журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
рубрики
ТЕМА НОМЕРА

КОМПАНИИ И РЫНКИ

КРИЗИС ПЕРЕПРОИЗВОДСТВА

ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

РЫНОК ЧЕРНЫХ МЕТАЛЛОВ

РЫНОК ЦВЕТНЫХ МЕТАЛЛОВ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Металлы мира" – №8, 2002
Приложения к статье
Цены на алюминий xна Лондонской бирже металлов, $/т
Цены на алюминиевый сплав на Лондонской бирже металлов, $/т
Цены на медь на Лондонской бирже металлов, $/т
Цены на никель на Лондонской бирже металлов, $/т
Цены на цинк на Лондонской бирже металлов, $/т
Цены на свинец на Лондонской бирже металлов, $/т
Цены на олово на Лондонской бирже металлов, $/т

РЫНОК ЦВЕТНЫХ МЕТАЛЛОВ

Обзор рынка базовых цветных металлов: 1 июля – 15 августа

Умеренный оптимизм, с которым мировой рынок базовых цветных металлов вступил во второе полугодие 2002 года, всего через три недели сменился крайним пессимизмом. Паника на фондовых биржах, вызвавшая уже не опасения, а твердую уверенность аналитиков в том, что экономический спад в США продлится еще достаточно длительное время, привела к быстрому падению цен на металлы. Для некоторых из них, в частности – цинка и свинца, это оказалось даже еще более значительным, чем спад осенью прошлого года после событий 11 сентября. Конечно, немалую долю ответственности за такое резкое снижение должны нести инвестиционные фонды, которые, окончательно разочаровавшись в металлах, в конце июля – начале августа в спешном порядке полностью ликвидировали свои позиции (или почти все) на Лондонской бирже металлов (ЛБМ). Однако, как всегда, их действия опирались на вполне реальные фундаментальные факторы. Биржевой спад совпал по времени с появлением неблагоприятных признаков в экономике США, да и положение других крупных стран-потребителей, за исключением, разве что, Китая, внушает опасения. И, все же, как представляется, стоимость металлов упала слишком быстро и очень низко. Если в ближайшее время не будет отмечено новых неприятностей, в сентябре должна произойти коррекция, и цены слегка поднимутся. Тем не менее, фонды, ушедшие с рынка металлов, правы, как минимум, в одном: подъем, который ожидался здесь в третьем квартале 2002 года, откладывается на неопределенный срок.

Алюминий: слабость тыла

За последние несколько месяцев участники рынка привыкли к относительной стабильности алюминия, в этом году редко выходившего за границы интервала между $1350 и $1450 за т по трехмесячному контракту, поэтому первоначальные прогнозы аналитиков на третий квартал отличались редкостным единодушием. Например, согласно прогнозу Barclays Capital, опубликованному в конце первой декады июля, до конца лета алюминий должен был колебаться на уровне $1365-1385 за т, а осенью все уже могло определяться соотношением между спросом и предложением. Как ожидалось, увеличиться должно было и то, и другое в силу, соответственно, начала экономического подъема в развитых странах и расширения производства, в первую очередь, в США, Бразилии и Китае. Только, возможно, в разной степени.

Этот и подобные прогнозы не оправдались. С середины июля цены на алюминий, как, впрочем, и на другие металлы на ЛБМ, резко взяли курс на снижение. Когда в июне курс доллара внезапно упал по отношению к евро и ряду других валют, это считалось выгодным для металлов, поскольку их рассматривали как альтернативное доллару направление вложения средств; кроме того, дешевый доллар должен был интенсифицировать активность европейских покупателей металлов. Но стоило к колебаниям валютного курса добавиться биржевому спаду, как от этих оптимистичных настроений не осталось и следа. До участников рынка и специалистов как-то быстро дошло, что экономика США находится в значительно худшем состоянии, чем об этом было принято думать, а конец спада, которого непрерывно ожидают с конца 2000 года, в очередной раз откладывается.

Сброс своих активов инвестиционными фондами вывел алюминий на уровень немногим ывше $1300 за т по трехмесячному контракту. Тем не менее, спад цен на алюминий был менее резким, чем у других металлов, благодаря довольно высокому для середины лета потребительскому спросу. По сравнению с провальным прошлым годом, спрос на алюминий, в том числе и в развитых странах, возрос на довольно существенную величину. По крайней мере, с этой точки зрения перспективы рынка выглядят не столь плохими.

Тем не менее, этот положительный фактор полностью обесценивается избыточным предложением. Несмотря на длительный период сохранения низких цен ни один крупный производитель алюминия в последние месяцы не объявлял о существенном добровольном сокращении выпуска продукции. Скорее, наоборот – компании отрасли предпочитают снижать себестоимость.

Так, например, в США производство алюминия в июне уже более чем на 5% превысило аналогичный прошлогодний показатель: в среднем – 7,5 тыс. т металла в день по сравнению с 7,15 тыс. т. А за период с июля 2001-го по июнь 2002 года в стране было выплавлено 2,7 млн. т алюминия против 2,6 млн. т за предыдущие 12 месяцев. Правда, в конце июля компания Alcoa объявила, что пересмотрела свое решение о немедленном вводе в строй нескольких линий, остановленных в 2000-2001 годах, но существенного влияния на цены это не оказало. По словам одного из трейдеров, все равно алюминия на рынке слишком много.

Как считают аналитики, теперь перспективы мирового рынка алюминия достаточно туманны. С учетом последних данных промышленное производство в США и других развитых странах не спешит набирать оборотов, так что ожидаемого этой осенью скачка спроса, скорее всего, не будет. С другой стороны, пока не заметно признаков существенного сужения объема производства. Основное беспокойство у специалистов вызывает Китай, где национальное производство алюминия увеличивается на 20% в год, в то время как темпы экономического роста достигают всего около 7-8%. В результате экспорт алюминия из КНР постоянно наращивается. Например, в июне 2002 года он достиг 69,8 тыс. т, что более чем в 2 раза превосходит данные годичной давности. По мнению тех же аналитиков из Barclays Capital, которые в начале июля предрекали рынку алюминия стабильность, "в течение ближайших нескольких лет дестабилизирующее влияние Китая будет нарастать, а стоимость алюминия при отсутствии серьезных шагов в части сокращения объемов выплавки может упасть до менее $1100 за т, как во время кризиса перепроизводства в 1993 году".

В более краткосрочном плане мобильность цен будет определяться состоянием экономики развитых стран. Если осенью им удастся преодолеть негативные тенденции, алюминий, как и другие металлы, может вернуться, примерно, на тот же уровень, на котором он находился до начала июльского спада. Менее благоприятное развитие событий будет означать дальнейшее снижение цен, возможно, до менее $1250 за т по трехмесячному контракту. В первой половине августа цены на алюминий на ЛБМ, в основном, стабилизировались возле отметки в $1300 за т, но вряд ли это надолго.

Спотовый рынок алюминия в первой половине июля повсеместно демонстрировал достаточно высокую степень активности и растущие премии. В Европе за последние месяцы возник ощутимый дефицит экструдированных заготовок, поскольку некоторые из поставщиков переориентировались на страны Восточной Азии, а прочие стали производить больше алюминиевых слябов, естественно, в ущерб другим видам полуфабрикатов. В середине июля трейдеры отмечали очень большой разнобой в котировках: по одним сведениям, заготовки можно было приобрести с премией в $240-250 за т по сравнению с ценой на ЛБМ со склада, другие в качестве отчетного указывали уровень в $260-270 за т, а некоторые сделки могли заключаться даже из расчета около $280 за т. Впрочем, в чем сходились все, так это в том, что найти необходимый материал на рынке весьма сложно, а заводы обеспечены заказами на несколько месяцев вперед.

Низкие цены на ЛБМ и достаточно высокий для середины лета спрос привели к увеличению премий и на другие виды алюминиевой продукции. Так, например, слитки западного производства с неуплаченной пошлиной достигли к середине июля $38-44 за т (по сравнению с $33-38 за т в июне), материал с уплаченной пошлиной изменился в цене за тот же период от $77-85 до около $83-90 за т выше уровня ЛБМ. Премия на российский алюминий А7е составляла, приблизительно, $33-37 за т.

Характерно, что эти процессы были свойственны и другим регионам. Так, в США премия Midwest в июне и первой половине июля была доведена до 4,75-5 центов за фунт при весьма высоком обороте. На корейском рынке несмотря на наличие больших объемов китайского металла на складах в портах премии на западный алюминий в июле слегка варьировали от $46-48 до $47-50 за т по сравнению с ценами на ЛБМ. Да и сам китайский алюминий подорожал до $28-30 за т относительно биржевой цены и почти сравнялся в стоимости с немного подешевевшим российским материалом.

Сбой цен во второй половине июля на спотовом рынке нашел свое отражение, в первую очередь, в резком сужении объема продаж. Большинство потребителей в условиях неопределенности посчитали необходимым на время покинуть рынок. Это, естественно, прекратило процесс увеличения премий и даже повернуло его вспять. В частности, в США премия Midwest снизилась в августе до около 4,5 центов за фунт. В сравнимом соотношении изменились размеры премий в Европе и на Дальнем Востоке.

Невероятно, но падение цен на первичный алюминий лишь в минимальной степени затронуло рынки алюминиевого лома и сплавов. В августе на ЛБМ и вовсе сложилась парадоксальная ситуация, когда разница в ценах между алюминием и сплавом А380/Din226, обычно равная порядка 17-20% от стоимости металла, сократилась до менее $50 за т. Это объясняется, в первую очередь, спадом в металлообрабатывающей отрасли, приведшим к уменьшению поступлений промышленного лома, экспортными ограничениями в России и Украине, а также высоким спросом на лом в Китае и других странах Восточной Азии, в связи с чем в США и Западную Европу поступает меньше материала.

Особенно жестоким оказался в июле дефицит лома в Италии, отчего местным заводам приходилось приобретать первичный алюминий в слитках и смешивать его с ломом для производства сплавов. Цены на лом tense (смешанные отливки), который используется, в основном, для производства наиболее массового сорта сплава (Din226), к середине июля поднялись до @1200-1270 за т по сравнению с @1180-1250 за т в начале месяца. Дорогостоящий литографический лом, который традиционно котировался на уровне 90-92% от стоимости первичного металла на бирже, довел это соотношение до 95-96%.

Даже после падения цен на алюминий на ЛБМ лом подешевел лишь в незначительной степени, что еще более усложнило положение производителей сплавов, которым пришлось пойти на существенный сброс цен на свою продукцию из-за снизившегося спроса, в первую очередь, в автомобильной промышленности, и неопределенности относительно перспектив. Цены на материал Din226, в первой половине июля доходившие до @1600-1650 за т, в августе сошли до около @1550-1620 за т, хотя потребители считают и эти цифры весьма завышенными.

В такую же ловушку попали и индийские производители сплавов. В то время как стоимость алюминия на мировом рынке падала, цены на импортируемый лом, наоборот, росли на $20-25 за т по сравнению с началом июля. В августе лом отливок tense поставлялся в Индию по ценам, близким к $1075 за т CIF, а стоимость литографического лома зашкаливала за $1250-1300 за т CIF. Как жалуются плавильные компании, они просто не в состоянии платить такие цены, так как спрос на их собственную продукцию невысок, а условия диктуются покупателями, однако тотальная нехватка лома в стране не оставляет им иного выхода. Впрочем, в той или иной степени эта проблема сейчас актуальна и для других компаний отрасли во всем мире.

Ситуация на международном спотовом рынке глинозема, как и раньше, полностью определяется объемом китайского импорта, что позволяет покупателям диктовать свои цены. Так, ничем не завершился тендер на продажу 35 тыс. т глинозема, организованный в начале июля индийской компанией Nalco. Руководство компании не согласилось на предложенную цену в $147,16 за т FOB Визаг, но дороже никто не готов был платить и вряд ли скоро согласится на это. По мнению западных аналитиков, Nalco сама виновата в своем нынешнем положении: расширив производственные мощности, индийская компания не смогла заключить под них долгосрочных контрактов и теперь вынуждена полагаться на добрую волю потребителей.

Тем временем у специалистов начали развеиваться страхи по поводу возможного прекращения китайских закупок. После того как в прошлом году КНР был резко расширен импорт глинозема, составивший около 3 млн. т материала (по сравнению со своей обычной "нормой" в 1,5 млн. т), у участников рынка возникли опасения, что при избыточных запасах китайские компании в один прекрасный момент уйдут с рынка, спровоцировав грандиозное падение цен. Теперь же стало очевидно, что интенсивные закупки глинозема Китаем имеют под собой прочное основание.

Производство алюминия в Китае за первое полугодие 2002 года составило 2,03 млн. т, что на 25,2% превышает показатель аналогичного периода 2001 года. В то же время, национальный выпуск глинозема в стране увеличился на 13,2% (до 2,66 млн. т), а импорт – на 27,1% (до 2,01 млн. т). В целом это означает, что спрос на глинозем в Китае растет более высокими темпами, чем его предложение из внешних и внутренних источников. Исходя из того что алюминиевая отрасль в стране продолжает ускоренно развиваться, импорт глинозема в Китай будет и в дальнейшем расширяться в объемах.

И, все же, к середине текущего года в китайских портах скопилось около 1,6 млн. т этого материала, что, естественно, сузило объемы новых закупок. В соответствии с этим спущены были и цены. В частности, австралийский глинозем, в начале июля экспортированный в Китай по ценам около $158-160 за т FOB, подешевел до не более $150 за т FOB, карибский же сохранил свою дистанцию в $10-15 за т по отношению к австралийскому, синхронно снизойдя до $135-140 за т FOB. Так что можно считать, что Nalco "пожадничала", отказавшись от $147 за т.

Текущее падение цен на алюминий, бесспорно, будет сдерживать и цены на глинозем, хотя специалисты, основываясь на постоянный рост закупок Китаем, рисуют этому рынку неплохие перспективы. Тем не менее, пока не возобновилось производство алюминия на заводах северо-запада США (а это вряд ли произойдет ранее конца 2003 года), международный спотовый рынок глинозема будет оставаться рынком покупателя, причем, единственного.

Медь: даже мало может быть слишком много

Рынок меди, который до середины июля наиболее активно раскручивался спекулянтами, пострадал сильнее прочих от спада, начавшегося во второй половине месяца. Спрос на медь наиболее тесно связан с состоянием промышленности, и биржевая паника, в перспективе готовая перейти в новый экономический спад в развитых странах, быстро и самым негативным образом переориентировала ожидания участников рынка. В результате, если в первых числах июля цены на медь на ЛБМ вплотную подходили к отметке в $1700 за т по трехмесячному контракту, то месяц спустя они находились значительно ниже $1500 за т, а некоторые аналитики ожидали в ближайшем будущем их снижение до менее $1450 за т.

Ближе к середине августа курсы акций на мировых биржах вышли из пике, цены же на медь, в свою очередь, поколебавшись, остановились на $1480-1500 за т, что, правда, вряд ли можно признать приемлемым показателем. Впрочем, нынешнее соотношение спроса и предложения фактически не оставляет шансов иным раскладам. Если на рынке алюминия относительно неплохой спрос девальвируется избыточным предложением, то в отношении меди ситуация противоположная: объем поставок удерживается на довольно низком уровне, но потребление меди и того скромнее.

Между тем, еще в первой половине июля положение на рынке выглядело вполне удовлетворительным. По данным International Copper Study Group (ICSG), спрос на медь в мировом масштабе достаточно устойчиво рос из месяца в месяц. И, хотя, по крайней мере, по состоянию на май 2002 года, он был все еще несколько ниже, чем год назад, то и производство меди продолжало отставать от прошлогоднего графика, причем, на более значительную величину (2,7 против 3,2%).

Наконец, все более емким рынком для мировых производителей меди становится Китай, где потребление этого металла растет огромными темпами в связи с расширением выпуска электротоваров и автомобилей. За первую половину текущего года этот показатель увеличился на 21% по сравнению с аналогичным прошлогодним периодом и достиг 1,4 млн. т. В то же время, национальное производство меди прибавило только 11,3% (составляет 773,6 тыс. т), что вынудило китайцев закупить на внешнем рынке 590,8 тыс. т меди, а это почти на 75% больше, чем в январе-июне 2001 года. Причем, дальнейшее наращивание оборотов китайской медеплавильной промышленностью сдерживается нехваткой концентратов (как производимых внутри страны, так и закупаемых за рубежом), так что импорт меди Китаем и в будущем будет увеличиваться.

Очевидно, китайский фактор вскоре сыграет свою роль на мировом рынке меди, но сейчас основное влияние на цены оказывает недостаток спроса в развитых странах. После паники в середине июля объем закупок конечными потребителями снизился в связи с негативными сигналами об отсутствии подъема в американской промышленности. Теперь даже сложно сказать, сможет ли рынок восстановиться осенью, когда компании отрасли, по идее, должны появиться на рынке после окончания периода летнего спада деловой активности. Ранее считалось, что в первой половине текущего года многие из них израсходовали большую часть своих резервов, однако их пополнение может быть отложено.

Значительное беспокойство у аналитиков вызывает и 2003 год, когда должна завершиться реализация чилийских проектов Escondida IV и El Teniente, благодаря чему производство меди в стране должно возрасти от 4,61 млн. т в 2002 году до 5,27 млн. т (в пересчете на рафинированную медь), и, если к середине будущего года рынок не успеет подняться, он, вполне вероятно, будет обречен на новый кризис.

На спотовом рынке июль и первая половина августа выдались относительно спокойными. Активность как была минимальной в начале июля, так и осталась таковой и во время падения биржевых цен. Премии остались относительно постоянными, хотя их снижения, все же, не удалось избежать, особенно в США, где в начале августа некоторые сделки осуществлялись из расчета менее 2,5 центов за фунт по сравнению с ценами биржи Comex (против 2,5-3,5 центов за фунт месяцем ранее). В Европе стандартная медь в августе предлагалась по ценам биржи или даже с небольшим дисконтом, премии на катодную медь "А" находились на уровне $15-20 за т CIF Роттердам и до $30 за т в Италии.

Медный лом в отличие от алюминиевого в июле-августе повторил спад на рынке первичного металла, хотя трейдеры испытывали точно такие же трудности с приобретением материала. Помимо "естественного" сужения объема предложения в связи со спадом в промышленности, ограничениями и т.д., свой вклад в создание дефицита внесло и откровенное нежелание сборщиков лома расставаться со своими запасами по тем ценам, которые им предлагались. Тем не менее, спрос на лом упал в той же степени, что и предложение (если не в большей), поскольку многие заводы, разочаровавшись в перспективах на осень, продлили свои летние каникулы. Кроме того, из-за снижения курса доллара многим европейским трейдерам еще в июне стало невыгодно поставлять лом в Восточную Азию, и этот материал оказался на рынке ЕС.

В начале августа, когда падение цен на медь на ЛБМ достигло максимума, лом № 1 (berry) котировался на европейском рынке всего лишь по $1320-1390 за т по сравнению с $1470-1510 за т месяцем ранее. В такой же степени подешевел и лом № 2 (birch/cliff), изменившийся в цене от $1400-1450 до $1270-1340 за т CIF. Лом латунных радиаторов (ocean) стоил около $790-830 за т. Дальнейшее развитие событий, по мнению трейдеров, будет определяться колебаниями цен на ЛБМ.

Никель: на прочном фундаменте

Июльский спад, естественно, не прошел мимо биржевого рынка никеля, где цены за несколько дней рухнули почти на $1000 за т: от $7300-7500 до менее $6500 за т по трехмесячному контракту. Однако, после того как инвестиционные фонды ликвидировали свои позиции, цены уже в первых числах августа приподнялись и стабилизировались на уровне около $6700 за т, который можно признать достаточно высоким. По крайней мере, о возвращении к катастрофически низким ценам образца прошлого сентября для никеля (в отличие от всех остальных базовых цветных металлов) речь не идет.

Причина относительной устойчивости рынка никеля заключается в наличии реально растущего спроса. Если в 2001 году объем глобального потребления этого металла сократился на 2,7%, то за первые пять месяцев текущего года спрос, по данным International Nickel Study Group (INSG), возрос на 5%, в то время как предложение увеличилось только на 4%. И в дальнейшем ежегодное расширение масштабов потребления никеля должно составлять, в среднем, 3,7-4% в год, что дает возможность производителям никеля не слишком беспокоиться о сбыте. По оценкам специалистов компании Roskill Information Services, в ближайшие пять-шесть лет цены на никель будут изменяться в интервале между $5000 и $8000 за т, так что их нынешний уровень можно признать почти равновесным.

Сейчас достаточно высокий объем потребления никеля определяет рост производства нержавеющей стали, особенно заметный в Китае, Индии и ЮАР. Несмотря на летнюю паузу эти страны обеспечивают достаточно пристойный спрос на этот металл, благодаря чему удалось избежать существенного падения цен. Более того, некоторые специалисты называют колебание от более $7300 до $6700-6800 за т "необходимой коррекцией", так как цены в конце первого полугодия казались им завышенными (в частности, вследствие активности спекулянтов). Как оказалось, рынок никеля может неплохо позаботиться о себе и без поддержки со стороны инвестиционных фондов.

По мнению экспертов Roskill, в 2003-2006 годах наиболее быстрыми темпами (более 5% в год) будет активизироваться спрос на никель со стороны производителей источников тока. Конечно, по своему значению он никогда не приблизится к нержавеющей стали, на выплавку которой уходит более 65% добываемого в мире никеля, но оказать поддержку рынку в трудную минуту он будет в состоянии.

Цинк: разочарование

Июль начался для биржевого рынка цинка так, что лучше и не придумаешь. Операции инвестиционных фондов к середине месяца подняли цены до $840 за т по трехмесячному контракту, что лишь немного уступало предыдущему скачку в конце марта. При этом, соотношение спроса и предложения, казалось бы, складывалось благоприятно для производителей.

В июне в США расширились объемы продаж автомобилей, что могло стать долгожданным сигналом для начала интенсификации спроса на оцинкованную сталь. Снижение курса американского доллара по отношению к канадскому и австралийскому повысил чувствительность компаний из этих стран к низким ценам, деноминированным в долларах США, и пробудил надежды на новые сокращения производства. Затем компания Metaleurop объявила о переориентации своего плавильного завода Noyelles-Godault мощностью 90 тыс. т рафинированного цинка в год на переработку лома, чем также порадовала участников рынка. Наконец, в середине июля четыре крупнейших производителя цинка в Китае сообщили о намерении уменьшить объем выпуска металла на 10-15%, что равносильно около 200 тыс. т в год, "с целью приведения в соответствие баланса спроса и предложения на мировом рынке" (а, по мнению западных аналитиков, – вследствие банальной нехватки концентрата). При этом, хотя китайский экспорт цинка оставался очень значительным, данные за январь-май показывали снижение на 3% по сравнению с показателями аналогичного периода прошлого года.

Основные проблемы в ближайшем будущем, как ожидалось, могли возникнуть вследствие повторного пуска крупнейшей в Западной Европе шахты Tara в Ирландии, принадлежащей финской компании Outo-kumpu. Как сообщил генеральный директор компании Юрки Юусела, окончательное решение должно быть принято после проведения технико-экономического исследования в конце августа и, скорее всего, будет положительным. Outokumpu планирует продать шахту и поэтому заинтересована в том, чтобы предприятие мощностью в 200 тыс. т цинка в год работало и было рентабельным.

Правда, с учетом последних событий, вопрос о возобновлении добычи на шахте Tara снова завис в воздухе. По словам Юрки Юусела, "компания остается прибыльной, даже если цена на цинк упадет до $800 за т". Однако руководитель Outokumpu не сказал, что будет, если цена окажется значительно ниже этого уровня. А, между тем, стоимость цинка к середине августа вплотную подошла к $750 за т по трехмесячному контракту, и многие аналитики полагают, что у нее есть все шансы пересечь эту границу. В таких обстоятельствах добавление к существующему объему предложения еще 200 тыс. т в годовом исчислении может повергнуть рынок в новое пике.

Спад в 20-х числах июля показал, насколько хрупким и неустойчивым был предыдущий подъем. После того как фонды ушли с рынка, он фактически оказался без поддержки со стороны реальных потребителей. Как выяснилось, в обстановке полной неизвестности относительно состояния экономики развитых стран в ближайшие месяцы почти никто не торопится совершать новые закупки. В конце июля и первых числах августа на лицензионные склады ЛБМ начали поступать крупные партии металла, не находящего сбыта. В результате объем резервов, составлявший в начале июля 596 тыс. т, достиг более 625 тыс. т в конце месяца, а к середине августа – 650 тыс. т. Это также сыграло свою роль в ходе продолжавшегося снижения цен.

Как сейчас осторожно предполагают аналитики, цинк должен стабилизироваться на уровне около $750 за т по трехмесячному контракту, но делать какие-либо прогнозы на осень никто не рискует. Однозначно, что колебания цен будут в ближайшие недели подчиняться, главным образом, краткосрочным влияниям, но предугадать, что это будут за факторы, практически невозможно. По крайней мере, для возвращения цен к $800 за т и выше необходим реальный рост производства в автомобильной и строительной отраслях развитых стран, чего в обозримом будущем вряд ли стоит ожидать.

Свинец: еще одна ступенька вниз

В последние несколько месяцев цены на свинец отличаются высокой стабильностью. После спада в конце апреля – начале мая они установились в интервале $450-470 за т по трехмесячному контракту, практически не покидая его. Первоначально казалось, что даже новое падение цен на металлы 22-25 июля не выведет свинец из состояния спячки. Первые дни его стоимость на бирже оставалась относительно постоянной, и только в самом конце июля свинец все-таки подешевел до около $425-430 за т, войдя затем в новое стабильное состояние.

Аналитики склонны объяснять такое поведение с "отклонениями" тем, что инвестиционные фонды начали "разгрузку" своих портфелей с более ликвидных контрактов (наподобие алюминия и меди) и, только закончив эту работу, приступили к продаже своих активов на второстепенных рынках, таких как рынок свинца. Реальные потребители участия во всех этих событиях почти не принимали, однако относительно незначительные позиции спекулятивных игроков на рынке не позволили ценам на свинец сорваться слишком низко.

Как полагают специалисты, подняться им теперь будет весьма нелегко. Жару почти повсеместно сменили дожди, и летний пик спроса на автомобильные аккумуляторы, служащие крупнейшим источником потребления свинца, уже прошел. Баланс спроса и предложения на рынке в последние месяцы сдвинут в сторону последнего, отчего теперь производители испытывают трудности со сбытом. Не удивительно, что резервы свинца на лицензионных складах ЛБМ с начала года удвоились и в настоящее время лишь немного не дотягивают до 200 тыс. т (по сравнению с 97 тыс. т в начале января 2002 года).

Как правило, свинец представляет собой побочный продукт в процессе добычи руд других металлов, так что сокращение его производства не всегда связано с факторами спроса и предложения. Тем не менее, если нынешние низкие цены сохранятся на достаточно длительный срок (что весьма вероятно), результатом этого может оказаться выведение из строя ряда цинковых шахт, где попутно добывается и свинец. Свинцовый концентрат и сейчас находится в дефиците, так что дальнейшее уменьшение поставок может вызвать закрытие каких-либо рафинировочных заводов. Однако в любом случае этот процесс будет длительным.

По мнению экспертов компании Exide Technologies, одного их крупнейших в мире производителей аккумуляторов, ждать реального улучшения на рынке можно не ранее 2003 года, когда экономика развитых стран наконец-то выйдет из штопора. Впрочем, к таким прогнозам нужно относиться с определенной осторожностью. Нынешнему экономическому кризису предсказывают скорое окончание вот уже почти два года, а он все продолжается и продолжается, что никак не прибавляет оптимизма.

Олово: тонешь сам – топи другого

Второе полугодие началось для рынка олова весьма благоприятно. Несмотря на летний спад деловой активности цены медленно, но уверенно шли вверх, готовясь к штурму рубежа в $4500 за т по трехмесячному контракту. У некоторых специалистов даже возникли опасения, что достижение его может вызвать распродажу, так как у многих производителей собраны значительные запасы металла, которые ранее не направлялись на рынок из-за низких цен.

После событий второй половины месяца эта проблема, похоже, надолго утратила актуальность. Стоимость олова на ЛБМ опять рухнула до $3800-3900 за т, сразу ликвидировав все достижения последних месяцев. Безусловно, в значительной степени это было обусловлено падением цен на остальные цветные металлы. При своем малом объеме (порядка 240 тыс. т в 2001 году) мировой рынок олова часто проявляет несамостоятельность и в большой степени зависит от движения цен на медь. Тем не менее, у него есть и свои причины для спада.

Во-первых, продолжение экономического кризиса в развитых странах так же негативно действует на олово, как и на другие металлы. Производство электротоваров и электроники, где используются оловянные припои, а также жести подчиняется тем же циклическим законам. Кроме того, биржевой кризис конца июля привел к переключению ожиданий участников рынка со слабо положительных на неблагоприятные.

Во-вторых, как показало повышение цен на олово в первой половине июля, восстановление этого рынка по-прежнему сдерживается избыточными резервами, накопленными в предыдущие годы. Китайские компании, в прошлом году буквально затопившие рынок своим дешевым металлом, в настоящее время ограничивают выпуск и экспорт, однако никто не знает, как они поведут себя, если цены перейдут важную для них границу.

По словам одного лондонского трейдера, в нынешних условиях равновесной была бы цена в $4300 за т, что позволяло бы большинству производителей сохранять положительную рентабельность и потребительский интерес на достаточно высоком уровне, но теперь вариант с доведением цен до этого значения выглядит маловероятным. Судя по всему, олово надолго застряло ниже $4000 за т, поэтому, чтобы извлечь его оттуда, понадобятся определенные усилия либо четкие и недвусмысленные сигналы об активизации спроса.

По-прежнему сохраняется напряженность с боливийской шахтой Vinto, принадлежавшей обанкротившейся компании RBG Resources. В настоящее время предприятие, поставляющее олово с низкой примесью свинца, передано государственной компании Comsur, но поставки в полном объеме так пока и не возобновлены. По мнению некоторых аналитиков, таким образом Consur пытается увеличить премии на свой металл, но этому препятствует низкий спрос. В конце июля боливийское олово предлагалось через Чили с премией в $60 за т по сравнению с ценами на ЛБМ, но это не вызвало интереса у покупателей, так как обычно такой металл продается с дисконтом по отношению к биржевой цене.

Виктор Тарнавский,
по материалам Metal Bulletin, Financial Times, American Metal Market

 
© агенство "Стандарт"