журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
БАНКОВСКИЙ КРИЗИС

Банковский кризис

Новые рыночные страны

СПЕЦВЫПУСК: ИНФОРМАЦИОННЫЕ РЕШЕНИЯ

СПЕЦВЫПУСК: ЭЛЕКТРОННЫЕ УСЛУГИ

СПЕЦВЫПУСК: ИНФОРМАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ

СПЕЦВЫПУСК: БАНКОВСКОЕ ОБОРУДОВАНИЕ

СПЕЦВЫПУСК: МОБИЛЬНЫЙ БАНКИНГ

СПЕЦВЫПУСК: КАРТОЧКИ

БАНКОВСКИЙ ПЕРСОНАЛ

БАНКОВСКИЙ МЕНЕДЖМЕНТ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №10, 2002

Банковский кризис

В чужом монастыре

Приобретение Dresdner Bank страховой группой Allianz
не пошло банку на пользу

Когда речь идет о калькуляции рисков, никто не сможет осуществить эту операцию лучше, чем специалисты по страхованию. И не удивительно, ведь, в конце концов, это – их бизнес. А, если речь зашла о специалистах страховой деятельности, то мало кто в Западной Европе пользуется большим авторитетом, чем Хеннинг Шульте-Нёлле – председатель правления и генеральный директор германской страховой группы Allianz. Тем не менее, Шульте-Нёлле и другие члены правления Allianz, как ни странно, просчитались в отношении рисков, связанных с приобретением группой Allianz в апреле 2001 года банка Dresdner. После поглощения страховой группой Dresdner Bank не только не реализовал амбиции руководства Allianz, связанные с созданием глобальной банковско-страховой группы, а, наоборот, превратился в своеобразную "черную финансовую дыру". Колоссальные убытки Dresdner связаны, главным образом, с деятельностью его подразделения "корпорации и рынки", объединяющего операции по корпоративному кредитованию и бизнес дочернего инвестиционного банка Dresdner Kleinwort Wasserstein (DrKW). В ближайшем будущем Dresdner Bank ожидает радикальная реструктуризация, направленная на резкое сокращение расходов.

Последнее предупреждение

Насколько покупка Dresdner усложнила жизнь Allianz, стало ясно 31 июля 2002 года, когда страховая компания опубликовала "предупреждение о доходах". В нем Allianz сообщила, что в результате убытков на сумму $350 млн. во втором квартале 2002 года, вызванных, главным образом, Dresdner Bank, чистая прибыль группы в 2002 году будет значительно ниже целевого показателя в $3 млрд. Еще через несколько недель подоспели и результаты деятельности Dresdner Bank в первом полугодии – они были совершенно обескураживающими. За шесть месяцев банк ухитрился понести убытки на сумму свыше $1 млрд., и еще около $1 млрд. будет, скорее всего, потеряно во втором полугодии.

Большая часть убытков (более $800 млн.) пришлась на подразделение "корпорации и рынки", объединяющее корпоративные и инвестиционные операции. Несмотря на то что информация не была в достаточной степени детализирована, основные проблемы Dresdner Bank приписываются росту объема невозвращенных кредитов (особенно в Латинской Америке и в США), а также слабой активности на рынке капитала, негативно отразившейся на деятельности DrKW. Косвенным признанием масштаба проблем с кредитованием стало расширение отчислений на покрытие потерь по займам до $1.05 млрд. за первое полугодие.

Для Allianz обескураживающие результаты Dresdner Bank были крайне неприятны по двум причинам. Во-первых, провал ее банковского подразделения поколебал имидж Allianz как одного из лидеров финансового рынка Германии, имеющего стабильно высокую прибыльность. И, во-вторых, убытки Dresdner оказались очень "несвоевременными", так как пришлись на тот период, когда сама Allianz понесла значительные потери вследствие высоких страховых выплат пострадавшим от наводнения летом этого года, а также из-за падения курса акций на европейском фондовом рынке, обесценившего принадлежащие группе пакеты акций промышленных компаний.

Провал Dresdner Bank, по словам некоторых аналитиков, продемонстрировал, что именно его, а не занимающего четвертую позицию в германском банковском рейтинге Commerzbank, сегодня следует считать самым слабым звеном в финансовом секторе страны. Действительно, в то время как Dresdner Вank стал причиной практически всех убытков группы Allianz во втором квартале, операционная прибыль Commerzbank за аналогичный период составила $25 млн.

Впрочем, в допущенном промахе Хеннинг Шульте-Нёлле и его коллеги по правлению могут винить только себя. Аналитики считают, что риски, связанные с покупкой банка, были достаточно очевидными еще в период, когда Allianz делал предложение о покупке Dresdner Bank в апреле 2001 года. И с этим сложно не согласиться, учитывая события, предшествовавшие данной сделке. За год до слияния Dresdner Bank провел две неудачные попытки объединиться с Deutsche Вank и Commerzbank (весной и летом 2000 года). Особенно неприятным был провал во втором варианте, поскольку Commerzbank, по мнению экспертов, идеально подходил Dresdner в роли партнера, учитывая возможности интеграции их корпоративного и розничного бизнеса.

После последовавшего за двумя сорванными слияниями неудачного визита тогдашнего генерального директора Dresdner Бернарда Вальтера в Париж с целью инициирования переговоров с французским BNP Рaribas казалось, что банк просто "дрейфует" по течению, не имея какой-либо четкой стратегии. Ослабевшие позиции Dresdner Bank в начале 2001 года усилили слухи о его возможном приобретении иностранным финансовым институтом. Кроме того, эксперты начали высказывать свое беспокойство относительно способности Dresdner выдержать назревающий экономический спад.

Именно в обстановке этой неопределенности Allianz, будучи в течение десятилетий основным акционером Dresdner Bank (около 30% акций) и, соответственно, имея существенное влияние на его деятельность, приняла решение о вмешательстве "в дальнейшую судьбу банка". Хеннинг Шульте-Нёлле, поддерживаемый Полем Акляйтнером, бывшим инвестиционным банкиром Goldman Sachs, который в настоящее время считается "вторым человеком" в Allianz, сообщил, что страховая компания приобретет Dresdner Bank за $24 млрд. для создания одной из крупнейших в Европе банковско-страховых групп. Правда, аналитики предупреждали, что в условиях начавшегося спада на американском фондовом рынке, который, как ожидалось, должен был перекинуться и в Германию (что в действительности и случилось), приобретение Dresdner выглядит весьма рискованным, однако к их мнению не прислушались.

Как полагают специалисты, Хеннинг Шульте-Нёлле и его коллеги из правления Allianz проигнорировали возможные негативные последствия приобретения Dresdner не только потому, что пытались предотвратить его возможное поглощение со стороны какого-либо иностранного института, но и в силу вполне естественного стремления использовать обширную сеть розничных отделений банка для новых страховых продуктов, связанных с недавними пенсионными реформами в Германии. Эти нововведения позволяли миллионам немцев открывать частные пенсионные счета, не связанные с государственной системой. От проведения реформы ожидали мощного подъема на рынке страховых услуг и бума в сфере частных пенсионных фондов, однако консервативные немцы пока не торопятся использовать новые схемы, так что ожидаемого роста так и не произошло. Поэтому ценность Dresdner Bank для Allianz оказалась меньше, чем предполагалось.

Впрочем, банковские аналитики отмечают, что Allianz совершила ошибку, приобретая весь Dresdner, включая его инвестиционное подразделение, в то время как все, что было необходимо группе для реализации своего проекта интеграции банковской и страховой деятельности, – это сеть розничных отделений банка и подразделение по управлению активами DIT. Как высказался один лондонский банкир, "Allianz уплатила $24 млрд. за Dresdner, а в результате оказалось, что 80% приобретенного банка ей не нужны".

Камень на шее

Как признавал Хеннинг Шульте-Нёлле, он планировал продать DrKW сразу после покупки Dresdner Bank, однако от этого его отговорил руководитель инвестиционного банка Леонард Фишер, убедив Шульте-Нёлле в том, что корпоративным клиентам Dresdner необходимы инвестиционные услуги. Однако в условиях тяжелого спада на фондовом рынке компании перестали эмитировать новые акции и облигации, а также резко снизили активность в области слияний и поглощений, лишив DrKW значительной части его бизнеса.

Другой крупной проблемой оказался, если можно так выразиться, сам DrKW. Этот институт, возникший в результате приобретения Dresdner Bank в 1995 году британского инвестиционного банка Kleinwort Benson, не достиг каких-либо ощутимых результатов за пределами Великобритании. Его доля на европейском рынке консультирования слияний и поглощений (именно это считается ведущим индикатором влияния инвестиционного банка) никогда не превышала 3%. В результате ему недостаточно связей, влияния и финансовой мощи, чтобы успешно конкурировать с такими группами как Goldman Sachs, Morgan Stanley и Deutsche Bank.

Не зря при организации неудавшегося объединения Deutsche Bank и Dresdner в начале 2000 года Йозеф Акерманн, нынешний генеральный директор Deutsche Bank, а тогда – руководитель его инвестиционного подразделения, предложил "погасить" Dresdner Kleinwort, ликвидировав большую часть его операций, а остаток влить в структуру Deutsche. Из этого проекта, как и из слияния в целом, ничего не вышло, но длительный период неопределенности, когда судьба Dresdner Kleinwort "висела на волоске", привел к массовому уходу квалифицированных специалистов и падению морали.

Чтобы удержать свое инвестиционное подразделение от развала, руководство Dresdner Bank поспешило предложить оставшимся специалистам высокие гарантированные бонусы, а также в сентябре 2000 года "для поднятия духа" провело операцию с приобретением эксперта в сфере слияний и поглощений – американского инвестиционного бутика Wasserstein Perella (после этого инвестиционный банк и получил свое современное название Dresdner Kleinwort Wasserstein – DrKW). Как сейчас говорят специалисты, лучше бы Dresdner этого не делал. Вместо того чтобы помочь Dresdner Bank в крайне необходимом ему расширении присутствия на прибыльном американском рынке слияний и поглощений, Wasserstein Perella "потянул" банк вниз. Экономический спад привел к резкому снижению консолидационной активности в США, кроме того, в конце 2001 года банк покинул Брюс Вассерштайн, соучредитель Wasserstein Perella, который не нашел общего языка с новым руководством. Это означало, что DrKW лишился ценных связей на американском рынке. По словам одного из британских аналитиков, "покупка данного инвестиционного банка для Dresdner была равноценна выброшенному в окно миллиарду евро" (на самом деле Wasserstein Perella обошелся Dresdner в $1.4 млрд.).

После того как Dresdner Bank вошел в состав Allianz, в банке была реализована крупномасштабная программа сокращения расходов. За год было закрыто около 8 тыс. рабочих мест, из которых 1.7 тыс. пришлись на DrKW. Однако все эти меры не дали результата, более того, операционные затраты возросли в прошлом году на 19%, достигнув $8.7 млрд. Ситуацию надо было срочно изменить.

Правда, проведение масштабных перемен сдерживалось так называемой "старой гвардией" менеджеров старшего поколения, имевших прочные позиции как во Франкфурте, в правлении Dresdner Bank, так и в лондонской штаб-квартире DrKW. В 2000 году в рамках программы по восстановлению инвестиционного банка ему была обещана большая степень самостоятельности, а в перспективе даже самостоятельный листинг. Однако руководство Allianz не поддержало планов и, наоборот, решило интегрировать DrKW в объединенное подразделение "корпорации и рынки" вместе с кредитными операциями. Второе подразделение, обеспечивающее все розничные операции, должно было действовать в тесной связке со страховым бизнесом Allianz.

Эти проекты вызвали резкое недовольство как со стороны франкфуртской "старой гвардии", опасавшейся, чтобы эта эволюция не привела к тому, что Dresdner Bank с его 120-летней историей полностью потерял свое "лицо" и был низведен до статуса одного из брендов в составе группы Allianz, так и лондонских инвестиционных банкиров, болезненно воспринявших отказ в предоставлении автономии. Жертвой этого "двойного протеста" стал Леонард Фишер, руководитель DrKW, поддержавший предложенные изменения. Он оказался в немилости у центрального правления Allianz вследствие понесенных его подразделением потерь, а его подчиненные в DrKW отказали ему в лояльности из-за поддержки не устраивавших их реформ. В итоге в конце сентября 2002 года Леонард Фишер был отправлен в отставку и заменен двумя содиректорами – Эндрю Пискером и Карлом Ральфом Юнгом, которые будут отвечать, соответственно, за инвестиционные операции и корпоративное кредитование.

Впрочем, организационные перемены не означали, что реформа, задуманная правлением Allianz и поддержанная Леонардом Фишером, будет отложена. Скорее, наоборот. Всего через несколько дней после скоропостижной отставки бывшего руководителя DrKW председатель правления Dresdner Bank Бернд Фархольц и член правления Allianz Хельмут Перлет, ответственный за финансовый контроль, выступили с совместным заявлением, провозгласив начало новой крупномасштабной реорганизации в Dresdner Bank.

Режим жестокой экономии

Как и все аналогичные программы реорганизации, которые в последние месяцы разрабатываются в европейских банках, реформы в Dresdner Bank направлены, в первую очередь, на уменьшение затрат за счет массовых увольнений. От прочих финансовых институтов Dresdner отличается, разве что, масштабностью запланированных увольнений и амбициозностью целей.

В ближайшие полгода свои рабочие места должны потерять еще до 3 тыс. сотрудников банка, включая 1.2 тыс. работников DrKW (около 12% от общего числа сотрудников инвестиционного банка). Кроме того, гарантированные бонусы специалистов и менеджеров будут заменены на выплаты от прибыли (если таковая будет). За счет этого расходы DrKW в 2003 году планируется сократить сразу на 40%, или на $1.6 млрд., а в целом руководство Dresdner и Allianz рассчитывает на сокращение затрат в будущем году на $2 млрд. и получение около $200 млн. прибыли по итогам будущего года. Правда, многие аналитики опасаются, что запланированные изменения слишком велики и могут привести к падению качества обслуживания клиентов и дальнейшему падению доходов банка.

Большие перемены намечаются и в области кредитования. В структуре Dresdner в ближайшем будущем появится так называемый "плохой" банк Institutional Recovery Unit, получивший самостоятельное руководство, обособленный баланс и принявший на себя ответственность за все "зависшие" кредиты банка общим объемом около $16 млрд. Кроме того, этому подразделению будет передано порядка $30-40 млрд. "нестратегических" займов, чья надежность вызывает определенные сомнения. Вообще руководство Dresdner Bank планирует провести "инвентаризацию" своего кредитного портфеля, выявить недобросовестных и несостоятельных заемщиков и, по возможности, избавиться от подобных клиентов. Наконец, банк собирается прекратить кредитные операции в Латинской Америки и США, сосредоточившись на внутреннем рынке.

Будущее DrKW, тем не менее, остается весьма неопределенным. Бернд Фархольц старательно опровергает слухи о том, что инвестиционный банк будет в ближайшее время отделен от Allianz и продан, указывая на то, что запланированные меры по сокращению затрат будут достаточны для того, чтобы деятельность банка была улучшена. Однако аналитики и специалисты считают, что страховая компания продаст DrKW при первой же возможности. Простое выделение его в обособленное подразделение с самостоятельным листингом вряд ли может быть выходом из положения, так как в одиночку DrKW, скорее всего, быстро пойдет ко дну. Закрытие инвестиционного банка вообще исключено, так как в этом случае Allianz, избавившись от не нужной ей структуры, "потеряет лицо". В то же время, по словам Леонарда Фишера, объединение DrKW с каким-либо европейским инвестиционным банком позволит сохранить его ценность для акционеров.

Но тогда перед Allianz встает вопрос о том, как скоро подвернется возможность продажи DrKW. В существующей на сегодняшний день сложной экономической ситуации вряд ли кто-либо захочет заплатить приличную сумму за второсортный инвестиционный банк, имеющий 3% европейского рынка слияний и поглощений, многомиллионные убытки, деморализованный массовыми увольнениями персонал и, в лучшем случае, – минимальное присутствие на Уолл-Стрите. По мнению одного банкира, если DrKW не удастся вернуть к прибыльности даже предложенными чрезвычайными мерами, Allianz, в конце концов, придется продать банк за символическую цену в 1 евро и радоваться, что ей удалось избавиться от этой обузы.

Однако, когда бы эта продажа ни состоялась, она будет означать конец Dresdner как одного из мощнейших германских коммерческих банков. В таком случае от него, очевидно, останется только сеть розничных отделений, занимающихся продвижением страховых и финансовых продуктов Allianz, онлайновое розничное банковско-брокерское подразделение и деятельность по управлению активами, включая DIT. Это именно тот сценарий, против которого ожесточенно возражает сейчас "старая гвардия" Dresdner Bank, но ее борьба изначально кажется проигранной.

Наталья Коноваленко & Виталий Шимкович, по материалам The Banker, Financial Times, Handelsblatt

 
© агенство "Стандарт"