журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
КРИЗИС ДОВЕРИЯ

Банковский кризис

БАНКОВСКИЙ КРИЗИС

БАНКОВСКИЕ СИСТЕМЫ

ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

Банковские стратегии

Новые рыночные страны

Банковская деятельность

Банковское регулирование

РЕКЛАМА

БАНКОВСКИЙ ПЕРСОНАЛ

Банковское оборудование

Информационные технологии

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №9, 2002

Банковские стратегии

Восточноевропейская стратегия бельгийского банка KBC

Приобретение 34% акций словенского Nova Ljubljanska Banka упрочило лидерство KBC в Центральной Европе

Процесс банковской приватизации в новых рыночных странах Центральной и Восточной Европы фактически уже завершен. Большая часть ведущих банков таких стран как Польша, Чехия, Словакия, Венгрия уже работают в частном секторе, находясь под контролем иностранных или, что реже, национальных акционеров. Сформировалась в регионе и группа западных банков, для которых Восточная Европа стала важной составной частью их стратегии развития. Наиболее успешно реализует эту стратегию бельгийский банк KBC, объем активов которого в регионе составляет @24.3 млрд. – больше, чем у какого-либо иного местного или западного финансового института. В сентябре 2002 года KBC упрочил свои лидирующие позиции, приобретя за @435 млн. 34% акций Nova Ljubljanska Banka (NLB), крупнейшего банка Словении. По словам представителей бельгийского банка, для него это не последняя сделка в регионе, однако для дальнейшей экспансии должны созреть условия в тех странах, куда KBC планирует проникнуть.

Западные банки появились в странах Центральной Европы вскоре после открытия для иностранных инвесторов финансового сектора региона. Все они были привлечены широкими перспективами, открывающимися перед ними в связи с неразвитостью местного рынка, а также возможностью приобрести относительно крупный, хотя и нуждавшийся, как правило, в реструктуризации финансовый институт за довольно скромную сумму. В первые годы среди лидеров в этом процессе значились германский HypoVereinsbank, австрийский Erste Bank, итальянский UnoCredito, однако в настоящее время все они уступают по степени своего влияния в регионе бельгийскому KBC, стартовавшему позже других, но успевшему как раз к тому моменту, когда "точечная" банковская приватизация в Восточной Европе сменилась массовой.

Появление бельгийцев в Чехии, Венгрии, Словакии поначалу было воспринято многими аналитиками с некоторым удивлением. С точки зрения географической близости и структуры внешней торговли, было бы более логично ожидать экспансии в регионе германских и австрийских финансовых институтов, нежели достаточно скромного бельгийского банка, находящегося в начале четвертой десятки европейского рейтинга по объему активов.

Тем не менее, как говорит Херман Агнеесенс, управляющий директор KBC по Восточной Европе, такая стратегия была принята на вооружение не случайно. В условиях нарастающих процессов банковской консолидации в ЕС и европейской интеграции будущее сравнительно небольшой бельгийской банковско-страховой группы было достаточно туманным. После открытия границ (а предвидеть это можно было уже после Маастрихтских соглашений 1992 года) KBC столкнулся бы с конкуренцией со стороны более крупных германских, французских и нидерландских групп, противостоять которым ему было бы весьма сложно. Другие ведущие бельгийские банки избрали путь объединения с нидерландскими (Fortis) или французскими (Dexia) финансовыми институтами "второго ряда", однако KBC, также вставший на путь консолидации, избрал для себя иное направление.

По словам Агнеесенса, банковский рынок ЕС слишком переполнен, чтобы оправдать там сделки по слиянию или поглощению, но в Восточной Европе в середине 90-х годов сложилась более благоприятная ситуация. Приняв участие в волне банковской приватизации в регионе, KBC обеспечил себе достаточно прочные позиции на рынках всех стран так называемой "вышеградской четверки". Наиболее удачным было проникновение в Чехию, где в настоящее время KBC контролирует ведущий банк страны CSOB, а также страховую компанию IPB Pojistovna. В Венгрии бельгийцам принадлежат второй по величине банк страны K&H и страховая компания Argosz, в Словакии – тот же CSOB, представляющий собой вторую половину некогда единого банка, разделившегося в 1992 году вместе со всей Чехословакией (сейчас – третий банк Словакии), и страховая компания Ergo. Прочных позиций банку не удалось создать только в Польше, где KBC, немного "опоздавший к раздаче", смог закрепить за собой только Kredyt Bank, средний по величине институт, контролирующий всего 5% местного рынка, и страховую компанию Warta.

Такое сочетание – по банку и по страховой компании в каждой из стран – также было не случайным. KBC, как и многие другие крупные финансовые институты Бенилюкса, представляет собой банковско-страховую группу, традиционно сочетающую эти два вида деятельности. По мнению руководства KBC, распространение подобной модели и на страны Центральной Европы вполне реально. До начала Второй мировой войны совместное ведение банковской и страховой деятельности было достаточно широко распространено в регионе и еще не успело полностью забыться. Кроме того, по оценкам экспертов банка, в странах Центральной Европы велик спрос на консервативные страховые продукты с невысоким, но гарантированным доходом.

Правда, ожидаемый бурный рост рынка финансовых услуг в Восточной Европе в значительной степени все еще остается делом будущего. Резкого рывка, на который рассчитывали западные инвесторы, так и не произошло, хотя рынок по-прежнему считается быстро растущим и перспективным. Доходность капитала от операций в регионе составляет у KBC 13.1% (за первое полугодие 2002 года), что пока ниже, чем 14.5% от розничной деятельности в Бельгии, но это отставание сокращается. По мнению Агнеесенса, через несколько лет в Центральной Европе можно будет рассчитывать на 20%-ную доходность. Кроме того, должна возрасти доля региона в прибылях группы (за первые шесть месяцев 2002 года – 18%, или @129 млн.), а по числу клиентов центральноевропейские филиалы уже обошли бельгийские (5.7 млн. против 3.7 млн.), и этот отрыв будет только увеличиваться.

Тем не менее, возможностей для дальнейшего развития в странах Центральной Европы у KBC уже нет. Рынок региона поделен, и в ближайшем будущем передела его не предвидится, так как все без исключения западные инвесторы считают свои вложения стратегическими. Несколько банков в регионе еще не приватизированы (например, польские PKO BP и BGZ), но сейчас во всех странах Центральной Европы находятся у власти левоцентристские правительства, которые не спешат с их продажей. Наконец, даже органический рост сталкивается с определенными препятствиями. Рынок региона сейчас почти так же переполнен, как и западноевропейский; например, в Польше ожесточенно "толкаются локтями" более десяти международных банковских групп, включая Citibank.

Поэтому очередным объектом внимания KBC стали соседние страны, где банковская приватизация еще не завершена. Наибольший интерес бельгийцев, при этом, привлекла Словения – небольшое, но вполне преуспевающее государство с развитой и консолидированной банковской системой. Правда, власти этой страны также не торопились с продажей своих финансовых институтов иностранным инвесторам (например, приватизация второго по величине банка страны Nova Kreditna Banka Maribor была остановлена уже на финишной стадии), но к 2002 году правительство, тем не менее, созрело для определенных шагов в этом направлении.

Объектом предполагаемой сделки были 34% акций Nova Ljubljanska Banka (NLB), крупнейшей финансовой группы страны с активами в @7.86 млрд. (по состоянию на конец первого полугодия 2002 года), 45%-ной долей местного банковского рынка, 108 отделениями, двумя ассоциированными словенскими банками и целой группой ассоциированных и дочерних компаний, предлагающих иные финансовые услуги. Кроме того, у NLB были филиал в итальянском Триесте и дочерний банк LBS в Нью-Йорке. Прибыль NLB за первую половину 2002 года составила @53.2 млн.

Предварительное решение о продаже 34%-ного пакета акций KBC бельгийцам было принято еще в середине мая 2002 года, однако ожидать окончательного оформления сделки бельгийцам пришлось до 6 сентября. Это объяснялось, в первую очередь, осторожностью правительства Словении, для которого это – первый опыт крупномасштабной банковской приватизации. Чтобы добиться своей основной цели – получения доступа к национальному рынку – KBC пришлось пойти на весьма значительные уступки. Бельгийский банк обязался до 2006 года не увеличивать своей доли акций в NLB, где после завершения второго этапа приватизации в 2003 году 34% акций будут находиться в собственности KBC, по 33% будут принадлежать государству и распределятся между местными и иностранными институциональными инвесторами. Кроме того, в совете директоров KBC будет представлять только один член из пяти, а в наблюдательном совете – четверо членов из одиннадцати. Роль бельгийского банка в управлении KBC также будет ограничена; на первых порах предполагается, в первую очередь, передавать опыт западного банковского бизнеса и современные технологии.

Руководство KBC рассматривает приобретение миноритарного пакета акций NLB как первый шаг второй волны своей экспансии на рынки стран Восточной Европы, однако, при этом, Херман Агнеесенс признает, что сделать второй шаг будет непросто. Бельгийский банк хотел бы проникнуть на рынок Хорватии, но там пять крупнейших банков уже принадлежат иностранным группам. В Сербии банковская реформа еще только на самой ранней стадии, и вопрос о продаже национальных финансовых институтов западным инвесторам там не стоит и еще долго стоять не будет. В принципе, существует возможность проникнуть на рынки стран бывшей Югославии через посредничество NLB, но сделать это пока сложно, так как эти государства все никак не могут договориться между собой о взаимном допуске банков на свою территорию.

В 2000 году KBC участвовал в тендере на приобретение болгарского Bulbank, но уступил итальянскому UniCredito. Тем не менее, если в этой стране откроется новая возможность для приобретения какого-либо банка, бельгийцы намерены принять в ней участие.

В отношении Румынии, России и Украины KBC пока проявляет осторожность и не торопится выходить на рынки этих стран. По мнению его руководства, для этого еще не сложились условия, в первую очередь, в правовой сфере, однако в будущем Херман Агнеесенс не исключает приобретений и в этих государствах. Как и многие другие европейские банки "средней руки", KBC очень нуждается в "наращивании мускулов", так что, если для этого появится подходящий момент, постарается его использовать. При этом, как показывает пример NLB, его для начала устроит и неконтрольный пакет.

Виталий Шимкович,
по материалам Financial Times, Slovenia Today, qualisteam.cом

 
© агенство "Стандарт"