журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
рубрики
ТЕМА НОМЕРА

ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

РЫНОК ЧЕРНЫХ МЕТАЛЛОВ

РЫНОК ЦВЕТНЫХ МЕТАЛЛОВ

ЦЕНОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Металлы мира" – №4, 2001
Приложения к статье
Цены на алюминий на Лондонской бирже металлов, $/т
Цены на алюминиевый сплав на Лондонской бирже металлов, $/т
Цены на медь на Лондонской бирже металлов, $/т
Цены на никель на Лондонской бирже металлов, $/т
Цены на цинк на Лондонской бирже металлов, $/т
Цены на свинец на Лондонской бирже металлов, $/т
Цены на олово на Лондонской бирже металлов, $/т

РЫНОК ЦВЕТНЫХ МЕТАЛЛОВ

Обзор рынка базовых цветных металлов: 10 марта – 10 апреля

Март принес практически всем металлам группы новое падение цен. Стоимость никеля на ЛБМ впервые с июля 1999 года опустилась за грань $6000 за т, цинк упал в цене ниже $1000 за т, что в последний раз наблюдалось в июне 1999-го, а для олова спад ниже $5000 за т оказался самым тяжелым за последние 28 месяцев. Не менее весомыми оказались потери и на рынках меди и алюминия. Основная причина этих процессов заключается в экономическом кризисе, в котором явно находятся США. При этом, падение курсов акций американских компаний в середине марта, запустившее деструктивный процесс и на товарных рынках, – тревожный сигнал. В течение шести последних лет американцы привыкли, что акции непрерывно растут в цене (с 1994-го по начало 2000 года биржевой индекс Dow Jones увеличился более чем в 3 раза), за это время в ценные бумаги были вложены триллионы долларов, во многом благодаря им сбережения частных лиц росли со скоростью 9% в год, быстрее, чем экономика Китая. Сегодня этот источник иссяк, и оптимизм специалистов, упорно предрекающих прекращение экономического спада в США во второй половине текущего года, представляется несколько легкомысленным. Тем не менее, эксперты рынка металлов в оценке ближайших перспектив исходят именно из этого предположения: иначе, им придется "своими руками" соорудить себе полномасштабный кризис.

Алюминий:

американские факторы

Спекулянты всегда чутко реагируют на изменение рыночных тенденций, и на очередное падение акций на американских фондовых биржах они откликнулись ликвидацией большинства своих вложений в цветные металлы. Вследствие этого биржевые цены на алюминий снизились до менее $1500 за т по трехмесячному контракту, так что, по мнению многих специалистов, уровень $1470-1500 за т сохранится надолго.

Основные проблемы мирового рынка алюминия находятся сейчас в США. Сужение спроса на алюминий со стороны промышленности, сокращающей закупки сырья вследствие экономического спада, оказалось более весомым, чем вывод из строя 40% производственных мощностей. В настоящее время потребители алюминия в США принципиально не ведут закупок про запас, предпочитая приобретать небольшие партии. Ради этого они даже не возражают против более высоких премий, к концу марта поднявшихся до около 4 центов за фунт по сравнению с ценами ЛБМ.

В то же время специалисты начинают свыкаться с мыслью, что снижение производства алюминия в США на более 1 млн. т в год носит долгосрочный характер. Энергогенерирующая компания Bonneville Power Authority (BPA), поставляющая электроэнергию на остановленные и закрываемые алюминиевые заводы на северо-западе страны, объявила, что после вступления в силу новых пятилетних контрактов в октябре 2001 года объем ее поставок снизится на 25%, а базовые цены возрастут на 20% (до $26,5 за МВт-час). При этом, руководство BPA заявило, что будет стараться удерживать цены на спотовом рынке электроэнергии ниже $40 за МВт-час, но не обещает, что ей это удастся.

В этих условиях для алюминиевых компаний выгоднее прекратить производство металла и продавать на спотовом рынке электроэнергию, получаемую по контракту с BPA. Собственно, именно это они сейчас и делают, причем, ряд компаний уже заключили соглашения о поставках сэкономленной энергии и в 2002 году. По мнению Марио Консервы, генерального секретаря Federation of Aluminium Consumers in Europe (FACE), возобновление производства на американских заводах произойдет не ранее 2003 года, а то и 2004-го.

Американский фактор двойственно воздействует на мировой рынок алюминия. С одной стороны, выведение из строя заводов в США предотвратило появление огромного избытка. Вследствие ожидаемого сокращения потребления металла в США на 2% годовой прирост спроса в 2001 году оценивается всего в 600 тыс. т, главным образом, за счет Китая и стран СНГ. В то же время практически весь этот объем покрывается продукцией двух новых комбинатов, введенных в строй в прошлом году – Mozal (Мозамбик) и Alma (Канада). С другой же стороны, именно спад в США спровоцировал нынешнее падение цен и накопление резервов. По данным International Aluminium Institute, мировые запасы алюминия в январе 2001 года равнялись 3,24 млн. т по сравнению с 2,33 млн. т годом ранее.

Правда, избыточный уровень предложения на мировом рынке алюминия будет сохраняться только до тех пор, пока в американской экономике продолжается депрессия. Если во втором полугодии на рынке США, как это предсказывают многие специалисты, начнется подъем, он моментально сменится жестким дефицитом, причем, характер его будет особенно острым, так как американские потребители алюминия сейчас стараются не создавать объемных запасов. Тогда США начнут притягивать к себе экспортные потоки и наращивать импорт алюминия за счет покупателей из Европы и Восточной Азии.

Основываясь на этих расчетах, европейская ассоциация FACE снова обратилась к Европейской комиссии с предложением об отмене 6%-ной пошлины на импорт необработанного алюминия в ЕС или, по крайней мере, об уменьшении ее вдвое. Подобная инициатива озвучивалась еще в 2000 году, но не нашла поддержки из-за сопротивления некоторых стран, в частности, Франции. По мнению FACE, активизация спроса на алюминий в США во второй половине текущего года или в 2002 году приведет к дефициту на европейском рынке и значительной интенсификации цен и премий.

Как заявил Колин Пратт, директор американской компании CRU International, если бы производство алюминия в США не упало, цены бы просто рухнули, но, если бы в Америке не начался экономический спад, то сейчас алюминий стоил бы очень дорого. Исходя из этого CRU считает, что уже во втором полугодии цены возрастут, а их среднегодовой уровень достигнет $1647 за т. На 2002 год специалисты этой компании предсказывают повышение средней цены до $1833 за т, а для всего периода 2001-2005 годов прогнозируется среднее значение в $1690 за т.

Подобный подъем цен, если этот процесс действительно состоится, будет значительным подспорьем для компаний отрасли. По данным австралийского агентства AME Mineral Economics, в 2002 году себестоимость производства алюминия возросла на 5,4% по сравнению с предыдущим годом и составила $1182 за т, в основном, за счет высоких цен на глинозем и электроэнергию. Впрочем, специалисты AME Mineral Economics отмечают, что эти факторы краткосрочны, поэтому уже в текущем году долговременный процесс снижения себестоимости возобновится. В связи с этим новые проекты алюминиевых заводов будут иметь экономический смысл только в случае наращивания объемов продукции при низких затратах. Кроме того, как считает CRU International, в мировой алюминиевой отрасли продолжится процесс консолидации, ускоренный в прошлом году благодаря слияниям Alcoa-Reynolds и Alcan-Algroup. В частности, ожидается появление новой европейской мегакорпорации, которая сможет бросить вызов двум североамериканским интегрированным гигантам.

На европейском спотовом рынке в течение марта и первой недели апреля спрос на алюминий был не очень высоким, но значительного избытка предложения также не возникало, что позволило стабилизировать уровень премий. Единственное исключение представляли собой, пожалуй, премии на форвардные поставки металла западного производства с уплаченной пошлиной. Многие трейдеры, не уверенные в ближайших перспективах рынка, старались заключать как можно больше форвардных контрактов, в результате чего премии изменились от $130-135 за т по сравнению с ценой ЛБМ в начале марта до $125-130 за т в апреле. При этом, спотовые премии на поставки того же материала практически оставались на уровне $130-135 за т, а западный алюминий с неуплаченной пошлиной предлагался в течение всего марта на $40-45 за т дороже цены на ЛБМ.

Отмечено сокращение разницы в ценах между российским алюминием и западной продукцией из-за некоторого дефицита первого. Так, премии на слитки А7е составляли в начале апреля $30-35 за т, хотя некоторые трейдеры сообщали и о $40 за т, тавровые профили шли с $5-вым дисконтом по отношению к слиткам. Еще одна тенденция в отношении российского алюминия заключается в снижении разрыва в ценах между А7е и менее качественными сортами, предложение которых в этом году постоянно сокращается, так как российские заводы все больше отдают предпочтение высококачественным слиткам перед более дешевой продукцией.

Впрочем, стремление заводов к производству и экспорту более дорогой продукции приводит и к отрицательным последствиям. В последние недели на европейском рынке наблюдается явный избыток алюминиевых экструдированных полуфабрикатов, что вызвало падение цен. Если в начале года экструзии 6063 предлагались в Европе с премией в размере свыше $300 за т, то к апрелю этот показатель достиг $230-270 за т. При этом, западные производители удерживаются на верхней части этого интервала, а поставки из Румынии и Египта идут из расчета премии в размере $220-250 за т для материала с уплаченной пошлиной. В Великобритании стоимость экструзий соскользнула от 2150-2200 ф. ст. за т в начале марта до 2000-2100 ф. ст. за т месяц спустя. Снизились цены и на некоторые виды готовой продукции, в частности, на листовой алюминий, который в конце марта стоил на британском рынке менее 1600 ф. ст. за т.

Азиатский спотовый рынок алюминия сохранял спокойствие. Объем продаж был незначительным, так как местные промышленники сильно страдают от экономического спада в США и не стремятся к новым закупкам, а и без того падающие цены не оказывали давление на величину премий. Западный алюминий по-прежнему предлагался в регионе с премией в $50-60 за т по сравнению с ценами на ЛБМ. Для индийской и китайской продукции этот показатель составлял, соответственно, $25 и около $10 за т. Единственное заметное изменение произошло на японском спотовом рынке, где уровень премий приблизился к значениям, достигнутым при заключении квартальных контрактов. Если в начале марта этот показатель, как правило, не превышал $50-55 за т, то к концу месяца поставщикам удалось поднять его до $60-65 за т. Потребители, имея "в плюсе" падение цен, не возражали против намного менее существенного повышения премий.

Не отличался особенной активностью и азиатский рынок лома. При весьма незначительном спросе и вполне адекватном уровне предложения цены сохраняли относительную стабильность. Во второй половине марта стоимость лома еще удерживалась на уровне месячной давности и составляла $1100-1200 за т CIF Гонконг для смешанного листового лома taint/tabor и $1300-1320 за т лома экструзий 6063 при том же базисе поставки. Несколько более высоким спросом, чем остальные сорта, пользовался лом отливок tense, цены на который, впрочем, также сохранялись на уровне $1000-1050 за т CIF. Трейдеры опасались, что попытка поднять цены может привести к падению объема закупок.

В конце марта по мере снижения цен на алюминий на ЛБМ вопрос о росте цен, в принципе, утратил актуальность. По мнению аналитиков, рынок лома в апреле должен отреагировать на ситуацию с первичным металлом снижением на $30-50 за т в зависимости от сорта. В Великобритании, где такой спад начался уже в последних числах марта, его размер составил, в среднем, 20-25 ф. ст. для лома и около 30 ф. ст. за т для алюминиевых сплавов. Помимо фактора ЛБМ, снижению цен способствовал и рост импорта сплавов из стран Восточной Европы и СНГ.

Контракты на поставки сплавов во втором квартале заключались в Великобритании из расчета 900-950 ф. ст. за т для LM24 и DIN226, хотя некоторые трейдеры сообщали, что им удавалось добиться и более высоких значений. Материал LM6 украинского производства в конце марта предлагался британским покупателям, примерно, по 1120 ф. ст. за т, аналогичный сплав из Турции продавался, в среднем, на 30 ф. ст. за т дороже.

На американском рынке лома поддерживается равновесие при очень низком уровне спроса. Потребители сократили объемы закупок сплавов, плавильные заводы не нуждаются в новых поступлениях лома, а сбор самого лома сократился вследствие спада в промышленном производстве. По данным на конец марта, стоимость смешанной обрези составляла 49-52 центов за фунт, не изменившись по сравнению не только с началом месяца, но и с февралем. Чистые стружки, старый листовой лом и отливки предлагались в интервале между 43 и 46 центами за фунт, также сохраняя полную стабильность. Впрочем, по мнению специалистов, если эти цены будут варьировать, то только в сторону спада.

Никаких изменений не произошло за месяц и на международном спотовом рынке глинозема. Сокращение его производства в США позволило несколько стабилизировать объем предложения и привести его в большее соответствие спросу, предотвратив дальнейшее падение цен. С другой стороны, закупки глинозема Китаем во второй половине марта снова поубавились, хотя и не упали до нуля.

Все это позволяет поддерживать цены на уровне $165-180 за т FOB. При этом, наиболее дешевый материал поступает с Ямайки, а на верхней границе этого интервала находятся цены австралийских производителей.

Медь: разочарование

Для биржевого рынка меди новые опасения длительного экономического спада в США принесли такое же снижение цен, как и для алюминия. Более того, потери в американской экономике сказываются для меди болезненнее, чем для других металлов, так как спрос на нее в наибольшей мере связан с состоянием промышленного сектора (ведь США – крупнейший потребитель этого металла). В то же время, Китай, где рост спроса на медь превышает 20% в год, практически не расширяет импорта, стараясь покрывать свои потребности за счет собственного производства. Так, в феврале 2001 года выпуск меди в стране возрос на 22%, а импорт – только на 3%.

Однако падение цен до менее $1680 за т по трехмесячному контракту, чего рынок меди не испытывал с апреля 2000 года, произошло вследствие события, которое, как ожидалось, должно было положить конец спаду цен. Американская компания Phelps Dodge, второй в мире производитель меди, объявила о сокращении производства этого металла на своих предприятиях на юге США, "прославившихся" высокой себестоимостью.

Вначале речь шла о возможности закрытия сразу трех шахт (Chino, Sierrita, Bagdad) с годовой производительностью 760 млн. фунтов (345 тыс. т) меди в концентрате и двух плавильных заводов в штатах Нью-Мексико и Аризона. Такая перспектива вызвала серьезное беспокойство у потребителей ряда редких металлов, так как эти предприятия также обеспечивают крупные поставки молибдена, кадмия и рения (см. стр. 90).

Однако Phelps Dodge решила ограничиться полумерами, сообщив о сокращении производства всего на 175 млн. фунтов (79,4 тыс. т) меди и 7 млн. фунтов (3,2 тыс. т) молибдена, в основном, вследствие двукратного уменьшения объема добычи концентратов на шахте Chino. Кроме того, еще на двух шахтах будет снижен выпуск концентратов в июле и августе текущего года. Производство рафинированной меди будет ограничено только на одном заводе и составит лишь 3,2 тыс. т, о которых можно было бы и не упоминать. По словам руководства Phelps Dodge, единственная причина спада выпуска медного концентрата заключалась только в высокой стоимости электроэнергии, причем, с ожидающимся в августе текущего года запуском новой электростанции мощностью 40 МВт, сооружаемой компанией в штате Нью-Мексико, эта проблема должна будет самоустраниться.

У участников рынка столь незначительный шаг после длительных дебатов о масштабном сокращении производства вызывал горькое разочарование, что и нашло отражение в новом падении биржевых цен. В относительном выигрыше оказались только поставщики концентрата, которые получили благоприятный для себя сигнал.

Долгосрочные контракты на поставку концентрата плавильным заводам на 2001 год были заключены на уровне, составляющем, в среднем, $70-75 за обогащение 1 т концентрата и 7,0-7,5 за фунт выпущенной рафинированной меди, что, примерно, соответствовало прошлогоднему показателю. Однако в отличие от 2000 года, когда на спотовом рынке концентрата тарифы на обогащение и рафинирование начали расти вследствие избытка предложения (высокие тарифы выгодны плавильным заводам, низкие – горнодобывающим компаниям), сегодня ситуация развивается по обратному сценарию. Прошлогодний избыток концентрата сменился небольшим дефицитом, а добывающие компании не стремятся к заключению новых сделок, так как цены на рафинированную медь низки и поэтому легко противостоят стремлению плавильных заводов повышать тарифы.

В середине марта сделки на спотовом рынке заключались из расчета, приблизительно, $61-63 за т/6,1-6,3 цента за фунт. Правда, чилийской компании Disputada на тендере, проведенном в конце февраля, удалось добиться и $58/5,8 центов. Теперь, после дальнейшего сокращения предложения концентрата вследствие действий Phelps Dodge, тарифы должны еще более снизиться.

В отношении рынка рафинированной меди специалисты сохраняют оптимизм, надеясь, что экономический спад в США окажется не слишком продолжительным. В принципе долгосрочные тенденции для меди остаются достаточно благоприятными вследствие высоких темпов роста ее потребления в Европе и Китае. По данным International Copper Study Group (ICSG), в 2000 году мировое потребление меди возросло на 7,5%, достигнув 15,23 млн. т, при том что производство рафинированной меди увеличилось всего на 3,1% (до 14,90 млн. т). Из них 13,3% (в 1999 году – 14,1%) составил выпуск вторичного металла. Дефицит меди в 2000 году оценивался ICSG в 331 тыс. т, в то время как годом ранее был зафиксирован избыток в размере 284 тыс. т.

Рынок медного и латунного лома в марте не отличался активностью, так как потребители хранили достаточные запасы, а поставщики в условиях падающих цен не стремились к расширению предложения. В середине марта экспорт лома медной проволоки № 1 berry в Китай еще осуществлялся по ценам порядка $1700-1750 за т C&F, однако, после того как первичная медь упала на ЛБМ ниже этого уровня во второй половине месяца, закупки практически прекратились, а трейдеры снизили цены предложения до менее $1650 за т C&F. Лом № 2 birch/cliff также спустился в цене от $1520-1600 за т C&F (в зависимости от порта назначения: в Гонконге цены находятся на наивысшем уровне, в Шанхае – на самом низком) до менее $1500 за т, причем, по мнению трейдеров, это еще не предел, поэтому в апреле цены будут продолжать спускаться вниз. Лом желтой латуни honey также подешевел от $1150 до менее $1100 за т C&F Китай, при этом, на изменение его стоимости оказало влияние также рекордное за последние два года падение цен на цинк.

Американский рынок медного и латунного лома в последние недели стал чисто виртуальным: сделки на нем практически не регистрируются. Трейдеры сохраняют неизменные с февраля котировки в размере 66-68 центов за фунт рафинированной меди № 2, 77-79 центов за фунт лома № 1, а также 74-76 центов – за фунт лома проволоки, подвергнутой термической обработке, но эти цены перестали быть актуальными еще в начале марта (реальные покупки осуществлялись на 1-1,5 центов за фунт дешевле), а в апреле утратили даже справочную роль. Для американских поставщиков лома в такой ситуации остается только экспорт в Восточную Азию и Индию, чем они сейчас и занимаются.

Никель:

надежда на нехватку лома

Начиная с конца мая 2000 года, производители этого металла непрерывно теряют, теряют и теряют позиции. Прежде они рассчитывали на длительный подъем цен до более $10000 за т, позже надеялись на возвращение к более $8500 за т, еще через пару месяцев доказывали, что $7000 за т представляет собой не слишком благоприятный, но равновесный уровень, а в конце первого квартала им оставалось лишь заклинать цены от падения ниже $6000 за т по трехмесячному контракту. Эти надежды не оправдались: 14 марта на ЛБМ впервые с июля 1999 года цены упали до $5950 за т, а в последующие дни четко закрепились на новом уровне. В начале апреля в отдельные дни цены доходили до менее $5800 за т, но это, судя по всему, еще не предел.

Для производителей никеля наступила та черная полоса, когда приятных новостей просто не может быть. Никто уже не обращает внимания на фантастически низкие резервы металла на лицензионных складах ЛБМ, достигшие к концу первого квартала менее 9 тыс. т, а сохраняющееся уже целый год превосходство биржевых цен на наличный металл по сравнению с форвардом, обычно свидетельствующее о дефиците, реально уже ничего не отражает. Ни для кого теперь не секрет, что значительные объемы никеля находятся за пределами лицензионных складов биржи и в любой момент могут выйти на рынок.

Забастовка на французском заводе Sandouville компании Eramet, вспыхнувшая в конце марта, несколько оживила рынок, но Eramet понадобилась всего неделя, чтобы переключить клиентов на поставки со складов и все снова возвратить на свои места. Не прибавило хорошего настроения производителям никеля и последнее сообщение от австралийской компании Anaconda Nickel, которой принадлежит комбинат Murrin Murrin, где производится добыча никеля из нетрадиционных латеритных руд. Два года назад, когда Murrin Murrin и два аналогичных менее крупных комбината только готовились к запуску, специалисты считали их самой большой угрозой для рынка никеля, так как эти предприятия со значительным объемом производства и рекордно низкой себестоимостью могли осуществить техническую революцию, безвозвратно нарушив баланс спроса и предложения и навсегда сбив цены. Однако реализация этой концепции столкнулась с большими трудностями, и ввод в строй всех трех комбинатов затянулся.

Сейчас отсрочка подходит к концу. В марте 2001 года на Murrin Murrin было выплавлено 2659 т никеля и 163 т кобальта, что, примерно, соответствует 70%-ной загрузке. До этого лучшим показателем был январь 2001 года, когда объем произведенного никеля составил 1805 т. Как ожидается, к концу года комбинат выйдет на полную мощность, составляющую около 45 тыс. т в год (глобальное потребление никеля не превышает 1,1 млн. т).

Впрочем, все это мелочи на фоне главной проблемы, заключающейся в низком спросе со стороны сталелитейной промышленности, на которую приходятся 64% мирового потребления никеля. Как раз в марте ряд компаний из Европы и Восточной Азии объявили о дальнейшем сокращении выпуска нержавеющей стали, а экономический спад в США еще сильнее подорвал спрос на никель.

Экспортерам металла остается рассчитывать исключительно на сужение объема предложения лома нержавеющей стали, поставки которого и в самом деле резко сократились вследствие низких цен, ограничения экспорта из России и Украины, а также снижения производства стальной продукции, из-за чего уменьшился приток промышленного лома. Однако пока что потребители вместо лома нержавеющей стали предпочитают закупать не первичный никель, а никелевый лом, спрос на который значительно поднялся. В конце марта материал с 95% никеля стоил на европейском рынке порядка 95% от цены первичного метала на ЛБМ по сравнению с около 90% в начале года. Впрочем, так как эти цены все равно очень низкие, трейдеры пока не спешат с продажами.

Для лома сплавов никеля ситуация остается достаточно стабильной. В частности, стоимость кускового лома медно-никелевого сплава с 65% никеля составляла в конце марта на британском рынке 2000-2150 ф. ст. за т, практически не изменившись по сравнению с началом года, никельхромовый лом котировался по 1400-1500 ф. ст. за т. Впрочем, по словам трейдеров, в апреле и на этих рынках в полную силу проявится тенденция снижения цен на цветные металлы.

Цинк: ничего не помогает

Для биржевого рынка цинка важным рубежом оказался день 30 марта, когда стоимость этого металла в первый раз с июня 1999 года упала ниже $1000 за т по трехмесячному контракту. В первых числах апреля скольжение вниз продолжилось, доведя цены на цинк до самого глубокого падения за последние 22 месяца.

Рынок практически не обратил внимания на действия канадской компании Cominco, объявившей о сокращении на 25% во втором квартале производства на своем заводе Trail в провинции Британская Колумбия вследствие высоких цен на электричество. По словам руководства компании, в нынешней ситуации ей выгоднее для поставок клиентам закупать цинк на спотовом рынке и продавать сэкономленную электроэнергию. По сравнению с плановыми показателями, производство цинка на заводе Trail снизится во втором квартале на 20 тыс. т, а с учетом ранее объявленных сокращений с декабря 2000 года по сентябрь 2001-го компания не досчитается 100 тыс. т готовой продукции.

Тем не менее, это не предотвратило падения цен, как не оказала никакого влияния на рынок и начавшаяся в марте забастовка на заводе Big River Zinc в США, принадлежащем Korea Zinc. Заранее поняв, что договориться с профсоюзами о новом коллективном трудовом соглашении не удастся, руководство компании накопило значительные резервы цинка, благодаря чему и осуществляет сейчас поставки потребителям.

По мнению специалистов, цены на цинк в апреле могут дойти и до $950 за т, задержавшись на этом уровне на длительное время. Этот металл очень сильно пострадал от перепроизводства оцинкованной стали в США в прошлом году и падения производства в американской автомобильной промышленности, где потребляется значительная часть этого материала. Кроме того, резервы самого цинка на лицензионных складах ЛБМ достаточно высоки (более 240 тыс. т, по состоянию на начало апреля). Из-за этого спад на рынке цинка может оказаться глубже и продолжаться дольше, чем у остальных базовых цветных металлов за исключением никеля. Как полагают аналитики британского банка HSBC, в этом году средняя цена цинка на ЛБМ составит 47 центов за фунт ($1036 за т), а в 2002 году – 52 цента за фунт (1146 за т). Несколькими месяцами ранее аналогичные значения прогнозировались на уровне, соответственно, 50 и 54 цента за фунт.

В долгосрочном плане специалисты проявляют несколько больший оптимизм. По их мнению, слияния и поглощения в этом секторе приведут к приходу более крупных производителей, располагающих мощностями по всему миру. Им, очевидно, удастся оптимизировать структуру выпуска и закрыть наименее рентабельные предприятия, снова сбалансировав спрос и предложение. Однако ожидать этого придется не менее двух-трех лет, что никак не поможет в решении текущих проблем.

Спотовый рынок цинка в Восточной Азии испытал некоторое оживление в середине марта, когда активизация спроса позволила стабилизировать премии на поставки китайского цинка со склада в Сингапуре до $10 за т по сравнению с ценами на ЛБМ, но дальнейший спуск цен положил этому конец. Пока потребители не соблазняются низкими ценами: им более важно отсутствие спроса на их конечную продукцию, заставляющего воздерживаться от закупок сырья.

Цены на цинковый лом в конце марта начали снижаться под влиянием спада на ЛБМ. До этого они сохраняли стабильность, так как спрос на этом рынке был вполне сбалансирован с предложением, но теперь у трейдеров нет иного выбора, кроме как принять новый уровень цен. В континентальной Европе цинковые дроссы изменились в стоимости от $760-770 за т в начале марта до около $750-760 за т месяцем позже, а цены на новый литейный лом варьировали за месяц от $735-745 до $725-735 за т. В Великобритании, где в феврале стоимость лома поднялась, в среднем, на 10 ф. ст., снижение оказалось более глубоким. В начале апреля цены на технический цинк находились на уровне 460-470 ф. ст. за т по сравнению с 480-490 ф. ст. за т месяцем ранее, а новый литейный лом предлагался по 540-570 ф. ст. за т (в начале марта – 560-590 за т). Так как $1000 за т рафинированного цинка считается у торговцев ломом и их клиентов неким рубежным значением, очевидно, что лом продолжит терять в цене, если положение на биржевом рынке срочно не улучшится.

Свинец: оптимистичный взгляд в будущее

Для этого металла вторая половина марта и начало апреля принесли провал очередной попытки закрепиться выше уровня $500 за т, но в целом прогнозы специалистов на ближайшую перспективу остаются оптимистичными, что резко контрастирует с обстановкой на рынках других цветных металлов. По мнению аналитиков HSBC, среднегодовые биржевые цены на свинец в этом году достигнут 24 центов за фунт ($529 за т), тогда как в прошлом году этот показатель составил всего 21 цент ($463 за т). Наиболее оптимистично настроенные специалисты предрекают свинцу повышение до $600 за т до конца года или, как минимум, устойчивую стабилизацию в районе $525-550 за т по трехмесячному контракту.

По сути, снижение цен на свинец на ЛБМ произошло, скорее, из солидарности с другими металлами, после того как они 7 марта достигли максимального за последние полтора года значения – $523 за т. При этом, последние новости на данном рынке благоприятствуют новому подъему и должны обязательно отразиться на ценах.

В середине марта американская компания Doe Run объявила о сокращении производства рафинированного свинца на 16%, запланировав урезание выпуска на плавильном заводе Herculaneum на 80 тыс. т в год, закрытие двух шахт по добыче свинцовой руды, сужение объемов добычи еще на пяти шахтах и сокращение закупок концентрата у сторонних поставщиков. Незадолго до этого канадская компания Cominco приняла решение на август-сентябрь закрыть свой завод по выплавке цинка и свинца, что означало потерю около 15 тыс. т свинца. Ближе к концу марта примеру Cominco и Doe Run последовала компания Asarco, закрывшая в штате Аризона 4 апреля свой свинцовый плавильный завод мощностью в 70 тыс. т в год. Все три компании указали, что при нынешних ценах на концентраты, электроэнергию и рафинированный свинец производство на выводимых ими из строя предприятиях безнадежно убыточно.

Как ожидается, сокращение производства первичного свинца позволит не только поднять цены на него, но и ослабить дефицит концентратов, дороговизна которых поставила многие плавильные заводы на грань выживания. При этом, спрос на свинец остается на достаточно высоком уровне несмотря на экономический спад в США, так как снижение производства в автомобильной промышленности, сопровождающееся низким спросом на свинец для аккумуляторов, компенсируется меньшим объемом выпуска вторичного металла вследствие незначительных сборов лома.

Рост внутренних цен на свинец уже состоялся в Японии, где потребление первичного свинца в прошлом году поднялось на 4,5% (до 251,2 тыс. т) вследствие завершения спада в местной автомобильной промышленности. С января по март цены на свинец на японском рынке возросли, в среднем, на 4 тыс. иен за т.

Правда, на рынке свинца остается большая неизвестная величина: Китай. В прошлом году именно сокращение китайского экспорта (составившего 440 тыс. т) и активизация закупок концентрата местными предприятиями привели к появлению дефицита на мировом рынке и дали толчок росту цен. Но многие специалисты опасаются, что при дальнейшем подъеме китайский металл может снова появиться в возросших количествах, что опять выведет рынок из равновесия.

На рынке лома в марте произошел подъем, прервавшийся только ослаблением ситуации на ЛБМ в конце месяца. Однако цены пока сохраняют достигнутый уровень и готовы идти вверх и в дальнейшем, так как сокращение производства первичного металла ведет к большому спросу на вторичный свинец. Наиболее значительно возросли цены на британском рынке, где кусковый лом подорожал от 275-290 ф. ст. за т в конце февраля до около 300-315 ф. ст. за т в апреле. При этом, в первой половине марта некоторые сделки могли заключаться и по ценам, достигающим 320 ф. ст. за т. В континентальной Европе скачок оказался менее значительным, но и там этот сорт лома возрос в цене от $385-410 до $395-420 за т. Стоимость аккумуляторного лома была без изменений.

Олово: рынок остается в тени

Биржевой рынок олова в дни всеобщего спада продемонстрировал относительную стабильность по сравнению с большинством других металлов. Цены на этот металл только на несколько дней опустились, примерно, на $100 за т, а затем вернулись на прежний уровень. Другое дело, что и он очень низок, поэтому даже относительно небольшого спада 29-30 марта хватило, чтобы цена скользнула до самого низкого уровня за более чем 2 года ($4980 за т по трехмесячному контракту).

Олово, которое постоянно находится в тени других металлов в связи с незначительным оборотом (порядка 230 тыс. т в год; у никеля, занимающего второе место с конца, этот показатель превышает 1,1 млн. т), избежало внимания спекулянтов и поэтому сохранило устойчивые цены. Тем не менее, специалисты не отрицают, что и без влияния внешних факторов рынок этого металла переживает не лучшее время.

Хотя жесть, в производстве которой используется значительная часть олова, подвержена менее сильному воздействию экономического спада в США по сравнению, например, с медными кабелями или нержавеющей сталью, специалисты опасаются сокращения выпуска этого материала и, соответственно, падения спроса на олово. Кроме того, поставки из Китая, по-видимому, не будут сужены по сравнению с прошлым годом, когда на мировом рынке олова был зарегистрирован его избыток. В последние несколько месяцев объемы лицензий на экспорт китайского олова находились в центре внимания участников рынка, но теперь эта проблема, похоже, решена окончательно и, по словам аналитиков, не лучшим образом.

Наконец, не особенно вдохновляет и положение резервов на лицензионных складах ЛБМ. По состоянию на начало апреля, здесь хранилось более 13,3 тыс. т металла, что избыточно, так как в последние несколько лет этот показатель, в основном, колебался в пределах 9,5 тыс. и 12 тыс. т. Интересно, что на малые объемы резервов по нынешним временам могут не обратить внимания, а вот масштабные будут отмечены рынком почти в обязательном порядке.

Как полагают эксперты, дальнейшее развитие событий на рынке олова будет в значительной степени зависеть от колебаний цен на другие металлы. Если падение цен, начавшееся в марте, будет продолжаться и в апреле, то и для олова снижение до менее $5000 за т превратится из отдельного эпизода в объективную реальность.

Виктор Тарнавский,
по материалам Metal Bulletin, Financial Times, American Metal Market

 
© агенство "Стандарт"