журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
рубрики
ТЕМА НОМЕРА

ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ: нержавеющая сталь

РЫНОК ЧЕРНЫХ МЕТАЛЛОВ

РЫНОК ЦВЕТНЫХ МЕТАЛЛОВ

ЦЕНОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Металлы мира" – №10, 2002
Приложения к статье
Цены на алюминий на Лондонской бирже металлов, $/т
Цены на алюминиевый сплав на Лондонской бирже металлов, $/т
Цены на медь на Лондонской бирже металлов, $/т
Цены на никель на Лондонской бирже металлов, $/т
Цены на цинк на Лондонской бирже металлов, $/т
Цены на свинец на Лондонской бирже металлов, $/т
Цены на олово на Лондонской бирже металлов, $/т

РЫНОК ЦВЕТНЫХ МЕТАЛЛОВ

Обзор мирового рынка базовых цветных металлов: 10 сентября – 5 октября

Наступления этой осени ожидали несколько месяцев. Эксперты и экспортеры металлов, удрученно вздыхая по поводу низких цен, всю весну и все лето с надеждой говорили друг другу: "Сейчас, конечно, активность пока на нуле, но вот наступит сентябрь…". Сентябрь наступил и прошел, 2002 год подошел к своему завершающему кварталу, но ситуация на мировых рынках базовых цветных металлов так и не изменилась к лучшему. По-прежнему рост цен, если и происходит, то исключительно благодаря деятельности спекулянтов и полностью выдыхается в течение нескольких дней. Реальные покупатели, по большей части, не проявляют активности в сделках, справедливо предполагая, что в ближайшие месяцы повышения спроса на их собственную продукцию не предвидится. Правда, отдельные специалисты все же прогнозируют в конце года рост цен на такие металлы как никель и олово, рынки которых уравновешены или сводят баланс с дефицитом предложения. Однако на фоне общей стагнации эти отдельные "светлые пятна" не играют особой роли. Кризис продолжается, и хорошо, если он все-таки завершится в 2003 году. Правда, в последние полтора года на рынке озвучивалось столько подобных оптимистичных прогнозов, что им уже перестают верить…

Алюминий: китайский шок

Сентябрь выдался для рынка алюминия таким же бедным на события, как и предыдущие месяцы. Единственное повышение цен на Лондонской бирже металлов (ЛБМ), "приуроченное" к годовщине событий 11 сентября, было, по отзывам наблюдателей, организовано инвестиционными фондами и завершилось с прекращением ими закупок. Цены, ненадолго приподнявшиеся до более $1350 за т по трехмесячному контракту, опять дошли до немногим выше $1300 за т в конце сентября. По мнению некоторых аналитиков, в четвертом квартале они могут провалиться и ниже этой психологически важной границы и надолго застрять где-то в интервале $1250-1300 за т.

Подобные прогнозы имеют прочное обоснование в виде соотношения глобального спроса и предложения. "Слишком много металла, слишком мало покупателей", – так охарактеризовал обстановку на рынке Адам Роули, аналитик лондонского Macquarie Bank, и под этим могли бы подписаться практически все его коллеги. Хотя мировое потребление в этом году должно возрасти на 3,4-3,5%, это даже не компенсирует прошлогоднего спада на 6,5%, при том, что производство за счет возвращения в строй ранее остановленных мощностей в США и Бразилии, а также строительства новых предприятий в Китае возросло на куда более значительную величину. Во всяком случае, избыток предложения на глобальном рынке алюминия оценивается на этот год в 600 тыс. т, или около 2,5% от годового оборота.

Без сомнения, основным источником перепроизводства в этом году стал Китай, который лишь полтора года назад превратился из нетто-импортера алюминия в нетто-экспортера. Китайский металл в последние месяцы поставляется даже в США, что крайне угнетающее влияет на местных трейдеров. Ввод в строй новых плавильных мощностей в стране оценивается в 2002 году в 800 тыс. т и по 700 тыс. т в 2003 и 2004 годах. Уже в этом году ожидается, что экспорт китайского алюминия достигнет 240 тыс. т, а через два или три года превзойдет полумиллионную отметку.

Впрочем, единого мнения по поводу перспектив китайского алюминиевого сектора у западных экспертов нет. Одни, например, считают, что анонсированные в последние месяцы планы расширения действующих мощностей будут непременно реализованы. "В нынешней обстановке можно допустить, что строительство крупных предприятий китайцами могло бы быть отложено до более благоприятных времен, – отметил Адам Роули. – Однако большая часть их планов расширения касается достаточно умеренного увеличения производительности – на 50-70 тыс. т в годовом исчислении. Так понемножку они и наберут свои 2 млн. т роста к 2005 году".

Другие аналитики считают экспансионистские планы Китая менее обоснованными. По мнению Ллойда О'Кэролла из компании BB&T Capital Market, реализовать все запланированные на ближайшие два-три года проекты расширения будет физически невозможно, так как новые производственные линии нельзя будет обеспечить ни электроэнергией, ни глиноземом. И то, и другое сейчас в Китае в дефиците, а он со временем будет только усиливаться. Правда, китайские компании сейчас создают дополнительные запасы глинозема в своих портах и более чем вдвое расширили объем закупок этого материала за рубежом, но уже в будущем году, по мнению О'Кэролла, эти резервы будут исчерпаны. Единственное, за счет чего Китай сможет обеспечить ресурсами свои новые предприятия, это закрытие старых небольших заводов, на долю которых сейчас приходится треть национального производства алюминия. В связи с тем что спрос на этот металл в стране превышает 10% в год, это означает, что уже в 2003 году Китай может снова превратиться в импортера.

И, все же, в данный прогноз верится с трудом. Китайская промышленность, по большому счету, существует не только для выпуска продукции, но и для обеспечения занятости миллиардного населения. Поэтому, хотя вряд ли удастся реализовать все намеченные на 2003-2005 годы проекты, но и старые заводы останутся в строю, создавая избыток производства и выталкивая "лишний" алюминий за рубеж.

При этом, как отмечают наблюдатели, параллельно с расширением плавильных мощностей в КНР полным ходом идет строительство прокатных и особенно экструзионных линий. И, если в настоящее время Китай, экспортируя слитки, остается нетто-импортером листового алюминия и экструзий, то уже в ближайшие годы он может приступить к широкомасштабному вывозу продукции высокого передела, включая оконные рамы и автомобильные детали.

По крайней мере, в чем сходятся все западные аналитики, так это в том, что ведущим компаниям отрасли следует всерьез задуматься о стимулировании спроса на свою продукцию. За последние 10 лет средний рост объема мирового потребления алюминия не превышал 3,1% в год (даже если сбрасывать со счета провал в 2001 году), и эти темпы вовсе не покрывают глобального расширения производства. В то же время, алюминий испытывает все более жесткую конкуренцию со стороны альтернативных материалов – пластика, стали, магниевых сплавов – в упаковочном и автомобильном секторах. В этой ситуации благоприятные прогнозы об увеличении весовой доли алюминия в легковых автомобилях от нынешних 7-9 до 12-15% к 2010 году могут и не оправдаться. По мнению экспертов, алюминиевым компаниям необходимо более активно работать с потребителями своей продукции по созданию и продвижению новых материалов.

Низкая активность на биржевом рынке имеет одним из своих последствий повышенный спрос на наличный металл. Многие потребители предпочитают не создавать больших запасов и работают, фигурально выражаясь, "прямо с колес", что в итоге означает достаточно заметный объем закупок на европейском и восточноазиатском спотовом рынке. В сентябре и в одном, и в другом регионе даже ощущался дефицит предложения, так как многие поставщики не торопились с новыми продажами металла из-за низких цен. Например, экспорт российского алюминия в этом году, примерно, на 5% отстает от прошлогоднего графика.

Подобные тенденции имели своим итогом увеличение размеров премий. Так, в Западной Европе премии на алюминий канадского или бразильского производства с уплаченной пошлиной поднялись к середине сентября от прежних $83-90 до около $95 за т по сравнению с ценами на ЛБМ при поставке со склада в Роттердаме. В конце месяца сообщалось о заключении сделок на четвертый квартал из расчета до $100 за т, что, приблизительно, соответствует уровню форвардных контрактов на первый квартал 2003 года, но такие высокие премии все же следует признать, скорее, исключением, чем правилом.

Рост премий на российский алюминий А7е оказался менее значительным, чем на западный, но, все же, достаточно выраженным. В первых числах октября стоимость этого металла на западноевропейском спотовом рынке превосходила уровень ЛБМ, примерно, на $38-40 за т (для слитков), хотя форвардные контракты заключались на менее высоком уровне – $33-36 за т. Разрыв в ценах между российским и западным металлом с неуплаченной пошлиной, сократившийся до минимума в конце лета, в сентябре снова возрос, а сами премии на последний к концу месяца достигли $45-50 за т.

В Восточной Азии основным фактором, определявшим ситуацию на спотовом рынке в сентябре, стало сужение объема поставок из Китая, так как местные экспортеры отказываются продавать металл слишком дешево. Сейчас им выгоднее работать на внутреннем рынке. Возникший дефицит совпал по времени с традиционным осенним подъемом деловой активности, что привело к довольно заметному росту премий.

В Корее китайский и российский алюминий почти сравнялись в цене. Во всяком случае, в конце сентября премии на первый указывались в интервале $32-38, а на второй – $35-38 за т по сравнению с ценами на ЛБМ. При этом, наиболее резко подскочила стоимость западного металла. Если в начале третьего квартала премии на его поставку находились в районе $48-50 за т, то три месяца спустя их уровень поднялся до $60-65 за т. Аналогичная ситуация сложилась и в Японии, где премии западного алюминия за последние два месяца изменились от менее $50 до около $65 за т CIF. Сообщается, что некоторые сделки на четвертый квартал заключаются из расчета $70-73 за т, но уровень премий за первый квартал 2003 года заметно ниже – $60-63 за т. Судя по всему, трейдеры и их клиенты все-таки верят, что к началу будущего года базовые цены на первичный алюминий поднимутся и необходимость в поддержании высоких премий отпадет.

Похожая ситуация складывается и на рынке алюминиевого лома. Из-за низких цен многие экспортеры сократили поставки в Европу, соблазнившись более высокими ценами в Восточной Азии. Однако, при этом, лом не в состоянии подняться в стоимости, пока дешевый первичный алюминий, что способствует сохранению дефицита. Особенно заметная нехватка материала отмечается в Италии, где производители сплавов вынуждены смешивать низкокачественный лом со слитками чистого алюминия.

Тем не менее, цены на алюминиевый лом в Западной Европе стабильны с июля, составляя около $1100-1140 CIF за т смешанной обрези table и $800-840 за т смешанных отливок tense. Сдерживающий эффект на цены оказывает, помимо первичного алюминия, и обстановка на региональном рынке алюминиевых сплавов, спрос на которые сдерживается спадом производства в авиа- и автомобилестроении.

Неизменно также положение и в США. Сократившееся потребление лома компенсируется сокращением поступлений из-за все того же спада в обрабатывающей промышленности, так что цены практически без движения с середины лета. На аукционе, проведенном в первой половине сентября корпорацией Boeing, 800 тыс. фунтов (363 т) смешанного кускового лома были проданы по 46,23 центов за фунт, что лишь на 0,03 цента ниже, чем было на аналогичной распродаже в июне.

По мнению аналитиков, сложившееся на рынке алюминиевого лома равновесие может быть нарушено лишь крупными подвижками цен на первичный алюминий. При относительной стабильности лома стоимость металла на бирже потихоньку снижается, и, если уровень ЛБМ упадет до около $1250 за т, поставщикам вторсырья придется привести свои цены в соответствие с новыми реалиями. С другой стороны, если алюминий удержится от серьезного спада, стоимость лома имеет все шансы сохраниться неизменной до конца текущего года, а, возможно, еще и пару месяцев в 2003 году.

На международном спотовом рынке глинозема в сентябре царила тишина, вызванная отсутствием активности со стороны китайских импортеров, которые в последние два года выступают там в качестве единственных крупных покупателей. Вследствие недостатка спроса цены на глинозем, начавшие снижение еще в середине текущего года, продолжили дальнейший спад. В начале октября австралийские поставщики предлагали свой материал по ценам порядка $142-147 за т FOB, хотя, по всем данным, при первых же признаках заострения интереса со стороны покупателей они постараются поднять цены, хотя бы, до $150 за т FOB.

Однако, когда ожидать оживления, не знает никто. Китайцы, как всегда, совершенно непредсказуемы: они с одинаковой вероятностью могут вернуться на рынок уже в октябре и продлить паузу до наступления 2003 года. По крайней мере, никто всерьез не рассчитывает на возобновление китайских закупок в ближайшем будущем. Характерно, что индийская компания Nalco, в августе отказавшаяся продать на тендере 30 тыс. т глинозема за $147 за т FOB, месяц спустя согласилась с $139,05 за т по предложению несколько неожиданного покупателя – Visa International. Швейцарская компания Glencore, как более традиционный трейдер, предложила за те же 30 тыс. т глинозема всего лишь $135 за т.

Правда, аналитики австралийского государственного бюро AME Mineral Economics предсказывают, что в нынешней депрессии на международном спотовом рынке глинозема таятся предпосылки его грядущего подъема. Средняя себестоимость производства глинозема оценивается этой организацией в $145 за т, что означает, что половина интегрированных производителей алюминия обеспечивают себя сырьем по более высокой стоимости, чем на спотовом рынке. Если глинозем сохранит свою дешевизну еще несколько месяцев, это может привлечь на спотовый рынок вертикально интегрированные компании.

Впрочем, в 2003-2004 годах число покупателей на этом сегменте рынка должно неизбежно расшириться. По оценкам AME, ввод в строй новых плавильных мощностей в ближайшие годы будет опережать темпы роста производства глинозема, причем, мало кто из ведущих алюминиевых компаний может считать себя полностью обеспеченными сырьем. Исходя из этого специалисты AME предсказывают, что в будущем году соотношение между ценами на первичный алюминий и глинозем сдвинется в пользу последнего, и поставщикам нужно будет только "перетерпеть" не благоприятный для себя период.

Медь: с экономикой не поспоришь

Стоимость меди на ЛБМ 11 сентября почти достигла $1550 за т по трехмесячному контракту, установив самый высокий уровень цен за последние два месяца. Однако этот скачок так и остался кратковременным эпизодом для биржевого рынка меди, который уже через несколько дней отыграл все обратно и вернул цены к прежним значениям – $1480-1500 за т.

По словам наблюдателей, причиной роста цен в преддверии годовщины известных событий стала осторожность инвестиционных фондов, которые перед наступлением этой даты на всякий случай решили исполнить ранее заключенные форвардные и опционные контракты на покупку, чтобы иметь под рукой какие-то запасы наличного металла. Повышение цен, начавшееся благодаря этому процессу, вызвало цепную реакцию, что и объясняет довольно значительный рост. Как только этот фактор перестал действовать, подъем сменился спадом.

Любые надежды производителей на сохранение цен выше $1500 за т уничтожили появившиеся в сентябре неутешительные данные о состоянии американской экономики. В начале месяца был опубликован августовский индекс US Institute of Supply Management, который оказался равным 50,5 пунктам. Значение этого индикатора отражает ожидания промышленников США в части расширения или сокращения закупок сырья и комплектующих деталей; 50 пунктов, при этом, означают, что экономика находится "на нуле", а реально зарегистрированные 50,5 показывают наличие очень незначительного и неуверенного роста. В середине сентября эти данные были дополнены еще одной порцией обнародованной важной информации. Как оказалось, промышленное производство в США в августе сократилось на 0,3% по сравнению с июлем.

Все это означало, что ожидавшийся во второй половине этого года экономический подъем в США так и не состоялся. Для мирового рынка меди это звучало как приговор, так как именно США занимают первое место в мире по объему потребления меди, а спрос на этот металл напрямую зависит от состояния промышленности. Правда, в "запасе" у поставщиков был еще и Китай, где потребление меди как раз нарастало высокими темпами, но, по словам одного трейдера, "в плохие времена всегда сильнее прислушиваются к плохим новостям".

Тем более, что объективная картина баланса спроса и предложения показывает, что даже Китаю не под силу компенсировать спад на остальных рынках. По данным International Copper Study Group (ICSG), за первое полугодие 2002 года объем глобального потребления рафинированной меди достиг 7,52 млн. т, что на 0,9% ниже, чем за тот же период прошлого года. В то же время, производство металла из руды и посредством переработки лома возросло на 0,4%, так что избыток по итогам текущего года оценивается в 157 тыс. т – в 2,5 раза больше, чем в 2001 году.

По мнению экспертов британской финансовой компании Barclays Capital, в ближайшие несколько недель цены на медь на ЛБМ будут, в основном, колебаться внутри интервала $1485-1520 за т по трехмесячному контракту. И в дальнейшем, если экономика развитых стран вдруг не ощутит подъема, наиболее вероятно движение цен вниз, а не вверх.

Мало чем может помочь и сокращение добычи медной руды, составившее 2% в первом полугодии, по данным ICSG, по сравнению с январем-июнем 2001 года. Пока что это оказывает влияние только на уровень тарифов на рафинирование концентрата и металла, упавших к концу третьего квартала, буквально, до неприлично низкого уровня. Ряд тендеров, проведенных в сентябре индийскими медеплавильными компаниями Hindustan Copper и Sterlite, обескуражили результатами. Оказалось, что поставщики концентрата готовы оценить их вклад в производство лишь, в среднем, в $20 за т обогащенного концентрата и 2,0 цента за выплавку фунта рафинированной меди, что более чем втрое ниже, чем уровень действующих в настоящее время годовых контрактов.

Впрочем, дефицит концентрата в ближайшее время вряд ли заставит крупных производителей рафинированной меди свернуть выпуск металла. Кроме того, на подходе новые мощности. Например, австралийская компания MIM готовится к реализации проекта расширения своего комбината Mt. Isa от нынешних 270 тыс. до 400 тыс. т в год. Да и такие производители как чилийская компания Codelco, сократив в этом году добычу руды, могут восстановить выпуск ее в любой момент при благоприятных условиях.

Пожалуй, единственным регионом, где в последнее время наблюдается подъем, остался Китай. Трейдеры сообщают о достаточно высокой активности на местном рынке, что позволяет поддерживать премии в Шанхае на уровне около $50-60 за т по сравнению с ЛБМ. Тем не менее, КНР привлекает так много поставщиков, что аналитики опасаются, дабы избыточный приток металла, в конце концов, не привел к переполнению рынка и спаду цен. По крайней мере, китайские потребители уже демонстрируют определенные намерения сыграть в ближайшее время на понижение.

Низкие цены на рафинированную медь на ЛБМ в течение долгого времени снижали стоимость лома. Крайней точки спад цен достиг в начале сентября, когда проволока № 1 (berry) котировалась в Западной Европе на уровне всего лишь $1280-1320 за т CIF. Однако во второй половине месяца, когда потребители попытались возобновить закупки, вдруг выяснилось, что продавцов на рынке практически нет. Вообще, по данным ICSG, объем переплавки медного лома в первой половине текущего года был на 10,6% меньше, чем в аналогичный период прошлого года, причем, большая часть экспортных поставок приходилась на Китай и Индию, где цены стабильно выше европейских.

Стремление потребителей сократить до минимума объем запасов сырья в итоге обернулось своей нелицеприятной стороной. Чтобы обеспечить себя ломом, плавильным заводам пришлось согласиться на резкий скачок цен – на более $100 за т за какие-то две недели. В последних числах сентября лом berry в Западной Европе котировался уже на уровне $1420-1440 за т, что лишь ненамного ниже стоимости рафинированной меди на ЛБМ, а лом № 2 birch/cliff подорожал от $1240-1270 до $1340-1420 за т CIF. Правда, аналитики не без оснований называют такое повышение чрезмерным и уверенно предсказывают, что, как только ближайшие потребности покупателей будут удовлетворены, цены немедленно упадут, восстанавливая привычное соотношение между первичной медью и ломом.

Никель: согревающие душу прогнозы

По своей ценовой динамике никель в сентябре мало чем отличался от других цветных металлов. Как и везде, цены 11 сентября продемонстрировали подъем, впервые с июля превзойдя уровень $7000 за т по трехмесячному контракту, а затем последовал предсказуемый сброс их, причем, даже более глубокий, чем у меди или алюминия. Так, 23 сентября были зарегистрированы котировки на уровне, лишь немного превышавшем $6300 за т, чего с никелем не случалось с марта этого года.

Впрочем, аналитикам было проще объяснить повышение цен, чем их последующий спад, для которого, по их мнению, не было никаких логичных предпосылок, за исключением деятельности спекулянтов. В то же время, рост, если его удастся достичь в ближайшее время, должен отражать действительную обстановку на рынке и соответствовать нынешнему соотношению между спросом и предложением.

По мнению аналитиков, хотя цены на никель в обозримом будущем будут фактически сдерживаться экономической депрессией в странах Запада, подъем их, в случае улучшения, начнется раньше, чем у других металлов, за исключением, может быть, олова. Это объясняется как устойчивым спросом на никель со стороны его крупнейших потребителей – производителей нержавеющей стали, так и ограниченным объемом предложения. По оценкам Metal Bulletin Research (MBR), до 2004 года в отрасли не планируется вводить в строй новые мощности, в то время как естественная активизация спроса на никель потребует прибавления, по меньшей мере, 50 тыс. т в год. В связи с этим уже в будущем году этот металл может оказаться в дефиците.

Как полагают аналитики MBR, еще до конца этого года никель может совершить скачок до $8000-9000 за т, особенно, если вспыхнет новая война в Ираке, хотя удержаться на этом уровне он пока не сможет. Хотя на лицензионных складах ЛБМ содержится в настоящее время лишь немногим более 20 тыс. т металла, на самом деле объем запасов (в основном, у производителей) составляет, по меньшей мере, 100 тыс. т, которые немедленно появятся на рынке, как только цена достигнет $8000 за т.

Об этом свидетельствуют, в частности, данные об объемах производства "Норильского никеля", впервые в истории предприятия опубликованные в сентябре 2002 года. Согласно сообщению российской компании, в 1999 году она произвела 209 тыс. т никеля, а в 2001 году – 223 тыс. т, при этом, экспорт изменился от 195 тыс. т в 1999 году до 182 тыс. т в 2001-м. По мнению западных специалистов, сокращение поставок частично можно объяснить интенсификацией потребления в самой России, но десятки тысяч тонн никеля, без сомнения, так и не пошли на продажу. Правда, летом этого года "Норильский никель" на три года заморозил 60 тыс. т металла в виде залога по $200-миллионному кредиту, выданному консорциумом западных банков, но никто не знает точно, какие запасы у него остались и какими резервами обладают производители никеля в других странах.

Тем не менее, даже если ожидаемого MBR подъема до конца текущего года не состоится, ситуация, все же, будет благоприятствовать подобным взлетам. По мнению экспертов, в будущем году цены на никель вернутся к прежней нестабильности и будут совершать широкие колебания, качаясь, словно маятник, между $6000 и $9000 за т. Средним же уровнем, по оценкам MBR, в будущем году станут $3,50 за фунт ($7716 за т), что более чем на 10% превышает показатели текущего года.

Цинк: дожить до подъема

И снова привычная картина. В конце первой декады сентября – рост цен, увенчавшийся 11-го числа первым за без малого два месяца превышением уровня $800 за т по трехмесячному контракту на ЛБМ, а затем быстрое возвращение "к истокам" – соответственно до $760-770 за т к началу октября. Цинк по силе и направлению колебаний цен в последний месяц решительно ничем не отличался от остальных металлов.

Жалобы относительно недостатка спроса и хронического перепроизводства цинка также очень сходны с тем, что в последнее время озвучивается на рынке алюминия, хотя некоторая разница между двумя металлами все-таки есть. Проблема экспортеров цинка в том, что выпускаемый ими продукт находится на рекордно низком уровне (без учета инфляции), в то время как другим металлам еще, как говорится, есть, куда падать.

По мнению ряда экспертов, снижаться цинку в цене, и в самом деле, больше некуда. Рынок достиг "дна", и единственным возможным развитием событий будет медленный и вялый подъем, который начнется, как только экономика США и других западных стран выйдет из депрессии. Как полагают многие отраслевые аналитики, роль "якоря" на мировом рынке цинка должен сыграть дефицит концентрата, который весьма значительный сейчас и будет ощущаться вплоть до 2006 года. Правда, пока что сокращение добычи руды еще не отражено в соответствующем снижении выпуска рафинированного металла, но специалисты продолжают повторять, что это – лишь вопрос времени.

До последнего времени связь между дефицитом концентрата и снижением плавильного производства прослеживалась только в Китае, где вследствие наложенного в прошлом году фактического запрета на горнодобывающую деятельность в провинции Гуанси рафинировочные заводы недосчитались порядка 150-300 тыс. т цинка в пересчете на первичный металл. Из-за того что этот дефицит не удалось восполнить и за счет зарубежных источников, производство цинка в КНР было сокращено на 280 тыс. т в годовом исчислении, а доля китайского экспорта в западном объеме потребления упала от около 9% в 1999-2000 годах до 0,3%.

В других регионах, где нехватка концентрата ощущалась менее остро, соотношение между выводом из строя добывающих и рафинировочных мощностей было иным. По данным специалистов канадской компании Tech Cominco, за последний год за пределами Китая и СНГ было осуществлено или анонсировано на ближайшее время сокращение производства цинка в концентрате на 500 тыс. т и первичного металла – на 125 тыс. т. При этом, на Западе отмечен не дальнейший спад в выпуске металла, а ввод в строй добывающих предприятий; так, например, финская компания Outokumpu возобновила производство на остановленной в конце прошлого года шахте Tara в Ирландии, чья мощность составляет 200 тыс. т в год в пересчете на цинк. С выходом ее на полную мощность в октябре-ноябре, очевидно, прекратят падать тарифы на обогащение, которые за последние три месяца спустились от 13-15 до 11-13% от стоимости рафинированного металла, но увеличение этого показателя, по всем меркам – крайне низкого (в последние несколько лет он составлял, в среднем, 16,5-19%), маловероятно.

Как сейчас полагают многие специалисты, нежелание производителей цинка считаться с обстоятельствами объяснялось, в первую очередь, ожиданиями быстрого восстановления, причем, с постоянным переносом сроков все дальше и дальше. Осень 2002 года была последним возможным ориентиром начала подъема, и, когда надежды в очередной раз не оправдались, компаниям сектора, большинству из которых уже полтора года приходится работать с убытками, необходимо проявить гибкость. Во всяком случае, без их содействия цены не превзойдут в обозримом будущем $800 за т либо, как это уже неоднократно бывало в текущем году, не смогут на этом уровне удержаться.

Сокращение производства рафинированного металла, при этом, должно быть щедро вознаграждено. Процесс накопления запасов на лицензионных складах ЛБМ уже завершился, в течение двух последних месяцев этот показатель практически не изменяется. Потребители, привыкшие к избытку металла, тоже не хранят значительных резервов. Согласно прогнозам Tech Cominco, если вывести с рынка хотя бы еще 150-200 тыс. т металла, цены уже в начале 2003 года пойдут вверх. Как полагают эксперты канадской компании, при таких условиях средний уровень цен в будущем году достигнет $970 за т.

Свинец: все дальше и ниже

Падение цен на свинец в сентябре оказалось более глубоким, чем у других металлов, которые после кратковременного подъема в конце первой декады просто вернулись на уровень начала месяца. В то же время, свинец продолжил свой многомесячный спад, сбросив свои традиционные $10 за т в месяц. Четвертый квартал этот металл начал с цен, которые были даже ниже $420 за т по трехмесячному контракту, причем, аналитики практически не сомневаются в том, что на этом процесс не остановится. По словам одного из них, для этого металла сейчас сложно найти психологические рубежи, которые могли бы остановить падение. Это могли бы быть $400 за т, но господствующие настроения сейчас настолько мрачны, что мало кого из участников рынка удивили бы цифры, скажем, на уровне $380 за т в начале 2003 года.

Пессимизм специалистов объясняется тем, что на рынке свинца в отличие от всех остальных металлов продолжается уменьшение спроса. В прошлом году мировое потребление свинца сократилось на 3%, а в этом, по прогнозу Tech Cominco, этот показатель сбросит еще порядка 2%. Только в 2003 году можно будет рассчитывать на рост на 2,5% и превышение потребления (5,47 млн. т) над производством (5,33 млн. т).

Но пока низкий спрос обесценивает существующий на мировом рынке свинца дефицит концентрата, который обусловливает низкий объем выпуска металла. Так, в Китае импорт этого сырья за первые семь месяцев 2002 года оказался на 8% ниже, чем за аналогичный период в 2001 году, что заставило местные предприятия пересмотреть прежние планы расширения производства. Правда, китайцы уже к тому времени успели нанести рынку тяжелый удар. В первой половине 2002 года им еще хватало концентратов, в результате чего на мировом рынке появились излишки металла, запустившие механизм спада цен.

Зато в ближайшие два года сырья для выплавки первичного свинца будет недоставать, так как компании сектора просто не обладают резервными мощностями, которые можно было бы быстро вернуть в строй. Тарифы на обогащение упали уже до около $130 за т по сравнению с $150-200 за т при базовой цене свинца $475 за т в последние годы. Как считают аналитики, этот уровень вряд ли повысится даже при подорожании свинца, так как рафинировочным заводам придется вступить в конкуренцию между собой за обеспечение сырьем.

Вследствие сужения объема поставок концентрата в ближайшее время будет расти роль свинцового и свинецсодержащего лома. Сейчас сбор этих материалов ограничивается предельно низкими ценами, но уже с начала будущего года, как предполагают, их стоимость пойдет вверх. Возможно, предвестником этой тенденции будет служить стабильность цен на лом за последние два месяца. Самый низкий их уровень наблюдался в Западной Европе в первой половине августа, когда кусковой лом стоил не более $320-340 за т CIF. С тех пор лом подорожал, примерно, на $5 за т и остается на этом уровне, не обращая внимания на продолжение спада на рынке первичного металла. По словам трейдеров, спрос не слишком высокий, однако при нехватке предложения этого достаточно, чтобы удержать цены от спада.

Олово: исключение из плохого правила

Олово обычно находится в тени других базовых цветных металлов из-за низкого оборота и относительно незначительного объема производства, который сейчас меньше, чем у магния. Цены на олово можно довольно легко сдвинуть посредством спекулятивных сделок, поэтому они часто следуют за медью и алюминием, почти независимо от того, что в реальности происходит на рынке.

Однако в сентябре 2002 года цены на олово не подчинялись общим законам. В то время как для всех остальных металлов на ЛБМ события развивались по одному сценарию (рост цен в начале месяца, пик 11 сентября, возвращение к прежнему уровню или новый спад в конце месяца), олово осуществило весьма эффектный подъем. Если в первых числах сентября его стоимость не дотягивала и до $3900 за т по трехмесячному контракту, то в начале октября она превышала к $4100 за т и обнаруживала тенденцию к дальнейшему подъему.

Причина роста цен была очень простой: резкое сокращение объема предложения при стабильном и даже немного растущем спросе. Постарались, в первую очередь, китайские компании, словно решившие загладить собственную вину за допущенный в прошлом году резкий спад. По оценкам China Nonferrous Metals Industry Association, за первые семь месяцев 2002 года выплавка олова в стране оказалась на 14% ниже, чем за аналогичный период прошлого года, составив всего 45 тыс. т.

При этом, в стране продолжается процесс выведения из строя избыточных мощностей. Одна из ведущих компаний сектора – Liuzhou China Tin – сообщила, что из-за вынужденного закрытия после аварии в этом году своей крупной шахты Gaofeng ей придется сократить вдвое производство олова в слитках, которое в 2002 году составит не более 10,5 тыс. т. Компания Yunnan Tin, еще один крупный производитель этого металла, на два месяца остановила недавно модернизированный комбинат Gejiu. По словам представителей компании, потребители не почувствуют никаких неудобств, так как поставки будут осуществляться в прежнем объеме из накопленных ранее запасов, но производство олова на предприятиях Yunnan Tin будет несколько ниже, чем запланированные на этот год 22 тыс. т.

Но, самое главное, сокращение затронуло не только производство олова в Китае, но и его экспорт. В этом году внутренний спрос на металл буквально взлетел ракетой под влиянием резкого расширения выпуска жести и бытовой электроники. По оценкам MBR, за первую половину текущего года потребление олова в Китае возросло на 47% и по итогам года может достигнуть 50-55 тыс. т, экспорт олова снизился на 40%, а импорт оловосодержащей продукции – возрос на 60%.

Дефицит олова ощущается уже сейчас. Резервы этого металла на лицензионных складах ЛБМ, в середине августа превышавшие 37 тыс. т, пошли на уменьшение и в конце сентября упали до менее 29 тыс. т. Особенно заметна нехватка олова в Западной Европе, так как доминирующие на рынке поставщики из Восточной Азии предпочитают везти металл на открытый в этом году лицензионный склад в Сингапуре. Премии на металл стандартного качества в Европе в начале октября достигали $130-150 за т по сравнению с ценами на ЛБМ, а олово с низким содержанием свинца, поставляемое из Южной Америки, стоило на $170-180 за т дороже, чем на бирже. По мнению аналитиков, тенденция к подорожанию фрахта из Восточной Азии в Европу может привести к повышению премий еще на $20-30 за т до конца текущего года.

В отличие от большинства других металлов у олова вполне неплохие перспективы и на четвертый квартал. Если не случится каких-либо потрясений, специалисты ожидают, что к концу года его стоимость поднимется, примерно, до $4500 за т по трехмесячному контракту. В нынешних обстоятельствах такой уровень цен можно признать оптимальным, так как он достаточно высокий, чтобы позволить производителям получать прибыль, но, в то же время, и достаточно низкий, чтобы не опасаться поступления на рынок излишков металла из резервов.

Виктор Тарнавский,
по материалам Metal Bulletin, Metal Bulletin Research, Financial Times, American Metal Market

 
© агенство "Стандарт"