журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
КРИЗИС ДОВЕРИЯ

Банковский кризис

БАНКОВСКИЙ КРИЗИС

БАНКОВСКИЕ СИСТЕМЫ

ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

Банковские стратегии

Новые рыночные страны

Банковская деятельность

Банковское регулирование

РЕКЛАМА

БАНКОВСКИЙ ПЕРСОНАЛ

Банковское оборудование

Информационные технологии

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №9, 2002

БАНКОВСКИЕ СИСТЕМЫ

Швейцарские банки теряют свой образ

Некогда закрытые и сверхнадежные,
они сегодня перестали быть и теми, и другими

Вряд ли какая страна в мире может сравниться со Швейцарией по степени важности для экономики страны финансового сектора. Здесь на долю финансовых услуг приходится 11% от ВВП, что вдвое больше, чем, скажем, в США, Германии или Франции. На протяжении многих десятилетий именно швейцарские банки слыли образцом надежности и стабильности, свои деньги предпочитали хранить в них большинство богатейших людей Европы и Америки, а их стандарты конфиденциальности считались самыми строгими в мире. Однако в последнее время швейцарская банковская система переживает кризис. Знаменитые частные банки находятся под растущим давлением Европейской комиссии, требующей отказа от традиционной таинственности и анонимности. Крупнейшие финансовые институты страдают от неблагоприятной конъюнктуры на глобальном рынке. По мнению многих аналитиков, банковский сектор Швейцарии находится накануне больших перемен, которые могут привести к утрате его уникальности.

ЕС требует капитуляции

Наступление на банковскую тайну, начатое несколько лет назад вследствие интенсификации международной кампании по борьбе с отмыванием "грязных денег", уже успело оказать свое влияние на банковскую систему Швейцарии. Большая часть мифов, которыми окружается деятельность швейцарских частных банков, уже давно не соответствует действительности. Излюбленные авторами триллеров и шпионских романов анонимные счета отменены; более того, открыть счет в каком-либо банке в Швейцарии сейчас сложнее, чем в большинстве стран мира, вследствие строгих правил, требующих установления личности клиента.

Швейцарские банки, за последние годы получившие несколько чувствительных ударов по своей репутации (достаточно лишь вспомнить скандал со "спящими" счетами жертв фашизма), вынуждены отступать от своих прежних стандартов конфиденциальности и сотрудничать с иностранными правоохранительными органами. Банкам страны настоятельно "рекомендовано" держаться подальше от подозрительных операций и неясных источников получения средств. Иногда дело доходит до того, что банкиры советуют некоторым своим клиентам закрыть счет и забрать свои "не совсем чистые" деньги из страны. Местные органы банковского надзора, со своей стороны, не боятся публиковать в прессе названия банков, уличенных в нарушениях новых законов о борьбе с отмыванием денег.

В начале 2002 года Международный валютный фонд обнародовал 75-страничное заключение по вопросу открытости швейцарской банковской системы. В нем указано, что за последнее время регулятивные органы страны и финансовые институты привели свою отчетность в соответствие с международными требованиями, и теперь со Швейцарии должны быть сняты все обвинения в содействии отмыванию "грязных" денег. Тем не менее, даже этот вердикт не устроил Европейскую комиссию, которая не ослабляет своего давления на "Альпийскую Республику".

Правительства ряда стран ЕС во главе с Великобританией ведут наступление на последнюю "линию обороны" швейцарских банкиров, требуя от них предоставлять информацию о своих клиентах налоговым органам. Традиционно открытие счетов в Швейцарии с целью сокрытия средств от налогообложения в своих странах было одним из основных побудительных мотивов клиентов этих финансовых институтов. Правительство Италии в прошлом году сумело добиться возвращения части сокрытых в Швейцарии средств, объявив налоговую амнистию, однако британцы (и примкнувшие к ним Германия, Франция и Финляндия) собираются заставить решать проблему уклонения от уплаты налогов самих швейцарцев.

Естественно, для швейцарских банков принятие этого требования означает новые неприятности и прямые убытки. Налоговая амнистия в Италии уже обошлась им в несколько миллиардов долларов потерянных клиентских активов, а уведомление налоговых органов европейских стран о состоянии счетов граждан этих государств угрожает разрушить всю финансовую отрасль Швейцарии. Действительно, тогда у европейцев исчезнут последние стимулы хранить деньги в швейцарских банках, так как держать их на родине изначально удобнее.

Летом 2002 года Европейская комиссия вела по этому поводу длительные переговоры с правительством и регулятивными банковскими органами Швейцарии, но не добилась прогресса. Тогда ЕС перешел на язык ультиматумов. В начале сентября было объявлено, что, если до конца этого года швейцарские финансовые институты не согласятся на обнародование финансовой информации о своих клиентах, необходимой для целей налогообложения, против страны будут применены суровые санкции. ЕС согласно одной из статей Европейского договора введет ограничения на перемещение капитала в Швейцарию. Одним словом, если швейцарские банкиры откажутся давать данные о своих клиентах, необходимый контроль будет введен на границе страны.

Так как с аналогичными требованиями выступают (пусть даже и не так активно) и США, будущее швейцарских частных банков достаточно туманное. Эти финансовые институты и так понесли тяжелые потери вследствие экономического спада в странах Запада и снижения курсов акций на фондовых биржах мира. В настоящее время им принадлежит около трети мирового рынка "оффшорного" частного банковского бизнеса, а под их управлением находится порядка $1.3 трлн. клиентских активов, однако приток новых средств, в 90-тые годы служивший источником процветания швейцарских банков, обратился вспять. В случае отказа от всех прежних стандартов конфиденциальности, как того требует Европейская комиссия, этот отток может превратиться в бегство. В последние один-два года все большее число богатых клиентов в Европе и США переключают свое внимание на "оншорные" частные банки, расположенные в их родных краях, в противовес зарубежным, в том числе швейцарским, институтам.

В 2002 году Sarasin, один из крупнейших частных банков Швейцарии, был вынужден отдать контрольный пакет своих акций нидерландскому кооперативному банку Rabobank, а два других института – Darier Hentsch и Lombard Odier – осуществили объединение, надеясь, что сообща им будет легче бороться с общими проблемами (см. БП № 6). По мнению многих аналитиков, это – только начало широкомасштабного процесса реструктуризации частного банковского сектора Швейцарии, который может захватить в свою орбиту несколько десятков из около 300 частных банков страны.

Вполне возможно, что вне этого процесса не останутся и флагманы банковской системы Швейцарии – UBS и Credit Suisse. Последнее крупное слияние в стране произошло в 1998 году, когда Swiss Bank Corporation, на то время – наименьшая из ведущих финансовых групп страны, поглотила больший по размерам UBS и взяла себе его название. Как полагают некоторые специалисты, в скором времени возможно появление комбинации UBS-Credit Suisse, что приведет к появлению в Швейцарии "национального чемпиона". Правда, обе группы пока опровергают подобные слухи, но они, тем не менее, имеют под собой почву – относительную слабость второго по величине финансового института страны.

Большой и неблагополучный

Последний год был для Credit Suisse периодом непрерывных неудач (см. БП № 7). Этот банк до начала экономического спада очень активно работал на международном фондовом рынке, так что падение курсов очень дорого ему обошлось. Дочерняя страховая компания Winterthur, у которой на акции приходилось в начале 2001 года 25% активов, превратилась в настоящую "черную дыру", вытягивающую средства из группы. В этом году

Credit Suisse пришлось выделить около $1.1 млрд. на пополнение ее капитальной базы, и, по мнению аналитиков, эту операцию придется повторить в течение ближайших нескольких месяцев. Конечно, наилучшим выходом было бы продать проблемную компанию, но на нее нет покупателей. Кроме того, с Winterthur не хотел расставаться генеральный директор Credit Suisse Лукас Мюлеманн, который сам организовал покупку этой компании в 1997 году. Правда, после того как 19 сентября Credit Suisse расстался с самим Мюлеманном (подробнее об этом – в следующем номере "Банковской практики"), ситуация может измениться.

В кредитной деятельности Credit Suisse понес значительные потери по большим займам, выданным обанкротившейся авиакомпании Swissair и еще ряду проблемных компаний. Только за второй квартал 2002 года банку пришлось вложить для компенсации потерь по кредитам SFr562 млн. ($375 млн.) по сравнению со всего SFr37 млн. у его главного национального конкурента UBS.

Частный банковский бизнес по-прежнему приносит Credit Suisse более 50% доходов, однако только в первом квартале 2002 года объем активов в управлении сократился на 5.4%. Осознавая, что обслуживание иностранных клиентов в Швейцарии все менее выгодно из-за последних инициатив ЕС и ослабления строгих правил конфиденциальности, в последние несколько лет банк попытался осуществить экспансию в соседних странах. Однако эта мера за последние два года принесла только убытки в совокупном объеме SFr600 млн. (около $400 млн.).

Наконец, с серьезными проблемами столкнулся банк Credit Suisse First Boston (CSFB) – инвестиционное подразделение группы. Наряду с другими ведущими финансовыми институтами Уолл-Стрита он был втянут в орбиту "долгоиграющего" скандала с необоснованными рекомендациями финансовых аналитиков. Расследование, проведенное в этом году американской Комиссией по ценным бумагам и фондовым биржам (SEC) и Национальной ассоциацией дилеров (NASD), показало, что несколько сотрудников CSFB активно рекламировали акции, первоначальным публичным предложением которых занимался банк. Как правило, эмитентами в этих случаях выступали компании технологического сектора. Многие из них впоследствии потерпели крах, другие влачат жалкое существование. В любом случае, инвесторы, вложившие в них свои средства, уже никогда не вернут свои деньги обратно.

В этом году CSFB согласился выплатить SEC и NASD $100 млн. штрафа в обмен на прекращение расследования по делу о манипулировании аналитическими данными при первоначальных публичных предложениях акций. Сотрудники банка, уличенные в махинациях, уволены, а в августе временно были отстранены от должности сроком на два месяца Энтони Эхинджер, возглавляющий глобальное подразделение CSFB по продаже акций, и Джордж Коулмен, руководитель департамента по сделкам с институциональными инвесторами. Оба признаны виновными в том, что позволили своим подчиненным заниматься махинациями за своей спиной, и оштрафованы самим банком и SEC на общую сумму в $700 тыс. каждый.

Однако этим неприятности для CSFB не ограничились. В конце августа тучи стали сгущаться над Фрэнком Квоттроном, одним из ведущих специалистов банка, возглавляющим подразделение инвестиций в компании из сферы высоких технологий. В 1998 году CSFB удалось со скандалом переманить Квоттрона, имеющего статус "суперзвезды" на Уолл-Стрите, из Deutsche Bank, что было справедливо расценено как большая победа. Сегодня выясняется, что эта победа была во многом пирровой.

Как показало расследование, проведенное SEC, Квоттрон предлагал руководителям технологических компаний открывать в CSFB брокерские счета, на которые переправлялись небольшие пакеты акций во время всех первоначальных публичных предложений, организуемых банком. При интернет-буме такое вложение средств было очень выгодным, так как первоначальная подписка на акции проводилась по льготным ценам, а курсы после выхода компаний-эмитентов на биржу росли, не в последнюю очередь, благодаря их активному продвижению банковскими аналитиками. Например, в 1999 году доходность таких счетов, прозванных счетами "друзей Фрэнка", составила около 600%, а в 2000 году – 100%. В обмен на эту щедрость "друзья Фрэнка" были обязаны отдавать CSFB все контракты на проведение инвестиционных банковских операций, при этом, с завышенными комиссионными. Например, при организации первоначального публичного предложения акций брокеры банка получали 4-5% комиссионных (вместо обычных 2-3%).

Вся эта компрометирующая информация была найдена в электронной почте Квоттрона и его подчиненных (очевидно, печальный пример банка Merrill Lynch, именно на этом "проколовшегося" в июне этого года, никого ничему не научил). А, может быть, сотрудникам CSFB просто недоставало времени, чтобы избавиться от улик? Теперь прокуратура штата Массачусетс возбудила против банка расследование, которое, судя по всему, закончится новым крупным штрафом. Не может быть спокоен за свое место и Квоттрон; в конце концов, Джек Грубман, за которым были замечены аналогичные грехи, его коллега из Salomon Smith Barney, был в середине августа уволен.

Толстый и тонкий

В начале сентября представители Credit Suisse признали, что зондировали почву на предмет возможной продажи CSFB. О том, что такая операция вполне реальна, сообщил в завуалированной форме и Лукас Мюлеманн. Судя по всему, швейцарский банк, взвесив все за и против, решил отказаться от своих международных амбиций, при реализации которых он пока что получил больше вреда, чем пользы.

Тем не менее, аналитики восприняли известие о возможной продаже CSFB с большим удивлением, в первую очередь, потому что сейчас совершенно неподходящее время для подобных сделок. Доходность инвестиционного банковского бизнеса низка из-за спада на мировых финансовых рынках, курс акций самого Credit Suisse упал до минимума, кроме того, последние скандалы, в которых был замешан CSFB, никак не повышают его привлекательность. По оценкам аналитиков, исходя из нынешней рыночной капитализации Credit Suisse, стоимость его инвестиционного подразделения должна быть где-то на уровне $5 млрд., что просто смешно. Даже в нынешних условиях продажа CSFB должна принести не менее $22 млрд.

Кроме того, на рынке сейчас нелегко найти и подходящих покупателей. В качестве таковых называются Citigroup, Bank of America и Deutsche Bank, но никто из них не планирует на ближайший период проводить крупные приобретения. В принципе, наибольший эффект дало бы слияние CSFB с Salomon Smith Barney, инвестиционным подразделением Citigroup (эксперты подсчитали, что экономия на масштабах при таком объединении составила бы не менее $4 млрд.), но эта финансовая группа тоже по уши завязла в скандале с манипуляцией аналитическими данными, так что ей не до приобретений.

Некоторые эксперты ожидают, что Credit Suisse, в конечном итоге, окажется под контролем UBS, но тот пока проявляет большую сдержанность по отношению к своему менее благополучному конкуренту. Крупнейший банк Швейцарии после крупных потерь на спекуляциях в 1998 году определенно остепенился и в последние годы проводил очень консервативную политику. Зато благодаря этому ему удалось минимизировать ущерб от экономического спада и снижения курса акций западных компаний. Несмотря на списание SFr519 млн. по своему портфелю частных ценных бумаг, во втором квартале UBS показал SFr1.33 млрд. ($887 млн.) чистой прибыли до налогообложения, а его показатель достаточности собственного капитала первого порядка равен 11.9%. Это один из лучших результатов среди крупных банков Западной Европы (для сравнения: у Credit Suisse он равен 9.2%, а без учета нематериальных активов и гудвила, образовавшихся вследствие приобретения американского инвестиционного банка DLJ в 2000 году, – 7.9%).

Обладая такой мощной финансовой базой, UBS мог бы довольно легко приобрести Credit Suisse, равно как и любой другой банк мира из второй-

третьей десятки, однако это пока что не входит в его планы. По словам Питера Вуффли, генерального директора UBS, банк не планирует осуществлять в обозримом будущем каких-либо поглощений и будет придерживаться стратегии естественного роста, даже если результатом этого будет снижение темпов увеличения прибыли в краткосрочной перспективе. Судя по тому, что курсы банковских акций сейчас низкие, это, возможно, не лучший выбор, но UBS, совсем недавно переживший смену руководства, откровенно боится рисковать.

Однако рискованным выглядит сейчас само положение крупнейших швейцарских банков. Если правительство страны поддастся нажиму со стороны ЕС, конкурентоспособность местных институтов на мировом частном банковском рынке еще больше упадет, что может вызвать массовый уход высокообеспеченных клиентов из UBS и Credit Suisse. Для последнего это означает дальнейшее ослабление, открывающее возможность для его поглощения, причем, в роли "хищника", скорее всего, выступит иностранный финансовый институт (если не вмешается UBS).

Десять лет назад перспектива перехода одного из ведущих банков Швейцарии в руки иностранцев могла, разве что, привидеться в кошмарном сне. Сегодня это – отдаленная, но вполне реальная перспектива. Банковская система страны находится накануне перелома, и ей, скорее всего, не удастся преодолеть его без потерь.

Виталий Шимкович,
по материалам Financial Times, New York Times, Boston Globe

 
© агенство "Стандарт"