журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
КРИЗИС ДОВЕРИЯ

Банковский кризис

БАНКОВСКИЙ КРИЗИС

БАНКОВСКИЕ СИСТЕМЫ

ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

Банковские стратегии

Новые рыночные страны

Банковская деятельность

Банковское регулирование

РЕКЛАМА

БАНКОВСКИЙ ПЕРСОНАЛ

Банковское оборудование

Информационные технологии

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №9, 2002

КРИЗИС ДОВЕРИЯ

Citigroup под ударом

Ведущая финансовая группа США и ее руководитель обвиняются в злоупотреблениях

Расследование связей Citigroup с обанкротившимися Enron, WorldCom и прочими компаниями, которые манипулировали финансовой отчетностью и скрывали от инвесторов огромные долги, привело к обнародованию ряда нелицеприятных фактов. Как следствие, – акции банка упали на 36% по сравнению с уровнем конца прошлого года, а его рыночная капитализация уменьшилась на $100 млрд. По мнению обозревателей, если Сэнфорд Уэйл, генеральный директор Citigroup, не сумеет в ближайшее время овладеть ситуацией, у инвесторов появятся серьезные сомнения в его способности руководить этим разветвленным финансовым конгломератом.

Атака на лидера

Череда скандалов, прокатившихся в последние месяцы по Уолл-Стрит (см. БП № 6-8), не обошла стороной и Citigroup, крупнейшую и наиболее диверсифицированную финансовую группу мира, вернее, ее инвестиционное подразделение Salomon Smith Barney. Сотрудники последнего, в частности, бывший ведущий аналитик в области компаний сферы высоких технологий Джек Грубман, обвиняются в том, что давали инвесторам преувеличенно радужные прогнозы о перспективах компаний – клиентов Salomon в обмен на доходные контракты на проведение инвестиционных банковских операций. Подобное расследование, объектом которого ранее выступал другой американский инвестиционный банк Merrill Lynch, уже привело последний к выплате $100 млн. штрафа.

По словам генерального прокурора штата Нью-Йорк Элиота Спитцера, расследование в отношении Salomon и его бывшего сотрудника (оперативно уволенного в середине августа) уже близится к завершению. Однако неприятности Citigroup этим не ограничиваются. Параллельно со Спитцером комиссия Конгресса США проводит собственное расследование, посвященное вопросу, действительно ли этот банк предоставлял менеджерам телекоммуникационных компаний привилегированный доступ к "горячим" первоначальным публичным предложениям акций (IPO) в обмен на прибыльные контракты в инвестиционной сфере. Кроме того, Министерство юстиции США и окружной прокурор Манхэттена Роберт Моргентау проводят расследование схемы операций, разработанной Citigroup для Enron. Комиссия Конгресса пришла к выводу, что банкиры Citigroup и JP Morgan Chase сознательно помогали Enron маскировать долги при помощи подобных сделок.

Вовлечение Citigroup в эту череду скандалов уже повлекло за собой, как говорится, оргвыводы. В начале сентября в Citigroup были проведены радикальные кадровые изменения. Майкл Карпентер, возглавлявший инвестиционное подразделение группы Salomon Smith Barney, был понижен в должности, а на его место назначили 52-летнего юриста Чака Принса. Новый руководитель Salomon не имеет особого опыта инвестиционной и брокерской деятельности, но за ним закрепилась репутация специалиста, способного "решать неразрешимые проблемы". Это перемещение свидетельствует, что Уэйл весьма серьезно оценивает опасность, нависшую над Salomon.

По мнению большинства аналитиков, Принс сумеет вывести Salomon из-под обстрела "тяжелой артиллерии", а инвесторы вполне удовлетворены сменой руководства. Все полагают, что удаление из банка фигурирующих в расследовании лиц будет способствовать восстановлению его репутации. Так, в августе банк покинули Грубман и его непосредственный начальник – руководитель аналитического отдела Кевин Мак-Каффри, а Карпентер теперь возглавит подразделение, занимающееся инвестиционными операциями от имени самой Citigroup, под управлением которого находятся в настоящее время активы в объеме около $100 млрд.

По словам Принса, в первую очередь, Citigroup необходимо радикально изменить принципы осуществления деятельности инвестиционного банка. С его точки зрения, "вся отрасль нуждается в переменах". Как заявил на пресс-конференции по поводу своего назначения новый руководитель Salomon, "Майк Карпентер уже внес важные изменения, и мы продолжим двигаться в этом направлении" (имеются в виду выдвинутые Salomon предложения об обособлении аналитической и инвестиционной деятельности).

Тем не менее, перемещение Карпентера вызывает сомнения в стабильности ситуации на верхних этажах власти в Citigroup. Общеизвестно, что Уэйл не любит ни с кем делиться властью и не потерпит рядом с собой ярких личностей, которые могли бы со временем заменить его на руководящем посту. Возможно, что Карпентер, который входит в весьма узкий круг вероятных преемников Уэйла, был отстранен от руководства важнейшим подразделением группы именно по этой причине. Аналитики полагают, что, если перемещение Карпентера будет временным и после разрешения нынешних проблем он вернется в Salomon, то именно его можно будет считать наиболее вероятным преемником Уэйла, которому уже исполнилось 69 лет. Если же назначение Принса на эту должность окажется постоянным, то именно он со временем возглавит Citigroup. Однако сейчас ему придется заниматься решением весьма серьезных проблем.

Заслуженный романтик от телекоммуникаций

Бесспорно, если персонифицировать нынешние проблемы Citigroup, то имя им будет Джек Грубман. Еще совсем недавно это была одна из самых ярких звезд на небосклоне Уолл-Стрита. Квалифицированный математик, в свое время работавший в телекоммуникационном гиганте AT&T Corp., первым из обозревателей фондового рынка начал утверждать, что новое поколение маленьких телекоммуникационных компаний будет расти быстрее и функционировать более эффективно, чем "все AT&T мира".

В 1994 году, после широкомасштабного дерегулирования отрасли услуг связи в США, эта точка зрения имела много сторонников. В 1996 году был принят Закон о телекоммуникациях (Telecommunications Act), обеспечивавший свободу конкуренции в отрасли. В секторе появилось множество новых предпринимателей с агрессивным стремлением создавать гигантские сети по всему миру для обеспечения предсказанного увеличения спроса на системы передачи данных.

Грубман более других был убежден, что нарастание этого спроса приобретет взрывной характер и что компании с наилучшими возможностями в плане получения связанных с этим прибылей – это пришельцы, новички, не обремененные бюрократическим менталитетом старожилов отрасли. Он пропагандировал эту точку зрения в каждой своей речи перед институциональными инвесторами страны. Естественно, Грубман привлек внимание предпринимателей, которые разделяли его веру и надеялись, что его банк – Salomon Smith Barney – поможет им продать их ценные бумаги потенциальным инвесторам.

В Salomon в функции Грубмана входили подготовка аналитических материалов и консультации. Подъем, а, возможно, и падение Грубмана были в значительной степени обусловлены его совершенно необычной связью с Берни Эбберсом – генеральным директором WorldCom. С момента учреждения этой компании Грубман выступал в роли ее спонсора, банкира и покровителя. В 80-тые годы Эбберс стремился к созданию крупной компании посредством приобретения фирм, занимавшихся перепродажей междугородной связи. Будучи еще малоизвестным аналитиком в брокерской компании PaineWebber, Грубман рассмотрел перспективы программы приобретений Эбберса, сулившие крупные доходы для брокерских фирм, которые смогут выиграть контракты на их осуществление. Кроме того, Грубмана привлекала сама идея, что мелкие предприниматели типа Эбберса захватят контроль над закостеневшими монополистами телефонного рынка.

Тем не менее, прогнозы относительно активизации спроса на обширные сети телекоммуникаций оказались ошибочными. Одна за другой компании-новички терпели поражения, а их банкротства оставляли инвесторов с огромными убытками. По словам Грубмана, во времена взлета и падения сектора телекоммуникаций он искренне верил, что дерегулирование рынка создаст для небольших фирм огромные возможности для конкуренции на рынках местного телефонного сервиса. По его мнению, появление Интернета должно было привести к резкому расширению спроса на оптико-волоконные линии скоростной связи. Многие компании (в том числе и печально известная Enron) конкурировали между собой в создании этих широкополосных сетей, но прогнозы в отношении спроса на этот вид сервиса не подтвердились, а фирмы были сломлены грузом непомерных долгов.

Сторонники Грубмана напоминают, что он предупреждал о рискованности подобных инвестиций и, с другой стороны, помогал заработать много денег во времена бума в сфере телекоммуникаций. Тем не менее, инвесторы этой отрасли потеряли с марта 2000 года около $2 трлн. Из 25 крупнейших банкротств США 10 пришлись на долю именно телекоммуникационных компаний, а Грубман интенсивно рекламировал акции каждой из них. Он действовал не только как аналитик, рекомендующий инвесторам приобретать определенные акции, но и консультировал сами эти компании в части стратегий.

При его прямом содействии Salomon в конце 90-х годов получил почти $1 млрд. прибыли, а сам Грубман зарабатывал, в среднем, по $20 млн. в год. Уволившись из банка "по взаимному согласию", он получил остаток прибыльного пятилетнего контракта, заключенного в 1998 году. Кроме того, его освободили от уплаты выданного ему займа в сумме $19 млн., а также выделили еще $12 млн. в акциях

Citigroup. Впрочем, в представлении инвесторов и, что главнее, регулятивных и правоохранительных органов Грубман и Salomon Smith Barney все равно остались связанными неразрывными нитями.

Лучшие акции для верных друзей

В большой мере именно благодаря деятельности Грубмана Salomon превратился в главный банк сектора телекоммуникаций. По словам Спитцера, фактически Грубман уничтожил "китайскую стену", отделявшую инвестиционную деятельность от объективного биржевого анализа. В интервью журналу BusinessWeek в 2000 году Грубман назвал себя "банковским стимулятором", объявив, что все, что раньше было конфликтом между банкирами и аналитиками, превратилось в "синергию". Теперь, по мнению некоторых обозревателей, Грубман станет козлом отпущения за всех аналитиков, так же, как ранее фирма Arthur Andersen, принявшая на себя удар за все бухгалтерские и аудиторские компании, занимавшиеся махинациями с отчетностью. Следует ожидать, что скоро обнаружится "искупительная жертва" среди юридических фирм.

В ходе расследования деятельности Грубмана было обнаружено, что этот ведущий специалист в сфере телекоммуникаций долгое время завышал рейтинги компаний, которые были клиентами его банка. Он рекомендовал инвесторам покупать акции этих фирм, когда они уже находились на грани банкротства. В частности, он сохранял рейтинг "покупать" для акций WorldCom вплоть до 21 июня (за четыре дня до того, как фирма объявила, что ее убытки за пять кварталов составили $3.9 млрд.). Предполагается, что сверхоптимистичные рейтинги этих компаний Грубман публиковал по прямым указаниям Мак-Каффри, Местре (председателя правления Salo-mon) и самого Карпентера.

Кроме того, менеджеры этих компаний владели привилегированным доступом к акциям первоначальных публичных предложений, размещением которых занимался банк, причем, Грубман тоже имел к этому отношение. В августе комиссия по финансовым услугам Палаты представителей Конгресса США обнародовала документы, из которых следует, что Salomon предоставлял Бернарду Эбберсу акции перспективных IPO.

Например, служебная записка, датированная 31 марта 1999 года, содержит запросы на акции "горячего" IPO от 26 состоятельных клиентов Salomon. Ее копия была направлена Грубману, хотя, по идее, аналитики не должны были подключаться к размещению акций. Речь шла о новой телекоммуникационной компании Rhythms NetConnections. При первоначальном публичном предложении 7 апреля 1999 года ее акции продавались по $21; их размещение было поручено Salomon и Merrill Lynch. Через неделю, в большой мере благодаря Грубману, усиленно рекламировавшему эту компанию, акции Rhythms повысились до $93. Правда, через два года эта компания обанкротилась, но тогда, в 1999-м, любой покупатель с привилегированным доступом к таким акциям мог быстро заработать огромные деньги. Например, доступ к акциям таких IPO обеспечил бывшему генеральному директору WorldCom Inc. около $11 млн. прибыли.

Следователи подозревают, что в подобных случаях действия Salomon были ориентированы на собственную выгоду, а не на интересы фирм, поручивших банку андеррайтинг ценных бумаг или проведение других выгодных для банка операций. По данным Thomson Financial, только с 1997 по 2001 год Salomon получил $809 млн. за андеррайтинг ценных бумаг и облигаций телекоммуникационных компаний и $178 млн. – за консультирование слияний в этой сфере. Это на 43% больше, чем заработал за тот же период банк Merrill Lynch – ближайший конкурент Salomon.

Прокуратура отрабатывает версию, что именно Грубман был связующим звеном между аналитическим и инвестиционным направлениями деятельности банка, который получал поручения на высокодоходные операции от ряда компаний в обмен на положительные отзывы о них аналитического отдела Salomon. Следователи стараются выяснить, в какой мере его рекомендации потенциальным инвесторам основывались на указаниях вышестоящих менеджеров Salomon. По мнению юристов, уход Грубмана из банка упрощает проведение уголовного и гражданских расследований, поскольку теперь институт и его бывший сотрудник могут не занимать единую позицию, а это ослабляет их защиту.

Грубман утверждает, что разрабатываемые им рейтинги основывались исключительно на собственных выводах и что свою работу он выполнял в полном соответствии с законом и этическими нормами. Однако расследование выявило такие факты, что в дальнейшем отстаивать эту позицию весьма затруднительно. Обнаружилось, что связи Грубмана с инвестиционным подразделением Salomon выходили далеко за пределы обычных отношений. Он быстро сделал карьеру, поскольку, помимо обычных функций оценки состояния компаний, помогал в заключении сделок в инвестиционной сфере. Компаниям требовалась общая оценка различных рисков от аналитика высокого уровня, поэтому в Salomon Грубман стал экспертом по привлечению стороннего финансирования при организации слияний, а также андеррайтинга акций и облигаций. В настоящее время закулисная связь аналитических и инвестиционных подразделений банков расценивается как одна из причин биржевого краха, постигшего американский фондовый рынок в прошлом году (вернее, того неестественного, как сейчас выясняется, подъема 1999-2000 годов, который и завершился "понижающей" коррекцией).

На июльских слушаниях в подкомиссии Палаты представителей Грубман принес извинения за свои ошибки, признав, что слишком долго давал высокую оценку WorldCom и отрасли телекоммуникаций в целом, уже разваливавшейся под грузом огромных долгов. Правда, он не принес официальных извинений за сохранение тесных связей с менеджерами компаний, которые он покрывал.

Судя по документам, опубликованным парламентской комиссией, в конце 90-х годов Грубман присутствовал на 10 заседаниях правления ряда компаний, включая WorldCom, McLeodUSA и Broadwing. Как правило, биржевые аналитики на такие заседания доступа не имеют. В том числе выяснилось, что Грубман присутствовал на трех заседаниях правления WorldCom и имел возможность анализировать финансовые отчеты этой компании за несколько дней до того, как они становились известными широкой публике. Естественно, это давало ему преимущество перед конкурентами: подобный доступ к внутренней информации компаний весьма необычен для биржевых аналитиков. Тем не менее, Грубман заявил, что несмотря на это преимущество ему не приходило в голову, чтобы WorldCom фальсифицировала отчетность, скрывала миллиардные издержки и находилась в критическом финансовом положении.

Грубман присваивал высокий рейтинг многим телекоммуникационным компаниям, которые были клиентами Salomon, включая WorldCom Inc., Global Crossing Ltd. и Winstar Communications Inc., даже когда их финансовое состояние резко ухудшилось (все они уже обанкротились). Его тесная связь с WorldCom служит предметом специального расследования, поскольку уже доказано, что исполнительным менеджерам этой компании Salomon открывал привилегированный доступ к дефицитным акциям ряда IPO.

Работники прокуратуры намерены также выяснить, какую роль играли руководители Джека Грубмана – менеджеры банка Salomon. При этом, в ходе расследования всплыли некоторые факты, которые навлекают подозрения и на самого Сэнфорда Уэйла – наиболее уважаемого на сегодняшний день финансиста в США, а, может, и во всем мире. Спитцер намеревается выяснить, какую роль играл генеральный директор Citigroup в решении Грубмана повысить рейтинг AT&T Corp. в 1999 году, что помогло Salomon получить от этой компании контракт на прибыльные инвестиционные операции.

Ловушка для Уэйла

В конце августа прокуратура заинтересовалась ролью Уэйла в том, что Salomon Smith Barney получил выгодный заказ от AT&T Corp. В апреле 2000 года банк оказался одним из трех андеррайтеров крупной сделки, в которой AT&T выставила на продажу акции на рекордную по тем временам сумму $10.62 млрд., необходимую компании для финансирования нового подразделения радиотелефонной связи. Оплата сделки тоже была крупной, даже по меркам Уолл-Стрита: каждый из андеррайтеров – Salomon Smith Barney, Goldman Sachs Group Inc. и Merrill Lynch – получил по $45 млн.

Это соглашение с самого начала было сомнительным. В течение многих лет Грубман публиковал низкие рейтинги AT&T, а Salomon, как правило, не получал от этой компании подобных поручений. Тем не менее, Salomon Smith Barney был выбран главным андеррайтером после того, как Грубман повысил свой рейтинг AT&T до "покупать". При этом, известно, что деловые связи Уэйла и генерального директора этой компании Армстронга существуют уже около девяти лет. В 1993 году возглавляемая Уэйлом Primerica Corporation приобрела Travelers, в состав правления которой входил Армстронг. Уэйл после создания новой Travelers Group сохранил за Армстронгом место одного из ее директоров. В свою очередь, Армстронг ввел Уэйла в правление AT&T в 1997 году, когда стал ее генеральным директором. Позднее Армстронг стал директором Citigroup, которая была учреждена в 1998 году – после слияния Travelers с Citicorp.

У Грубмана имелись свои причины для низкой оценки этой компании. Он стал сотрудником крупного телефонного концерна AT&T в 1977 году, как раз в то время, когда сектор телекоммуникаций набирал силу. В какой-то момент у него возникли серьезные разногласия с топ-менеджерами компании, когда он обнаружил некоторые недостатки принятой бизнес-модели компании. В 1985 году Грубман начал свою карьеру на Уолл-Стрите, где быстро стал одним из ведущих аналитиков в сфере телекоммуникаций. При этом, он прославился как наиболее резкий критик бизнес-модели AT&T (по его мнению, такие компании – пережиток прошлого и не способны выдерживать конкуренцию телекоммуникационных фирм нового поколения). По мере того как акции AT&T падали в цене, скептическое отношение Грубмана к "динозаврам" способствовало росту его популярности в финансовых кругах. Тем не менее, похоже, банкиры Salomon посоветовали Грубману изменить эту точку зрения, когда AT&T начала выбирать банки для андеррайтинга.

По словам лиц, знакомых с этой ситуацией, позиция Грубмана возмущала Армстронга, который неоднократно высказывался по этому поводу на внутренних совещаниях. Когда AT&T приняла решение продать акции на крупную сумму, фирма сделала попытку убедить Грубмана повысить ее рейтинг. Его пригласили на специальную встречу с топ-менеджерами компании, которые могли представить аргументы в пользу более высокой оценки. Эта попытка оказалась безуспешной, и Армстронг несколько раз обращался к Уэйлу с просьбой умерить скепсис Грубмана. Например, по словам менеджеров, присутствовавших на заседании правления AT&T в 1999 году, Армстронг отозвал Уэйла в сторону и попросил посоветовать Грубману действовать "по-джентльментски". Признавая право аналитика на собственную точку зрения, он прибегнул к помощи Уэйла для обеспечения прекращения нападок на компанию. По сведениям из того же источника, после беседы с Армстронгом Уэйл посоветовал Грубману все-таки повысить рейтинг AT&T, что тот и сделал в ноябре 1999 года.

Позднее, 1 мая 2000 года, Грубмана и другого аналитика, Франка Дж. Говернали из Goldman Sachs, пригласили в штаб-квартиру компании и сообщили, что в этом году AT&T не сможет получить запланированной прибыли. Другие аналитики и инвесторы узнали об этом только на следующий день. Позднее Комиссия по ценным бумагам и биржам ввела правила, запрещающие компаниям сообщать подобную информацию избранным аналитикам и инвесторам ранее остальных.

Тем не менее, у этих фактов нет однозначного толкования. Хотя Salomon не входил в число инвестиционных банков, пользующихся особой симпатией AT&T, еще до того, как Грубман повысил рейтинг этой компании, она поручала банку проведение некоторых операций. Например, в феврале 1999 года AT&T продала облигации на сумму $8 млрд., и Salomon был одним из лид-менеджеров этой операции (второй – Merrill Lynch). В октябре 2000-го, т.е. через несколько месяцев после осуществления сделки, в результате которой Salomon заработал $44,8 млн. на андеррайтинге акций AT&T, Грубман опять снизил рейтинг этой компании. Тем не менее, после этого AT&T все-таки поручила Salomon осуществление пяти из ее шести крупных продаж акций и долговых обязательств.

Таким образом, обвинение в том, что топ-менеджеры Salomon и лично Уэйл оказывали нажим на аналитиков, пока нельзя считать доказанным. Прокуратура продолжает изучать эти связи как часть более широкого расследования возможного конфликта интересов и нарушения законов штата Нью-Йорк банками Уолл-Стрита посредством завышения рейтингов компаний, которые были клиентами их инвестиционных подразделений.

Сам Уэйл утверждает, что аналитики банка не подвергались давлению со стороны банкиров. Кроме того, он заявил, что ему ничего не было известно об операциях, которые помогали Enron маскировать задолженность. Тем не менее, возникает неприятная для Сэнфорда Уэйла дилемма: порочна сама модель интегрированного банка, или его руководитель, которому уже 69 лет, просто не в состоянии управлять такой огромной компанией?

Галина Резник,
по материалам New York Times, Wall Street Journal, Washington Post, Financial Times

 
© агенство "Стандарт"