журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
КРИЗИС ДОВЕРИЯ

ФИНАНСОВЫЙ КРИЗИС

Банковские стратегии

Новые рыночные страны

РЕКЛАМА

Банковская деятельность

ИНФОРМАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ: ТЕНДЕНЦИИ

ИНФОРМАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ: МАРКЕТИНГ

ИНФОРМАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ: ПРОДУКТЫ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №8, 2002

Банковская деятельность

Не только хранение

Глобальные банки-кастодианы намерены расширять спектр и географию своих услуг

В последние несколько лет глобальная отрасль кастодиальных услуг (доверительного управления активами – custody) переживала период бурного расцвета. В настоящее время, однако, темпы роста в этом секторе финансового сервиса несколько замедлились, поскольку даже такой мощный по размерам и масштабам бизнес как кастодиальные операции оказался восприимчивым к падениям курса акций американских и европейских компаний, сокращению выпусков ценных бумаг и ухудшению экономической ситуации в мире в целом. И, хотя долгосрочные перспективы отрасли доверительного управления активами выглядят позитивными и обнадеживающими, некоторые доминирующие в ней глобальные игроки понесли в прошлом году ощутимые потери в активах, находящихся под их непосредственным управлением.

Новые обязанности

Так, объем доверительных активов, контролируемых крупнейшим банком-кастодианом Bank of New York (BoNY), сузился от $7026 млрд. в 2001 году до $6900 млрд. в 2002 году., т.е. на 1.8%. Не избежали потерь и другие ведущие банки-кастодианы, в частности, – Deutsche Bank (минус 7.62%), State Street (минус 4.92%), Northern Trust (минус 7.06%) и HSBC (минус 9.13%). Исключение из общей тенденции составила лишь тройка крупных банков-кастодианов – JP Morgan, Citibank и BNP Paribas. Им удалось увеличить свои доли рынка и расширить объемы находящихся под их управлением доверительных активов, соответственно, на 11.26; 14.95 и 31.33%. По данным экспертов американской консалтинговой фирмы Buttonwood International, впервые за многие годы отмечено сокращение доверительных активов, контролируемых крупнейшими банками-кастодианами мира.

Замедление темпов роста в секторе кастодиальных операций дало новый импульс внедрению очередной важной для отрасли новинки – аутсорсинга. В последнее десятилетие доминирующими темами в сфере доверительного управления активами были масштаб операций, глобализация и технологии. Ведущие кастодианы активно проводили сделки по консолидации с целью установления полного контроля рынка и недопущения ситуации, когда кастодиальные услуги могли бы превратиться в почти бесприбыльный гомогенный продукт (commodity). По данным американской консалтинговой компании Celent Communications, в настоящее время объем финансовых активов под управлением 10 крупнейших кастодианов мира равен 85% от глобального рынка, или около $41 трлн. Наряду с этим данные банки вкладывают значительные инвестиции в новые технологические разработки, с тем чтобы расширить свой бизнес и, кроме обычного сервиса по хранению активов и проведению торговых сделок, предоставлять такие более "продвинутые" услуги как управление наличностью, предоставление в заем ценных бумаг и оценка результатов использования портфеля ценных бумаг. Это позволит освободить инвестиционных менеджеров от данных обязанностей и даст им возможность сосредоточиться на том, что они умеют делать лучше всего: собирать инвестиции и взаимодействовать с клиентами.

Сегодня банки-кастодианы намерены предпринять новые шаги в области предоставления услуг аутсорсинга для установления полного контроля над бэк-офисами инвестиционных институтов и компаний, управляющих фондами (фонд-менеджеров), а также над их так называемыми мидл-офисами (middle office). В этом случае кастодианы принимают на себя все функции бэк-офисов (глобальные кастодиальные услуги, управление фондами, отчетность по фондам и трансферный сервис) и мидл-офисов (управление риском, приведение клиентом учета своих операций в соответствие учету банка, ведение и хранение биографических данных о клиентах, надзор за выполнением правил торговых операций и оказание поддержки при их проведении).

Потенциальная отдача от операций по аутсорсингу может быть очень значительной. Аналитики Celent Communications прогнозируют, что к 2006 году доходы от аутсорсинга достигнут $30 млрд. по сделкам с активами на сумму $15 трлн. И, если спад активности на рынках акций замедлил рост привлеченных активов в сектор кастодиальных услуг, то этот же фактор может стимулировать расширение операций по аутсорсингу. Они могут стать привлекательными для управляющих фондами, чьи доходы в последнее время начали падать, особенно в плане вложения инвестиций в новые финансовые информационные технологии и расчетные системы.

Берем на себя

Примеры такого взаимодействия между ведущими кастодианами и фонд-менеджерами уже известны. Так, банк State Street подписал контракт с американской компанией по управлению фондами Pimco и базирующейся в Великобритании Scottish

Widows Investment Partners. С британской фирмой по управлению фондами Schroders заключил соглашение JP Morgan. Кроме того, Bank of New York реализовал сделку с JP Morgan Fleming – подразделением по управлению фондами банка JP Morgan Chase. Правда, теперь BoNY вряд ли будет придерживаться этого контракта, поскольку его клиент в настоящее время вошел в состав одного из главных конкурентов Bank of New York.

По мнению Стейси Скапино, аналитика консалтинговой фирмы Mercer Investment Consulting, для кастодианов аутсорсинг может стать надежной основой для их дальнейшего потенциального роста. О том, что они это хорошо понимают, свидетельствует то, что в последнее время банки, осуществляющие доверительное управление активами, направили немалые средства на закупку и внедрение технологий, связанных с аутсорсингом.

Еще одним стимулом к росту аутсорсинговых операций может стать переход к более коротким циклам оформления сделок, в частности в США, где к 2005 году должна быть полностью внедрена система Т+1 (оформление торговой сделки на следующие сутки после ее проведения) вместо действующей системы Т+3.

Аналитик Celent Communications Памела Брустер отмечает, что для достижения данной цели менеджеры, ведающие инвестициями, должны будут вложить $1.9 млрд. для трансформации действующей в настоящее время ручной процессорной системы в автоматизированную платформу, обеспечивающую так называемую прямую (сквозную) обработку данных (straight-through-processing – STP). Большинство менеджеров, по словам Брустер, не располагают ни опытом, ни средствами для проведения такой операции, поэтому они обращаются к третьей стороне – провайдерам аутсорсинговых технологий (в данном случае – к банкам-кастодианам) с целью приобретения права на подключение к системам STP. Через этих провайдеров они получают нужную им квалификацию по управлению STP, а также устанавливают приемлемые цены на внедрение подобных технологий благодаря экономии средств, обусловленной ростом масштабов оказания провайдерами таких услуг своим клиентам, численность которых, таким образом, тоже увеличивается.

Другим важным фактором расширения аутсорсинговых услуг становится возрастающая глобализация торговли. Памела Брустер прогнозирует, что в ближайшее время торговая активность между США и Европой, а также внутри самой Европы возрастет на 30% (от 750 тыс. до 1 млн. торговых сделок в день).

Вместе с тем, компании, руководящие фондами, относятся к аутсорсингу с большей, чем того бы хотелось кастодианам, осторожностью. Только высокая степень доверия фонд-менеджеров к сервисному провайдеру может заставить их передать последнему все функции своих бэк- и мидл-офисов. По данным консалтинговой компании Accenture, до 75% крупнейших мировых компаний, управляющих фондами, не намерены расширять действующие аутсорсинговые контракты, боясь лишиться контроля в операционной деятельности. Понятно, что авторитет и репутация фонд-менеджеров на рынке в значительной степени проиграют, если их бэк- и мидл-офисы будут функционировать недостаточно эффективно, поэтому они предпочитают осуществлять столь ответственные функции самостоятельно.

Не до конца ясно и то, какие обязательства должен нести фонд-менеджер, подписывая контракт по аутсорсинговым услугам. Это уже не та сфера, откуда провайдер может быть легко исключен: обе стороны связаны узами долгосрочных символических взаимоотношений ("подобно браку", как подчеркивает Памела Брустер). Так же, как и в брачном союзе, при выборе провайдера ключевым фактором для компаний, руководящих фондами, становится стабильность, поскольку они хотят быть уверены в том, что функционирование их систем не будет подорвано слияниями и поглощениями или иными финансовыми проблемами.

По прогнозам экспертов Buttonwood International, рост аутсорсинговых операций, выполняемых банками-кастодианами, в долгосрочной перспективе неизбежен. В ближайшее время, по их мнению, вероятен подъем в специализированных отраслях, например, в секторе операций по передаче в заем ценных бумаг. По оценкам Buttonwood International, за пределами США объем этих операций в прошлом году возрос на 30%. Расширение подобных услуг еще раз свидетельствует о наличии некоторых аномалий в кастодиальном бизнесе, связанных, в частности, с его названием. Доверительное управление активами продолжает оставаться ключевым бизнесом банков-кастодианов, но они предлагают сегодня гораздо более широкий спектр услуг.

Европейский выбор

По мнению многих зарубежных аналитиков, Европа сегодня, как никогда ранее, оказалась главным фокусом внимания глобальных банков-кастодианов. Они, включая таких европейских игроков как BNP Paribas и заканчивая американскими гигантами State Street, JP Morgan Chase и Citibank, вкладывают огромные средства и ресурсы в развитие кастодиального бизнеса на континенте.

По оценкам компании FT Mandate, на конец февраля 2002 года в Европе под доверительным управлением ведущих банков-кастодианов находились активы в сумме $9 трлн. Нет ничего удивительного и в том, что глобальные кастодианы стремятся укрепить свои позиции на этом прибыльном рынке. По мере того как в регионе начнет вступать в действие накопительная пенсионная реформа и будет стабилизироваться ситуация на рынке совместных фондов, объем европейских активов, находящихся в доверительном управлении, будет и далее расти.

Американские кастодианы пока далеки от того, чтобы доминировать на европейской арене. Правда, крупнейший банк-кастодиан в Европе – Bank of New York – управляет доверительными активами объемом около $1.8 трлн. Однако ему буквально на пятки наступают BNP Paribas и Deutsche Bank, под администрированием каждого из которых находятся европейские активы в размере $1.7 трлн. От них далеко отстал второй по величине глобальный банк-кастодиан JP Morgan Chase ($952 млрд.).

Борьба за долю европейского рынка кастодиальных услуг ведется с учетом специфических особенностей каждой конкретной страны и отдельных сегментов рынка. Идеальным вариантом для кастодианов, конечно, могло бы стать предоставление универсального сервиса по всей Европе с учетом местных различий в регулятивных нормативных актах и правилах ведения операций с финансовыми продуктами. На сегодняшний день, однако, ни один банк не предлагает по-настоящему панъевропейский кастодиальный сервис. Трудно оспаривать тот факт, что BNP Paribas Securities Servicies (BNPSS) и Citibank Global Securities Servicies весьма серьезно и солидно представлены на европейском рынке кастодиальных услуг, но даже их бизнес покрывает далеко не все государства континента.

Тем временем, State Street и JP Morgan Chase только приступают к операциям по доверительному управлению активами во многих странах Европы. А бывший европейский гигант Deutsche Bank вообще решил свернуть эти операции и выставил свой кастодиальный бизнес на продажу.

По всей вероятности, ближе всего к пониманию своей роли панъевропейского кастодиана в настоящее время приблизился BNPSS. Сегодня банк представлен в шести европейских странах, а открытие в конце текущего года его представительств в Бельгии и Греции, как и покупка базирующейся в Великобритании компании Cogent, еще более расширяют влияние BNPSS на европейском рынке кастодиальных услуг. Мишель Лоран, глава департамента международных инвестиционных услуг BNP Paribas Securities Servicies, планирует увеличить объемы кастодиального бизнеса своего института в Европе к концу следующего года в два, а к 2005 году – в три раза. Главная цель, по его словам, заключается в том, чтобы по размерам BNPSS смог выйти на уровень ведущих американских банков- кастодианов.

Как стать своим?

Citibank Global Securities Servicies тоже не прочь стать панъевропейским игроком на континентальном рынке услуг по доверительному управлению активами. Роберт Бинни, глава департамента европейских продаж в Citibank, отмечает, что бизнес-план банка в секторе кастодиальных услуг предусматривает выход Citibank Global Securities Servicies на первую позицию в этом виде бизнеса в Европе. И, хотя банк обладает львиной долей рынка в Великобритании, Нидерландах, Люксембурге и Италии, для достижения данной цели ему следует увеличить эту долю и в других странах Европы.

По словам Бинни, по мере расширения кастодиального бизнеса Citibank в скандинавских государствах и Швейцарии трудными для проникновения продолжают оставаться рынки Германии, Франции и Испании. Главные и безотлагательные задачи Citibank Global Securities Servicies на сегодняшний день, по утверждению Бинни, – ускорение проникновения в сектор кастодиальных услуг Франции и Германии и укрепление своих позиций там. Одно из преимуществ Citibank и BNP Paribas, из которого они могут легко извлечь выгоду, заключается в том, что оба банка считаются местными на тех рынках, где они проводят свои операции. Это позволяет им равноправно конкурировать с местными игроками в борьбе за привлечение как национальных, так и международных кастодиальных активов.

Однако присутствие на национальном уровне требует серьезных затрат, и именно поэтому State Street, например, ищет в настоящее время партнеров для реализации амбициозной программы банка по расширению своего влияния в Европе. Организовав успешный кастодиальный сервис в Великобритании, Люксембурге и Германии, State Street нацелился на "захват" рынков в Нидерландах, Франции и Италии. И, если в Нидерландах рынок оказался относительно открытым, особенно в отношении пенсионных фондов, то об Италии и Франции этого не скажешь. Поэтому для достижения своей цели, по словам Джеффа Конвея, главы департамента инвестиционных услуг State Street, банк планирует заключать союзы с французскими и итальянскими институтами, объединяя их высокий потенциал в секторе кастодиальных услуг со своим глобальным опытом ведения и администрирования этого бизнеса.

По мнению многих европейских аналитиков, для BNP Paribas, JP Morgan Chase, State Street и Citibank, фокусирующих свое главное внимание на рынках Италии и Франции, будет достаточно сложно завладеть дополнительной долей рынка кастодиальных услуг в тех странах, где продолжают доминировать национальные игроки. Поэтому процессы дифференциации столь важны и насущны. В борьбе же за европейские кастодиальные мандаты победит тот, кто сможет предоставить самый широкий спектр услуг, включая аутсорсинг, дистрибуцию фондов, трансферный сервис и др., на действительно общеевропейской основе.

Наряду с этим некоторые эксперты полагают, что ведущие глобальные банки-кастодианы не намерены торопиться с развитием своего бизнеса в Европе. При этом, они, в частности, указывают на то, что Citibank испытывает нехватку аутсорсинговых платформ, State Street ведет свой основной бизнес в США, а практику поглощений, исповедуемую Bank of New York, вряд ли можно назвать целостной стратегией на рынке доверительного управления активами. Какой бы ни была доля правды в этих критических замечаниях, очевидно одно: создание панъевропейских возможностей в секторе кастодиальных услуг потребует серьезных затрат и создания гибких технологических систем, способных удовлетворять разнообразные потребности фрагментированного рынка Европы.

Брайен Хилл, аналитик консалтинговой компании Watson Wyatt, отмечает, что кастодианы сегодня должны расходовать не менее $200 млн. в год на информационные технологии, с тем чтобы идти в ногу с разработкой новых финансовых продуктов и регулятивных нормативов. Но многим прочим экспертам представляется, что затраты глобальных банков-кастодианов на технологические новинки должны быть гораздо выше этого показателя, если, конечно, намерены достигнуть поставленных целей.

Без доверия к доверенности

Оценивая ситуацию в секторе глобальных кастодиальных услуг, нельзя пройти мимо того, что ряд крупнейших банков-кастодианов начинают постепенно утрачивать интерес к некоторым из услуг, предоставляемых традиционно. В частности, это касается голосования по доверенности (proxy voting). Казалось бы, возросшее и активизируемое в последнее время участие акционеров в голосовании по вопросам корпоративной повестки дня должно открыть новые перспективы для глобальных кастодианов, однако последние не спешат развивать этот вид бизнеса. По мнению Сары Уилсона, основательницы и директора компании Manifest – британского провайдера технологий голосования по доверенности для банков, управляющих фондами и владельцев ценных бумаг, основная причина здесь заключается в том, что обработка и оперирование голосами акционеров требуют значительных затрат и не приносят желаемых прибылей для глобальных банков-кастодианов.

Безусловно, как управляющие клиентскими активами на глобальном рынке кастодианы идеально подходят для рассылки повесток дня и графиков голосования от имени компаний их акционерам. Кроме того, большинство банков-кастодианов обладают необходимой инфраструктурой (как собственной, так и через собственную сеть местных партнеров-субкастодианов) для сбора и обратной передачи голосов через регистраторов компаний. С учетом этого, а также мощных систем обработки большого количества трансакций и глобального масштаба операций кастодианов работа с голосами акционеров должна была бы стать для них доходным бизнесом. Однако жесткая конкуренция в этом секторе и сужающаяся маржа привели к падению интереса к этому виду услуг со стороны многих банков-кастодианов.

Данной точки зрения придерживаются ряд специалистов, в частности – Фрэнсис Джексон, глава Investor Solutions Group в лондонской Citibank Global Securities Servicies. Он считает, что голосование по доверенности, например, никогда не воспринималось всерьез за пределами США. Поэтому, когда кастодианы пытались взимать комиссионные за эту услугу, управляющие фондами просто не хотели ее оплачивать, поскольку не считали этот сервис ценным и полезным. Следует также учитывать и низкий уровень участия акционеров в голосовании в некоторых европейских государствах. Так, по данным фирмы Manifest, в прошлом году только 48% британских акционеров в 800 опрошенных компаниях воспользовалось своим правом голоса, причем, как свидетельствуют исследования Manifest, 92.5% всех голосов отдаются в пользу руководства компаний.

Вместе с тем, некоторые банки-кастодианы не намерены полностью сворачивать сервис по предоставлению услуг голосования по доверенности. Согласно данным Лауры Уильямсон, специалиста по пенсионному рынку Северной Америки, JP Morgan Chase продолжает рассматривать эту сферу как часть бизнеса по обслуживанию активов и поэтому считает его ключевым компонентом общего пакета услуг банка. По мнению Уильямсон, работа с голосами клиентов может приносить неплохие дивиденды. Они уже не только предоставляют банку право на голосование по доверенности, но и сами изъявляют желание принять участие в собрании акционеров и просят банк оказать им помощь в назначении директоров или в подготовке резолюций собрания.

Другие банки-кастодианы, в частности Citigroup, работают в партнерстве со специалистами-провайдерами и предлагают услуги голосования по доверенности институциональным инвесторам. Американская автоматизирования система обработки данных (Automated Data Processing – ADP) обслуживает процессорную платформу Citigroup по предоставлению такого сервиса. Через 52 кастодиальных отделения Citigroup им пользуются местные клиенты ADP во многих странах мира.

По словам Рея Альваресторреса, директора департамента глобальных услуг по доверительному голосованию компании Institutional Shareholder Servicies (ISS), для банков, которые видят необходимость в предоставлении такого вида обслуживания, но не хотят создавать его самостоятельно, имеет смысл обращаться к аутсорсингу. В настоящее время ISS внедряет интернетовскую платформу для голосования по доверенности, использующую настольные компьютеры для кастодиальных клиентов банка, с помощью которых они могут наблюдать за ходом собрания акционеров и голосовать по различным вопросам корпоративной повестки дня, а также получать аналитическую и исследовательскую информацию о голосовании по доверенности за последние несколько лет. Соединяя напрямую с помощью такого портала кастодианов и их клиентов, ISS решает проблемы времени, расстояния и несопоставимых информационных систем, а также существенно сокращает сроки обработки данных по голосованию.

Какой бы ни была стратегия банков-кастодианов в отношении голосования по доверенности (будь то использование аутсорсинга или внутренних резервов), ясно одно: именно им придется нести большую часть ответственности за предоставление качественного сервиса в этой сфере, неожиданно ставшего неотъемлемым и быстро развивающимся компонентом корпоративного управления. И успешные действия кастодианов по распространению информации о компаниях и странах, куда инвестируют свои средства их клиенты, могут стать основой для активизации действий акционеров в глобальном масштабе.

Новые направления

Наряду с этим глобальные банки-кастодианы фокусируют внимание на ряде иных сфер финансового бизнеса, которые, по их мнению, могут приносить неплохие дивиденды. Так, стремительное расширение объемов трансакций и операций по дистрибуции, проводимых третьей стороной, предопределяет наличие хороших возможностей для кастодианов, предлагающих трансферные услуги и сервис по регистру ценных бумаг корпораций.

Традиционно компании, управляющие фондами, самостоятельно занимались трансферными операциями, проводя трансакции по требованию акционеров, выплату дивидендов и обработку запросов и заказов клиентов. В последнее время, однако, они поручают посредством аутсорсинга вести эти операции глобальным кастодианам или специалистам по трансферным услугам, поскольку этот сервис становится очень сложным.

По результатам исследований базирующейся в Люксембурге службы First European Transfer Agent (FETA), в зону ответственности которой входит вся Европа, включая Великобританию и Швейцарию, в ближайшие три года объем фондов, распространяемых третьей стороной и поэтому требующих обязательного использования трансферных агентств (transfer agency – TA), возрастет от 17 до 35%. За этот же период, по данным FETA объем трансакций по купле-продаже увеличится вдвое. Развитие межгосударственного фондового рынка тоже окажет влияние на сектор трансферных услуг. Даже обычный рост объемов трансакций заставит управляющих фондами, продающих свои продукты без помощи третьей стороны, передавать проведение трансферных операций в руки сторонних подрядчиков, т.е. прибегать к помощи аутсорсинга.

Именно поэтому банки-кастодианы, предлагающие сервис ТА, могут получить значительную прибыль. Правда, для этого им потребуется постоянно вкладывать немалые средства в информационные технологии трансферного сервиса. В глобальном масштабе это обусловлено переходом финансового мира к системе Т+1 и необходимостью обеспечения безошибочной обработки трансакций в режиме STP на участке "фронт-офис (front office) – бэк-офис". В рамках Европы серьезные технологические инвестиции также будут необходимы, поскольку рост панъевропейских фондов потребует создания систем, способных обеспечивать четкую координацию действий между 15 странами, в том числе в таких сферах как язык, валюта, регулятивный и налоговый режимы.

По мнению Тима Харрисона, главы маркетинговой службы Mellon Global Securities Service, не следует забывать и об инвестициях в персонал. "Банкам-кастодианам, – подчеркивает он, – нужны квалифицированные сотрудники, хорошо разбирающиеся в процессах, происходящих в инвестиционной отрасли, знающие несколько языков и полностью выполняющие все требования, предъявляемые к служащим бэк-офисов".

В дебатах по поводу того, кто лучше и качественнее может предоставлять трансферные услуги – кастодианы или специалисты – провайдеры ТА, Харрисон поддерживает сторону банков, отмечая, что глобальные кастодианы имеют все для оказания подобного сервиса по высшему разряду. Они, в частности, обладают современными трансферными системами, а самое главное – доверием клиентов. Кроме того, масштабы их операций позволяют им постоянно снижать расходы на трансфертные услуги.

Потенциальной сферой более широкого приложения усилий банков-кастодианов может стать и сектор предоставления в заем ценных бумаг. Эта услуга "повышенной ценности" может получить широкое распространение в Европе. Правда, для этого кастодианам придется развеять некоторые подозрения по поводу правомочности этих операций, особенно относительно этической стороны дела.

Передача в заем ценных бумаг представляет собой операцию, когда институт, инвестирующий средства, например – пенсионный фонд, отдает в кредит свои активы заемщикам (обычно – компаниям, сочетающим функции брокера и дилера). Пенсионный фонд получает комиссионные и переводит активы заемщику в обмен на залог в виде облигаций, акций и наличных. Ссудодатель сохраняет право продавать отданные в кредит ценные бумаги и получать по ним дивиденды. Однако он лишается права голоса по этим бумагам в пользу заемщика. Залог остается собственностью заемщика. Но, пока кредитор держит залог, он может инвестировать его с помощью управляющего наличными и заплатить заемщику заранее оговоренный процент. Если денег поступило больше, чем оговоренный процент, остаток ссудодатель оставляет себе. В сегодняшних рыночных условиях, таким образом, заем ценных бумаг может рассматриваться как полезный способ увеличения прибыли на вложенные инвестиции.

Стратегия займа ценных бумаг становится одной из основных в деятельности американских банков-кастодианов, в том числе State Street. По данным Эда О'Брина, вице-президента и руководителя департамента кредитования ценных бумаг State Street, из всех американских клиентов, имеющих под управлением активы объемом более $1 млрд., свои ценные бумаги в кредит отдают 75%. В Европе, однако, в отношении этого вида кастодиального бизнеса продолжают раздаваться скептические замечания. И, если глобальным банкам-кастодианам удастся развеять такие настроения у европейских институциональных инвесторов, то передача в заем ценных бумаг может стать ключевой частью инвестиционных стратегий во всей Европе.

Олег Зайцев,
по материалам Financial Times

 
© агенство "Стандарт"