расширением, чем закрытием.

Оптимисты, склонные находить хорошее даже в самой неприятной новости, отмечают, что неопределенность в отношении Китая, все же, сыграла свою положительную роль, определенно удержав от возобновления производства компании, владеющие плавильными заводами на северо-западе США, которые были остановлены во время энергетического кризиса 2000 года. В течение многих месяцев вероятный пуск хотя бы части их постоянно действовал на нервы многим участникам рынка, теперь же эта опасность окончательно ликвидирована. Ни один аналитик даже в самом благоприятном прогнозе на будущий год не предсказывает подъема цен выше $1500 за т, да и то в конце 2003 года, а для обеспечения стабильно рентабельной работы американских комбинатов необходимо, чтобы алюминий стоил не менее $1600 за т.

Причем, эксперты в своих предположениях исходят из того, что мировое промышленное производство которое, в этом году, как ожидается, сократится на 1,6% по сравнению с предыдущим периодом, в 2003 году все-таки пойдет вверх и продемонстрирует 3-3,5%-ный прирост. Пожалуй, к таким прогнозам стоит относиться с осторожностью: кризис, переживаемый сейчас США, Западной Европой и Японией, уже не раз разочаровывал всех, кто ожидал его быстрого завершения.

Вот почему специалисты японской компании Marubeni возлагают основные надежды не на развитые, а на развивающиеся и новые рыночные страны. По их мнению, движущей силой рынка алюминия в будущем году станет не только КНР, но и государства СНГ, где рост спроса на этот металл прогнозируется на уровне 13,5%. Исходя из этого Marubeni предполагает, что глобальное потребление алюминия возрастет в 2003 году на 6,4% (по сравнению с 4,6% в 2002-м). Впрочем, вследствие продолжения ввода в строй новых мощностей избыток предложения сохранится, но сократится, по меньшей мере, наполовину – до 280 тыс. т (по оценкам других аналитиков – до 100-150 тыс. т).

Как всегда, спрос на алюминий в развитых странах будет определяться состоянием автомобильной промышленности (наметился заметный прогресс), строительной отрасли (беспросветно) и производства упаковки (определенные подвижки к лучшему). Как отмечают японские аналитики, весьма перспективная новинка нынешнего сезона – алюминиевые банки для напитков с завинчивающейся крышечкой, которые этим летом пользовались в японских супермаркетах немалой популярностью, дав шанс алюминию отвоевать небольшую долю рынка упаковки у жести, стекла и пластика.

Некоторые перемены к лучшему заметны и на спотовом рынке, хотя аналитики склонны объяснять повышение размера премий по всему миру временным взлетом покупательской активности трейдерских компаний, а также нежеланием китайских экспортеров совершать новые сделки, пока мировые цены низкие. Дефицит китайского алюминия уже привел к росту спотовых премий в Корее, где местным потребителям приходится взамен приобретать больше российского металла. В конце октября слитки китайского происхождения предлагались на корейском рынке с премией порядка $40-45 за т по сравнению с ценами на ЛБМ, прибавив $7-8 за т за последние полтора месяца. Российский алюминий А7е стоил лишь ненамного дороже, так как большая часть сделок заключалась исходя из премии в размере $45-50 за т. Премии на западный металл были более стабильными, практически не покидая интервала $60-65 за т, впрочем, они были подняты еще в первой половине сентября. Аналогично, увеличились премии и на японском рынке. В конце октября они составляли порядка $63-68 за т для западного металла при срочной доставке и до $72 за т – по форвардным контрактам.

Сокращение поставок в Европу российского алюминия, который в растущих количествах поступает в Восточную Азию или потребляется внутри страны, привело к некоторому уменьшению объема запасов металла на европейских складах. Как отмечают трейдеры, алюминий поступает в регион, но в меньшем объеме, чем закупается потребителями. По их мнению, это явление временное, поэтому спрос может пойти на спад уже в ноябре, однако уже в начале октября на европейском рынке возросли премии, затем стабилизировавшись на достигнутых уровнях.

В частности, премия на поставки западного алюминия с уплаченной пошлиной впервые за последние 13 месяцев поднялась до $100 за т по сравнению с ценами на ЛБМ. При этом, в первой половине октября ситуация была неустойчивой, значение премии сильно колебалось от сделки к сделке: металл с поставкой до конца года можно было приобрести и на $90, и на $105 за т дороже, чем на бирже. Только ближе к ноябрю произошла относительная их стабилизация на уровне $95-100 за т для спотовых поставок и, примерно, на $2 за т ниже для форвардных контрактов.

Премии на алюминий с неуплаченной пошлиной также находились на достаточно высоком уровне. Для западного металла их значение весь октябрь находилось на уровне около $50 за т, российский алюминий А7е предлагался с премией порядка $40-44 за т (для слитков). По словам аналитиков, данные показатели следует признать высокими. Так, когда в сентябре 2001 года премии на западный алюминий с уплаченной пошлиной в последний раз достигали $100 за т, за российский алюминий предлагали лишь на $20-25 за т дороже, чем в то время на бирже. Повышение не коснулось только алюминиевых заготовок, которые весь октябрь стабильно предлагались с премией порядка $245-260 за т по сравнению со стоимостью слитков на ЛБМ. По словам наблюдателей, дефицит, существовавший на этом сегменте рынка все лето, практически ликвидирован благодаря расширению поставок как из Восточной Европы, так и силами европейских заводов, так что на ближайшие месяцы нового роста премий на этом направлении не предусматривается.

На американском рынке низкий уровень предложения алюминия также способствовал некоторому наращиванию премий. Индикатор Midwest для слитков Р1020 в октябре твердо установился на уровне порядка 4,25 центов за фунт по сравнению с ценами на бирже Comex, в то время как в начале осени более актуальным был интервал 4,0-4,25 центов за фунт. Как отмечают трейдеры, потребители более охотно заключают долгосрочные сделки с поставкой в 2003 году, а премия по ним может достигать 4,5 и даже 4,75 центов за фунт. Впрочем, этот рост активности, как предполагается, был вызван концом спада на американском фондовом рынке и ожиданиями относительно быстрого восстановления национальной экономики. Если эти прогнозы, как уже неоднократно бывало ранее, не оправдаются, цены и премии опять упадут.

На европейском рынке алюминиевых сплавов при сохранении стабильного спроса цены, тем не менее, в октябре двинулись вниз из-за избыточного предложения. Равновесие на рынке нарушили поставщики из Украины, России и Венгрии, сбившие цены на наиболее массовый сплав Din226 от более @1600 за т во втором квартале до @1460-1500 за т в первых числах ноября. По словам некоторых наблюдателей, российские слитки можно было приобрести даже по @1400-1430 за т. То, что российские предприятия теперь экспортируют больше сплавов и меньше первичного алюминия, пока не принесло им большой выгоды.

В некоторой степени расширение импорта алюминиевых сплавов в Западную Европу было вызвано спадом на азиатском рынке, ранее оттягивавшем на себя значительные объемы поставок. Так, в начале октября японским потребителям сплавов удалось добиться снижения цен по сентябрьским отгрузкам (в Японии цены на сплавы традиционно устанавливаются ретроспективно). В итоге стоимость наиболее массового сплава ADC12 впервые за полгода упала ниже 200 иен за т (до около 198 иен за т с доставкой). Сузился спрос на сплавы и в Корее, так что экспортеры меньше стимулировали новые поставки в регион и, соответственно, были больше намерены продавать металл в Европу.

Правда, и в Европе даже при наличии стабильного спроса сейчас отслеживаются немалые сомнения по поводу будущего развития. Крупнейший потребитель алюминиевых сплавов – автомобильная промышленность, которая пока не демонстрирует устойчивого роста. Особенно сложное положение создалось в Италии, где крупнейший местный производитель Fiat находится в критической ситуации, не исключающей вероятности серьезного сокращения выпуска и закрытия некоторых заводов. Итальянские производители сплавов в большей степени ориентируются уже не на национальный рынок, а на Германию и Францию.

Дополнительное давление на европейских производителей сплавов оказывает и стоимость алюминиевого лома, в начале четвертого квартала испытавшая подъем вследствие дефицита этого материала. Так, цены на смешанный листовой лом taint/tabor, используемый в качестве сырья для производства сплавов, к середине октября даже подскочили до более $1100 за т CIF и только во второй половине месяца несколько опустились до около $1030-1070 за т. По мнению трейдеров, и данный уровень весьма высок по сравнению с ценами на первичный алюминий, но вследствие сохраняющегося высокого спроса со стороны азиатских покупателей удешевление лома в Европе в ближайшие недели маловероятно.

На международном спотовом рынке глинозема в октябре продолжалась депрессия, вызванная отсутствием активности со стороны китайских импортеров. Впрочем, за последний год они накопили такие запасы, что могут воздерживаться от новых закупок еще несколько месяцев. Немногочисленные сделки по продаже австралийского глинозема осуществлялись по ценам, близким к $138-143 за т FOB, и, по мнению наблюдателей, этот спад будет продолжаться, пока на рынке снова не появятся китайские покупатели.

Понижение цен, впрочем, не помешало индийской компании Nalco провести в середине октября очередной тендер, где 30 тыс. т глинозема достались швейцарской торговой компании Trafigura по $135,44 за т FOB. Предположительно вся партия будет отправлена в ноябре китайскому покупателю.

Многие трейдеры критикуют деятельность Nalco, отмечая существенные промахи в ее маркетинговой политике. По их мнению, индийская компания совершает ошибку, осуществляя спотовые продажи, вместо того чтобы стараться заключить долгосрочные контракты. Нынешняя зависимость международного спотового рынка глинозема от китайских потребителей и минимальная вероятность скорого появления здесь альтернативных покупателей в лице американских алюминиевых заводов существенно пошатнули баланс сил не в пользу поставщиков. Кроме того, Nalco объявляет свои тендеры всего лишь за две-три недели до их проведения, что при нынешней ситуации отсекает от участия в них многих трейдеров, так как покупать сейчас глинозем на спотовом рынке можно лишь при наличии гарантированного сбыта и готовых соглашений с конечными покупателями. Все это снижает уровень конкуренции на тендерах и делает цены на них ниже, чем они могли быть.

Между тем, в ноябре стартует переговорный процесс о ценах на глинозем по долгосрочным контрактам на будущий год. В 2002 году средний уровень цен составлял 12% от стоимости алюминия на ЛБМ, но сейчас многие поставщики глинозема настроены на его повышение. По их мнению, расширение мирового производства алюминия опережает темпы роста ввода в строй новых рафинировочных мощностей, поэтому баланс между спросом и предложением будет сдвинут.

Медь: символические подвижки

Развитие событий на рынке меди на ЛБМ в октябре четко делилось на два периода. В первой половине месяца цены падали под воздействием неблагоприятной ситуации в промышленности США, крупнейшего потребителя этого металла. По данным американского Institute for Supply Management, промышленное производство в США в сентябре впервые с января этого года сократилось по сравнению с предыдущим месяцем. Спрос на медь в наибольшей степени зависит именно от ситуации в промышленных отраслях, поэтому не удивительно, что сообщения о спаде отразились и на ценах на металл. В один из дней его стоимость дошла до $1450 за т по трехмесячному контракту, оказавшись на самом низком уровне за последние 10 месяцев.

Зато во второй половине октября цены на медь на ЛБМ дружно пошли вверх, порой даже перескакивая $1550 за т. Бесспорно, одной из причин этого роста стало повышение курсов акций американских компаний, способствовавшее подъему активности инвестиционных фондов, однако основное внимание было уделено реальным изменениям соотношения спроса и предложения.

Примерно с середины октября по рынку пошли слухи, что крупнейший из североамериканских производителей меди – Grupo Mexico – подготавливается к выведению из строя некоторой части своих производственных мощностей. Незадолго до этого многие аналитики жаловались, что медь подешевела недостаточно сильно, чтобы заставить компании отрасли вновь приступить к снижению производства (одна серия сокращений была проведена в конце прошлого года, но эффект от этой акции уже сошел на нет из-за продолжающегося спада совокупного спроса). Тем не менее, как оказалось, высокий курс доллара и депрессия в американской экономике были слишком тяжелым грузом для компаний, имеющих производственные мощности на территории США.

Более десяти дней слухи о грядущих сокращениях производства не подтверждались и не опровергались, но цены на ЛБМ, при этом, устойчиво сохранялись на уровне выше $1500 за т по трехмесячному контракту, что немало радовало трейдеров. Как сказал один из них, факт, что рынок отреагировал на слухи, – обнадеживающий признак: во времена беспросветного спада в хорошие новости никто не верит.

В конце октября слух подтвердился. Grupo Mexico признала, что собирается закрыть медную шахту Mission в штате Аризона. Это предприятие, ранее принадлежавшее американской компании Asarco, которую Grupo Mexico поглотила в 1999 году, в прошлом году выдало около 50 тыс. т меди в концентрате.

Это известие вначале способствовало подъему цен на бирже выше $1550 за т по трехмесячному контракту, однако затем стоимость меди снова немного снизилась. После того как ожидание события завершилось наступлением самого события, аналитики оценили его реальное воздействие на рынок и впали в некоторое уныние. Во-первых, 50 тыс. т в годовом исчислении – сущая мелочь для глобального рынка и относительно незначительная величина на фоне предсказываемого на этот год избытка предложения в размере 150-250 тыс. т. Во-вторых, Grupo Mexico не сообщила, когда она планирует закрыть предприятие. По словам одного аналитика, проведение этой операции может занять несколько месяцев, а еще столько же понадобится для того, чтобы прекращение поставок меди с рудника Mission было реально замечено рынком.

Что касается более краткосрочных перспектив, то здесь ситуация на рынке меди в последнее время ничуть не улучшилась. По данным International Copper Study Group (ICSG), за первые семь месяцев 2002 года глобальное производство медного концентрата в пересчете на медь составило 7,64 млн. т против 7,88 млн. т за аналогичный период прошлого года, однако это было достигнуто, в основном, за счет снижения степени загрузки производственных мощностей. В то же время выпуск рафинированной меди остался практически на том же уровне (8,97 млн. т в январе-июле 2002 года против 8,99 млн. т за семь первых месяцев прошлого года), по-прежнему превышая потребление металла (за семь месяцев достигло 8,895 млн. т). По сравнению с прошлым годом спрос на медь в глобальном масштабе возрос на 0,9%, но, при этом, в странах Запада отмечено падение на 6%, а подъем на китайском рынке (к тому же, спрос на медь интенсифицировался в России и Корее) все в большей степени происходит за счет внутренних ресурсов. За первое полугодие 2002 года китайский импорт меди оказался на 15% ниже, чем за тот же период прошлого года.

Наконец, в отрасли продолжается ввод в строй новых мощностей. Чилийская государственная компания Codelco объявила о старте проекта расширения своей шахты Caletones. К 2005 году ее мощность будет доведена от нынешних 380 тыс. до 435 тыс. т в год. Австралийско-британская корпорация BHP-Billiton подтвердила свое прошлогоднее решение о сокращении выпуска концентрата за счет перехода на руду с меньшим содержанием меди на своей чилийской шахте Escondida и временного закрытия рудника Tintaya в Перу. Впрочем, это не помешало ей завершить строительство четвертой очереди того же комбината Escondida, увеличив его производительность от нынешних 800 тыс. до 1,2 млн. т меди в год. Уже в этом году за счет ввода в строй нового объекта планируется получить порядка 40 тыс. т дополнительной продукции, а в апреле 2003 года Escondida IV должен выйти на плановую мощность.

В связи с этим большинство аналитиков вынуждены пересматривать свои прогнозы на 2003 год в сторону уменьшения показателей. В частности, американский инвестиционный банк Merrill Lynch, который ранее надеялся на повышение среднегодовых биржевых цен на медь до 84 центов за фунт ($1851 за т) в будущем году, указал в очередном своем отчете совсем иное значение – 74 цента за фунт ($1631 за т). Но даже такие цены многими специалистами считаются завышенными и достижимыми, в лучшем случае, в третьем-четвертом квартале 2003 года. Как считают многие трейдеры, уровень $1600 за т еще долго будет оставаться недостижимым пределом, а в ближайшие месяцы цены вряд ли будут надолго покидать интервал между $1450 и $1550 за т по трехмесячному контракту.

О стабильности рынка меди говорит и быстрое заключение долгосрочных контрактов на поставки катодов в 2003 году. Чилийская Codelco легко договорилась со своими европейскими покупателями о сохранении прошлогодней премии на уровне $38 за т по сравнению с ценами на ЛБМ. Аналогичный размер премий был установлен и на продукцию германской компании Norddeutsche Affinerie. Движение вверх на этом рынке произошло только в Азии. Премии на поставку катодов "А" в Японию были увеличены на $2 и достигли, в среднем, $47 за т, в Корею и на Тайвань – на $3 (соответственно, до около $43 за т).

Последние изменения на рынке меди должны реально повлиять на тарифы за обогащение концентрата и рафинирование меди. Средний уровень контрактов на второе полугодие 2002 года составил $64 за т концентрата и 6,4 цента за фунт рафинированной меди, однако теперь их снижение неизбежно. Так как выпуск рафинированной меди практически не изменяется в объеме, а добывающая промышленность сбавила обороты, на рынке возник дефицит концентрата, что позволяет его поставщикам диктовать свои условия.

Первый в этом году контракт был заключен в середине октября между американской компанией Freeport-McMoRan и филиппинской Pasar, получающей концентрат с индонезийского комбината Grasberg. Тарифы были установлены на уровне $57 за т/5,7 центов за фунт, что, по мнению аналитиков, представляет собой нормальный средний уровень между предложениями плавильных заводов, выступающих за минимальное снижение тарифов до $59-60/5,9-6,0 центов, и стремлением поставщиков сбить их до $55/5,5 центов. Похоже, в конце концов окончательное решение будет соответствовать контракту Freeport-Pasar, но пока сторонам еще долго придется изнурять друг друга в словесных баталиях.

Однако, не исключено, что плавильные заводы проявят большую сговорчивость в свете последних тенденций спотового рынка концентрата. В октябре сделки заключались на уровне $17-20/1,7-2,0 центов, что существенно ниже, чем те $20-22/2,0-2,2 цента, что считались в сентябре последним пределом отступления. Как полагают некоторые аналитики, рекордно низкие тарифы на обогащение и рафинирование могут оказаться именно тем фактором, который вызовет необходимое для стабилизации рынка сокращение производства рафинированной меди. По крайней мере, многие небольшие китайские заводы уже жалуются на неблагоприятные условия. Два из них – предприятия мощностью по 60 тыс. т в провинции Чжэцзянь – уже были вынуждены временно приостановить работу; как считают китайские отраслевые специалисты, если положение в ближайшем будущем не изменится, их примеру будут вынуждены последовать и другие заводы.

Хронический дефицит в последние месяцы наблюдается и на европейском рынке медного лома. Многие трейдеры предпочитают поставлять материал в Китай и Индию, где цены, в среднем, на $50 за т выше, чем в Европе, однако вести бизнес в этих регионах сдожно, так как местные покупатели, имея широкий выбор, придерживаются жесткого подхода в вопросах ценообразования и стараются либо покупать дешево, либо откладывать приобретение новой партии лома до более подходящего момента. Некоторые торговцы сами придерживают материал, "подгадывая" под периодические подъемы цен, но из-за низкой, в целом, его стоимости сбор лома постоянно сталкивается с затруднениями, и объем предложения не покрывает спроса. Вследствие этого многим европейским потребителям приходится компенсировать нехватку лома закупками катодной меди или слитков.

Цены на европейском рынке медного лома нестабильны и, как правило, четко отслеживают все колебания на ЛБМ. Так, в первых числах октября, когда первичная медь на бирже упала до немногим выше $1450 за т, все сорта лома синхронно подешевели на $70-100 за т. В дальнейшем цены медленно поднимались вместе с первичной медью, однако к началу ноября так и не достигли того уровня, с которого начинали спуск месяцем ранее. В последних числах октября лом № 1 berry котировался в Западной Европе на уровне $1370-1420 за т, а лом № 2 birch/cliff стоил около $1300-1350 за т, однако эти цены были всего лишь очередным промежуточным вариантом. В зависимости от того, как повернется ситуация на рынке первичной меди, они были готовы в любой момент сдвинуться в ту или иную сторону.

Никель: чувство сдержанного оптимизма

Из всех цветных металлов никель продемонстрировал в октябре самый значительный рост, к концу месяца прибавив более 10% по сравнению с $6375 за т по трехмесячному контракту в крайней точке спада (14 октября). Как отмечали наблюдатели, подъем цен выше $7000 за т был, при этом, вызван, в основном, активностью инвестиционных фондов, но опирался на реальные фундаментальные факторы спроса и предложения.

Действительно, в последние месяцы никель резко отличался от остальных металлов тем, что его потребление переживает рост. Расширение мирового выпуска нержавеющей стали, оцениваемое в этом году в 6, а в будущем – в 10%, более чем компенсирует продолжающуюся депрессию на остальных рынках сбыта никеля в части выпуска специальных сплавов, нанесения покрытий и изготовления источников тока. По оценкам International Nickel Study Group (INSG), благодаря нержавеющей стали в этом году глобальный спрос на никель увеличится на 5,4% и достигнет 1,16 млн. т, а в 2003 году прибавит еще 6,6% и выйдет на отметку 1,24 млн. т. На этом же уровне окажется и производство, которое в текущем году еще будет незначительно опережать объем потребления (примерно, на 33 тыс. т).

Благоприятная для никеля ситуация складывается в связи с готовящимся завершением ряда крупных проектов в сталелитейной промышленности. По данным канадского производителя никеля компании Inco, с середины 2002 года и до конца 2003-го уже были или будут введены в строй производственные мощности совокупным объемом в 3 млн. т нержавеющей стали, а объем выплавки этого металла в 2003 году подскочит сразу на 1,5 млн. т, обеспечив никелю надежный рынок сбыта, чему способствуют также и трудности со сбором лома нержавеющей стали. Из-за его дефицита доля первичного никеля в загрузке плавильных печей возросла от 52% в 2000 году до 56,2% в нынешнем.

При этом, рост производства самого никеля в ближайшие несколько лет будет весьма умеренным. Неудачи с австралийскими латеритными комбинатами, которые несколько лет назад задумывались как крупные поставщики очень дешевого металла, заставил другие компании отрасли, готовящие новые разработки, отложить реализацию своих проектов, по крайней мере, до окончательной отработки технологического процесса. Ближайшим солидным объектом в отрасли должен стать комбинат Goro в Новой Каледонии, который, как планируется, войдет в строй не ранее 2005 года. Будет быстрыми темпами увеличиваться выпуск никеля в КНР, но местной промышленности приходится стартовать с низкой базы, к тому же, спрос на этот металл в стране в ближайшие два года будет характеризоваться темпами роста на уровне 9-10% в год.

Иностранные наблюдатели отмечают также значительные изменения в маркетинговой стратегии "Норильского никеля", крупнейшего в мире поставщика этого металла. Если ранее у российской компании частенько валовые объемы экспорта были важнее, чем доходы от него, что приводило к периодическому перенасыщению рынка большими количествами дешевого металла, то в последнее время все эти "интервенции" прекратились, а избыточные резервы, скопившиеся у "Норильского никеля", использованы в качестве залога по кредиту и на три года изъяты из обращения.

И, все же, несмотря на все эти благоприятные факторы большинство специалистов считают цены порядка $7000 за т завышенными. В конце концов, на рынке существует, пусть и небольшой, но все-таки избыток предложения, а подъем цен на фоне стагнирующей экономики сам по себе выглядит несколько странным. Наконец, появление на биржевом рынке премии за немедленную доставку, к началу ноября достигшей $100 за т, сигнализирует о дефиците, скорее всего, искусственном, наличного металла и некотором "перегреве" рынка. Исходя из этого аналитики предполагают, что цены на никель закрепятся выше $7000 за т только в будущем году, а до конца текущего квартала равновесным уровнем представляются $6600-6800 за т по трехмесячному контракту.

Цинк: перемена мест слагаемых

Во второй половине октября волна повышения цен на медь и никель подхватила и цинк. Биржевые цены на этот металл, в начале месяца лишь ненамного превышавшие $750 за т по трехмесячному контракту, продемонстрировали очевидные признаки жизни, перейдя в новый интервал между $770 и $780 за т. Правда, при этом, ни у кого не возникало иллюзий относительно длительного характера этого подъема. По мнению большинства аналитиков и трейдеров, до будущего года цинк так и останется заключенным в границах $750 и $770 за т по трехмесячному контракту, вырываясь оттуда только по большим праздникам.

Главная проблема рынка этого металла заключается в значительном превышении предложения над спросом, оцениваемом в этом году в 350-400 тыс. т. Большая часть цинка потребляется при выпуске оцинкованной стали, а эта отрасль еще долго будет находиться в упадке, вызванном избытком собственных мощностей, стагнацией в автомобильной промышленности развитых стран и депрессией в строительстве. Поправить же положение за счет ограничения спроса сложно в силу ряда причин.

Одна из основных бед мировой цинковой промышленности связана с тем, что этот металл добывается и производится "не теми" компаниями и "не в тех" местах. Традиционно роль буфера в мировой цветной металлургии играют США, которые из-за дороговизны рабочей силы и энергоносителей, а также относительно гибкого трудового законодательства могут достаточно эластично реагировать на падение цен и спроса. Цинк же в США практически не производится, а его австралийские, южноамериканские, европейские и канадские производители в последнее время только выигрывали от повышения курса доллара. Весь сектор сильно фрагментирован, в нем практически отсутствуют интегрированные компании, оперирующие крупными объемами и, при необходимости, сокращающие производство без большого вреда для себя (кстати, временное выведение из строя мощностей в цинковой отрасли представляет собой весьма дорогостоящую операцию). Наконец, из цинковой руды извлекается большое количество побочных продуктов, что помогает производителям сводить концы с концами, даже когда цинк стоит дешево.

Фактически поддержанием баланса на мировом рынке в последнее время худо-бедно занимаются только китайские компании, вынужденные работать на импортном концентрате, резервы которого ограничены. По данным International Lead & Zinc Study Group (ILZSG), в этом году добыча цинковой руды должна сократиться на 2%, в то время как производство рафинированного цинка расширится на 2,6% (при увеличении глобального объема потребления на 1,5-2%). Вследствие этого возник дефицит концентрата, больше всего ударивший именно по китайским плавильным заводам, нуждающимся в этом году в импорте порядка 700 тыс. т в этого материала. Нехватка сырья заставила производителей цинка в КНР сократить выплавку металла на 8,7% за первые семь месяцев 2002 года по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, что привело к сужению объема китайского экспорта, но аналитики не считают это долгосрочной тенденцией. По словам одного европейского наблюдателя, в Китае сейчас идет естественный отбор: менее рентабельные предприятия закрываются (до лучших времен или навсегда), но более эффективные комбинаты наращивают выпуск, чтобы занять их места на рынке. Так, например, компания Hongye Corp заключила соглашение с южноафриканской Kumba о проведении совместных работ в части расширения мощности плавильного завода Chifeng от 20 тыс. до 50 тыс. т в год.

В будущем году мировой спрос на цинк, как ожидается, возрастет на 3,5-4%, но рафинированного цинка, по данным французского банка Societe Generale, будет выплавляться больше на 4,6%. Увеличится и предложение концентрата. Так, например, финская компания Outokumpu в октябре возобновила добычу руды на крупнейшей в Европе шахте Tara в Ирландии, способной ежегодно выпускать 200 тыс. т цинка в концентрате. ILZSG полагает, что и остальные поставщики сырья постараются компенсировать простои последнего года, оценивая рост производства концентрата в 2003 году в 5,4%. Однако тарифы на обогащение концентрата в 2003 году, как ожидается, существенно снизятся по сравнению с уровнем нынешнего года в $168 за т (при базовой цене цинка в $1000 за т), в основном, по причине повышенного спроса со стороны китайских компаний. Ряд специалистов предсказывают, что тарифы могут упасть до $130-135 за т.

В связи с этим специалисты крайне пессимистично относятся как к ближайшим, так и к более отдаленным перспективам мирового рынка цинка. Например, по мнению специалистов Societe Generale, вести речь о каком-либо подъеме цен можно будет не ранее 2004 или 2005 года. Руководство канадской компании Teck Cominco, крупнейшего в мире производителя цинка, призывает коллег приступить к закрытию плавильных мощностей с целью балансировки рынка, однако сама Teck не спешит подавать пример.

Помочь решению проблемы могла бы консолидация, но ее как раз в отрасли и не наблюдается. Предприятия могут переходить из рук в руки, но их производительность от этого не страдает. Например, Outokumpu хочет продать Tara, а франко-германская компания Metaleurop – плавильный завод Nordenham мощностью 130 тыс. т в год, но, чтобы прибавить им привлекательности, они стараются поддерживать эти предприятия в состоянии максимальной загрузки мощностей. Очень долго на грани банкротства и расчленения находилась крупная австралийская компания Pasminco, однако ее никто не хотел покупать даже за откровенно бросовую цену. В октябре 2002 года, выпутавшись из своих финансовых проблем, Pasminco заявила, что закрывает свой плавильный завод Cockle Creek мощностью 90 тыс. т в год, но… только в 2006-2008 годах. Один раздосадованный аналитик назвал такое решение "пародией на реструктуризацию". Настоящая реструктуризация отрасли, судя по всему, все еще далеко впереди.

Свинец: нереализуемое преимущество

Производителям свинца, наверное, следует научиться ценить маленькие радости. В октябре цены перестали падать? – Хорошо. Стабилизировались на уровне порядка $430 за т по трехмесячному контракту? – Превосходно! Через месяц начинается сезонный подъем деловой активности? – Вообще здорово! Увы, но на что-либо большее они пока никак не могут претендовать, хотя соотношение спроса и предложения, а также среднесрочные перспективы для этого металла выглядят значительно лучше, чем у большинства других.

Свинец традиционно считается металлом, спрос на который лишь в минимальной степени зависит от состояния экономики. Его крупнейшая сфера потребления – аккумуляторы, которые выходят из строя с одинаковой частотой как при экономическом подъеме, так и во время кризиса. Правда, в этот раз данное правило не совсем соблюдается, ибо в последние годы важным источником потребления свинцовых аккумуляторов стала телекоммуникационная сфера и переживаемый ею тяжелый спад существенно сказался на спросе. Так, например, в США потребление свинца, по оценкам ILZSG, упало в этом году на 6,8%, а в 2003-м снизится еще на 2,5%.

Однако в мировом масштабе негативное влияние американского рынка будет почти компенсировано ростом в других странах мира. Специалисты ILZSG ожидают, что потребление свинца в глобальном масштабе уменьшится в 2002 году только на 0,6%, затем последует подъем на 1,1%. Сравнимые показатели выводятся и в производстве рафинированного металла: 2002 год – снижение на 0,7%; 2003-й – рост на 1,0%. Спрос и предложение на рынке, при этом, в целом сбалансированы: аналитики предсказывают на текущий год избыток поставок (но незначительный – порядка нескольких десятков тысяч тонн при объеме рынка в 5,35-5,45 млн. т).

Проблемой рынка свинца стало, в первую очередь, отсутствие положительных изменений за последние месяцы. Ситуация оставалась все время приемлемой, но и только. В связи с этим металлу оказалось не под силу противостоять общей "понижательной" тенденции. Кроме того, негативную роль сыграл рост производства свинца в КНР (по итогам первых семи месяцев, превышение прошлогоднего показателя – на 11%), что привело к соответствующему расширению объемов экспорта. Правда, во второй половине этого года такой процесс был остановлен вследствие тотальной нехватки концентрата, который китайские компании импортируют в значительных количествах, но вред был уже нанесен.

На будущий год новый подъем в китайской свинцовой промышленности маловероятен. Правда, падение мирового производства концентрата на 9,8% в 2002 году должно смениться ростом на 2,5% (по данным ILZSG), но это не слишком улучшит положение. В последние годы отрасль испытывала нехватку инвестиций, поэтому, скорее, плавильные заводы снизят выпуск, чтобы приспособиться к нехватке концентрата, чем горнорудные компан

Виктор Тарнавский,
по материалам Metal Bulletin, Metal Bulletin Research, Financial Times,

 
© агенство "Стандарт"