журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
КРИЗИС ДОВЕРИЯ

ФИНАНСОВЫЙ КРИЗИС

Банковские стратегии

Новые рыночные страны

РЕКЛАМА

Банковская деятельность

ИНФОРМАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ: ТЕНДЕНЦИИ

ИНФОРМАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ: МАРКЕТИНГ

ИНФОРМАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ: ПРОДУКТЫ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №8, 2002

КРИЗИС ДОВЕРИЯ

Глава Deutsche Bank под угрозой судебного иска

Германская прокуратура почти довела до конкретных обвинений расследование состоявшейся два года назад продажи компании Mannesmann

Не успел Йозеф Акерманн занять пост генерального директора Deutsche Bank, крупнейшего банка Европы (см. БП № 6, 7), как тут же был вовлечен в набирающий обороты скандал, связанный с крупнейшим в европейской истории враждебным приобретением – покупкой британской телекоммуникационной компанией Vodafone Group германской компании мобильной связи Mannesmann. В настоящее время германская прокуратура вплотную занялась расследованием той роли, которую Акерманн, будучи членом наблюдательного совета приобретенной компании, сыграл в выплате руководителям Mannesmann компенсационных платежей в размере около 50 млн. ф. ст. Впрочем, в официальном заявлении Deutsche Bank, последовавшем через несколько дней после сообщений о начале расследования продажи Mannesmann, все выдвинутые против Акерманна обвинения были названы "безосновательными и абсолютно непонятными". Между тем, на этом далеко не безоблачном фоне Deutsche Bank объявил об увеличении прибыли во втором квартале текущего года на 35%.

Прокуратура анализирует обстоятельства продажи Mannesmann

Расследование обстоятельств продажи Mannesmann было начато прокуратурой Дюссельдорфа в марте 2001 года. В поле зрения следователей попали события февраля 2000 года, происходившие в момент завершения приобретения Mannesmann компанией Vodafone.

По мнению подавших жалобу штуттгартских юристов из компании Binz & Partner и поддержавших их прокуроров, компенсационные выплаты руководителям продаваемой компании, осуществленные через несколько дней после того, как они, наконец, согласились продать Mannesmann за 101 млрд. ф. ст. ($183 млрд.) телекоммуникационному гиганту Vodafone, могли иметь явно чрезмерный объем. Однако до обвинений против конкретных лиц дело Mannesmann было доведено лишь в конце июля 2002 года, т.е. почти через полтора года после начала расследования.

По словам одного из бизнесменов, знакомого с обстоятельствами дела, прокуратуре явно недостает неопровержимых доказательств, но бросить дело Mannesmann на полпути следователи уже не могут. "Скандалы, разразившиеся вокруг Enron и WorldCom, вселяют в следователей надежду на успешное рассмотрение дела Mannesmann в суде", – отмечает этот предприниматель.

Если следователям действительно удастся подтвердить свои предположения, в отношении лиц, вовлеченных в продажу Mannesmann, может быть выдвинуто обвинение в сознательном нарушении интересов акционеров посредством завышения компенсационных выплат руководителям компании. Это, по германским законам, считается уголовным преступлением и влечет за собой наказание вплоть до пяти лет лишения свободы. Расследование должно окончательно завершиться до конца лета текущего года.

Основным потенциальным обвиняемым по делу Mannesmann выступает бывший генеральный директор этой компании Клаус Эссер. Четвертого февраля 2000 года, через день после того, как Mannesmann приняла предложение Vodafone, уходящему в отставку Эссеру было вручено компенсационное вознаграждение в сумме DM60 млн. (около $30 млн.), т.е., примерно, в два раза больше, чем полагалось по заключенному с ним контракту. Остальные высшие менеджеры Mannesmann получили, в общей сложности, еще около $40 млн.

По словам присутствовавших на заседании, где решался вопрос о компенсационных выплатах, размер вознаграждения Эссера был предложен Каннингом Фоком, директором крупнейшего акционера Mannesmann – компании Hutchison Whampoa, а затем поддержан остальными членами наблюдательного совета компании. Впрочем, обвинения против Фока пока не выдвинуты.

Сам Эссер решительно опроверг все предъявленные ему обвинения. Более того, он подал встречный иск против прокуратуры Дюссельдорфа, обвинив ее в нанесении ущерба его деловой репутации.

Обвинения могут быть выдвинуты и против руководителя промышленного профсоюза IG Metall Клауса Цвикеля, который вместе с главой Deutsche Bank входил в состав наблюдательного совета Mannesmann, а также против 11 бывших директоров компании. Таким образом, вне подозрений пока остается лишь глава Vodafone – сэр Кристофер Гент.

У прокураторы, по заявлению адвоката Клауса Цвикеля, есть намерение выдвинуть обвинение против его клиента, и оно, скорее всего, будет претворено в жизнь. В то же время, в этом заявлении была опровергнута возможность каких-либо нарушений законодательства со стороны Цвикеля в ходе продажи Mannesmann.

Инициаторы расследования настроены совершенно по-иному. По словам Мартина Зорга, юриста германской компании Binz & Partner (именно его жалоба и дала начало расследованию обстоятельств продажи Mannesmann), Йозеф Акерманн оказался сейчас в крайне уязвимой позиции. "Акерманн возглавляет Deutsche Bank. Если против него будет выдвинуто официальное обвинение, он больше не сможет занимать этот пост. Ведь на карту будет поставлена репутация ведущего банка Германии", – считает Зорг.

Судя по всему, именно заявления подобного рода заставили Deutsche Bank официально отреагировать на скандал вокруг продажи Mannesmann и возможность предъявления обвинений против Йозефа Акерманна. В официальном заявлении Deutsche Bank была отвергнута какая-либо причастность Акерманна к возможным нарушениям в процессе продажи Mannesmann. Как отмечено в заявлении пресс-службы банка, Акерманн "всегда действовал чрезвычайно ответственно и в полном соответствии с интересами компании".

Дело Mannesmann.

Что дальше?

Как отмечают немецкие средства массовой информации, у прокуроров пока нет достаточного числа доказательств для того, чтобы подтвердить факт, что завышенные компенсационные платежи руководителям Mannesmann носили характер взятки и были направлены на то, чтобы склонить этих людей принять условия Vodafone. Однако, даже и без этих доказательств обвинения остаются достаточно серьезными, в пользу чего говорит и довольно оперативная реакция на них Deutsche Bank.

В то же время, по мнению ряда экспертов, скандал вокруг продажи Mannesmann может привлечь внимание общественности к проблеме чрезмерных компенсационных выплат уходящим со своих постов высшим менеджерам германских компаний.

Тогда как в США и Великобритании существенная разница в размерах компенсационных вознаграждений менеджеров высшего звена и занимающих менее высокие посты сотрудников компаний уже давно никого не удивляет, в Германии эта разница долгое время была одной из наименьших среди развитых промышленных стран. Однако, по мере расширения масштабов бизнеса германских компаний, их руководство постепенно начинает переходить к мировым стандартам выплат руководящему составу, что крайне неоднозначно воспринимается в самой Германии, примером чему и стало дело Mannesmann.

И, наконец, в свете грядущих в сентябре нынешнего года выборов в Германии дело Mannesmann приобрело и некоторый политический оттенок. Эдмунд Штойбер, соперник нынешнего германского канцлера Герхарда Шрёдера, в своей предвыборной речи отметил завышенные размеры компенсационных платежей высшим менеджерам германских компаний. По мнению Штойбера, столь высокие выплаты, равно как и высокие зарплаты руководящего состава, "нарушают социальный баланс" в Германии.

Несмотря на столь жесткие заявления специалисты, знакомые с германской судебной системой, отмечают, что анализ аргументов прокуратуры и окончательное принятие судом решения относительно целесообразности начала процесса по делу о продаже Mannesmann могут затянуться на срок от 6 до 12 месяцев. А, как показывает опыт ряда подобных дел в Германии, их шансы воплотиться в реальный судебный процесс после всей этой длительной процедуры крайне невелики.

А, тем временем, на фоне набирающего обороты скандала вокруг обстоятельств продажи Mannesmann, 1 августа Deutsche Bank обнародовал финансовые итоги своей деятельности во втором квартале текущего года. Оглашенные банком цифры превысили большинство рыночных прогнозов и продемонстрировали, что Deutsche Bank удалось пережить последние экономические потрясения как в общемировом, так и в национальном масштабе гораздо более успешно, чем многим его конкурентам.

Во втором квартале текущего года прибыль Deutsche Bank до выплаты налогов возросла на 35% и составила @2.22 млрд. Удалось банку и частично взять под контроль операционные расходы – главную головную боль всех крупных германских финансовых институтов. Во втором квартале 2002 года объем операционных расходов Deutsche Bank снизился до @5.33 млрд. по сравнению с @.63 млрд. за аналогичный период 2001 года.

По словам Йозефа Акерманна, несмотря на тяжелые условия рынка Deutsche Bank во втором квартале нынешнего года смог успешно осуществлять свой бизнес. Впрочем, в открытом письме акционерам банка глава Deutsche Bank отметил, что оснований для излишнего оптимизма пока все-таки нет. Так, уровень корпоративных банкротств в Германии, поднявшийся до рекордных величин в прошлом году, по мнению Акерманна, еще не достиг пика, что сулит Deutsche Bank новые испытания. Банк уже довольно серьезно пострадал в результате краха американской компании WorldCom и двух германских компаний – строительной Holzmann и инжиниринговой Babcock Borsig.

И, наконец, улучшение финансовых показателей банка было во многом получено благодаря продаже принадлежавших Deutsche Bank крупных пакетов акций других германских корпорациях, прежде всего, – страховых компаний Allianz и Munich Re. По словам Акерманна, прибыли от подобного рода продаж – своеобразный финансовый "наркотик", к которому Deutsche Bank совершенно не стоит привыкать.

Алексей Вересюк,
по материалам Financial Times, New York Times, AP

 
© агенство "Стандарт"