журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
КРИЗИС ДОВЕРИЯ

Банковский кризис

БАНКОВСКИЙ КРИЗИС

БАНКОВСКИЕ СИСТЕМЫ

ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

Банковские стратегии

Новые рыночные страны

Банковская деятельность

Банковское регулирование

РЕКЛАМА

БАНКОВСКИЙ ПЕРСОНАЛ

Банковское оборудование

Информационные технологии

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №9, 2002

ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

На все четыре стороны

Отставка генерального директора скандинавского банка Nordea показывает, что интеграция на региональном уровне – более сложная задача, чем предполагалось сначала

В конце августа текущего года крупнейшая банковская группа скандинавского региона Nordea обнародовала заявление о смещении со своего поста Торлейфа Крарупа, генерального директора банка. Это решение было принято буквально через несколько дней после того, как Nordea объявила о падении на 44% своей прибыли по результатам первой половины текущего финансового года. По словам представителей банка, основной причиной отставки Крарупа, занимавшего пост генерального директора Nordea в течение последних 20 месяцев, стал конфликт между его профессиональными обязанностями и семейными обязательствами. Будучи датчанином, Торлейф Краруп практически постоянно находился в штаб-квартире Nordea в Стокгольме, в то время как его семья оставалась в Копенгагене. Однако представляется, что причины отставки Крарупа лежали, все-таки, скорее, в профессиональной сфере.

Ядро нынешней банковской группы Nordea было создано в середине 90-х годов в результате слияния ведущего коммерческого банка Финляндии Merita и шведского Nordbanken. После этого к объединению в 2000-2002 годах присоединились вторая по величине финансовая группа Дании Unidanmark, норвежский Christiania Bank и шведский банк Postgirot. В настоящее время персонал Nordea насчитывает 40 тыс. служащих, группа располагает 1250 банковскими отделениями, 125 страховыми офисами и имеет 10 млн. частных, 1 млн. корпоративных и 3.1 млн. интернетовских клиентов.

С самого начала формирования Nordea стало очевидным, что реализовать амбициозный проект по созданию панскандинавского банка будет совсем не просто. На окончательное оформление слияния четырех институтов ушло три года (с 1999 по 2001). Конечно, логика, двигавшая умами основателей Nordea, была понятна. С учетом высокой конкурентности и ограниченных размеров национальных рынков перспективы для дальнейшего органичного роста внутри каждой из стран были ограничены. С другой стороны, возможностей для консолидации на национальном уровне уже практически не было, так как в финансовом секторе каждой из стран региона уже была завершена концентрация.

Союз четырех банков, безусловно, мог бы действительно стать ведущим игроком на региональной финансовой арене, поскольку национальные границы в последние годы стали более прозрачными для бизнеса и частных клиентов. Масштабы новой финансовой группы, вероятно, давали бы возможность существенно сократить расходы, особенно в секторе информационных технологий, а также осуществить специализацию ряда функций и распространить наиболее эффективные и передовые методы работы на всю структуру банковской группы. Однако межгосударственные банковские слияния не всегда протекают гладко, и при реализации подобных проектов зачастую возникают серьезные трудности и проблемы. Пока новоиспеченный банк занимается внутренней реструктуризацией, его конкуренты прилагают усилия для увеличения собственной доли рынка. Смещение Крарупа с поста генерального директора Nordea лишний раз свидетельствует о том, что сегодняшняя ситуация в банке далеко не безоблачная.

На протяжении последних месяцев Краруп предпринимал неоднократные попытки убедить инвесторов, что Nordea, будучи самым крупным по охвату территории банком Европы (помимо Скандинавии, он осуществляет свою деятельность в Польше и странах Балтии), представляет собой нечто большее, чем просто совокупность всех составных его частей. Однако в августе текущего года банк объявил о том, что его прибыль, по итогам второго квартала, сократилась на $149 млн. из-за дополнительных выплат по обязательствам перед пенсионным фондом.

С другой стороны, несмотря на то что за последние 12 месяцев акции Nordea, в среднем, превзошли европейский банковский индекс на 5%, их курс за этот период уменьшился на 34%. Это самый слабый показатель среди ведущих банков скандинавского региона. Так, стоимость акций второго по величине банка Скандинавии и основного конкурента Nordea – датского Danske Bank – снизилась только на 10%. Да и в целом результаты деятельности Крарупа на своем посту выглядят, мягко говоря, не совсем убедительно по сравнению с теми успехами, которых удалось добиться Питеру Страарупу, генеральному директору Danske Bank.

За прошедшие несколько лет Страарупу удалось ввести в Danske Bank жесткий контроль расходов, реализовать на практике консервативную (а, значит, с минимальными потерями) кредитную политику, увеличить размеры банка за счет слияний с отечественными институтами (в частности, с Real Danmark) и ограничить количество "холостых" вторжений в банковский сектор соседних государств. В пользу Danske Bank, вероятно, говорит и проведенный экспертами Morgan Stanley сравнительный анализ деятельности двух банков в период с июля 2001 года по июнь 2002-го, по итогам которого прибыль Danske Bank в годовом исчислении снизилась на 7%, но при этом на 12% упали и расходы. В Nordea же прибыль сократилась на 11%, а расходы, наоборот, возросли на 3.5%. Кроме того, в июле текущего года Danske Bank, опередив Nordea, вышел на первое место в рейтинге крупнейших банков Скандинавии по показателю рыночной капитализации.

На освободившуюся должность генерального директора банка временно назначен Ларс Нордстрем, руководивший до этого департаментом розничных банковских операций Nordea. Правда, уже через год у Нордстрема наступит пенсионный возраст, поэтому, как предполагается, он будет занимать данный пост именно в течение этого срока, а Ганс Далборг, председатель правления Nordea, намерен за это время подыскать достойную замену Нордстрему. Что касается Крарупа, то он остается в банке старшим вице-президентом и будет отвечать за отношения с корпоративными клиентами. Его зарплата уменьшится вдвое без выплат каких-либо дополнительных компенсаций.

Со своей стороны, Ларс Нордстрем не считает свое назначение временным, хотя и согласен с тем, что оно будет краткосрочным, и утверждает, что как генеральный директор Nordea он располагает всей полнотой власти. Глубокое знание Нордстремом ситуации в банке ни у кого не вызывает сомнений, поскольку он проработал в нем 10 лет и до назначения на новую должность, как уже отмечалось выше, возглавлял подразделение розничных банковских операций Nordea, приносящее 75% от операционной прибыли банка.

По заявлениям Нордстрема, он не намерен "менять общую стратегию банковской группы", и его задача состоит в том, чтобы сохранить и преумножить имидж Nordea как уникального банковского объединения и яркого примера международной интеграции в банковском секторе Европы, а также улучшить результаты деятельности банка, в частности, обеспечить рост курса его акций. Для достижения этой цели Нордстрем считает необходимым "закрыть или продать те бизнес-подразделения Nordea, которые не приносят прибыли или функционируют неэффективно". Правда, о деталях и путях реализации своих замыслов Нордстрем пока ничего не говорит. Не ясно, например, какие подразделения банка должны быть сокращены в первую очередь.

Новый генеральный директор выступает также за изменение направленности банковских операций Nordea и их адаптацию к новым рыночным условиям. Касаясь инвестиционной банковской деятельности, он, в частности, отмечает актуальность скорейшей перестройки операций банка в этом секторе. В последнее время, кстати, Nordea подвергался серьезной критике за медленное проведение реорганизационных мероприятий. По мнению многих аналитиков, слияние четырех банков застопорилось из-за замедления внутренних реформ вследствие разных культур ведения банковского бизнеса, присущих четырем банкам, ориентированным, главным образом, на свои национальные рынки. Особенно беспокоят инвесторов вопросы осуществления контроля расходов в Nordea.

Тем не менее, Ларс Нордстрем твердо верит в возможность ассимиляции различных культур ведения бизнеса в своем банке. "Если датчане, финны, шведы и норвежцы могут вместе исполнять свои партии в совместном симфоническом оркестре, играть в футбол или даже претендовать на совместное проведение Чемпионата Европы 2008 года, то почему же они не смогут вместе управлять банком?" – вопрошает Нордстрем. Правда, как показывает опыт многих европейских футбольных клубов, наличие дорогих иностранных игроков в команде не всегда приносит победу.

Наряду с этим новый генеральный директор Nordea не исключает возможности объединения банка с более крупным финансовым институтом Западной Европы. В текущих планах Nordea, по словам Нордстрема, слияние пока не значится, но банк готов проводить переговоры по этому вопросу с потенциальными авторитетными инвесторами в различных европейских государствах.

Тем временем, в процессах консолидации в банковском секторе Скандинавии происходят серьезные сбои. Три последние сделки в этом направлении так и не состоялись. В прошлом году провалилась операция по слиянию двух шведских банков SEB и ForeringsSparbanken (FSB), когда стало ясно, что эта сделка будет заблокирована Европейской комиссией (вернее, ее антимонопольным комитетом). Затем финская группа по перестрахованию Sampo была вынуждена отказаться от своего предложения приобрести крупнейшую норвежскую страховую компанию Storebrand из-за возражений со стороны банка DnB (Норвегия). Объединение последнего с Storebrand тоже не состоялось из-за разногласий сторон в определении стоимости. Наиболее вероятным на сегодняшний день считается слияние Danske Bank и FSB. Если это произойдет, то гендиректор Danske Bank Питер Страаруп вновь опередит Nordea и станет руководителем крупнейшего банка скандинавского региона.

Олег Зайцев,
по материалам Financial Times

 
© агенство "Стандарт"