журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
рубрики
ГЛАВНЫЕ СОБЫТИЯ МЕСЯЦА

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Ядерная энергетика

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Собственность

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Регулирование

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Проекты

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Тенденции

ГАЗ И НЕФТЬ. Нефтерынок

ГАЗ И НЕФТЬ. Проекты

ГАЗ И НЕФТЬ. Конфликты

ГАЗ И НЕФТЬ. Сектор газа

ГАЗ И НЕФТЬ. Тенденции

УГОЛЬ

АВТОЗАПРАВОЧНЫЙ БИЗНЕС

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"ТЭК" – №9, 2002

ГАЗ И НЕФТЬ. Проекты

Качество гарантируется банком

Специалисты утверждают, что качество поставляемой из России нефти в последнее время медленно, но верно ухудшается. Происходит это отчасти из-за того, что в трубопроводах российской государственной монополии "Транснефть" вся экспортируемая нефть - и качественная и не очень - сливается в единый поток. Поскольку от экспорта нефти зависят и доходы российского бюджета, и основная часть прибыли местных нефтяных компаний, сегодня со всей остротой встала проблема создания в России Банка качества нефти (БКН). Владельцы сырья по_ хуже (к ним, в первую очередь, относятся "Башнефть" и "Татнефть") стараются избегать этой темы. При этом, чтобы хоть как-то отсрочить создание такого Банка, башкирские нефтяники готовы взять весь груз забот по переработке высокосернистой (то есть не очень качественной) нефти на себя.

Необходимость создания Банка качества нефти обусловлена усиливающейся конкуренцией. Дело в том, что российские компании производят нефть различного качества, но система ее транспортировки по трубопроводам в России одна - через компанию "Транснефть".

Поэтому попавшее в "Транснефть" сырье в ее трубопроводе смешивается, и на выходе компания получает нефть уже усредненного качества (собственно эта смесь и называется Urals). В итоге некоторые компании на этом процессе зарабатывают, так как могут продать чуть облагороженную (по сравнению с их собственной) нефть подороже. Другие, напротив, теряют прибыль. Идея Банка качества нефти заключается как раз в том, чтобы владельцы нефти, какая похуже, компенсировали другим производителям их потери.

История показывает, что воплощение этой идеи всегда шло непросто, хотя в итоге производителям все же приходилось соглашаться с такими условиями. Так, акционеры Каспийского трубопроводного консорциума (КТК), который транспортирует каспийскую нефть через территорию России, после долгих баталий все же приняли положение, вводящее БКН.

Принцип работы этого Банка выглядит следующим образом: КТК фиксирует количество и качество смеси в каждой точке входа в систему. При этом сформирована так называемая "нефтяная корзина КТК", которая состоит из двух сортов нефти (котирующейся на Лондонской бирже) и служит своеобразным эталоном. Администратором Банка качества в КТК выступает международная компания Purvin & Gertz Inc., специализирующаяся на этом виде бизнеса. Именно она ведет расчеты между грузоотправителями и определяет, кто кому и сколько должен. Объемы учитываются в тоннах, а данные проходят через ABN-Amro Bank, где резервируется необходимая для расчетов между грузоотправителями часть средств от продажи нефти (7-8%). Все операции ведутся только в деньгах. В КТК поясняют, что использовать саму нефть в качестве компенсации невозможно, так как консорциум не может быть ее собственником.

Однако вся эта система, уже согласованная и утвержденная, еще не претворена в жизнь. В КТК говорят, что БКН начнет работать, когда в трубе появится нефть, отличающаяся по качеству от тенгизской. "ЛУКойл" и "Роснефть", как акционеры КТК, уже согласились с этой схемой, но как раз их нефть пока не может попасть в трубопровод, так как не построена перемычка между КТК и "Транснефтью".

В России пока нет даже таких заготовок.

Появление Банка качества нефти в Российской Федерации связывают с принятием закона "О магистральном трубопроводном транспорте" (он должен быть рассмотрен этой осенью). Впрочем, вице-президент "Транснефти" Сергей Григорьев считает, что реально БКН "начнет работать только тогда, когда все производители согласятся платить компенсацию и компании договорятся между собой. Татарские и башкирские компании пока не согласны. Возможности для создания БКН у нас есть. Мы можем, например, взять за основу нефть "Сибнефти" - у нее низкий процент серы. Но пока идут только разговоры, пишутся письма. Идет переговорный процесс, и конкретного срока решения этого вопроса пока нет".

Тем не менее в "Транснефти" настаивают, что частично проблема БКН все же решается.

Сергей Григорьев утверждает, что сейчас созданы условия по поставке на заводы нефти одного качества, а "башкиры готовы никуда не выпускать свою нефть и принимать на переработку татарскую и удмуртскую". То есть как раз ту, что содержит большое количество серы и "портит кровь" другим производителям. По словам вице-президента "Транснефти", уже сейчас башкирские производители целиком перерабатывают свою нефть на заводах и готовы увеличить загрузку НПЗ. Тем более что добыча нефти у них падает. Сергей Григорьев уверен, что башкирским нефтяникам проще отказаться от экспорта и, увеличив рабочие места, нарастить переработку, производство и продажу готовой продукции.

Выходит, чтобы не обременяя себя обязательствами по БКН, башкирские нефтяники готовы выступить добровольными поглотителями не слишком качественной нефти (на долю самой "Башнефти" сейчас приходится 12 млн. т из 348 млн. т, производимых в России). Единственное исключение приходится делать для авиации, которая не готова летать на продуктах переработки высокосернистой нефти. Именно поэтому ежемесячно Башкирия закупает 1,2 млн. т сибирской нефти от "Сургутнефтегаза".

Cоздание БКН и предложение башкирских нефтяников - это не единственно возможные варианты выхода из сложившегося положения. Ведь на качество нефти влияют два основных показателя: наличие серы и плотность. Причем второй показатель не менее важен, чем первый. Чем легче нефть, тем она лучше. В результате один и тот же вес легкой нефти занимает объем 1,5 тыс. л, а тяжелой башкирской - всего 1 тыс. л. При этом согласно принятой в России и других странах СНГ системе, все нефтепродукты измеряются в тоннах, а потребитель покупает на АЗС бензин литрами. Посему перевод расчетов за нефть исходя из ее объема, а не веса мог бы эффективно решить стоящую перед российскими нефтяниками проблему. А пока они предпочитают перевозить качественную нефть цистернами, только бы ее не смешивать с "черным золотом" конкурентов.

Анатолий ФРАЕРМАН

 
© агенство "Стандарт"