журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
КРИЗИС ДОВЕРИЯ

Банковский кризис

БАНКОВСКИЙ КРИЗИС

БАНКОВСКИЕ СИСТЕМЫ

ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

Банковские стратегии

Новые рыночные страны

Банковская деятельность

Банковское регулирование

РЕКЛАМА

БАНКОВСКИЙ ПЕРСОНАЛ

Банковское оборудование

Информационные технологии

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №9, 2002

БАНКОВСКИЙ КРИЗИС

Япония отказывается от "шоковой терапии"

Правительство страны больше не настаивает на радикальной банковской реформе и изучает вопрос о покрытии невозвращенных банковских кредитов за счет бюджетных средств

В борьбе с экономической депрессией, продолжающейся уже больше десяти лет, сменявшие друг друга правительства Японии использовали различные методы. Вначале власти не предпринимали никаких мер, надеясь, что экономика поднимется сама, однако самостоятельно вытянуть себя из трясины за волосы удавалось, разве что, лишь барону Мюнхгаузену. В середине 90-х со стагнацией боролись с помощью "стимулирующих пакетов", вложив – с нулевым результатом – порядка $500 млрд. для поддержки кризисных отраслей. Конец 90-х годов ознаменовался стартом достаточно радикальной реформы в финансовом секторе, которая, однако, вскоре затормозилась, а затем и вовсе сошла на нет (см. БП № 8). События августа-сентября 2002 года показывают, что в условиях новой волны экономического кризиса нынешнее правительство Японии не готово к риску ради того, чтобы попытаться "перескочить пропасть в один прыжок". Ряд положений банковской реформы, которые могут нарушить стабильность слабейших банков, уже отменены, остальные, очевидно, будут сняты с повестки дня в ближайшее время. Вместо этого в правящих кругах ведутся разговоры о поддержке банков и кризисных отраслей экономики за счет государственных средств и принятии на вооружение различных "стимулирующих" программ. Точь-в-точь, как несколько лет назад. Кризис пошел по второму кругу?…

Система не вынесет реформы

Провозглашенная еще в прошлом году отмена 100%-ной государственной гарантии по банковским депозитам для японских властей явно превратилась в нечто, подобное ситуации с чемоданом без ручки: продолжать – тяжело, а отказаться – жалко. Напомним, что нынешнее правительство Дзюнъитиро Коидзуми пришло к власти в начале 2001 года именно как реформистское, объявив одним из своих основополагающих принципов отказ от поддержки за государственный счет неэффективных компаний и целых отраслей.

Однако, когда слова надо было превратить в дела, правительство заколебалось. Уже первая стадия реформы, когда с 1 апреля 2002 года была отменена гарантия по срочным депозитам, превышавшим 10 млн. иен (около $87 тыс. по нынешнему курсу), сопровождалась изъятием значительных средств у наиболее слабых региональных финансовых институтов. Распространение же механизма на все депозитные счета с 1 апреля 2003 года, скорее всего, способно привести к массовому перераспределению депозитов и краху ряда нестабильных банков. В принципе реформа и была задумана для "прополки" национальной банковской системы, однако реально жертвовать отдельными институтами, ради того чтобы заставить остальные более ответственно подходить к вложению собственных средств, правительство было не готово.

Справедливости ради следует отметить, что японское бюро Financial Service Agency (FSA), государственное агентство, на которое была возложена ответственность за проведение финансовой реформы, не побоялось закрыть за последние полтора года несколько небольших банков. Однако это был, если можно так выразиться, предсказуемый и управляемый процесс. Вкладчики всех банков получили 100%-ную защиту депозитов, была начата реструктуризация, рассчитанная на три года. В дальнейшем FSA планирует подыскать для этих институтов новых собственников… Судя по всему, правительство опасалось именно бесконтрольности процесса, который мог бы захватить в свою орбиту слишком много мелких региональных банков и кредитных агентств, все благосостояние которых зависит от уровня депозитной базы.

Разговоры о том, что из положения об отмене гарантий следует исключить так называемые беспроцентные расчетные счета, используемые населением для оплаты коммунальных услуг и проведения прочих платежей, начались еще в июле 2002 года, однако этот процесс получил резкое ускорение в середине августа, когда администрация "Большого Токио" (Tokyo Metropolitan Government) приняла решение о закрытии некоторых своих счетов в японских банках и открытии ряда счетов в иностранных финансовых институтах. В японских деловых кругах это имело эффект разорвавшейся бомбы. Ранее правительство заверяло, что национальная банковская система практически не почувствует отмены гарантий по депозитам, а тут власти столицы страны, распоряжающиеся свободными средствами на сумму в 1.8 трлн. иен ($15.2 млрд.), открыто высказали вотум недоверия местным финансовым институтам. Правда, представители администрации Токио не назвали, какие именно банки они считают ненадежными, но заявили, что определяют их стабильность по собственной методике, игнорируя систему оценок FSA. Подобный подход, ставящий под вопрос компетенцию национального органа банковского надзора, также никак не способствовал укреплению доверия к японским банкам.

После такого сигнала прежний курс на безоговорочную отмену гарантий по депозитам был уже невозможен. Как напомнили аналитики, введению 100%-ных гарантий в 1996 году предшествовала череда банкротств финансовых институтов, сопровождавшихся даже массовыми протестами вкладчиков. Отмена гарантий рассматривалась в 2001 году, в первую очередь, как признак стабильности национальной банковской системы. Но если таковой нет, то какой же смысл держаться за прежние планы, разработанные в более благополучные времена? По словам Ричарда Джеррама, экономиста токийского филиала нидерландского банка ING, раз некоторые финансовые институты слишком слабы, чтобы выдержать последствия реформы, значит, нужно отложить реформу.

Именно этими принципами и руководствовалось японское правительство, принявшее в начале сентября решение о сохранении 100%-ной гарантии по расчетным счетам и на период после 1 апреля 2003 года. По оценкам FSA, общий объем таких депозитов в банковской системе страны составляет около 215 трлн. иен, из них 116 трлн. иен ($980 млрд.) приходятся на вклады, превышающие 10 млн. иен. Это – всего несколько процентов от совокупной депозитной базы в японской финансовой системе.

Правда, теперь многие клиенты, наверняка, пожелают перевести свои средства со сберегательных на гарантируемые расчетные счета. Все равно процентная ставка по депозитам в Японии настолько мизерная (0.001%), что вкладчики даже не почувствуют разницы. Чтобы хотя бы не способствовать такому перемещению вкладов, которое может свести на нет все усилия правительства в части повышения ответственности банков за свои инвестиции, правительство одновременно разработало ряд мер, делающих беспроцентные расчетные счета менее выгодными как для банков, так и для их клиентов. В частности, финансовым институтам придется платить более высокую страховую премию по таким счетам, и эти расходы, скорее всего, выльются в дополнительные комиссионные, взимаемые с вкладчиков.

Иностранные наблюдатели восприняли сохранение гарантий по расчетным счетам как отход от курса реформ (употребляя это выражение, скорее, по привычке), но отметили, что "оценивать нужно не сам такой шаг, а его последствия". Продление действия "щадящего" режима в отношении банковских депозитов может быть использовано по-разному. Правительство и FSA могут, в частности, усилить давление на банки с целью подъема их финансовой стабильности за счет списания невозвращенных кредитов и ведения более осторожной кредитной политики, а также слияний. Безнадежно слабые банки, при этом, могут быть выявлены и по одиночке национализированы, санированы и опять проданы новым собственникам. Основная опасность, по мнению западных аналитиков, заключалась в повороте процесса реформ вспять и продолжении прежней политики предоставления заведомо безнадежных займов в расчете на то, что государство не даст банкам пропасть ни при каких обстоятельствах.

По-видимому, правительство Японии еще не совсем определилось с направлениями своего нового стратегического курса в отношении банковской системы. С одной стороны, оно все еще намерено преобразовать финансовый сектор и добиться, наконец, вывода его из нестерпимо затянувшегося кризиса, но, с другой, не желает платить за это слишком высокую цену. Хотя платить, конечно, все равно придется.

Токийские акции

Японский финансовый год не совпадает с календарным, поэтому готовить отчеты за первое полугодие местным банкам приходится в октябре. Согласно еще одному новшеству, введенному в рамках банковской реформы, с 2001 года японские финансовые институты должны показывать принадлежащие им акции по их текущей рыночной стоимости. Изначально эта мера была направлена на то, чтобы заставить банки избавиться от части принадлежащих им пакетов корпоративных акций, собранных в 60-70-тые годы, когда они, предоставляя кредиты промышленным компаниям, как правило, приобретали их акции. Объем таких вложений составляет порядка $365 млрд. (считая и активы страховых компаний), что значительно выше, чем у финансовых институтов в других развитых странах. И правительство Японии совершенно справедливо стремилось дать банкам стимул для продажи акций и инвестирования средств в более подходящие источники.

Из этой благой инициативы тоже не вышло решительно ничего хорошего. Курсы акций на токийской фондовой бирже совершили в этом году настоящее "свободное падение". Третьего сентября индекс Nikkei-225 опустился до самого низкого значения за последние 19 лет (9075 пунктов), а более широкий по своему составу индекс Topix впервые с декабря 1984 года упал ниже 900 пунктов. Как подсчитали финансисты, если курсы останутся на этом уровне до 30 сентября, японским банкам по итогам полугодия придется показать убытки по своим портфелям акций в совокупном объеме около 4 трлн. иен ($34 млрд.). А при снижении биржевых индексов еще на 10% показатель достаточности собственного капитала ведущих банков страны должен был упасть ниже минимального, по международным нормативам, уровня 8%.

С учетом того что семь крупнейших банков Японии в 2001/2002 финансовом году (апрель/март) списали невозвращенных кредитов на сумму 7.7 трлн. иен ($65.7 млрд.) и приготовились прибавить к ней еще около 2.5 трлн. иен по итогам 2002/2003 финансового года, подобной нагрузки они могли и не выдержать. Желая хоть немного улучшить их положение, правительство срочно приняло решение о выделении 3 трлн. иен ($25 млрд.) из средств национального пенсионного фонда на приобретение на бирже так называемых "пакетов" акций, стоимость которых колеблется синхронно значению индекса Nikkei-225. Предполагалось, что закупка, проведенная непосредственно перед окончанием полугодия, вызовет скачок курсов акций и тем самым уменьшит потери банков. Кроме того, банкам было разрешено самостоятельно продавать акции розничным инвесторам (раньше таким правом могли пользоваться только брокерские компании), что должно несколько облегчить им процесс продажи "излишних" активов.

Тем не менее, всем заинтересованным лицам было ясно, что ни эта, ни какая-либо иная разовая акция не помогут банкам в решении их главной проблемы – ликвидации огромного массива невозвращенных кредитов, объем которых различными экспертами оценивается в $330-450 млрд. Пожалуй, единственная возможность – покрытие этих потерь за счет государства. Однако эта операция чересчур дорогостоящая для японского правительства и, к тому же, она не приемлема по политическим мотивам. Правда, в начале сентября Масаджиро Шиокава, министр экономики Японии, выступил с предложением о скупке государственным реструктуризационным агентством Resolution and Collection Corp. (RCC) проблемных банковских займов по стоимости, близкой к балансовой (т.е. фактически об оказании банкам финансовой помощи), но его инициатива не была принята. По словам занимающего в правительстве пост министра по делам отрасли финансовых услуг Хакуо Янагисавы, автора японской банковской реформы, RCC будет и далее выкупать у банков невозвращенные кредиты, но по рыночной стоимости. Попытка использовать эту организацию для замаскированного субсидирования финансовых институтов вызвала бы слишком много проблем юридического и законодательного порядка.

Вместо этого FSA предлагает банкам более активно списывать проблемные активы и стимулирует объединения мелких региональных институтов, позиции которых наиболее уязвимы. Предполагается, что в 2003/2004 финансовом году из бюджета будет выделено до 1 трлн. иен ($8.5 млрд.) на поддержку банковских слияний. Эти средства пойдут на пополнение капитальной базы новых групп, а также будут предоставляться им в качестве грантов на приобретение и установку современных компьютерных систем. Кроме того, для объединенных банков потолок государственных гарантий по депозитам будет установлен на отметке 20 млн. иен.

Однако проблемы сегодня не только у мелких банков. В середине сентября токийский мэр Шинтаро Ишихара взорвал еще одну "бомбу", открыто пригрозив перевести $14.4 млрд. городских средств из Mizuho, крупнейшего банка страны и мира по объему активов, в другие национальные и даже иностранные финансовые институты. В Mizuho, созданном в результате объединения в этом году Fuji Bank, Industrial Bank of Japan и Dai-Ichi Kangyo Bank, концентрировались средства, полученные от сбора городских налогов, кроме того, через него выплачивалась заработная плата городским чиновникам и работникам токийских коммунальных служб. В начале этого года токийские власти, по предложению Ишихары, осуществили проверку финансового состояния банка. О ее результатах не сообщается, но в апреле столичная мэрия изъяла из Mizuho $2.5 млрд., а в сентябре выступила с новым заявлением. По словам Ишихары, известного в стране популиста, претендующего на кресло премьер-министра, банк, где хранятся средства токийской администрации, должен быть надежным и выплачивать хорошие проценты, однако Mizuho не отвечает ни одному из этих условий.

После такого заявления администрация Токио оказалась под жестким давлением со стороны правительства, требующего "оставить Mizuho в покое", однако общественность уже успела получить новое красноречивое свидетельство нестабильности национальной финансовой системы. Даже в официальных кругах пошли разговоры и намеки о новом "стимулирующем пакете" для поддержки национальной экономики в целом и банков в частности. А премьер-министр Коидзуми 15 сентября дал Янагисаве поручение найти возможность ускорить процесс освобождения банковских балансов от невозвращенных займов.

Судя по всему, правительство поступит самым логичным образом: пожертвует своими принципами и выделит банкам деньги на покрытие части их потерь по безнадежным займам. Вполне вероятно и появление первого с 1998 года "стимулирующего пакета" (т.е. сокращения налогов и льготных госкредитов промышленникам), по мнению западных экспертов, из-за экономического спада в США японскую экономику в текущем году ожидает нулевой прирост.

Все это до боли напоминает политику середины 90-х годов, полное банкротство которой вынудило японское правительство приступить к реформам, которые стремительно сворачиваются на наших глазах. Итак, все возвращается на круги своя, вернее, на один и тот же порочный круг? Ответ на этот вопрос зависит от того, смогли ли японские власти и японские банкиры осознать допущенные ранее ошибки и оставили ли неудавшиеся реформы 1999-2001 годов хоть какой-то след в их представлениях и взглядах. В конце концов, стране требуется не реформа ради реформы, а реальное восстановление финансового сектора. А к этой цели можно придти разными путями. Развилка уже рядом, хотя некоторые дороги за ней заведут в тупик…

Виталий Шимкович,
по материалам Financial Times, Japan Times, Kyodo

 
© агенство "Стандарт"