журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
рубрики
РЕКЛАМА

ПРЕЗЕНТАЦИЯ

ГЛАВНЫЕ СОБЫТИЯ МЕСЯЦА

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Ядерная энергетика

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Собственность

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Регулирование

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Проекты

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Тенденции

ГАЗ И НЕФТЬ. Нефтерынок

ГАЗ И НЕФТЬ. Сектор газа

ГАЗ И НЕФТЬ. Конфликты

ГАЗ И НЕФТЬ. Проекты

ГАЗ И НЕФТЬ. Тенденции

УГОЛЬ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"ТЭК" – №8, 2002
Приложения к статье
Цены на сырую нефть на между-народных биржах, сентябрьский контракт, $/баррель

ГАЗ И НЕФТЬ. Тенденции

Военные приготовления

Cитуация на мировом рынке нефти чревата глобальными конфликтами

На первый взгляд, мировой рынок нефти в июле и первой половине августа пребывал в спокойном состоянии, соответствующем летнему спаду деловой активности. Цены на нефть брент практически не выходили за пределы интервала 24,75-25,50 $/баррель, что, в принципе, устраивало как экспортеров, так и потребителей. Спрос и предложение находились в относительном равновесии; прежнее беспокойство по поводу нехватки нефти из-за продолжающейся ограничительной политики ОПЕК заметно ослабело по причине превышения квот и расширения поставок независимыми экспортерами, однако рост добычи был при этом не настолько значительным, чтобы вызвать избыток. Тем не менее, несмотря на внешнее спокойствие, рынок находится в напряжении. Во-первых, велика вероятность новой американско-иракской войны, которая грозит нарушить систему поставок из региона Персидского залива. Во-вторых, нарастают противоречия внутри ОПЕК, где почти все страны недовольны нынешними квотами и требуют их расширения. В-третьих, не снята до конца опасность конфликта между ОПЕК и независимыми экспортерами. В общем, мировой рынок нефти, судя по всему, ждет горячая осень. Цены могут сдвинуться вверх или вниз самым непредсказуемым образом, и аналитики на всякий случай советуют быть готовым ко всему.

Если ранее воинственная риторика США в отношении Ирака лишь беспокоила участников мирового рынка нефти, то в последнее время она начала их весьма серьезно тревожить. Американская экономика, вместо того чтобы выходить из спада, грозит сорваться в очередной кризис. Кризис доверия к американским корпорациям и снижение курсов акций на фондовой бирже никак не способствуют росту авторитета президента Буша и его администрации. После скандалов и паники конца июля ситуацию вроде бы удалось взять под контроль, но положение все равно остается неустойчивым. В настоящее время против ряда крупнейших американских банков и корпораций начаты новые расследования, и если хотя бы одно из них выявит серьезные нарушения, очередная волна скандалов неминуема. В этих обстоятельствах правительство США может поддаться искушению использовать внешнее решение внутренних проблем и поднять свой авторитет в стране и за рубежом маленькой победоносной войной против Ирака.

Вероятность нового конфликта в Персидском заливе сейчас весьма велика. По большому счету, обе стороны не испытывают (по крайней мере на словах) особого страха перед надвигающейся войной. США, похоже, больше не собираются уговаривать Кувейт и Саудовскую Аравию и готовы использовать в качестве основной опоры вторжения флот и свою военную базу в Катаре. Иракский президент Саддам Хуссейн, со своей стороны, рассматривает неудачи американцев в сколачивании новой коалиции как признак слабости США и после ряда примирительных заявлений снова начал открыто идти на обострение, например, отказавшись допустить в страну ООНовских инспекторов, которые должны были проверить наличие у Ирака оружия массового поражения.

Судя по всему, Саддам Хуссейн не слишком верит, что американцы решатся на ведение активных военных действий против его страны, однако многие аналитики рынка нефти рассматривают этот вариант всерьез. Больше всего их беспокоит возможность ответного удара иракцев по нефтепромыслам соседних стран Залива. В 1991 году Ирак не решился на подобные действия или не смог их осуществить, но в случае новой войны, в которой американцы открыто провозглашают своей целью свержение иракского лидера, Саддаму Хуссейну просто будет нечего терять. По мнению экспертов, иракские "Скады" с их мизерной точностью вряд ли смогут нанести серьезный ущерб нефтедобывающим мощностям Кувейта и Саудовской Аравии, однако неожиданные террористические рейды могут оказаться более эффективными.

Как предупреждает аналитик Майкл Ротман из американского инвестиционного банка Merrill Lynch, даже одна-две удавшиеся атаки могут вызвать панику на нефтяных биржах и взлет цен до 40 $/баррель и выше. В случае же реализации самого худшего варианта, даже краткосрочное сокращение совокупных экспортных мощностей Ирака, Кувейта и Саудовской Аравии (11 млн. баррелей в день) хотя бы наполовину приведет рынок к краху.

Даже быстрое и успешное завершение американской операции по свержению Саддама Хуссейна может стать дестабилизирующим фактором. В 1991 году Джордж Буш-старший не зря отказался от добивания поверженного противника. Ирак представляет собой весьма искусственное территориальное образование, в состав которого входят курдский север, уже давно борющийся за создание собственного государства (вместе с курдскими территориями в Турции), шиитский юго-восток, поддерживаемый Ираном и, собственно, суннитский центр страны. Пока Саддам Хуссейн жив и у власти, Ирак сохраняет территориальное единство (хотя север он практически не контролирует), но попытка американцев поставить у власти "демократическое" правительство может вызвать взрывной распад страны с возможным распространением смуты на весь близлежащий регион.

По другому сценарию, новое иракское правительство удержится на американских штыках, но при этом оно будет действовать в интересах США, в частности, наращивая добычу нефти. По некоторым оценкам, в течение двух-трех лет Ирак может увеличить свои производственные мощности от нынешних 2,2 млн. баррелей в день до 5-6 млн. баррелей, что также приведет к нарушению равновесия на мировом рынке нефти и падению цен, выгодному, в первую очередь, американцам.

Аналитиков настораживает еще и то, что США, очевидно, уже ведут активную подготовку к новому кризису в Персидском заливе. По крайней мере, многие эксперты именно этим объясняют сокращение запасов сырой нефти в хранилищах американских компаний. Начиная с конца июля этот показатель уменьшается, причем более высокими темпами, чем ожидалось, исходя из объемов импорта и активности нефтеперерабатывающих заводов. Например, за неделю с 27 июля по 2 августа резервы сократились почти на 4 млн. баррелей, тогда как специалисты предсказывали не более чем 1,5-1,7 млн. баррелей. Следующая неделя принесла снижение еще на 9,5 млн. баррелей, по оценкам American Petroleum Institute (API), (или 7,2 млн. баррелей, по данным американского министерства энергетики), что, опять-таки, значительно превысило прогнозируемый спад в 3 млн. баррелей. В итоге резервы впервые за этот год сократились до менее 300 млн. баррелей, а их объем оказался почти на 9% ниже, чем в апреле 2002 года. Именно по этой причине в середине августа на нью-йоркской бирже произошел новый взлет цен на нефть, поднявший их до более 28,70 $/баррель – самого высокого уровня за 2002 год.

На рынке активно циркулируют слухи, что падение запасов компаний вызвано закачиванием "излишков" нефти в соляные шахты Луизианы и Техаса, где хранится стратегический резерв США. По состоянию на середину августа, его объем оценивается в 580 млн. баррелей (а президент Буш официально поставил цель довести этот показатель до 700 млн. баррелей к 2005 году), вместе с запасами частных компаний это составляет немногим менее 880 млн. баррелей, что позволяет США продержаться почти три месяца даже при условии полного прекращения импорта нефти. Кроме того, как показали события осени 2000 года, даже объявления о распродаже нефти из стратегического резерва способны прекратить панику на рынке. Поэтому вполне вероятно, что в случае начала новой войны с Ираком США используют свои запасы, чтобы предотвратить взрывной рост цен на нефть.

Впрочем, действия американской администрации вовсе не ограничиваются созданием запасов на "черный день". Американская дипломатия ведет активную работу по поиску новых источников поставок нефти взамен ненадежного Персидского залива. Эта задача имеет для нее первостепенную важность, с учетом стремительно ухудшающихся отношений между США и Саудовской Аравией – крупнейшим на сегодняшний день поставщиком нефти на американский рынок.

В последнее время в рамках этой тенденции рассматривается, главным образом, сближение США и России, однако в июле у американской нефтяной политики появилось новое измерение – Нигерия. По некоторым данным, во время встречи заместителя министра иностранных дел США Уолтера Канштайна с нигерийским президентом Олусегуном Обасанджо в 20-х числах июля было озвучено предложение американских властей о предоставлении Нигерии значительных инвестиций на развитие национальной нефтедобывающей промышленности в обмен на выход этой африканской страны из ОПЕК. И хотя нигерийские представители всячески опровергают само возникновение подобной темы на переговорах, как и возможность давления США на Нигерию, аналитики сходятся в том, что в данном случае речь идет о ситуации, когда нет дыма без огня.

В настоящее время добыча нефти Нигерией составляет около 1,9 млн. баррелей в день, что существенно превышает оговоренную с ОПЕК квоту в 1,7 млн. баррелей. Однако даже существующие мощности страны позволяют производить еще больше, а недавние открытия новых месторождений в дельте Нигера позволяют Нигерии всего за пару лет нарастить добычу еще более чем на 1 млн. баррелей в день. Проблем со сбытом этой нефти не возникнет: США и сейчас приобретают около половины нигерийской нефти и могут легко расширить объем закупок. Для американцев Нигерия вообще представляет собой более подходящий источник нефти, чем Россия, так как возить ее танкерами из Гвинейского залива значительно ближе и удобнее, чем из российских портов.

Кроме того, не следует забывать и о том, что Нигерия отчаянно нуждается в дополнительных средствах. Эта бедная страна по количеству своего населения превосходит все остальные страны ОПЕК, кроме Индонезии; в ней живет больше людей, чем во всех государствах Персидского залива вместе взятых. Поэтому любое ограничение экспорта нефти в соответствии с квотами, установленными ОПЕК, очень болезненно сказывается на национальной экономике.

В конце июля Нигерия официально обратилась к руководству международного картеля с требованием о расширении своей квоты, в чем аналитики склонны видеть влияние визита Уолтера Канштайна. Судя по всему, прежде чем всерьез задуматься о предложении американцев, нигерийское правительство решило попробовать получить максимум с ОПЕК.

Этой своей инициативой Нигерия буквально открыла ящик Пандоры. Квотами в ОПЕК недовольны почти все (кроме, разве что, Объединенных Арабских Эмиратов), кто имеют какие-либо финансовые проблемы, поэтому идея о пересмотре ограничений оказалась очень популярной. Практически немедленно к Нигерии присоединился Алжир, который вынужден довольствоваться квотой в 693 тыс. баррелей в день, имея производственные мощности в 1,1 млн. баррелей. Арабские страны, естественно, восприняли эти требования резко отрицательно. Как напомнили представители Саудовской Аравии, ее доля в экспорте ОПЕК составляет при нынешних квотах 32,5%, в то время как на эту страну приходится 36,3% совокупных производственных мощностей картеля. А вот у Нигерии и Алжира доля в реальном объеме добычи ОПЕК больше, чем в потенциальном.

Правда, и среди стран Персидского залива нет единства. В частности, своим положением недоволен Кувейт, который во время событий 1990-1991 года потерял треть своей прежней квоты в пользу Саудовской Аравии и ОАЭ. Если до войны он мог добывать до 2,5 млн. баррелей нефти в день, то сегодня его возможности ограничиваются 1,74 млн. баррелей. А за несколько лет до этого Саудовская Аравия присвоила себе часть иранской квоты во время его войны с Ираком. Все эти старые обиды сегодня снова выходят на первый план и, судя по всему, на встрече в верхах ОПЕК, которая состоится 19 сентября в японской Осаке, пойдет очень тяжелый разговор о пересмотре квот. Специалисты не исключают нового конфликта в рядах ОПЕК и очередного падения цен вследствие разрушения квотной системы.

Впрочем, и сейчас большинство стран картеля открыто нарушают взятые на себя обязательства. По данным Reuters, в июле 10 стран картеля производили на 1,86 млн. баррелей в день больше, чем установленный потолок в 21,7 млн. баррелей. Это рекордное превышение квоты с начала 1998 года. Тогда дело закончилось рекордным за десятилетие падением цен до около 10 $/баррель. Что произойдет сейчас? Этот вопрос особенно актуален в связи с тем, что и независимые экспортеры ни в коем случае не собираются отставать от ОПЕК. Например, Россия в июле, отказавшись от взятых на себя в прошлом году ограничений, довела добычу до рекордного за постсоветское время уровня в 7,37 млн. баррелей в день, лишь ненамного отставая от Саудовской Аравии (7,6 млн. баррелей в день). И хотя ОПЕК и российские представители постоянно расшаркиваются друг перед другом, уверяя в своем стремлении сотрудничать в деле сохранения высоких цен на нефть на мировом рынке, противоречия между ними остаются. Правда, вероятность ценовой войны между картелем и независимыми экспортерами сейчас невелика, но не исключено, что страны ОПЕК начнут воевать друг с другом.

Растущее перепроизводство нефти странами ОПЕК, в принципе, должно способствовать появлению на рынке новых настроений в пользу снижения цен, однако этого пока не происходит. Падение курсов акций на американском фондовом рынке в 20-х числах июля привело лишь к кратковременному спаду цен, который снова сменился подъемом. По мнению многих аналитиков, даже безотносительно к событиям вокруг Ирака, нынешнее соотношение спроса и предложения на мировом рынке по-прежнему благоприятствует росту цен. К началу августа страхи по поводу нового экономического кризиса в США несколько поутихли, наоборот, появились оптимистичные комментарии по поводу возобновления экономического роста ближе к началу четвертого квартала. По мнению Фила Флинна, старшего аналитика компании Alaron Trading Corp., рынок обладает достаточным потенциалом, чтобы к октябрю цены снова поднялись до более 30 $/баррель. Кроме того, его всерьез беспокоит то, что в июле-августе, когда запасы сырой нефти традиционно идут на подъем, происходит их снижение.

Исходя из этого специалисты считают весьма вероятным, что в сентябре в Осаке страны ОПЕК примут решение о небольшом увеличении квот, возможно, частично удовлетворив запросы Нигерии и Алжира. В любом случае, как говорит один нью-йоркский трейдер, в четвертом квартале поставки нефти на мировой рынок должны быть увеличены, иначе развитым странам грозит дефицит энергоносителей.

И все же ситуация выглядит слишком противоречивой, чтобы можно было с уверенностью говорить о чем-либо. Единственное, о чем можно говорить достаточно уверенно, так это о том, что так называемая "военная премия" или 2-3 $/баррель, которые прибавляются к мировой цене на нефть из-за нестабильности на Ближнем Востоке, сохранится еще как минимум на несколько недель.

Дальнейшее развитие событий будет, очевидно, зависеть от действия двух факторов: состояния экономики США и единства в рядах ОПЕК. Если ОПЕК удастся погасить раздоры с своих рядах, а в США не разразится очередная серия скандалов, цены на нефть осенью этого года могут сохраниться на достаточно высоком уровне.

Виктор ТАРНАВСКИЙ,
по материалам NY Times, FT, Reuters, CBS Market Watch, Yahoo

 
© агенство "Стандарт"