журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
КРИЗИС ДОВЕРИЯ

Банковский кризис

БАНКОВСКИЙ КРИЗИС

БАНКОВСКИЕ СИСТЕМЫ

ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

Банковские стратегии

Новые рыночные страны

Банковская деятельность

Банковское регулирование

РЕКЛАМА

БАНКОВСКИЙ ПЕРСОНАЛ

Банковское оборудование

Информационные технологии

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №9, 2002

ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

Европейские банки готовятся к консолидации

По мнению специалистов,преуспеют в этом деле только те финансовые институты, которые изберут для себя сфокусированную стратегию

В последнее время консолидационные настроения буквально "витают в воздухе" на европейском банковском рынке. Однако волна транснациональных слияний и поглощений европейских финансовых институтов никак пока не может набрать силу. Для этого есть целый ряд причин: различия между банковскими рынками разных стран Европы, несогласованные нормы финансового законодательства, разная культура ведения бизнеса. В результате же всех этих отличий транснациональные слияния и поглощения по-прежнему сулят европейским финансовым институтам меньшую выгоду, чем аналогичные сделки на внутренних рынках. Конечно, со временем и в Европе должны появиться факторы, благоприятствующие международным слияниям и поглощениям. Впрочем, давление акционеров крупных европейских банков может привести к тому, что волна транснациональных слияний и поглощений начнется еще до того, как условия для таких сделок станут наиболее оптимальными.

И хочется, и колется

В настоящее время структура европейской банковской индустрии такова, что даже одно-два слияния крупных банков могут стать катализатором мощной консолидационной тенденции. Поэтому европейские банкиры сильно рискуют быть вовлеченными в заведомо не выгодные для их институтов сделки. Стремясь помочь финансистам, аналитики консультационной компании McKinsey попытались заглянуть в будущее и предсказать состояние европейской банковской системы по прошествии десяти лет.

По мнению специалистов, уже в ближайшее время наметится более сильная специализация европейских финансовых институтов. Банки Европы станут более крупными, кроме того, на рынке появятся новые монополисты, контролирующие инфраструктуру финансовых операций (платежные платформы, фондовые биржи и т.д.). В этих условиях лучшие шансы победить в грядущей консолидационной гонке имеют, прежде всего, те финансовые институты, которые уже сейчас смогли определиться со своими приоритетными направлениями.

А пока несмотря на консолидацию, происходящую на внутренних рынках, банковский сектор Европы по-прежнему остается чрезвычайно фрагментированным (сейчас в европейских странах действуют около 15 тыс. финансовых институтов). В то же время, начиная с 1996 года, крупные европейские банки и страховые компании приняли участие в более чем 60 слияниях и поглощениях стоимостью свыше $1 млрд. каждое. Три четверти этих сделок пришлись на уровень национальных финансовых рынков, а остальные операции осуществлялись, в основном, в пределах стран с сильными культурными и экономическими связями (Бенилюкс, Скандинавия).

Сейчас аналитики выделяют три основных фактора, способствующих консолидации финансовых институтов стран Европы, у которых столь тесные взаимные контакты. Во-первых, во многих европейских странах (Бенилюкс, Ирландия, Испания, Швеция, Великобритания) из-за высокой степени концентрации банковского сектора возможности для дальнейшей консолидации практически полностью исчерпаны. Кроме того, крупные банки этих стран уже контролируют максимально допустимую, по местным антимонопольным законам, долю финансового рынка.

В тех же странах, банковские рынки которых довольно сильно фрагментированы (Франция, Германия, Италия), объектами для национальных слияний и поглощений могут быть лишь несколько финансовых институтов (либо из-за отсутствия биржевых котировок, либо вследствие неблагоприятной для враждебных приобретений и слияний управленческой структуры). К числу подобных финансовых институтов можно, например, отнести германские сберегательные банки, принадлежащие правительствам федеральных земель, или итальянские "banche popolari", каждый из акционеров которых имеет лишь по одному голосу, что делает невозможным внесение серьезных перемен в их политику. Поэтому банкам европейских стран волей-неволей приходится искать объекты для слияний и поглощений за пределами своих национальных рынков.

Кроме того, акционеры большей части банков Европы усиленно требуют от своих институтов повышения общего уровня прибылей. Одним из наиболее эффективных путей удовлетворения таких требований могут стать транснациональные слияния и поглощения, способствующие снижению операционных расходов финансовых институтов (хотя и в меньшей степени, чем внутригосударственные).

И, наконец, финансовые рынки традиционно в большей степени доверяют крупным банкам. Поэтому ведущим банкам Европы придется тщательно следить за ростом бизнеса своих конкурентов и при необходимости расширять собственные операции, в первую очередь, за счет транснациональных слияний и поглощений.

И, все же, широкая консолидация банковского рынка Европы пока так и не стала реальностью. Это вызвано, прежде всего, тем, что до сих пор прибыли от транснациональных слияний и поглощений намного уступают аналогичным показателям сделок на внутренних рынках. Так, при слияниях и поглощениях в пределах национальных рынков партнеры обычно владеют взаимно пересекающейся сетью отделений, так что объединенный банк вполне может закрыть часть из них без риска утратить значительное число клиентов. Кроме того, новый банк может более эффективно объединить информационные системы и решить вопрос с организацией общей штаб-квартиры. Все эти преимущества очень трудно реализовать при транснациональных операциях.

Определенную финансовую выгоду могут принести лишь слияния между почти равными по размерам финансовыми институтами. Но даже прибыль от подобных транснациональных сделок не настолько велика, чтобы перевесить их отрицательные факторы. Так, например, разногласия возникают между партнерами по поводу выбора места расположения штаб-квартиры объединенного банка или кандидатуры его генерального директора; хотя эти факторы и могут показаться вторичными и малозначимыми, они, тем не менее, привели к краху ряда перспективных международных сделок.

Препятствуют консолидации европейской банковской отрасли и факторы нефинансового характера. Так, национальные органы финансового контроля заблокировали или существенно осложнили несколько крупных слияний и поглощений по причинам, явно не связанным со стремлением поддерживать честную конкуренцию. Например, в 1999 году итальянский центральный банк фактически сорвал приобретение испанским банком Banco Bilbao Vizcaya Argentaria (BBVA) банка UniCredito Italiano, потребовав, чтобы эта сделка осуществлялась на равных условиях, что было совершенно невозможно ввиду большого разрыва в рыночной капитализации этих двух институтов.

Мешают транснациональным слияниям и поглощениям также различия в деловой практике разных европейских стран. К примеру, в ряде государств акционеры, владеющие неконтрольными пакетами акций, имеют право блокировать решения в части приобретения их институтов.

Впрочем, экономические, законодательные и культурные условия для начала общей консолидации европейского банковского сектора постепенно улучшаются. Немалую роль в этом может сыграть консолидация компаний – провайдеров инфраструктурных услуг для банковского бизнеса. Так, объединение компаний, владеющих национальными клиринговыми палатами, намного упростит интеграцию информационных систем европейских банков, участвующих в транснациональных слияниях и поглощениях. В ближайшее время наиболее вероятна консолидация клиринговых палат в Нидерландах, Италии и Испании, так как недостаточные масштабы операций этих институтов не позволяют им получать существенные прибыли.

Играет на руку консолидационным настроениям и тенденция к гармонизации финансовых законодательств европейских стран. Например, намного упростит процесс транснациональной консолидации отмена нынешних норм, согласно которым подразделения банка, приобретенного иностранным финансовым институтом, обязаны предоставлять отчеты органам контроля как собственной страны, так и страны, где находится их владелец, что с учетом разницы в стандартах отчетности европейских стран создает банкирам немало проблем.

Все описанные выше перемены, несомненно, окажут большой положительный эффект на ход процессов консолидации европейского банковского сектора. Однако, по оценкам специалистов, внесение изменений в экономическую и законодательную практику стран Западной Европы может растянуться на пять-десять лет, а то и на больший срок. Банкиры же вряд ли будут ждать столько времени и приступят к транснациональным слияниям и поглощениям еще до наступления оптимальных условий для такого рода сделок.

Возможные сценарии европейской банковской консолидации

Поскольку, по мнению специалистов, консолидация европейского банковского сектора неизбежна, аналитики пытаются определить, каким образом волна слияний и поглощений финансовых институтов может изменить лицо финансового рынка Европы. В первую очередь, в поле зрения специалистов попали вопросы поиска потенциальных консолидационных партнеров. Здесь все не так просто, как может показаться на первый взгляд. Так, если две пары из 25 ведущих европейских финансовых институтов, располагающих большим количеством потенциальных партнеров по слияниям и поглощениям, примут решение объединиться в два новых банка, число вариантов консолидации для 21 оставшегося банка сократится почти наполовину.

Столь существенное уменьшение выбора потенциальных партнеров будет вызвано тем, что, если банк со многими контактами объединится с другим таким же финансовым институтом, всем потенциальным партнерам этих институтов придется вычеркнуть их из числа претендентов на объединение. В случае, если в данных сделках в качестве одной из объединяющихся сторон будут участвовать американские финансовые институты, количество потенциальных партнеров снизится в меньшей степени, но, тем не менее, сокращение составит не менее 40%. В то же время, начало слияний крупных финансовых институтов вызовет цепную реакцию среди других банков, опасающихся стать аутсайдерами в консолидационной гонке. Такая тенденция, в свою очередь, приведет к резкому росту стоимости потенциальных объектов приобретений.

Если "мания приобретений" все же охватит банковский сектор, руководители финансовых институтов могут испытать затруднения в части выбора оптимальной стратегии транснациональных слияний и поглощений. Дело в том, что после ликвидации всех экономических, законодательных и культурных препятствий на пути консолидации европейских банков финансовый рынок Европы претерпит серьезные изменения. Одной из главных движущих сил таких перемен и должна стать грядущая волна транснациональных слияний и поглощений. Поэтому банкам, которые хотят быть хозяевами собственной судьбы и на равных бороться с конкурентами, необходимо тщательно спланировать стратегию своих приобретений и иметь четкое представление о роли собственных институтов в европейском банковском секторе в течение последующих 10 лет.

Пока, конечно, никто не может наверняка предсказать, какие именно модели бизнеса окажутся наиболее эффективными в условиях общеевропейской консолидации. Тем не менее, не вызывает никаких сомнений, что наилучшим образом определиться со стратегией, установить связь с рынками капитала и наладить контакты с потенциальными партнерами смогут те финансовые институты, которые будут иметь четкое представление о будущей ситуации на европейском банковском рынке.

По оценкам специалистов, в результате консолидации банковского сектора Европы наметятся четыре основные специализированные сферы деятельности европейских банков. Первая из них – предоставление частным лицам и малым компаниям полного ассортимента банковских продуктов и услуг (платежей, инвестиционных фондов, страхования, кредитных карточек, пенсионных схем и т.д.), а также рекомендаций относительно их наиболее эффективного использования.

Финансовые институты, занятые в этой сфере, вряд ли станут участвовать в транснациональной консолидации, так как не получат в результате этого процесса тех выгод, которые им сулят операции на национальных рынках. В то же время, вовсе не исключена консолидация розничных банков на уровне внутренних рынков, в результате чего в каждой из европейских стран останется по 4-10 таких институтов с рыночной капитализацией объемом @10-40 млрд. каждый (сейчас количество розничных банков, к примеру, в одной Германии превышает 2500).

Второй перспективной сферой деятельности европейских банков признается разработка финансовых продуктов и услуг, которые затем будут продаваться розничными банками. Открытая и интенсивная конкуренция между создателями таких продуктов и услуг позволит дистрибуторам выбирать наиболее оптимальные для себя решения. По мнению экспертов, после завершения процесса консолидации на каждый финансовый продукт будет приходиться по 5-10 общеевропейских специализированных институтов, рыночная стоимость каждого из которых составит от @2 млрд. до @20 млрд.

Третья сфера операций финансовых институтов Европы заключается в обслуживании крупных корпоративных клиентов и институциональных инвесторов благодаря предоставлению им корпоративных и инвестиционных банковских продуктов. При этом, действующие в этой сфере европейские институты будут напоминать такие нынешние американские банки как Citigroup или JP Morgan Chase. Подобных институтов во всей Европе будет всего три-пять, а их рыночная капитализация будет колебаться от @60 млрд. до @200 млрд. Именно в этой сфере наиболее вероятна широкомасштабная транснациональная консолидация.

И последняя сфера операций европейских банков представляет собой обеспечение внутренних и международных платежей, клиринговых операций и прочих перемещений активов. В этом секторе появится несколько крупных компаний-провайдеров, действующих в масштабах всей Европы. Рыночная стоимость каждой из таких компаний составит @5-10 млрд. В этом секторе также можно ожидать широкой консолидации как на национальном, так и международном уровне.

Наконец, следует отметить, что не все участники банковского рынка Европы будут действовать исключительно в пределах данных секторов. Ряд финансовых институтов смогут вполне успешно сочетать разные стратегии или же занять выгодные для себя рыночные ниши.

Что касается общих тенденций развития европейского банковского рынка, то все специалисты сходятся на том, что универсальные транснациональные банки, пытающиеся предоставлять в распоряжение своих клиентов весь возможный спектр финансовых продуктов и услуг, постепенно будут вытеснены с рынка более специализированными институтами, способными с большей эффективностью использовать процессы консолидации банковского сектора. И, естественно, банки, которые приступят к транснациональным слияниям и поглощениям с учетом своей будущей специализации, смогут достичь намного более существенных результатов, чем те финансовые институты, которые без раздумий ухватятся за первую предоставленную им для консолидации возможность.

Алексей Вересюк,
по материалам McKinsey Quarterly

 
© агенство "Стандарт"