журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
КРИЗИС ДОВЕРИЯ

ФИНАНСОВЫЙ КРИЗИС

Банковские стратегии

Новые рыночные страны

РЕКЛАМА

Банковская деятельность

ИНФОРМАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ: ТЕНДЕНЦИИ

ИНФОРМАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ: МАРКЕТИНГ

ИНФОРМАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ: ПРОДУКТЫ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №8, 2002

КРИЗИС ДОВЕРИЯ

Citigroup: стратегия и тактика трудных времен

Ведущая финансовая группа США признает свои ошибки и обещает исправиться

Крупнейшая интегрированная банковская группа США переживает полосу неудач. Парламентское расследование связей Citigroup и обанкротившейся энергетической корпорации Enron привело к огласке весьма нелицеприятных фактов. Общественное мнение резко осудило действия Citigroup, акционеры Enron возбуждают против нее иски с требованием возмещения нанесенного ущерба, а собственные акционеры возмущены недостатком прозрачности ее операций – ставится под сомнение сама бизнес-модель универсальной финансовой группы. Тем не менее, аналитики полагают, что группа выстоит в этих трудностях, хотя сейчас подвергается испытанию не только финансовая прочность Citigroup, но и способность ее руководителей преодолевать серьезнейшие проблемы.

Встречные течения

В эти трудные времена менеджеры группы твердой рукой удерживают штурвал. Помощь, которую Citigroup оказывала Enron в маскировке долгов под прибыли, теперь уже установленный факт. Чтобы пережить его огласку с минимальными потерями, руководители Citigroup предприняли комплекс превентивных мер. Расследование деятельности подразделений группы проводится одновременно разными органами и в различных сферах, поэтому и встречные действия были проведены в разных направлениях. При этом, проблемы приходилось решать по мере их поступления, и первой на очереди была труднейшая ситуация, в которой оказалось инвестиционное подразделение Citigroup – банк Salomon Smith Barney.

В июле прокуратура штата Нью-Йорк начала расследование деятельности Джека Грубмана, ведущего аналитика Salomon в сфере телекоммуникаций. Его подозревают в намеренном завышении рейтинга скандально обанкротившейся WorldCom и других компаний этого сектора. Предполагается, что оплатой таких действий аналитического отдела банка служили контракты его инвестиционного подразделения на проведение высокоприбыльных операций. Полагают, что именно в задачи Грубмана входила маскировка связи между аналитической и инвестиционной деятельностью Salomon. В показаниях свидетелей по делу WorldCom отмечается, что Грубман появлялся на трех встречах инвестиционных банкиров с правлением этой компании.

Исходя из этих фактов генеральный директор Salomon Майкл А. Карпентер и глава Citigroup Сэнфорд Уэйл выстроили оптимальную защитную стратегию, учитывавшую, что Salomon не первым попал под удар. Двойная игра, в которой подозреваются аналитики ряда крупнейших брокерских фирм и инвестиционных банков, стала объектом серии гражданских и уголовных процессов. Первый из скандалов вспыхнул после огласки обнаруженных прокуратурой при расследовании деятельности банка Merrill Lynch фактов сознательного искажения аналитических материаллов (см. БП № 5, 6). Тем не менее, до возбуждения уголовного преследования дело не дошло: Merrill Lynch согласился заплатить штраф в сумме $100 млн. и провел некоторые изменения в структуре своего аналитического отдела, после чего внимание прокуратуры было переведено на двух его конкурентов – Salomon и Morgan Stanley. Имея в виду эти факты, Карпентер и Уэйл 15 июля отправили письма Харвею Питту, председателю Комиссии по ценным бумагам и биржам (SEC), Ричарду Грассо, председателю и исполнительному директору Нью-Йоркской фондовой биржи, и Роберту Глауберу, возглавлявшему Национальную ассоциацию дилеров ценных бумаг (NASD). Ими письменно был представлен свой вариант реформ банковских аналитических служб.

Руководители Salomon Smith Barney и Citigroup предложили регулирующим органам законодательно ограничить существующий конфликт интересов и уменьшить зависимость аналитиков от прибыли, которую получают инвестиционные банкиры. Имея целью договориться с прокуратурой, Карпентер и Уэйл продвинулись в своих предложениях дальше, чем руководители Merrill: они предлагают запретить аналитикам принимать участие в выездных презентациях, на которых руководители компаний, акции которых вскоре появятся на бирже, представляют свои предприятия менеджерам совместных фондов и другим институциональным инвесторам. Учитывая, что на эту уступку Merrill Lynch не согласился, можно было рассчитывать, что подобные предложения смягчат отношение Генерального прокурора Спитцера к Salomon и Citigroup. Чтобы достичь успеха наверняка, Карпентер и Уэйл выдвинули еще одно радикальное предложение, предложив запретить аналитикам поддерживать инвестиционных банкиров в предоставлении услуг акционерным компаниям.

Расчет оказался правильным: проекты Карпентера и Уэйла относительно введения новых правил для брокерского сектора Спитцер расценил как "весьма конструктивные". Правда, прокурор заявил, что он бы предпочел, чтобы менеджеры Citigroup и Salomon продвинулись еще дальше в этом направлении и в добровольном порядке осуществили эти реформы в своих банках. Кроме того, Спитцер полагает, что запрет на помощь аналитиков в заключении инвестиционных контрактов должен распространяться не только на акционерные компании и действовать, в частности, при организации первоначальных публичных предложений акций.

Наряду с этим Citigroup предлагает еще два новшества. С точки зрения руководства группы, следует запретить инвестиционным банкирам каким бы то ни было образом влиять на размер вознаграждения аналитикам и не позволять им просматривать составленные аналитиками сводки до их публикации. По словам официальных представителей Salomon, в банке уже введены эти ограничения. Судя по всему, теперь Salomon Smith Barney сумеет сравнительно быстро погасить связанный с данным расследованием скандал (кстати, Джек Грубман 15 августа был уволен). В первую очередь, – это заслуга его руководителя.

Антискандальный менеджер

Скандалы и разоблачения, которыми сопровождается расследование роли банков в финансировании Enron и WorldCom, для президента Salomon Smith Barney Майкла Карпентера – знакомая стихия. Восемь лет назад, когда он был президентом Kidder, Peabody, эта инвестиционная компания оказалась в центре скандала, поскольку ее брокер по облигациям Джозеф Джетт провел через отчеты $350 млн. "липовых" прибылей. И именно Карпентер выводил фирму из последовавшего кризиса. Впоследствии Карпентер покинул свой пост; по его выражению, он был вполне удовлетворен своим положением, но счел нужным освободить "территорию" для новой команды менеджеров.

При помощи Карпентера Salomon Smith Barney превратился в один из наиболее прибыльных инвестиционных банков мира, и, похоже, что теперь именно этот талантливый руководитель прокладывает для всей группы курс, по которому она могла бы с наименьшими потерями избавиться от связанных с Enron проблем. В конце июля, после обнародования информации о ходе сенатского расследования, акции Citigroup за два дня упали на 25%. Позднее их курс несколько восстановился, но все еще остается на 33-37% ниже прошлогоднего. В этой труднейшей ситуации Карпентер потребовал, чтобы исполнительные менеджеры Salomon сами обращались к клиентам банка и убеждали их, что все эти проблемы – временное явление. Он объяснил менеджерам, что огромные преимущества избранной бизнес-модели и прочное финансовое положение позволят Citigroup преодолеть нынешние трудности; необходимо лишь приложить все усилия, чтобы убедить в этом акционеров, сотрудников и клиентов.

Кроме того, для Карпентера весьма важно убедить в своем умении решать проблемы весьма строгого судью – президента Citigroup Уэйла. В настоящее время Уэйлу 69 лет, и Карпентер, которому пока еще только 55, входит в узкую группу его потенциальных преемников. Уэйл принял Карпентера на работу в 1994 году, когда тот покинул Kidder, Peabody, и поставил его во главе подразделения Travelers по страхованию жизни. Уже в те времена Уэйл высоко оценил стратегический талант Карпентера, изначально разделявшего его стремление к сокращению затрат.

По словам Генри Мак-Вея, аналитика Morgan Stanley, банк Salomon Smith Barney был на переднем крае борьбы за снижение расходов на протяжении последнего рыночного спада. Отчасти именно благодаря строжайшему контролю Карпентера во втором квартале текущего года прибыли от инвестиционной деятельности Salomon возросли на 4%. Помимо всего прочего, Карпентер жестко контролировал выплаты вознаграждений банкирам и брокерам Salomon. По данным Мак-Вея, в этом подразделении Citigroup отношение расходов на заработную плату к чистой прибыли в конце второго квартала составляло 42% (при том, что в среднем по банковскому сектору это отношение было на уровне 48%).

Настойчивые требования Карпентера, чтобы инвестиционные банкиры и брокеры Salomon сами обращались к клиентам банка с предложением услуг, уже дали определенные результаты. За последние две недели июля Salomon провел несколько удачных операций. Именно Salomon стал одним из консультантов IBM по приобретению консалтингового подразделения PriceWaterhouseCooper. Кроме того, банку было поручено совместно с Merrill Lynch руководить проведением первоначального публичного предложения акций компании LeapFrog, выпускающей учебные материалы для учебных заведений. Роб Зиммерман из компании Greif Brothers, для которой в это же время Salomon привлек $800 млн. в высокодоходных (или "мусорных") облигациях и банковских займах, заметил: "Мы были просто восхищены тем, как они умудрились выполнить наше поручение в такое трудное для них самих и для экономики время ".

С другой стороны, Salomon увеличил свою рыночную долю в сфере инвестиционной деятельности, поскольку спад вынудил конкурентов ограничить операции. По статистике Thomson Financial, за первое полугодие банк заработал $1.3 млрд. за счет деятельности на рынках ценных бумаг, что оказалось на 60% больше, чем у ближайшего конкурента. Соответственно, никто не сомневается в прибыльности этого инвестиционного банка и в способностях его руководителя. По словам конкурентов и бывших коллег Карпентера, они будут крайне удивлены, если окажется, что он оставил хоть какой-то след, по которому можно было бы выйти на его банкиров, замешанных в финансировании Enron и WorldCom.

"Я полностью доверяю Уэйлу"

Похоже, в отношении проблем, связанных с финансированием Enron и WorldCom, банкиры тоже избрали правильную стратегию. Очевидно, быстро погасить скандал, вспыхнувший после огласки фактов, просто невозможно. Ситуация была неуправляемой. Поэтому менеджеры Citigroup склонили головы под градом обвинений, говорили о своей неосведомленности и приносили извинения. Однако через несколько недель накал страстей несколько спал, а банкиры предприняли шаги, чтобы овладеть ситуацией. Момент для контратаки был выбран правильно, последовательность же действий – четко выверена.

В начале августа Уэйл объявил сотрудникам банка о грядущих переменах и, разумеется, не стал утаивать это от прессы. Он сообщил, что отныне Citigroup не будет финансировать компании, которые планируют маскировать долги без отражения их в своей отчетности. Кроме того, Уэйл заявил, что Citigroup намерена присоединиться к группе корпораций, которые начнут проводить по своей бухгалтерии как расходы предоставленные сотрудникам опционы на акции; это бухгалтерское новшество начнет действовать с будущего года. Еще одно нововведение заключается в том, что правление Citigroup создаст специальную комиссию, которая будет заниматься проблемами корпоративного управления; в ее составе будут только независимые директора. Кроме того, Уэйл сообщил, что теперь он лично и финансовый директор Тодд Томсон будут подписывать финансовые отчеты банка в соответствии с последними требованиями SEC.

Контратака произвела должный эффект. Основными причинами падения акций Citigroup были резкая реакция общественности на помощь, которую банк обеспечил Enron в плане сокрытия долгов, и недовольство инвесторов недостаточной прозрачностью операций. Подобные способы тайного кредитования весьма доходны для банков. Например, только за 1997-2001 годы прибыль Citigroup от процентов по предоставленным Enron кредитам составила $167 млн. Естественно, что заявление Уэйла о немедленном прекращении финансирования компаний в тайне от их инвесторов, аудиторов и топ-менеджеров было воспринято благосклонно.

Решение по поводу опционов удивило многих. Десять лет тому назад именно Citigroup была наиболее яростным противником того, чтобы включать предоставленные сотрудникам опционы в графу расходов. Опционы дают сотрудникам право покупать акции компании по определенной цене, обычно – по той, по которой они котируются на бирже в день предоставления опциона. Эта система вознаграждения сотрудников получила широчайшее распространение в период рыночного бума, особенно в секторе телекоммуникаций. Цены акций могли увеличиться очень быстро, и именно такие опционы обеспечивали сотрудникам основную часть их дохода – прибыли от реализации опционов могли в несколько раз превышать размеры заработной платы. Особенно выгодным оказывалось приобретение акций телекоммуникационных компаний при их первом появлении на рынке, так как цены на них уже через несколько дней могли взлететь на 20-30%. Именно по этой причине одна из линий, по которой прокуратура проводит расследование деятельности Salomon Smith Barney, предполагает отработку версии будто менеджеры WorldCom могли иметь привилегированный доступ к акциям, размещением которых при первоначальном публичном предложении занимался Salomon.

Действующие в настоящее время в США бухгалтерские правила оставляют на усмотрение самих компаний решение, по какой графе проводить эти опционы. С одной стороны, их можно рассматривать как доход, поскольку речь идет о продаже акций. Однако, с другой, – это явные издержки. Разумеется, для компаний выгодно показывать в отчетах максимальную прибыльность – это повышает их рейтинг. Соответственно, опционы сотрудникам обычно проводят по приходной графе. Уэйл сообщил, что намерение Citigroup регистрировать опционы как издержки уменьшит прибыли компании на 3 цента на акцию в 2003 году, а в 2007-м, когда опционы, выданные в текущем году, будут полностью реализованы, снижение прибыли составит 6 центов на акцию.

Уэйл объяснил это решение следующим образом: "Инвесторы дали нам ясно понять, что они предпочитают именно такой способ регистрации опционов, а ответственность перед акционерами представляет для Citigroup высший приоритет". Это решение вызвало аплодисменты Уоррена Баффета, известного инвестора и генерального директора Berkshire Hathaway. Он заявил корреспондентам: "Я полностью доверяю Уэйлу". В свою очередь, аналитик Генри Мак-Вей из Morgan Stanley считает, что это решение – оптимальная реакция на ситуацию, в которой оказался банк. По его мнению, на рынках капитала появилась тенденция к самоконтролю, и это – естественная реакция на обнародование информации о злоупотреблениях.

Тем не менее, аналитики и инвестиционные банкиры осознают, что расследования и судебные процессы, возникающие в связи с Enron и WorldCom, могут затянуться на многие месяцы. По их мнению, в конце концов, Salomon и Citigroup преодолеют возникшие трудности, однако главная проблема состоит в том, что подобные вещи надолго сохраняются в человеческой памяти.

Галина Резник,
по материалам Financial Times, New York Times, Boston Globe

 
© агенство "Стандарт"