журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
КРИЗИС ДОВЕРИЯ

ФИНАНСОВЫЙ КРИЗИС

Банковские стратегии

Новые рыночные страны

РЕКЛАМА

Банковская деятельность

ИНФОРМАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ: ТЕНДЕНЦИИ

ИНФОРМАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ: МАРКЕТИНГ

ИНФОРМАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ: ПРОДУКТЫ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №8, 2002

ФИНАНСОВЫЙ КРИЗИС

Южноамериканский пожар гасят долларами

Распространение аргентинского кризиса на Бразилию и Уругвай было предотвращено с помощью кредитов МВФ

Финансовый кризис, начавшийся в Аргентине в декабре 2001 года, вышел за пределы этой страны. В июле отчетливые признаки упадка продемонстрировали Уругвай и Бразилия, грозя превратить в зону бедствия добрую половину южноамериканского континента. На этот раз МВФ и США сработали очень оперативно: в течение нескольких дней было принято решение о выделении обеим странам чрезвычайных кредитов, которые позволили ликвидировать кризис в зародыше. Банковские системы Уругвая и Бразилии понесли потери, однако коллапс, подобный аргентинскому, им все-таки не грозит. Впрочем, и в самой Аргентине, которую по-прежнему игнорируют международные финансовые организации, положение, судя по всему, не ухудшилось. Похоже, девять месяцев "чрезвычайщины" настолько утомили аргентинцев, что страна прекратила сползание в пропасть и без помощи со стороны МВФ, которая обещана, но все никак не дойдет до нуждающихся.

Кризис – болезнь заразная

В середине июля положение Аргентины, где только что провалился правительственный план добровольной конвертации замороженных банковских депозитов в долгосрочные государственные облигации (см. БП № 7), кажется, прекратило ухудшаться. Кризис дошел до своей крайней точки, хотя многие аналитики, при этом, полагали, что речь идет лишь о первой его фазе, поэтому в ближайшем будущем на страну, возможно, могут обрушиться еще более тяжелые испытания. Тем не менее, Аргентине удалось избежать еще одного дефолта (в этот раз – по обязательствам перед международными финансовыми организациями). МВФ в кои то веки "вошел" в положение и позволил Аргентине отложить на год платежи по своему займу, за счет чего страна смогла выплатить $550 млн. Inter-American Development Bank и, теоретически, сохранить этот источник экстренного финансирования.

В 20-х числах июля в Буэнос-Айрес прибыла представительная делегация МВФ в составе Эндрю Крокетта, председателя Банка международных расчетов (БМР), а также бывших руководителей центральных банков Канады, Испании и Германии Джона Кроу, Луиса Анхеля Рохо и Ханса Титмайера. Эта команда, которая тут же получила название "четверо мудрецов", должна была изучить положение дел на месте и составить рекомендации для МВФ относительно мер борьбы с аргентинским кризисом.

Впрочем, пиковая ситуация, в которой находилась Аргентина, заведомо оставляла в распоряжении правительства страны и его международных советников лишь ограниченное число вариантов. В других странах мира пожар в национальной банковской системе принято гасить инъекциями государственных средств, но обанкротившаяся Аргентина такой возможностью не располагала. Резкое ухудшение качества банковских активов можно было компенсировать только соответствующим сужением объема их обязательств, что выводило на первый план проблему замороженных депозитов.

Здесь правительство могло либо включить на полную мощность печатный станок и решить все долговые проблемы за счет роста инфляции, либо вернуться к своему старому плану конвертации в ценные бумаги хотя бы части депозитов. Аргентинский центральный банк предлагал связать таким образом 35% клиентских средств, а остальные передать вкладчикам, задействуя государственные валютные резервы и внешние источники (буде таковые поступят). МВФ резко выступал против излишних расходов конвертируемой валюты и соглашался на размораживание не более 30-35% депозитов. Такой вариант, действительно, означал менее серьезную нагрузку на государственные финансы и, вероятно, более низкую инфляцию, однако принять его было крайне сложно по политическим мотивам.

Впрочем, лучших вариантов решения аргентинской проблемы ни у кого уже давно нет, и правительство, так или иначе, вынуждено выбирать между несколькими худшими. Судя по всему, это поняли и "четверо мудрецов". Побыв в Аргентине около недели, они покинули страну, так и не сказав ничего определенного, кроме того, что "аргентинцам придется еще туже затянуть пояса". Будто до них этого никто не знал!

Правда, к тому времени международным финансовым кругам было уже не до Аргентины. На первый план выходили события в соседнем Уругвае. Эта небольшая страна с 3-миллионным населением за свою политическую и экономическую стабильность называлась "южноамериканской Швейцарией". Оценили достоинства этой страны и богатые аргентинцы, использовавшие уругвайские банки как эрзац швейцарских, перемещая туда свои средства, которые они не могли держать на родине, но по какой-то причине не хотели вывозить их слишком далеко. Когда в Аргентине начался кризис, этот денежный поток двинулся в обратном направлении.

Изъятие депозитов из уругвайских банков аргентинскими клиентами вызвало весьма резкую реакцию со стороны правительства Уругвая. Президент страны Хорхе Батль даже публично обозвал соседей "бандой жуликов", после чего ему пришлось лететь в Буэнос-Айрес и лично приносить извинения. А центральный банк Уругвая начал расследование по поводу незаконной утечки капитала из крупнейшего частного финансового института страны – Banco Comercial. После этого изымать свои средства из банков начали уже и уругвайские клиенты.

Экономическое положение в государстве стремительно ухудшалось. Уругвай в значительной мере зависит от туриндустрии и сельскохозяйственной отрасли, поэтому кризис в соседней Аргентине и ревальвация уругвайского песо, понизившая конкурентоспособность местной экспортной продукции, подорвали источники благосостояния населения. Спад ВВП в текущем году прогнозировался на уровне 10%. В конце июня уругвайское правительство отменило валютный коридор для местного песо, которое ранее колебалось в интервале плюс-минус 12% по отношению к доллару, так что его курс тут же покатился вниз. За месяц уругвайское песо лишилось половины своей стоимости, что поставило в крайне тяжелое положение национальные компании, накопившие долларовые долги, и банки, у которых значительная часть депозитов тоже была деноминирована в долларах.

Впрочем, депозитная база уругвайских банков к тому времени сильно похудела. За первое полугодие 2002 года она сократилась на $5 млрд. (приблизительно, на треть). Валютные резервы страны за тот же период уменьшились в 3.5 раза, в июле еще на 55%, и к концу месяца едва дотягивали до $640 млн. К экономическому кризису добавился и политический. Из-за разногласий с парламентом 22 июля ушел в отставку министр экономики Уругвая Альберто Бенсьон, пошли слухи о скорой замене всего правления центробанка.

Поджигатель и пожарный в одном лице

Окончательно добили уругвайцев проблемы в Бразилии. Всю вторую половину июля курс местной валюты – реала – падал по отношению к доллару. В стране нарастали экономические трудности, а местные и иностранные инвесторы не скрывали своего беспокойства по поводу возможного исхода назначенных на октябрь этого года президентских выборов. По результатам проведенных опросов, первые места с большим отрывом занимали два левых кандидата, которые в предвыборных речах намекали на возможность дефолта Бразилии по своему государственному долгу, составлявшему умопомрачительные $252 млрд.

Камешек, который двинул лавину, бросил министр финансов США Пол О'Нейл. Перед своей поездкой в Южную Америку, запланированной на первые числа августа, он заявил, что не собирается ходатайствовать перед МВФ об ускорении финансовой помощи Аргентине и Бразилии. В своей речи американский министр финансов сравнил обе страны с коррумпированными африканскими государствами и заметил, что им и раньше выделялись деньги, только по каким-то причинам большая их часть впоследствии оказывалась на ряде счетов в швейцарских банках.

Даже если это было и так, все же не стоило об этом рассуждать вслух. В Бразилии вотум недоверия со стороны крупнейшего торгового партнера и потенциального донора вызвал настоящую панику. За три дня реал подешевел по отношению к доллару на 14%, сойдя до самого низкого уровня с момента появления этой валюты 1 января 1994 года. По состоянию на 31 июля, за доллар давали уже 3.47 реала по сравнению с менее 2.5 в начале 2002 года.

Но, если в Бразилии дело в общем и целом ограничилось падением курса национальной валюты, то в Уругвае народ бросился в банковские отделения снимать деньги со счетов. Положение осложнялось тем, что валютные резервы страны находились на крайне низком уровне, а твердо обещанный МВФ кредит в $1.5 млрд., как всегда, запаздывал. На чрезвычайном заседании правительства 30 июля было решено немедленно закрыть все банки страны, по меньшей мере, до конца недели. Гражданам, в панике бросившимся к неработающим банкоматам, было твердо обещано включить их на следующий день (31 июля), но при условии жестких лимитов на выдачу наличных. По улицам Монтевидео прокатились демонстрации протеста. Возмущенные толпы разграбили несколько супермаркетов и вступили в столкновения с полицией, что вызвало в обществе настоящий шок: уругвайцы очень гордились своей стабильностью и всегда считали, что беспорядки, подобные тем, что в декабре прокатились по Аргентине, у них совершенно невозможны.

Правительство Уругвая в уикэнд 3-4 августа приняло план финансовой стабилизации, по которому банки открывались в понедельник (5 августа), однако, при этом, вводились ограничения на снятие наличных со счетов. Правда, по сравнению с аргентинскими строгостями уругвайский замысел был образцом либерализма. Блокировались сроком на три года только срочные долларовые депозиты, размещенные в двух государственных банках (в общей сложности на сумму $2.2 млрд.). Кроме того, на неопределенный срок была приостановлена деятельность четырех наиболее пострадавших финансовых институтов – Banco Montevideo, Caja Obrera, Banco Comercial и Banco de Credito. Все остальные могли работать без каких-либо препон.

Правда, к тому времени уругвайское правительство точно знало, что не останется без поддержки. Пол О'Нейл, очевидно, осознав, к чему привело его неосторожное высказывание, уже 2 августа пообещал помощь Уругваю. По его мнению, "эта страна всегда проводила взвешенную и оптимальную экономическую политику и оказалась в кризисе не по своей вине". Слова американского министра финансов не разошлись с делом. В воскресенье – 4 августа – Уругвай получил от США промежуточный заем на сумму $1.5 млрд., благодаря чему страна могла продержаться до поступления денег от МВФ. Когда эти средства поступили, 9 августа Уругвай вернул кредит американцам с благодарностью и набежавшими процентами в сумме $271 тыс.

Поступление американского кредита позволило быстро стабилизировать ситуацию в Уругвае. Банки открылись 5 августа – и даже без особого ажиотажа. А 14 августа доступ к своим счетам обрели вкладчики четырех проблемных банков. Единственное введенное для них ограничение относится к долларовым сберегательным счетам и устанавливает лимит в $50 тыс. Вопрос о судьбе депозитов, превышающих этот предел, будет решен позже, очевидно, после проведения санации и рекапитализации пострадавших банков. По сообщению представителей центрального банка, интерес к участию в этом процессе проявили, по меньшей мере, три иностранных финансовых института. Так как все четыре банка относятся к числу крупных, правительство заинтересовано в как можно скорейшем возобновлении их работы.

Неожиданным образом разворачивались события и в Бразилии. По-прежнему испытывая чувство вины, Пол О'Нейл, прибыв в эту страну, щедро пообещал ей кредит МВФ в $30 млрд., вопрос о выделении которого был решен уже 7 августа – просто с невероятной оперативностью. Одни лишь аргентинцы остались чужими на этом "празднике жизни". После Бразилии американский министр финансов посетил Буэнос-Айрес и, получив там стандартную порцию просьб от аргентинского руководства и проклятий от разъяренной толпы, вернулся в Вашингтон, так и не произнеся ничего обнадеживающего. Вялотекущие переговоры правительства Аргентины с МВФ продолжились в прежнем темпе, не обещая на ближайшее будущее никаких прорывов.

Действия "почетного пожарного" Пола О'Нейла несколько разрядили ситуацию в регионе, однако ни в коем случае не устранили предпосылок для новых кризисов. По словам аналитиков, события в Аргентине и соседних странах в течение следующих нескольких месяцев могут развиваться самым непредсказуемым образом.

Южноамериканские парадоксы

Ситуация и в самом деле нестандартная. Максимальная помощь была оказана Бразилии (хотя, если брать за основу относительные масштабы экономики, наиболее значительная поддержка предоставлялась Уругваю), хотя ей это, казалось бы, меньше всех было необходимо. Правительство удерживает контроль ситуации в стране, собираемость налогов высокая, бюджетная дисциплина поддерживается на всех уровнях. Девальвация реала повышает конкурентоспособность бразильских товаров на мировых рынках. Банковская система страны стабильна и характеризуется достаточно высокой прибыльностью. В первом полугодии 2002 года прибыли ведущих банков здесь снизились на 15-20% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, но все равно оставались на неплохом уровне. Банки пока что без труда могут осуществлять резервные отчисления на покрытие возможных убытков от экономических неурядиц.

Однако самое слабое место бразильских банков – это структура активов, порядка 30% которых приходятся на государственные облигации, а не работать с ними местные финансовые институты просто не могут, так как практически лишены альтернатив. Между прочим, доля иностранных держателей бразильских ценных бумаг не очень высокая, так как зарубежные инвесторы имеют лимиты на суммы, вкладываемые в рискованные облигации новых рыночных стран, так что от дефолта, ежели он состоится, больше всего пострадает национальная банковская система.

Конечно, правительство и центральный банк осознают эту опасность и стараются принимать определенные меры. Например, в середине августа центробанк увеличил норму резервирования депозитов, доведя ее до 20-25% от суммы на сберегательных счетах, 45-48% – от счетов до востребования, 15-18% – от срочных вкладов. Вследствие этого финансовые институты страны должны будут разместить в центральном банке дополнительно 10.3 млрд. реалов, что принесет им более 900 млн. реалов ($291 млн.) дохода в год. Впрочем, в масштабах всей банковской системы эти изменения относительно незначительные.

Правда, кредит МВФ ставил своей целью не только и не столько поддержку бразильского финансового сектора. Его задача – предотвращение дефолта. Не зря большая часть суммы должна поступить в страну уже после октябрьских выборов. Таким образом фонд, очевидно, хочет убедить будущего президента страны (с большой степенью вероятности – левого) не разрывать с ним отношений. Кроме того, идеологи МВФ надеются, что предоставление средств вернет доверие к бразильской экономике со стороны иностранных и местных инвесторов и позволит не допустить падения курса реала и не довести страну до финансового кризиса.

Тем не менее, как отмечают эксперты, МВФ с подачи Пола О'Нейла пошел на большой риск. Вопреки обычной практике Фонда кредит был предоставлен без каких-либо условий, даже при отсутствии какой-либо антикризисной программы или механизма реструктуризации государственного долга. На фоне этой легкости постоянные придирки МВФ к Аргентине (а страна из-за недостатка доходов физически не может удовлетворить его требования в части сокращения государственных расходов и балансирования бюджета) выглядят чистым издевательством. Зато, если кризис в Бразилии так и не удастся предотвратить, на МВФ и Пола О'Нейла лично обрушится уничижительная критика. Между тем, вероятность этого не так уж и мала. Многие аналитики отмечают, что значительная часть инвесторов воспринимает кредит МВФ, выданный какой-либо стране, как знак того, что отсюда нужно срочно убираться.

Так что, может быть, это даже и хорошо, что те $22 млрд., которые Аргентина должна получить от МВФ по соглашениям, заключенным еще в 2000-2001 годах, так и не поступили в страну после декабря прошлого года. Во всяком случае, если бы Фонд разморозил эти средства, с большой вероятностью они были бы бездарно растрачены, обогатив только спекулянтов и, может быть, иностранных инвесторов. Сегодня в Аргентине уже почти не надеются на поступление помощи. Очередной раунд переговоров с МВФ, который состоится в конце августа – начале сентября, уже воспринимается без особого ажиотажа. Похоже, президент Дуальде, который ранее строил всю свою политику исходя из скорого получения кредитов, окончательно перестал рассчитывать на развязку этой проблемы в ближайшем будущем.

Между тем, банковская система Аргентины, практически не функционирующая на протяжении вот уже девяти месяцев, начала проявлять первые признаки жизни. Иностранные финансовые институты, контролирующие большую часть банковского сектора Аргентины, пока не покидают страну, а ставший жертвой единственного исключения Banco Quilmes, принадлежавший канадскому Scotiabank, в середине августа был успешно продан за 240 млн. песо ($65.4 млн.) двум небольшим аргентинским региональным банкам – Banco Macro и Banco Comafi, пообещавшим сохранить 53 из 92 отделений Banco Quilmes и 1200 из 1800 рабочих мест в нем.

Наконец, впервые за много месяцев прекратился процесс изъятия средств из аргентинских банков. По данным Bank de Provincia de Buenos Aires, за период с 14 июля по 6 августа 2002 года в банковской системе страны произошел рост депозитной базы на $58.3 млн. Конечно, это мизер по сравнению с $6.19 млрд., которые аргентинцы сняли со своих счетов с начала текущего года, но в нынешней тяжелой обстановке даже незначительное улучшение воспринимается как обнадеживающий фактор. Единственное, что всерьез беспокоит банки, так это продолжающиеся судебные процессы, в ходе которых вкладчики требуют получения доступа к своим счетам. Как правило, суды удовлетворяют эти иски, что неблагоприятно влияет на финансовое состояние банков. По словам одного банкира, "это выгодно только тем 10% аргентинцев, которые имеют деньги на адвокатов", остальные от таких процессов только проиграют.

Очевидно, жизнь в режиме "чрезвычайщины" уже крайне утомила аргентинцев. В стране заметно стремление поддержать любые разумные меры по выходу из кризиса, который лишил работы каждого пятого гражданина страны и каждого второго обрек на жизнь за чертой бедности. Так что, возможно, правительство, которое готовит на сентябрь новый вариант решения проблемы банковских депозитов и реанимации банковской системы в целом, на этот раз столкнется с меньшим недоверием.

Виталий Шимкович,
по материалам Financial Times, BBC, BNamericas, AP, dailynews.yahoo.com

 
© агенство "Стандарт"