журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
рубрики
ТЕМА НОМЕРА

ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

РЫНОК ЧЕРНЫХ МЕТАЛЛОВ

РЫНОК ЦВЕТНЫХ МЕТАЛЛОВ

ЦЕНОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Металлы мира" – №4, 2001
Приложения к статье
Производство нерафинированной стали
Потребление стали в Китае по видам продукции в 1999 году
Потребление стали в Китае по отраслям в 1999 году

ТЕМА НОМЕРА

Сталелитейная промышленность Китая: извилистый путь реструктуризации

Европейское мышление с китайским акцентом

Система "плановой экономики" оставила в наследство современному Китаю несколько крупных металлургических комплексов с безнадежно устаревшим оборудованием и тысячи мелких предприятий различного профиля, разбросанных по всей стране. Но, стартовав от этой базы, китайская сталелитейная промышленность в последние годы развивалась настолько быстро, что вышла на первое место в мире по производству нерафинированной стали: согласно последним опубликованным данным, годовой прирост в 1999 году составил 8%, так что по объему выпуска этой продукции (124 млн. т) Китай на 20 млн. т опередил США. В настоящее время страна проводит полное техническое перевооружение металлургической отрасли с использованием самого современного импортного оборудования и технологий. Кроме того, интенсивно развивается инфраструктура.

Объем производства стали в Китае за последние десять лет увеличился более чем вдвое. Причем, достижение такого впечатляющего результата произошло без особого шума: информация о китайской промышленности остается мало доступной. В большей мере это объясняется оторванностью сталелитейной отрасли Китая от внешнего мира в связи с практически полной ее самодостаточностью: по оценкам Metal Bulletin Research (MBR), потребление конечной продукции в 1999 году равнялось 125 млн. т, из которых менее 9% (11 млн. т) было закуплено за рубежом и только 2,5% произведенной стали в стране (2,5 млн. т) было экспортировано (для сравнения: большинство развитых стран, включая нетто-экспортеров, импортируют более 25% потребляемой на внутреннем рынке стальной продукции). Тем не менее, после предоставления Китаю статуса наиболее благоприятствуемой нации (Сенат США принял это решение в сентябре 2000 года) ситуация начала изменяться. По мере отхода Китая от прежней автаркии проясняются основные проблемы и перспективы дальнейшего развития крупнейшей в мире сталелитейной промышленности.

Переломные моменты

Когда-то развитию китайской промышленности по образцу индустриальных стран препятствовала стратегия правительства использовать при реализации любых проектов технологии и оборудование только отечественного производства. Несовершенство китайских технологий компенсировалось огромными затратами самого дешевого в мире ручного труда. Помимо значительной экономии средств, это помогало решать проблему занятости, весьма значительную для страны с 1,3 млрд. населения.

Новая эпоха началась в 80-х годах, когда был утвержден проект строительства сталелитейного комплекса Baoshan – совершенно необычного для китайской промышленности предприятия. Для реализации первых трех стадий проекта была выделена (на безвозвратной основе) колоссальная по китайским меркам сумма – 30 млрд. юаней (более $3,5 млрд. по сегодняшнему курсу), предназначенная для приобретения за рубежом передовых технологий, ноу-хау и современного оборудования. Своим созданием Baoshan полностью обязан лидеру милитаристского толка Ли Мину, обладавшему достаточной властью и влиянием, чтобы пробить решение о подобных инвестициях. Результат – завод, весьма внушительный даже по меркам стран Запада.

Первый этап строительства (стоимостью 12,8 млрд. юаней, включая импортное оборудование) был завершен в конце 1985 года; производительность завода тогда составляла 3 млн. т стали в год. После окончания второго этапа (1991 год), финансирование которого в объеме 6,8 млрд. юаней плюс 2 млрд. юаней за установку импортного оборудования осуществлялось за счет банковских кредитов, завод начал выпускать 8,2 млн. т нерафинированной стали. Третий этап грандиозного строительства, на реализацию которого было выделено 62,3 млрд. юаней ($7,5 млрд.), начался в 1996 году и завершился в 2000-м; производительность завода была доведена уже до 11 млн. т в год. Большая часть средств на реализацию третьего этапа была получена также за счет банковских кредитов. Помимо этого, заводом была решена проблема привлечения финансирования за счет выпуска облигаций (еще одно новшество для КНР). Ценные бумаги предприятия представляют значительный интерес для инвесторов, поскольку Baoshan – наиболее рентабельный металлургический завод страны.

Следующая глобальная перемена произошла в 1993 году, когда китайским компаниям было разрешено устанавливать цены на сталь по собственному усмотрению. Производители избрали различные пути сбыта продукции: Baogang 80% своего выпуска поставляет непосредственно конечным потребителям, Shougang 90% продает через посредников, но большинство крупных прокатных заводов создали собственные дистрибьюторские сети. Компания Baotou имеет десять торговых филиалов, у Panzhihua их пять. Появились совместные предприятия с региональными торговыми и промышленными корпорациями. Кроме того, большой объем продаж осуществляется через независимых агентов и, примерно, 10 тыс. торговых компаний. Сформировались также оптовые рынки, организуемые при поддержке правительства торговыми и транспортными компаниями. Более двадцати таких рынков расположены в Шанхае, где находятся склады для хранения материала, откуда его отгружают потребителям по мере продажи.

Нарастание количества таких торговых точек привело к обострению конкуренции; это оказалось особенно болезненным для затоваренного рынка в секторе конструкционной стали: цены на нее падали, начиная с 1997 года, и стабилизировались только в 2000-м, когда согласованные действия правительства обеспечили ограничение производства и импорта.

Чтобы притормозить ускоряющийся процесс падения цен, в конце 1999 года при State Administration of the Metallurgical Industry (SAMI) было организовано Антидемпинговое управление, которое решает, главным образом, внутренние проблемы. В его задачи входит контроль над тем, чтобы заводы не продавали продукцию по ценам ниже себестоимости. Управление регулярно оценивает производственные расходы предприятий сталелитейного сектора и публикует предельные минимальные цены на весь ассортимент выпускаемой в стране продукции. К компаниям, продающим продукцию по более низким ценам, применяются конкретные санкции.

По мере наращивания мощностей для производства нерафинированной стали происходило насыщение внутреннего рынка. В кризисном 1998 году масштабы перепроизводства достигли угрожающей величины; при этом, потребление высококачественной продукции (в частности, нержавеющей и холоднокатаной листовой стали для автомобильной промышленности) удовлетворялось, главным образом, за счет импортных закупок. Чтобы устранить это несоответствие, в 1998 году правительство приняло программу, конкретизировавшую планы ограничения производства нерафинированной стали и создания импортозаменяющих мощностей на крупнейших предприятиях страны.

Ею предусматривалось присоединение мелких предприятий к крупным доходным металлургическим комплексам, которые проведут конверсию своих новых дочерних фирм на производство дорогостоящих материалов – специализированных сортов стали и продукции высокого передела. Новая стратегия диаметрально отличалась от положений начала 90-х годов. Теперь модернизацию устаревших заводов требовалось осуществлять с использованием исключительно современных иностранных технологий. Таким образом, правительство начало реструктуризацию сектора.

Большая четверка

В качестве первого шага было присоединение к Baoshan всех сталелитейных предприятий шанхайского региона. В результате в 1998 году появилась Shanghai Baosteel Group, которая с ходу заняла седьмое место в иерархии мировых производителей стали. В соответствии с правительственной программой три другие ведущие корпорации страны – Anshan, Shougang и Wuhan – тоже проведут слияния с более мелкими национальными компаниями, профиль деятельности которых соответствует их специализации. Эти четыре крупнейшие сталелитейные компании Китая производят 31,26% суммарного выпуска стали в стране. Ожидается, что наращиванием собственных мощностей, слияний и приобретений эта "большая четверка" в течение ближайших пяти лет доведет свою долю до 60%.

Первая крупная операция по консолидации в китайской сталелитейной промышленности заключалась в слиянии завода Baoshan Steel (Baosteel) с компаниями Shanghai Metallurgical Holdings и Shanghai Meishan. Совокупная мощность предприятий новой группы Shanghai Baosteel составляет 20 млн. т нерафинированной стали в год (около 15% от общего по стране объема выпуска).

В то время (это – 1998 год) на центральном комплексе Baoshan продвигались работы по реализации нескольких масштабных проектов в рамках программы третьей фазы строительства, в частности, завершению стана холодной прокатки листов шириной 1500 мм. После создания объединения появилась не менее важная задача: должным образом реализовать потенциал дочерних предприятий. Были разработаны новые проекты, из которых наиболее значительные – создание совместного предприятия с Krupp Thyssen Stainless и конверсия бывшего завода Shanghai № 1 на производство нержавеющей стали. Переоборудование заводов группы с использованием современных технологий позволит улучшить качество листовой стали для автомобильной промышленности, а новая линия по производству электростали, строительство которой осуществляют японские корпорации Kawasaki и Sumitomo, будет поставлять продукцию в сектор электробытовых приборов.

Второй из крупнейших производителей Китая – металлургический завод Anshan. С 1992 года это старейшее сталелитейное предприятие страны (основано в 1916 году) занято модернизацией своих мощностей. Будучи крупнейшим в стране (до создания Baoshan), завод выпускал ежегодно 8,6 млн. т углеродистой стали, однако в технологическом отношении был морально устаревшим не только с точки зрения международных стандартов, но и в плане требований отечественных потребителей к качеству материала.

В отличие от Baoshan этот завод практически не получал правительственных инвестиций (!) и вынужден был осуществлять переоборудование собственными силами. Однако в стране уже были созданы условия, позволяющие обеспечить необходимое финансирование иным образом, благодаря займам и продаже части акций предприятия на фондовой бирже. С 1992 по 1996 год компания вложила в модернизацию своих заводов около 2 млрд. юаней ($240 млн.), а далее аналогичная сумма ежегодно расходуется на реконструкцию. За это время было построено шесть 95-тонных кислородных конвертеров, заменивших 12 мартеновских печей. Вследствие реконструкции экономия на обоих заводах компании составляет до 400 млн. юаней в год ($48 млн.).

Операции по слияниям и поглощениям, в которых участвует Anshan, не предполагают расширения мощности доменных печей и прочего сталеплавильного оборудования, но зато будет увеличено производство продукции высокого передела. В частности, предполагается установить новый полосовой стан горячей прокатки и построить линию цинкования (совместно с немецкой компанией Thyssen Krupp). Действующий в настоящее время полосовой стан горячей прокатки будет усовершенствован, а в дополнение к нему предполагается установить машину для литья тонких слябов. Стоимость проекта оценивается в $350 млн. После ввода в строй нового объекта в феврале 2000 года прокатные мощности предприятия возросли до 3,4 млн. т в год.

В 1999 году на базе Anshan была создана государственная компания Angang Group; после реструктуризации все прокатные мощности новой группы были объединены в Angang New Steel Co, а выплавка стали была передана в распоряжение созданной в начале 2000 года новой дочерней компании – Angang New Iron & Steel Co.

Центром третьего крупного объединения в китайской сталелитейной промышленности будет компания Shougang Corp (Capital Steel), которая присоединит к себе ряд более мелких заводов. Совокупная производственная мощность компании при этом стабилизируется на уровне 8 млн. т нерафинированной стали в год. Этот третий из крупнейших в Китае производителей стали располагается в Пекине. Компания начала свою деятельность 80 лет назад с производства железа и стали, а теперь это многонациональный конгломерат с 200 тыс. штатных сотрудников и дочерними предприятиями в горнорудной промышленности, машиностроении, электронике, строительстве, в обслуживающих секторах и сфере операций с недвижимостью.

В настоящее время стратегия компании направлена, главным образом, на расширение деятельности в области высоких технологий и развитие сотрудничества с японскими электронными фирмами. Почти половина общего дохода Shougang от продаж в 1999 году (33,76 млрд. юаней = $4 млрд.) была обеспечена деятельностью, не связанной с производством стали; в 2000 году эта доля достигала 50%, причем, 2,8 млрд. юаней поступили только от продаж в сфере высоких технологий. Теперь компания планирует добиться повышения объема дохода в этой деятельности до 10 млрд. юаней в год, и эта задача определяет стратегию Shougang на ближайшие пять лет. К 2010 году поступления от продаж в этом секторе должны достигнуть уровня 50 млрд. юаней в год.

В сталелитейном производстве Shougang планирует к 2002 году снизить объемы выпуска продукции от 8 млн. до 6 млн. т в год, сохранив при этом прибыль на прежнем уровне за счет изменения ассортимента: будет увеличена доля более дорогих материалов. В настоящее время компания выпускает толстолистовую и полосовую сталь, трубы, профили, проволоку, катанку и арматуру. В будущем сократится выпуск базовой конструкционной продукции, но одновременно возрастут объемы производства горяче- и холоднокатаной, а также судовой толстолистовой стали, высококачественных сортового проката и катанки, а с вводом в строй прокатного стана высокого давления начнется выпуск высокопрочной стали. Кроме того, в ближайшие два года появятся участок электролитического цинкования и линия нанесения покрытий на листовую сталь. Планируется также обновить оборудование для выплавки стали: будет повышен уровень рафинирования и десульфуризации. Для реконструкции необходимы инвестиции в сумме 2 млрд. юаней; часть из них предоставит правительство.

Наконец, несколько небольших сталелитейных заводов будут присоединены к компании Wuhan Iron and Steel Corp., которая имеет мощности для производства 7 млн. т нерафинированной стали в год. Правительство поставило перед Wuhan задачу увеличить их до 10 млн. т. В настоящее время предприятие проводит модернизацию своего оборудования и одновременно реализует новые проекты. Программа реконструкции головного завода компании предусматривает, в частности, строительство двух 90-тонных кислородных конвертеров, с вступлением в строй которых доменная печь будет погашена. Наиболее значительные из новых проектов – строительство линии цинкования производительностью 350 тыс. т в год и двух прокатных заводов. Один из них ежегодного будет производить 3,5 млн. т горячекатаных рулонов толщиной 1,2-25,4 мм и шириной до 2130 мм. Стоимость этого проекта – 5,2 млрд. юаней ($630 млн.) – могла бы быть значительно выше, но одна из китайских (!) компаний предоставила Wuhan технологические ноу-хау и часть электронного оснащения отечественного производства. Вероятно, такими возможностями обладает и Shougang, хотя она не фигурирует в прессе. Согласно плану запуск производства должен состояться в конце 2002 года.

Строительство завода для производства холоднокатаных рулонов (сметная стоимость проекта – 20 млрд. юаней, или $2,4 млрд.) компания планирует начать в конце текущего года. Кроме того, будет построена установка для литья блюмов.

Предстоящее вступление страны в ВТО приведет к значительному усилению конкуренции со стороны импортной продукции. Это вызывает у китайских производителей обоснованное беспокойство. Чтобы укрепить свои позиции, Shanghai Baosteel в январе 2001 года подписала меморандум о взаимопонимании с южнокорейским концерном Posco, а в марте Baoshan Iron & Steel Group (Baogang), Wuhan Iron & Steel Group (Wugang) и Capital Iron & Steel (Shougang) создали стратегический альянс с целью объединения усилий для снижения производственных затрат на приобретение сырья и транспортные расходы, а также активизации сотрудничества в сферах развития технологий и ценовой стратегии.

Особенности

китайской реструктуризации

Воплощая китайскую версию западной культуры предпринимательства, правительство КНР практически пытается достичь плановых результатов. Процесс реструктуризации отрасли будет набирать темпы в течение всего следующего десятилетия. Предстоят новые слияния; небольшие убыточные заводы будут поглощаться крупными предприятиями, а устаревшее оборудование пойдет на слом. Заводы средних масштабов для сохранения самостоятельности в процессе грядущих перемен пройдут регистрацию на фондовых биржах. В 1999 году 2,3 тыс. небольших заводов для производства чугуна и стали уже были занесены в список предприятий, подлежащих выводу из эксплуатации, а к 2002 году планируется закрыть большую часть заводов с доменными печами менее 100 кубометров, карусельными печами до 15 т и электропечами менее 10 т.

Китайские производители стали используют различные методы повышения эффективности и прибыльности предприятий в зависимости от истории и месторасположения, однако правительство ориентирует отрасль на сокращение выпуска нерафинированной стали, расширение производства специализированных сортов и продукции высокого передела. В настоящее время модернизацию проводят, главным образом, посредством приобретения импортных технологий и привлечения частного капитала. Поощряется использование передовых технологий во всех звеньях технологической цепочки, особенно в производстве плоскокатаной продукции, нержавеющей стали и материалов с покрытием.

В настоящее время в стране производится 2 млн. т оцинкованной стали в год при объеме потребления – 4 млн. т; дефицит покрывается за счет импорта. Соответственно большое внимание уделяется созданию мощностей для горячего и электролитического цинкования. В отношении выплавки металла доменные печи останутся приоритетным методом производства железа – с учетом ожидаемого аналитиками дефицита на рынке лома и большой энергоемкости электродуговых печей.

Главное препятствие на пути реструктуризации – необходимость сокращения рабочих мест; это самая насущная проблема для Китая. В 1998 году количество рабочих мест в сталелитейном производстве уменьшилось от 1,3 млн. до 1 млн.; в дальнейшем планировалось достигнуть 800 тыс. (2000 год) и 600 тыс. (к 2005 году). Производительность труда в отрасли пока еще очень низкая: в среднем, 100 т в год на одного рабочего; исключение составляет Baoshan – 800 т в год (для сравнения: в Восточной Европе на одного рабочего приходятся 200-300 т, а в странах ЕС – 600 т в год).

Тем не менее, разработанные правительством планы реорганизации аналогичны тем, которые осуществляются во всех странах, где сталелитейная промышленность переходит из государственного сектора в частный. Будет проведено более четкое разграничение основных промышленных структур и вспомогательных подразделений; первые будут укреплены наиболее квалифицированными кадрами. Избыток рабочих рук приведет к увольнению с последующим перепрофилированием специалистов и их трудоустройством в соответствии с заранее разработанными программами. При этом будет осуществляться государственный контроль соблюдения годовой квоты на количество уволенных работников.

В отношении приватизации правительство планирует постепенно продавать свои доли в государственных прокатных заводах, причем, до распродажи будет проведена финансовая реструктуризация. В конце 1999 года уже был начат обмен задолженностей предприятий на акции. Чтобы урегулировать проблемы долгов в государственном секторе, правительство учредило четыре управляющих компании, которые будут компенсировать государственным банкам часть безнадежных кредитов в обмен на акции убыточных производителей. Такие действия преследуют двоякую цель: снизить бремя долгов сталелитейных компаний и поддержать наиболее активных акционеров, нацеленных на реструктуризацию. Первой такую помощь получит Meishan, дочерняя компания Shanghai Baosteel; следующие в списке – еще три дочерних фирмы Baosteel – Shanghai Pudong, Shanghai № 1 и Shanghai № 5. Далее идут Anshan и производитель специальных сортов стали Yegang.

Хотя многие сталелитейные заводы страны останутся в собственности государства, они будут функционировать как частные предприятия. В их распоряжение будут предоставлены фонды, как правило, не менее 10 млрд. юаней ($1,2 млрд.), чтобы администрация имела возможность изыскивать пути повышения доходов. Вознаграждение руководства будет непосредственно зависеть от прибыльности предприятия.

В порядке перехода к функционированию по западным образцам в конце 2000 года правительство приняло решение о ликвидации State Administration of the Metallurgical Industry (SAMI). В последние несколько лет SAMI функционировала как преемник Министерства металлургии, но роль этой организации и ее влияние на промышленность всегда вызывали вопросы. С 2001 года интересы китайской сталелитейной промышленности будет представлять China Iron & Steel Assn. Эта ассоциация создана прокатными заводами страны и уже расположилась в тех же зданиях, которые прежде принадлежали Министерству металлургии, а впоследствии – SAMI. Ожидается, что новая организация будет представлять не правительство, а промышленную отрасль.

Две точки зрения

В связи с выходом китайской экономики на новый уровень у сталелитейного сектора не только расширятся возможности, но и возникнут серьезные проблемы. В настоящее время в стране отмечено низкое потребление стали на душу населения: возросло лишь от 60 кг в 1990 году до 100 кг в 2000-м (в западных странах – до 400 кг). Однако в ближайшие десять лет этот показатель будет сохранять ту же скорость роста, поскольку годовой доход страны уже превысил уровень $3 тыс. на душу населения. В связи с активизацией покупательской способности можно ожидать роста спроса на сталь в жилищном строительстве, в секторе бытовых товаров и автомобилестроении. Кроме того, правительство приняло программу широкомасштабного развития более бедных и отдаленных регионов страны, так что сталелитейные компании будут обеспечены заказами на производство материалов для строительства объектов инфраструктуры.

Однако предстоящее вступление Китая в ВТО чревато более сложными последствиями. По оценкам Комиссии по международной торговле США, это обеспечит подъем валового внутреннего продукта Китая на 4,1%, а потребления – на 2,1%; при этом, число рабочих мест будет ежегодно увеличиваться на 2,5-5 млн. К 2005 году экспорт расширится на 12,2%, импорт – на 14,3%, а суммарные поступления от продаж достигнут уровня $600 млрд., т.е. почти удвоятся по сравнению с 1998 годом. Минусы для китайской промышленности состоят в том, что резко усилится конкуренция со стороны иностранных производителей и в соответствии с требованиями ВТО будут снижены защитные импортные тарифы. Когда вступление Китая в ВТО станет фактом, металлургическая промышленность должна будет действовать в соответствии с правилами этой организации. Предприятия лишатся правительственной защиты, многие из них обанкротятся. С другой стороны, огромный потенциал китайского рынка и дешевая рабочая сила привлекут в страну иностранный капитал. Ожидается, что таким образом страна начнет приобщаться к мировому торгово-промышленному сообществу.

Тем не менее, имеет право на существование и другая интерпретация данных версий. Потребление стали в Китае возросло от, примерно, 30 млн. т в 1980 году до 130 млн. т – в 2000-м, и ожидается его дальнейший подъем до 140 млн. т в 2001 году; этот рынок весьма привлекателен для иностранных производителей, но еще совсем недавно проникнуть на него было довольно трудно. С этой целью организовываются совместные предприятия и строятся заводы, для которых технологии и оборудование поставляют зарубежные партнеры, получая за это некоторую долю китайского рынка; при этом, страна имеет возможность без особых затрат технически перевооружить отрасли.

Учитывая огромный потенциал дешевой рабочей силы, нетрудно предсказать, что дальнейшее развитие сектора будет идти с нарастающей скоростью. Китай избрал довольно извилистый путь перехода к рыночной экономике: в реальности программа приватизации сохранит правительству контроль большей части сектора, теперь уже через акционерный капитал. Кроме того, предприятия с большими инвестиционными планами не будут иметь полной свободы действий, поскольку останутся подконтрольными центральным органам власти. Им придется согласовывать свою деятельность с несколькими департаментами, включая Министерство финансов и Государственную торгово-экономическую комиссию.

При этом, клановая структура китайского общества, которая сохранялась тысячелетиями, в значительной мере определяет расстановку сил как в государственных ветвях власти, так и в базовых отраслях промышленности. Ключевые посты в крупных компаниях занимают только лица, абсолютно лояльные по отношению к правительству страны. Например, при создании Shanghai Baosteel Group, которое было сопряжено с концентрацией значительной власти и влияния в одних руках, на должность исполнительного директора этой корпорации был назначен бывший заместитель министра металлургической промышленности Сюй Дачуань, абсолютно лояльный властям. Такая политика еще более укрепляет положение полной подчиненности промышленных структур органам государственной власти. Таким образом, национальные особенности китайской приватизации обеспечат – при изменении формы собственности (что необходимо для вступления в ВТО) – сохранение реально существующей структуры.

Далее можно сделать некоторые выводы о способах технического перевооружения отрасли. В западных странах, когда компания приобретает новые технологии и "ноу-хау", они представляют коммерческую тайну и не могут быть проданы или переданы другим фирмам, так как это было бы грубым нарушением прав компании-поставщика. При оценке же инвестиций, которые расходуют китайские компании на модернизацию своих предприятий, обнаруживается, что фактически затрачиваемые средства охватывают только стоимость работ и материалов (после того как 30 млрд. юаней были истрачены на закупку современных технологий и ноу-хау для Baoshan). Разумеется, китайские компании продолжают закупать импортные технологии, но эти приобретения не дублируются другими компаниями. Нетрудно сделать вывод, что любая технологическая новинка какой-либо компании становится достоянием всей отрасли. Разумеется, при этом Китаю не требуется особых затрат на техническое перевооружение.

В отношении соблюдения правил ВТО по поводу импортных тарифов и квот тоже имеются определенные сомнения. Система лицензирования импорта стали несмотря на декларативные заявления правительства о ее отмене все еще существует: партии товара могут надолго задерживаться на портовых складах, если у покупателя не будет лицензии на импорт. Сохранились и квоты на импорт стали – посредством системы регистраций. При намерении закупать импортную продукцию компании должны согласовывать с местными властями объемы закупок, а те получают свою часть квот от Министерства внешней торговли и экономического сотрудничества. Полная либерализация внешней торговли рассматривается членами ВТО как необходимое условие приема в эту организацию, а ограничение торговых прав (в той степени, в какой оно снижает объемы импорта) действует как полноценная квота.

Таким образом, в настоящее время Китай быстро и с минимальными затратами проводит полное техническое перевооружение базовой сталелитейной отрасли, интенсивно развивает деятельность в сфере высоких технологий и делает значительные инвестиции (200 млрд. юаней только в 1998 году, пока более свежие данные отсутствуют) в развитие инфраструктуры. Требования ВТО выполняются на чисто формальном уровне, но возможность проникнуть на китайский рынок буквально завораживает компании индустриальных стран, которые наперебой обеспечивают Китай самыми современными технологиями.

Здесь уместны некоторые исторические ассоциации, которые, впрочем, вряд ли оправданы – времена изменились. Страна становится более демократичной, а количество китайских пользователей Интернета уже достигло 30 млн. и к 2005 году увеличится, примерно. до 140 млн.; "железного занавеса" уже нет. Тем не менее, возможность реальной ассимиляции китайской промышленности с мировой экономикой вызывает обоснованные сомнения. Запад есть Запад, Восток есть Восток…

Галина Резник,
по материалам Metal Bulletin,
Metal Bulletin Monthly

 
© агенство "Стандарт"