журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
рубрики
ТЕМА НОМЕРА

ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

КОМПАНИИ И РЫНКИ

РЫНОК ЧЕРНЫХ МЕТАЛЛОВ

РЫНОК ЦВЕТНЫХ МЕТАЛЛОВ

ЦЕНОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Металлы мира" – №3, 2001

КОМПАНИИ И РЫНКИ

В Европе создается сталелитейный гигант XXI века

Объединение французской Usinor, люксембургской Arbed
и испанской Aceralia – путь к созданию крупнейшего производителя стали в мире

Мировая сталелитейная отрасль получила нового лидера. В результате слияния трех европейских корпораций образуется гигант с ежегодной производительностью порядка 46 млн. т нерафинированной стали в год, что более чем в полтора раза превышает показатели азиатских корпораций Posco и Nippon Steel и низводит крупнейшую американскую сталелитейную компанию US Steel ($10,2 млн. т в 1999 году) до статуса середнячка. Однако качественные изменения в данном случае важнее количественных. Консолидация европейской сталелитейной промышленности – это ответ на вызов, который получила отрасль, столкнувшись с перепроизводством и вторым за последние два с половиной года резким падением цен. Как считают специалисты, если это слияние будет доведено до конца, оно откроет дорогу следующему раунду объединений. Вероятно, через несколько лет на мировом рынке стали будут доминировать несколько глобальных компаний, ежегодно выплавляющих порядка 50-80 млн. т и имеющих обороты, сравнимые с показателями транснациональных корпораций в других отраслях промышленности.

Новая компания

Кризис и падение цен зачастую становятся мощными стимулами для консолидации, благодаря чему компании достигают оптимизации производственных мощностей и сокращения затрат. Так было и в сталелитейной промышленности, где за последние несколько лет отмечен ряд крупных слияний. В частности, в 1999 году British Steel и нидерландская Hoogovens образовали группу Corus (см. ММ № 2), годом ранее французская корпорация Usinor поглотила бельгийскую Cockerill Sambre, а в конце 2000 года соединились производители нержавеющей стали Avesta Sheffield (Швеция-Великобритания) и Outokumpu (Финляндия).

Нынешнее мегаслияние тоже началось с нержавеющей стали. Начавшиеся в середине 2000 года переговоры между Usinor и Arbed были направлены на возможное объединение подразделений, занимающихся выпуском именно этой продукции, но по мере их проведения руководители обеих корпораций настолько успешно нашли общий язык, что решили пойти дальше. К их объединению подключилась и испанская компания Aceralia, 35% акций которой принадлежат люксембургской группе.

Единая корпорация, получившая название NewCo, намного обгонит остальных производителей стали в мире. Ее годовой объем выпуска составит около 46 млн. т нерафинированной стали, в то время как у нынешних лидеров мирового рынка – корейской Posco и японской Nippon Steel – соответственно, примерно, по 26,5-27 млн. т, а крупнейшие европейские конкуренты нового альянса Corus и германская корпорация Thyssen Krupp выдают, соответственно, 22 млн. и 17 млн. т стали в год.

Новая группа станет и крупнейшим в мире производителем нержавеющей стали. Совокупный объем выпуска в 2000 году французской компании Ugine и бельгийских Fafer и ALZ, которые находятся в полной собственности Usinor (первые две) и Arbed, составил 2,6 млн. т, а в 2005 году может быть доведен до 3,2 млн. т. Если же считать предприятия, которые находятся в частичном владении участников альянса (в том числе и подразделение по производству нержавеющей стали японской Nippon Steel, заключившей партнерское соглашение с Usinor), этот показатель возрастет до 4,5 млн. т в 2000 году и 5,4 млн. т в 2005-м.

Под контролем NewCo будет находиться большая часть металлургической промышленности Франции, Бельгии, Испании и Люксембурга. Новая корпорация станет третьим по величине производителем стали в Германии и одним из ведущих участников бразильского рынка, где корпорации Arbed принадлежит компания Belgo-Miniera, занимающая второе место в стране по объему выпуска прутковой продукции, а Usinor контролирует компанию CST – одного из ведущих поставщиков слябов и по совместительству крупнейшего производителя нержавеющей стали в стране. Кроме того, новой группе будут принадлежать еще несколько сталелитейных предприятий в ряде стран мира, включая США, Канаду, Таиланд и Марокко. В целом в ее собственности будут находиться 15 интегрированных сталелитейных заводов (вследствие чего NewCo станет крупнейшим потребителем железной руды в мире), более 20 плавильных заводов, оборудованных электропечами, и большое число прокатных станов, линий по нанесению покрытий, трубопрокатных заводов. В то же время группа станет и одним из крупнейших в мире торговцев стальной продукцией. В ее составе окажутся такие крупные торговые фирмы как Sidstahl, TradeArbed, PUM, Cofrafer, Mathieu, Considar и ряд других.

В Европе на долю NewCo будет приходиться более 25% регионального производства стали. Особенно сильными будут ее позиции на рынках листовой углеродистой стали (годовой объем продаж порядка @15 млрд.), нержавеющей стали (@5 млрд.) и профилей (@4 млрд.). При этом, совокупный оборот оценивается в @30 млрд. в год. Число занятых на предприятиях группы по всему миру составит порядка 110 тыс., хотя в будущем этот показатель может несколько сократиться по причине реорганизации. О планируемых увольнениях пока не сообщалось, но, очевидно, без них не обойтись, так как участники объединения планируют добиться сокращения издержек на @300 млн. по сравнению с нынешним уровнем к концу 2003 года и на @700 млн. – к 2006-му. Уже сейчас известно, что закрытию подлежит интегрированный завод в бельгийском Шарлеруа; вероятно, будет остановлено еще несколько предприятий в Бельгии.

Преодолимые барьеры

Как планируют участники объединения, слияние должно быть завершено осенью текущего года. Новая корпорация, зарегистрированная в Люксембурге, объявит скупку 100% акций всех трех компаний. В дальнейшем ее собственные акции будут обращаться на биржах в Париже, Брюсселе, Люксембурге и Мадриде. Выход на американский рынок при этом не запланирован. Как ожидается, рыночная капитализация группы превысит @5,5 млрд.

Если сделка будет успешно доведена до конца, нынешним акционерам Usinor будут принадлежать 56,5% акций объединенной компании (на долю Arbed придется 23,4%, Aceralia – 20,1%). Это обстоятельство вызвало болезненную реакцию в Люксембурге, так как государству принадлежат 29,7% акций Arbed, и эта часть, естественно, существенно снизится после слияния. Как заявил премьер-министр Люксембурга Жан-Клод Юнкер, он поддержит сделку, только когда убедится, что она полезна для страны.

Правителей Люксембурга, впрочем, можно понять. С 1882 года Arbed была основой промышленного сектора и, можно сказать, одним из символов этого крошечного государства, так что, по сути, передача корпорации в руки иностранных акционеров вызывает неоднозначную реакцию. Правда, предвидя эти осложнения, участники объединения договорились о том, что штаб-квартира NewCo будет находиться в нынешнем офисе Arbed в городе Люксембурге, президент компании Йозеф Кинш станет вместе с Франсисом Мером, руководителем Usinor, сопрезидентом группы, а генеральный директор Arbed Фернан Вагнер будет занимать тот же пост, что и в NewCo, единолично управляя ее текущим бизнесом.

Определенные проблемы должны возникнуть и со стороны антимонопольных органов ЕС, разрешение которых необходимо для совершения сделки. Последняя попытка крупного объединения в базовых отраслях с участием алюминиевых компаний Alcan, Pechiney и Algroup не была реализована именно из-за того, что требования Европейской комиссии по продаже избыточных активов были не приемлемы для его участников (см. ММ № 10 за 2000 год, № 2 за 2001 год). Слияние, в котором участвуют первый и третий по величине производители стали в Европе (если считать Aceralia членом группы Arbed), не может не привлечь к себе пристального внимания антимонопольных органов, особенно если учесть, что на долю NewCo будут приходиться более 40% европейского производства листовой стали и 25-28% мирового рынка плоскокатаной нержавеющей стали. Как ожидается, от участников объединения потребуется продажа нескольких предприятий, хотя специалисты полагают, что это условие не станет для Usinor, Arbed и Aceralia непреодолимым препятствием.

По мнению экспертов, наибольший риск связан с интеграцией в единое целое управленческих органов группы. Usinor еще не уладила до конца объединение с Cockerill Sambre, хотя с момента завершения сделки прошло уже более двух лет, а группа Arbed имеет весьма сложную структуру. Кроме того, некоторые опасения вызывает наличие на вершине двух сопрезидентов. Как показывает опыт, двойной центр управления не так эффективен. При создании группы Corus ее возглавили два содиректора, представлявшие британскую и нидерландскую стороны. Они так и не смогли полностью сработаться, и, после того как группа понесла большие убытки в 2000 году, оба были уволены. Удачнее действовали соруководители в германской Thyssen Krupp, также образовавшейся в результате слияния в 1997 году, но в 2001 году группа отказалась от дуализма.

Правда, представители новой группы полагают, что сосредоточение функций по непосредственному управлению в руках одного человека – генерального директора Фернана Вагнера – позволит избежать конфликтов в руководстве. Однако передача выработки стратегии в ведение двух сопрезидентов все-таки может быть потенциальным источником противоречий, так как до объединения Usinor стремилась к специализации на производстве листовой продукции, а Arbed, наоборот, была сторонником диверсификации. Впрочем, и эти трудности не выглядят непреодолимыми, тем более, что награда за успешное завершение сделки будет значительной.

Переход на новый уровень

Примечательно, что даже конкуренты Usinor и Arbed в Европе приветствуют объединение, которое, казалось бы, подрывает их позиции на рынке. На самом деле, как заявил представитель германской корпорации Thyssen Krupp, в результате слияния его компания чувствует себя усилившейся. Как отмечено в пресс-релизе, распространенном германской группой, "дальнейшее расширение сотрудничества между европейскими сталелитейными компаниями приведет к улучшению координации в размещении производственных мощностей и сглаживанию временных дисбалансов между спросом и предложением".

Действительно, специалисты ожидают, что создание укрупненных корпораций на европейском рынке стали позволит им свободнее манипулировать объемами производства, расширяя и сокращая их в соответствии с требованиями рынка. По мнению Клауса Зёра, аналитика Deutsche Bank Securities, новая группа в ближайшем будущем снизит годовой объем выплавки стали на 4 млн. т. В начале текущего года с заявлениями о сворачивании производства выступили Corus, намеренная за три года вывести из строя мощности, эквивалентные 5 млн. т нерафинированной стали в год, и Thyssen Krupp, запланировавшая снижение выпуска на 2,5 млн. т в год. В ближайшей перспективе это даст возможность сбалансировать европейский рынок, ликвидировав перепроизводство, а в более долгосрочном плане, как надеются специалисты, можно будет говорить о стабилизации цен, по крайней мере, на дорогостоящие, немассовые виды стальной продукции.

Создание NewCo, если его удастся благополучно завершить, будет символизировать революцию в мировой металлургической промышленности. В настоящее время многие специалисты, в том числе и руководители крупных сталелитейных компаний, считают, что будущее отрасли лежит в создании диверсифицированных корпораций, в которых производство стали будет только одним из основных направлений. По их мнению, это произойдет или вследствие приобретения сталелитейными компаниями металлообрабатывающих и машиностроительных производств, или посредством поглощения металлургических заводов потребителями их продукции.

С этой точкой зрения не согласен глава Usinor 61-летний Франсис Мер, которого называют главным идеологом объединения. Он убежден и собирается доказать это на практике, что сталелитейная отрасль может и должна пройти через тот же процесс глобальной консолидации, что и автомобильная, нефтяная, алюминиевая или газодобывающая промышленности. Как считает Мер, слияние Usinor, Arbed и Aceralia станет только первой ласточкой в серии подобных альянсов, и уже в ближайшем будущем в мире могут возникнуть несколько транснациональных корпораций с годовым производством в 100 млн. т стали в год и даже более.

Интересно, что всего за три недели до европейского слияния Usinor заключила соглашение о партнерстве с японской корпорацией Nippon Steel, которая сама входит в альянс с участием корейской Posco и китайской Baosteel. Эти три компании, которые правда, пока не пошли далее перекрестного приобретения незначительных пакетов акций и реализации нескольких совместных проектов, но их совокупная производственная мощность превышает 65 млн. т, что более чем в 1,5 раза превосходит возможности новой европейской группы.

В Европе создание NewCo также может ускорить дальнейшую консолидацию. Некоторые специалисты, например, ожидают объединения Corus и Thyssen Krupp, другие связывают ведущую германскую корпорацию с Salzgitter, вторым по величине производителем стали в стране, или австрийской Voest-Alpine Stahl, хотя обе последние компании пока отрицают любую возможность вхождения в состав более крупной группы.

Наконец, появление новых объединений предсказывается и в США. Сталелитейная промышленность этой страны находится сейчас в остром кризисе, поэтому консолидация могла бы решить здесь немало проблем. Однако ситуация на американском рынке стали складывается непросто.

Почему Америка отстает?

За последние несколько лет в американской металлургической промышленности произошло всего одно слияние, участниками которого выступили только местные компании. Это произошло в 1999 году, когда AK Steel приобрела компанию Armco. До этого международная группа Ispat International в 1998 году поглотила Inland Steel, а в 2000 году бразильская группа Gerdau купила AmeriSteel. Этим консолидационные процессы и ограничились, зато за те же три последних года к механизму защиты от кредиторов прибегли 12 американских сталелитейных компаний, включая LTV Steel, занимающую четвертое место в стране.

Сталелитейная промышленность в США на фоне Европы выглядит крайне фрагментированной. В 2000 году в список 100 крупнейших производителей стали в мире вошли 11 американских корпораций, но самая большая среди них – US Steel – заняла только одиннадцатое место, хотя в 1997 году она была на восьмом. Все эти компании в последние годы активно расширяли производство, строя новые предприятия. Число одних лишь заводов по производству листовой стали превысило 20, что вызвало ожесточенную ценовую конкуренцию и оказалось одной из главных причин кризиса перепроизводства. Вследствие высоких расходов на рабочую силу и экологическую безопасность себестоимость выпуска стали в США находится на более высоком уровне по сравнению с большинством стран мира, что подрывает прибыльность компаний.

Тем не менее, американские сталелитейные корпорации предпочитают союзам банкротства. Даже второй за последние два с половиной года кризис не вызвал в стране волны альянсов. Лидер американского рынка стали US Steel вместо этого приобрела словацкую компанию VSZ. Вторая по величине американская компания Nucor еще два года тому назад объявила слияния и поглощения одним из важнейших элементов своей стратегии развития, но пока так и не осуществила ни одной сделки.

По мнению американских специалистов, консолидации в базовых отраслях страны препятствует ряд серьезных факторов. Во-первых, объединения в США – это слишком дорогостоящий процесс, требующий огромных расходов на правовое обеспечение сделки, экологические и социальные затраты. Как считают сталелитейные компании, эти средства могут быть с большей отдачей инвестированы в строительство новых предприятий или обновление действующих.

Второй и, пожалуй, важнейший фактор – это действия стального лобби и профсоюзов. Вынуждая государство принимать выгодные для национальной сталелитейной промышленности решения, лоббисты и профсоюзные боссы, по сути, консервируют ситуацию, препятствуют действию законов рынка, мешают эффективным компаниям заниматься реорганизацией. В то же время, среди американских металлургов пока не находится сильной личности масштаба бывшего главы Alcoa и нынешнего министра финансов США Пола О'Нейла, осуществившего прошлогоднее слияние своей корпорации с Reynolds. Если бы какая-то из американских сталелитейных компаний решилась возглавить процесс консолидации в отрасли, процесс, очевидно, сошел бы с мертвой точки.

Вместо этого сталелитейная промышленность США снова возлагает надежды на государство. В начале марта из недр Конгресса вышел так называемый Steel Revitalization Act, подготовленный с подачи стального лобби. В этом документе, который еще должен, правда, пройти рассмотрение в Конгрессе, значится положение о стимулировании консолидации благодаря предоставлению объединяющимся компаниям грантов на покрытие некоторых расходов, возникающих при слиянии, но эффективность этого положения может быть сведена на нет позицией профсоюзов. По заявлениям их представителей, они, в принципе, поддерживают консолидацию, но… только при условии, что она не приведет к увольнениям и выводу из строя производственных мощностей.

Зато все остальные положения акта полностью повторяют требования профсоюзов. В частности, государство планирует направить $10 млрд. на покрытие долгов обанкротившихся компаний, ввести 2%-ный сбор с продаж стальной продукции, который пойдет на финансирование пенсионных программ для работников компаний отрасли, а также ввести сроком на пять лет квоты на ввоз стали с целью снижения импорта до около 30 млн. коротких т в год.

Представители американской сталелитейной отрасли полностью поддерживают введение квот, но прочие инициативы встречают в штыки. Как говорится в заявлении Steel Manufacturers Association, объединяющей 51 компанию, прощение долгов в такой ситуации недопустимо; победителей в конкурентной борьбе должен определять рынок, а не государство.

Если бы только американские компании всегда придерживались такого принципа…

Виталий Шимкович,
по материалам Metal Bulletin, Financial Times, NewSteel

 
© агенство "Стандарт"