журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
рубрики
ТЕМА НОМЕРА

ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ: нержавеющая сталь

РЫНОК ЧЕРНЫХ МЕТАЛЛОВ

РЫНОК ЦВЕТНЫХ МЕТАЛЛОВ

ЦЕНОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Металлы мира" – №10, 2002

РЫНОК ЦВЕТНЫХ МЕТАЛЛОВ

Обзор внебиржевого рынка цветных металлов: 10 сентября – 5 октября

Ситуация на мировых рынках второстепенных (minor) металлов в сентябре выглядела наглядной иллюстрацией к поговорке: "Где тонко, там и рвется". Например, для сурьмы "тонким местом" оказалось доминирующее положение на рынке Китая, доля которого в глобальном объеме производства достигает 80%. Китайцы долго не могли извлечь никаких дивидендов из своего монопольного статуса, рынок был перенасыщен избытком материала, а цены несколько лет подряд находились на очень низком уровне. Сейчас они отыгрываются за все. Прошлогодняя операция по радикальному сокращению выпуска сурьмы дала "отменные" результаты. Материала на рынке нет или его не хотят продавать, цены за два месяца подскочили в 2,5 раза и продолжают в том же духе. А вот для производителей титана и кобальта "порвалось" на ключевом для них рынке – авиастроительном. И даже события 11 сентября прошлого года тут не совсем при чем – они лишь наглядно продемонстрировали нынешнюю слабость экономики западных стран. Этот спад, очевидно, будет сохранять свое влияние на стоимость второстепенных металлов еще не один месяц. В отличие от предыдущих экономических кризисов он проявляет интересную особенность – постоянно опровергает прогнозы о своем скором завершении. Сейчас возобновления экономического роста ожидают в начале 2003 года. Ну-ну…

Титан: нелетающий рынок

Если у производителей титана еще оставались какие-то надежды на относительно быстрое восстановление авиастроения в развитых странах (крупнейший источник потребления этого металла в виде специальных сплавов), то недавнее заявление Майкла Сиарса, старшего вице-президента и финансового директора корпорации Boeing, положило им конец. По словам Сиарса, рынок еще не достиг "дна". На 2003 год Boeing планирует сократить выпуск самолетов еще на 25% по сравнению с нынешним годом. Корпорация намерена ограничиться всего 275-300 машинами, что более чем вдвое меньше, чем в 1999-м – последнем благополучном году (620 самолетов).

По поводу начала нового подъема Boeing хранит молчание, что, пожалуй, само по себе достаточно красноречиво. Аналитики упоминают 2004 год как переломный, однако, не следует забывать, что совсем недавно они таковым считали 2003-й. Правда, некоторое облегчение поставщикам титановых авиационных сплавов могут принести расширенные планы выпуска военных самолетов в тех же США, однако, как заявляют представители компаний сектора, сегодня главный рынок титана сосредоточен именно в гражданской, а не военной авиации.

Долгосрочное сокращение производства в титановой промышленности характеризуется еще одним неприятным обстоятельством – резким уменьшением предложения титанового лома, спрос на который со стороны производителей ферротитана остается постоянным и даже имеет тенденцию роста. До 2000 года всех заинтересованных лиц охотно снабжали ломом российские и украинские трейдеры, однако правительства обеих стран, спохватившись, наложили запрет на вывоз этого сырья, да и старой советской военной техники, которую можно было бы сдать в утиль, больше и не осталось. Как теперь говорят специалисты, такого изобилия лома, как в 90-тые годы, уже больше не будет никогда, поэтому потребителям лома нужно шире использовать для своих целей титановую губку.

Пока же цены на лом продолжают свой рост. В конце сентября необработанные стружки с менее 0,5% олова котировались на европейском рынке на уровне $1,08-1,13 за фунт, цены на кусковой лом просто не указывались по причине его практически полного исчезновения с рынка. Корпорация Boeing на своем аукционе в середине сентября продала 6 тыс. фунтов (2722 кг) этого материала по 1,42 за фунт, однако такую цену трудно назвать даже справочной из-за крайней узости рынка. В июне аналогичная по объему партия "потянула" на $1,76 за фунт. Наверное, более иллюстративными были результаты торгов по смешанным стружкам. В июне средняя цена на распродаже Boeing составила 76,1 центов за фунт, а в сентябре 150 тыс. фунтов (68,05 т) перешли в собственность компании SOS Metals за 89,0 центов за фунт.

Кобальт: слишком долгое лето

Августовский скачок спроса, вызванный предельно низкими ценами на кобальт, обернулся для рынка этого металла нетипичными сентябрьскими каникулами. В течение всего месяца оборот был крайне незначительным, и лишь покупатели из Северной Америки и Восточной Азии поддерживали на рынке хоть какое-то подобие активности. По словам трейдеров, все, кому было нужно, закупили металл еще в августе и теперь вряд ли будут нуждаться в новых поступлениях до середины или даже конца октября.

Цены на кобальт в этой обстановке начали постепенно скользить вниз, скатываясь на тот уровень, с которого стартовали в начале августа. При этом, более высокими темпами снижалась стоимость высококачественного кобальта чистоты 99,8%, поставляемого канадскими и австралийскими компаниями. Инициативу, как уже неоднократно бывало ранее, взяла на себя австралийская WMC, продающая металл через свою интернет-систему COSS. В течение сентября цены предложения на сайте WMC несколько раз изменялись в сторону понижения и к концу месяца установились на уровне $6,30 за фунт, что почти на доллар дешевле, чем было во время пика подъема в конце августа. Впрочем, на спотовом рынке кобальт чистоты 99,8% котировался все-таки выше, где-то на уровне $6,50-6,80 за фунт, хотя большинство поставщиков не могли в отличие от WMC гордиться заключенными сделками.

Российский 99,3%-ный металл совершил более пологое снижение. Просто цены в сентябре медленно и с постоянной скоростью опускались от $6,50-6,90 до около $6,10-6,50 за фунт. Спрос был стабильно низким, хотя некоторые наблюдатели оптимистично отмечали некоторое оживление на японском рынке, где этот металл начали понемногу приобретать производители электробатареек. Несколько активизируется спрос на кобальт и в химической промышленности, хотя все это не в состоянии заменить потерь, понесенных на ключевом авиастроительном рынке, на который приходится, примерно, 25% от мирового потребления этого металла.

Однако производители авиационных суперсплавов, используемых для изготовления турбин реактивных двигателей, и не обещают улучшения, по меньшей мере, до 2004 года (см. выше). Ранее была надежда на расширение в США производства наземных газовых турбин для энергетических установок, что, однако, не оправдалось. После того как на смену энергетическому кризису в США пришел экономический, проблема расширения генерирующих мощностей отошла на второй план.

В конце сентября настроение участникам рынка несколько улучшило сообщение американского государственного агентства Defense Logistics Agency (DLA), занимающегося распродажей стратегических резервов Министерства обороны США. Как признало DLA, его опыт предложения кобальта через интернет-сайт оказался не совсем удачным, поэтому было принято решение вернуться к привычной системе аукционов. Для потребителей (и особенно аналитиков) аукционы более удобны, так как позволяют заранее готовиться к этому событию, кроме того, DLA публикует подробную информацию о поданных заявках, объемах продаж, покупателях и ценах, что всегда дает специалистам обильную пищу для размышления. При электронной системе торгов никакие подобные данные не раскрывались. Например, в сентябре было известно лишь о том, что DLA продало четырем компаниям 148 тыс. фунтов (67,15 т) металла в гранулах чистоты 99,2% по средней цене $6,32 за фунт.

Правда, порадовав аналитиков, DLA одновременно огорчило альтернативных поставщиков кобальта, сообщив, что планирует выставить на октябрьский аукцион сразу 1 млн. фунтов (454 т) металла чистоты 98,9-99,2%. По мнению специалистов, в нынешней депрессивной обстановке это многовато. При этом, как заявил представитель агентства, "мы могли бы быть еще более агрессивными, но не желаем снижения цен до менее $6 за фунт".

Впрочем, если потребители будут и в дальнейшем игнорировать продавцов, цены на кобальт упадут ниже этого уровня и без какого-либо "содействия" со стороны DLA.

Магний: Европа устала ждать

От прежнего оживления на европейском рынке магния, вызванном благоприятными ожиданиями скорой отмены антидемпинговой пошлины на китайский первичный металл в слитках, не осталось и следа. Европейская комиссия, по своему обыкновению, не торопится с принятием решений. Как считает один из трейдеров, "если вопрос о введении пошлин рассматривался ею почти целый год, то что мешает ей потратить на их отмену еще больше времени?". Поскольку формальное расследование было начато лишь в июле 2002 года, это наводит на определенные размышления.

По крайней мере, большинство европейских компаний уже зарезервировали достаточно магния китайского происхождения, чтобы обеспечить себя на несколько месяцев вперед. Все эти запасы сейчас сосредоточены на складах в Роттердаме и ожидают только сигнала о снятии пошлин, чтобы хлынуть на европейский рынок. В связи с этим новые закупки практически прекращены. Некоторые компании все-таки ведут переговоры о поставках в ноябре или декабре, но довольно вяло. По словам наблюдателей, рынок вернулся в точно такое же состояние, как до возникновения разговоров об отмене пошлин.

Китайские экспортеры в сентябре все еще указывали в прайс-листах цены порядка $1380-1400 за т FOB, однако они все сильнее расходятся с реальностью. Реальные сделки в конце месяца проводились по ценам порядка $1360-1370 за т FOB, и аналитики предсказывают, что в октябре они упадут еще ниже, конечно, если Европейская комиссия не проявит расторопности, что для нее, в общем-то, и не свойственно.

Еще одной проблемой для китайских экспортеров стало закрытие канадской лазейки на американский рынок. В США тоже действуют запретительно высокие антидемпинговые пошлины (305,56% для всех поставщиков, кроме Minmetals, имеющей 24,67%) на первичный магний китайского производства, однако экспортеры ранее поставляли слитки в Канаду, где они проходили дополнительное рафинирование и переправлялись в США. Как постановило в начале сентября Министерство торговли США, на эти поставки тоже следует распространить антидемпинговые пошлины.

Тем не менее, китайские экспортеры, продолжая надеяться на лучшее, ждут отмены европейских пошлин. По крайней мере, крупнейшие производители магния в стране готовят новые проекты расширения существующих мощностей и строительства новых заводов – как самостоятельно, так и с привлечением западных инвесторов.

Сурьма: исполнение угрозы

Последние события на мировом рынке сурьмы напоминают западным наблюдателям известную притчу о малолетнем пастушке, который так часто впустую кричал "Волки, волки!", что, когда стая и в самом деле напала на стадо, ему не поверили и никто не поспешил на помощь. Впрочем, здесь прослеживается еще одна параллель со знаменитыми "последними китайскими предупреждениями" Тайваню, которые так ни к чему толком и не привели. За последние семь лет китайские экспортеры, сами и обвалившие мировой рынок сурьмы в 1995 году, так долго уверяли своих европейских и американских покупателей в том, что они вот-вот ликвидируют избыток предложения и поставят надежный заслон контрабанде (при нулевом коэффициенте полезного действия подобных инициатив), что им просто перестали верить. Один из шахматных принципов гласит, что угроза страшнее исполнения, но здесь понадобилось исполнить все угрозы, чтобы потребители начали с трудом верить в их реальность.

Действительно, западные потребители сурьмы, мало чем примечательного материала, имеющего единственное значимое применение в качестве антипирена (в виде триоксида), оказались совершенно не готовыми к тому, что очередное "последнее китайское предупреждение" – 78-мое или 256-тое по счету – вдруг окажется верным. Когда в начале сентября европейские и американские компании привычно приступили к процессу закупки сурьмы на четвертый квартал 2002 года, они с крайним для себя удивлением выяснили, что материала на рынке и в самом деле нет и в ближайшие несколько месяцев не будет.

Перелом произошел в июле прошлого года, когда, использовав в качестве повода аварию с большими человеческими жертвами на одной из нелегальных шахт, центральное правительство наложило действующий до сих пор запрет на добычу сурьмяной руды в уезде Нандань провинции Гуанси, доля которой в снабжении заводов страны сырьем превышала 60%. Это сразу же привело к большим перебоям с концентратом и резкому сокращению производства самой сурьмы. Более года экспортеры осуществляли продажи за рубеж из старых запасов, но к началу осени 2002 года они были, в основном, исчерпаны.

Положение осложняется также и тем, что в июле 2002 года наводнение вывело из строя одно из крупнейших действующих предприятий сектора – шахту Hswikwangshan в провинции Хунань. Ранее руководство компании обещало возобновить производство буквально со дня на день, но, в конце концов, было вынуждено признать, что авария более серьезная, чем предполагалось, поэтому возвращение шахты в строй состоится лишь в конце октября, если не позже.

По данным западных специалистов, если в конце 90-х годов в Китае производилось 80-100 тыс. т сурьмы (около 80% от глобального объема предложения), то в 2002-м этот показатель будет ниже на 20-30 тыс. т. Кроме того, китайские компании сами стали производить триоксид, напрямую конкурируя с западными поставщиками. По некоторым данным, на эти цели используется до 60% китайской сурьмы, что также ведет к снижению экспорта первичного материала.

В сентябре торговля шла, в основном, уже вывезенным в Европу материалом с роттердамских складов. Китайские трейдеры предлагали сурьму в небольших количествах и неохотно, публикуя цены, но не сообщая, есть ли в наличии материал. Относительно стабильными оказались только поставки по долгосрочным контрактам, спотовый же рынок был на голодном пайке. Многие экспортеры просто придерживали сурьму, рассчитывая на рост цен.

Это повышение не замедлило последовать. Уже в первых числах сентября цены, стартовав от менее $1500 за т в июле, превысили уровень в $2000 за т, который китайские экспортеры считали для себя оптимальным. Но аппетит, как водится, приходит во время еды.

Проблема была в том, что потребители упорно не хотели платить за сурьму такие суммы. Во-первых, рынок триоксида не знал никакого дефицита, и производители этого металла столкнулись с большими трудностями при попытках переложить свои возросшие расходы на покупателей. Во-вторых, срабатывал тот же эффект "последнего китайского предупреждения": в реальную недостачу материала упорно не хотели верить. "Это уже не раз бывало и не раз повторится, – примерно так выразился представитель одной из европейских компаний. – Китайцы сейчас уверяют, что сурьмы у них нет. Но пройдет несколько недель, и они, как ни в чем не бывало, снова продолжат поставки. Надо только подождать".

Чтобы убедить партнеров, китайские компании даже организовывали для них экскурсии на добывающие предприятия в Нандане, наглядно демонстрируя, что производство прекращено и не подлежит быстрому возобновлению. Эти старания, в конце концов, привели к ожидаемому результату. Ближе к концу первой декады сентября осознание реальности дефицита начало понемногу овладевать участниками рынка.

И тогда, как говорится, понеслось. На рынке сурьмы появились все признаки ажиотажного спроса, подогреваемого тем, что запасы у потребителей были, практически, на нуле. Цены менялись почти каждый день, возрастая на $400-500 в неделю. "Если все так и пойдет, то к концу года сурьма будет стоить $3000 за т", – озабоченно отметил в середине сентября один аналитик. На самом деле цены превзошли этот уровень еще до конца сентября.

В первых числах октября конечные потребители покупали сурьму со склада в Роттердаме по ценам порядка $3200-3300 за т, китайские экспортеры предлагали небольшие партии материала не менее чем за $3300 за т. Участники американского рынка с нетерпением ожидали открытия аукциона DLA, назначенного на 3 октября. На нем потребителей ожидали сразу 2620 т сурьмы, что должно было покрыть самые насущные нужды производителей триоксида и погасить ажиотаж. Тем не менее, глобальная проблема этим не решалась. Трейдеры просто не видят того рубежа, на котором подъем цен может быть остановлен. Во время последнего скачка в 1994 году сурьма дошла до около $4000 за т, но сейчас мало кого удивит, если она к концу года будет стоить все $6000. Впрочем, не менее (если не более) вероятен альтернативный вариант, по которому в октябре потребители, худо-бедно обеспечив себя сурьмой, уйдут с рынка, а цены стабилизируются где-то между $2000 и $3000 за т.

Однозначно можно сказать только то, что быстро восполнить дефицит не удастся. Китайские производители сообщают, что восстановить плановую мощность предприятий – даже в случае получения оперативного разрешения на возобновление добычи в Гуанси – можно будет не ранее чем через полгода. Кроме того, есть информация, что правительство твердо решило закрыть из соображений безопасности часть рудников, в том числе и так называемую "Шахту 100" производительностью 10 тыс. т сурьмы в концентрате в год. Китайские конвертерные заводы уже закупают концентрат в России и Австралии, хотя он более чем вдвое дороже местного.

В принципе, если цены на сурьму удержатся на высоком уровне на год-полтора, на рынок вернутся производители из Южной Америки, России и Таджикистана, вытесненные оттуда китайцами несколько лет назад. В принципе, для рынка – это благо, так как появится возможность ликвидировать опасную китайскую монополию, но основное препятствие на пути реализации такого сценария заключается в том, что спрос на сурьму практически не растет уже более десяти лет и объем совокупных потребностей в этом материале строго ограничен.

Кадмий: "ненужный" металл, оказавшийся в дефиците

В развитых странах кадмий, используемый, в основном, для производства миниатюрных аккумуляторов и источников тока, считается металлом "нон-грата" из-за ядовитости и канцерогенности его основных соединений. Однако компании из Индии и Китая, где таких запретов пока нет, охотно приобретают этот металл, формируя, таким образом, большую часть глобального спроса на него. Так как своих мощностей по производству кадмия страны Азии практически не имеют, это создает несколько нетипичное направление основных торговых потоков: с запада – на восток.

В последние месяцы объем предложения кадмия, получаемого, по большей части, в виде побочного продукта при выплавке цинка, существенно сократился. Бельгийская компания Umicore остановила в этом году один из своих цинковых комбинатов, сразу убрав с рынка 2 тыс. т кадмия в год, а французская Metaleurop собирается в ближайшее время перевести свой завод Noyelles-Godault на выпуск вторичного металла из цинкового лома, тоже прекратив на нем производство кадмия. Наконец, резервы металла в СНГ и Восточной Европы, ранее помогавшие балансировать рынок, к настоящему времени, в основном, исчерпаны.

В результате всего этого в последние месяцы на рынке кадмия отмечается значительный дефицит, приведший к заметному повышению цен. Прежде всего, этот процесс охватил рынок металла чистоты 99,99%, который как раз и приобретается Индией и Китаем. К концу сентября цены на него достигли 50 центов за фунт по сравнению с менее 40 центами в начале третьего квартала, а некоторые трейдеры сообщают о контрактах на четвертый квартал, заключенных из расчета 55 центов за фунт со склада в Роттердаме.

Кадмий чистоты 99,95%, который требует обязательной доочистки перед отправкой в Азию, повысился в цене в значительно меньшей степени: от 25-30 до 30-35 центов за фунт. Впрочем, его предложение незначительно, и, если бы не DLA, продавшее в сентябре 206,4 тыс. фунтов (93,66 т) металла британской компании SFP Metals по 31,3 цента за фунт, рынок столкнулся бы с куда более жестким дефицитом.

Кремний: российская опасность

Повышение цен на кремний, ожидаемое в Западной Европе в четвертом квартале в связи с сезонным ростом спроса, оказалось под угрозой, и трейдеры, заранее приподнявшие уровень их от менее $1050 до $1080-1120 за т с доставкой и уплатой пошлины, опасаются, что придется "отрабатывать назад".

Причину этих опасений следует искать в США, где местная Комиссия по международной торговле (ITC) 19 сентября вынесла предварительное решение о введении антидемпинговых пошлин на российский кремний в размере 91-124%. Российские предприятия ранее экспортировали значительные объемы кремния в США, и европейцы опасатся, что теперь этот материал попадет на их рынок, который только начинает оживать после длительного периода застоя. По некоторым данным, ряд местных производителей заранее готовят антидемпинговый иск против российских поставщиков кремния, чтобы подать его при первых же признаках роста объема поставок.

Правда, российские представители и европейские аналитики стараются развеять эти страхи. По их словам, производители кремния из России не собираются терять выгодный американский рынок и постараются обойти антидемпинговые пошлины, переключившись на выпуск алюмокремниевых полуфабрикатов. Их европейским коллегам нужно опасаться, скорее, того, что ожидаемый на рынке кремния подъем так и не реализуется воочию.

То, что это вполне возможно, показывает ситуация в Китае, где даже резкое сокращение производства кремния из-за дефицита электроэнергии не помогло добиться роста цен. Спрос на китайский кремний в сентябре был минимальным, а цены не выходили за пределы прежнего интервала в $830-845 за т FOB для материала 4-4-1 и $820-830 за т FOB для менее дорогого сорта 5-5-3. Единственным регионом, где поъем цен действительно происходил под влиянием изменившегося баланса между спросом и предложением, были Соединенные Штаты. Но там местные производители должны благодарить ITC за помощь им в увеличении цен от 51-54 центов за фунт в августе до 55-57 центов за фунт к началу октября.

Виктор Тарнавский, по материалам
Metal Bulletin, American Metal Market

 
© агенство "Стандарт"