журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
рубрики
ТЕМА НОМЕРА

ЦЕНОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ

ПРОФИЛЬ

ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

РЫНОК ЧЕРНЫХ МЕТАЛЛОВ

РЫНОК ЦВЕТНЫХ МЕТАЛЛОВ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Металлы мира" – №7, 2001
Приложения к статье
Цены на платину на бирже NYMEX, $/тройскую унцию

ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

Необратимые перемены на рынке платиновых металлов

Резкое подорожание палладия привело к переключению
на платину крупнейших потребителей и производителей

Пятилетнее повышение цен на мировом рынке палладия завершилось в прошлом году мощным финишным рывком: к январю 2001-го цены взлетели до $1094 за тройскую унцию – самого высокого уровня в истории. По сравнению с 1995 годом стоимость этого металла возросла более чем в 8 раз. Рынок не выдержал такой нагрузки, и потребители нашли альтернативы "незаменимому" металлу; на первый план начинает выходить платина. По мнению многих специалистов, именно ей принадлежит будущее в области производства автомобильных катализаторов.

Металл одного рынка

В свое время высочайшая эффективность палладия в каталитических композициях и сравнительно низкие цены обеспечили металлу огромный рынок сбыта в автомобильном секторе, где его потребление возросло от 1 млн. унций в 1995 году до 5 млн. унций в 1999-м. Практически палладий вытеснил платину из сферы производства катализаторов для доработки выхлопных газов. При этом, мощный рост потребления проходил в условиях систематического дефицита, поскольку спрос на палладий намного опередил объемы его производства: при потреблении 9 млн. унций в год мировые объемы добычи составляют 5-5,5 млн. унций. В течение нескольких лет Россия заполняла этот разрыв поставками со складов, однако в конце 90-х годов неразбериха с распределением экспортных квот периодически приводила к длительным перебоям в поставках и скачкам цен. Кроме того, российских запасов оказалось недостаточно для перекрытия дефицита.

В прошлом году высокие цены на палладий вынудили производителей автомобилей свести закупки к минимуму и использовать собственные запасы, а производители стоматологических сплавов просто обратились к другим металлам. Суммарный спрос на палладий несмотря на рост потребления в электронном секторе снизился на 5% по сравнению с 1999 годом и дошел до уровня в 8,9 млн. унций. При этом, поставки снизились на 3%, составив 7,79 млн. унций, в результате чего возник дефицит в размере 1,11 млн. унций. Поставки из России, которые не были регулярными на протяжении всего года, в декабре прекратились полностью, что обусловило в январе 2001 года рекордный уровень цен – $1094 за унцию. Это в конечном итоге не принесло рынку ничего хорошего.

По прогнозу Johnson Matthey, в текущем году спрос на палладий продолжит снижаться в связи со стремлением потребителей минимизировать его использование и общим ослаблением мировой экономики. Поставки будут по-прежнему зависеть от уровня российских запасов, что и будет определять рыночные цены в пределах $550-$750 за унцию.

В настоящее время России принадлежат 66% рынка палладия, и, примерно, половина мировых объемов производства приходится на долю комбината "Норильский никель", еще 25% поставок обеспечивает ЮАР. Однако в ближайшие годы следует ожидать радикального изменения ситуации: хотя сейчас горнорудные компании ЮАР выпускают больше платины, чем палладия, в стране планируется реализация настолько грандиозных проектов расширения производственной мощности предприятий, в результате чего скоро ЮАР может стать также и крупнейшим в мире поставщиком палладия.

Тем временем скорость роста спроса на палладий сужается. Металл уже утрачивает свои позиции и в электронике. В 1996 году ему принадлежало около 80% рынка электродов в многослойных керамических конденсаторах, используемых в такой аппаратуре как мобильные телефоны. Однако в 2000 году рыночная доля палладия сократилась вдвое, так как его начали заменять никелем. Аналогичная картина наблюдается и в секторе стоматологических сплавов.

Более того, наиболее крупные потребители – производители автомобильных двигателей – начинают переключаться на платино-родиевые катализаторы, стремясь вообще снизить уровень применения металлов платиновой группы. Однако потребление палладия в этой сфере все еще повышается: компании рассчитывают удовлетворить экологические требования, а простейший путь для достижения этой цели – применение палладия; кроме того, необходимо определенное время для внедрения новых, более экономичных каталитических композиций. Тем не менее, тенденция замены палладия более дешевыми альтернативными материалами проявляется все отчетливее. По мнению специалистов Johnson Matthey, многие из происходящих перемен будут необратимыми. Однако в краткосрочном плане рынок по-прежнему будет зависеть от российских запасов, поэтому цены будут чувствительны к изменениям российской политики.

С другой стороны, последовательное ужесточение экологических требований несмотря на прогнозы в части снижения мирового производства автомобилей обеспечивает рост потребления платиновых металлов в автомобильном секторе. Правда, теперь эти потребители возвращаются к платино-родиевым каталитическим композициям, и, по мнению специалистов Impala Platinum (Implats), мировое потребление платины в этой сфере увеличится на 10% в течение ближайших пяти лет.

Платиновая гонка

В отличие от палладия, который используется только в промышленности, у платины имеются два значительных рынка сбыта: каталитические композиции для автомобильных двигателей и ювелирные изделия. Десять лет назад потребление платины в этих секторах находилось, примерно, на одинаковом уровне, и с тех пор рынок платины в секторе катализаторов расширился незначительно, поскольку потребители переметнулись к палладию.

Однако спрос на нее в ювелирном секторе удвоился на гребне "белой волны", причем мода на белые драгоценности пока сохраняется. Производители платины, действуя через свою промышленную организацию Platinum Guild International (PGI), за последние пять лет весьма преуспели в освоении китайского ювелирного рынка: его годовой оборот увеличился от 220 тыс. до 1 млн. унций. Теперь Китай составляет серьезную конкуренцию Японии, слывшей в течение многих лет главным оплотом торговли ювелирной платиной. Кроме того, в прошлом году PGI развернула новую кампанию в Индии с целью отвоевать часть крупного ювелирного рынка страны у золота. Первичная задача – продавать на этом рынке 500 тыс. унций платины ежегодно. Таким образом, в ювелирном секторе у этого металла имеются весьма неплохие перспективы.

С другой стороны, после небольшого спада в 1999 году производители автомобилей увеличили закупки платины, и в ближайшие несколько лет спрос на платину в этом секторе будет возрастать.

Горнорудные компании ЮАР, обеспечивающие 72% мирового предложения платины, полны энтузиазма. По их мнению, на этот раз платиновый бум имеет под собой реальную основу. Появилась новая лавина проектов расширения производства, инвестируемых традиционными производителями, начался приток в отрасль новых пришельцев, начиная от южноафриканских компаний, принадлежащих чернокожим предпринимателям, до новых австралийских горнорудных предприятий и фирм с лондонской регистрацией (например, Cluff Mining). Это движение возглавляет лидирующий производитель платины Anglo American Platinum (Angloplat). Компания первой начала расширять производство и намерена реализовать программу инвестиций на сумму $1,58 млрд. для увеличения объемов выпуска продукции от 2 млн. до 3,5 млн. унций в год.

Наиболее радикальные перемены в платиновой промышленности ЮАР проведены вторым по величине производителем страны – компанией Implats, разработавшей совершенно новую стратегию экспансии, поскольку в отличие от Angloplat она не имеет доступа к новым крупным залежам руды. Implats приняла на вооружение политику учреждения совместных предприятий и создания партнерств с новыми горнорудными компаниями посредством заключения толлинговых соглашений на рафинирование их концентрата.

В частности, Implats уже подписано такое соглашение с австралийской Aquarius Platinum, которая первой начала разработку месторождения Kroondal Platinum. Большая часть прошлого года у Aquarius ушла на попытки добиться полного контроля над Kroondal, чтобы получить доступ к денежным потокам и финансированию других проектов. В конце концов компания добилась успеха в апреле текущего года и приобрела 94% акций, что дает ей автоматическое право и на остальные.

Успехи Kroondal оказались настолько значительными, что даже Angloplat решила ориентировать свою деятельность на создание совместных предприятий. Однако попытка Angloplat учредить совместное предприятие с Kroondal оказалась безуспешной, поскольку руководство Aquarius оценило предполагаемые затраты капитала как слишком обременительные. Теперь Angloplat разрабатывает новые варианты своего предложения, чтобы сделать его более привлекательным для Aquarius. При этом, Angloplat может и самостоятельно вести разработку этого рудного тела, однако при создании совместного предприятия с Kroondal производство может быть запущено значительно быстрее и в этом случае можно будет использовать уже имеющиеся на месторождении завод Kroondal и горнорудную инфраструктуру.

Новые африканские проекты

Тенденция создания совместных предприятий сформировалась под влиянием политики нового правительства ЮАР: от традиционных производителей требуется способствовать проникновению в сектор добычи драгметаллов компаний, контролируемых чернокожими бизнесменами. Эта политика проводится в жизнь посредством ряда спорных изменений, представленных в новом законопроекте, который после утверждения парламентом будет регламентировать деятельность горнорудной отрасли.

Пройдет, вероятно, еще 18 месяцев, прежде чем парламент начнет рассмотрение этого законопроекта, однако производители платины предпочитают упредить события. В этом отношении особому риску подвергается Angloplat, поскольку компании принадлежат права на разработку большого числа новых месторождений: нетронутые залежи представляют особую ценность для "новых африканцев", и права на их разработку легко могут быть утрачены в случае политических осложнений. Главный среди партнеров Angloplat – компания Mvelaphanda Platinum (Mvela), руководимая одним из видных политических деятелей ЮАР Токё Сексвэлом. После заключения серии сделок было создано совместное предприятие Northam Platinum, в котором по 22,5% акций принадлежат Angloplat и Mvela. Кроме того, Angloplat сотрудничает с African Rainbow Minerals, еще одной горнорудной компанией, которую тоже контролируют чернокожие бизнесмены, имея целью разработку одного из своих новых месторождений Maandaagshoek.

В свою очередь, Implats намерена привлечь чернокожих предпринимателей к разработке своего нового месторождения Winnashoek. Этот проект прежде контролировала канадская компания Platexco, которую Implats в прошлом году приобрела в полную собственность. Кроме того, Implats планирует создать совместные предприятия с Aquarius, где компании принадлежат 14,8% акций, для разработки платинового месторождения Maricana недалеко от Рустенбурга в Северо-Западной Провинции. Этот регион известен как западная часть комплекса Bushveld – геологического образования, включающего главные платиновые месторождения страны, которые разрабатывались до настоящего времени. Многие из будущих предприятий будут размещены, главным образом, в восточной части комплекса Bushveld – в провинции Мпумаланга. Именно там будут расположены новые горнорудные предприятия Maandaagshoek и Winnashoek, а также там будут реализовываться многие другие новые проекты Implats.

В обозримом будущем все новые совместные горнорудные предприятия, связанные с Angloplat и Implats, будут выпускать платиновые металлы в виде концентрата. Этот концентрат планируется транспортировать на существующие плавильные и рафинировочные комплексы, расположенные у Implats в окрестностях Йоханнесбурга и у Angloplat в районе Рустенбурга. Современный рафинировочный завод Implats имеет проектную мощность 2 млн. унций платины в год, но в настоящее время выпускает только 1,1 млн. унций; стратегия создания совместных предприятий имеет целью в течение пяти лет достичь состояния полной загрузки этих мощностей.

Другие потенциальные пришельцы в эту сферу – Anglovaal Mining (Avmin), Cluff Mining, SouthernEra, – даже два главных производителя золота Gold Fields и Harmony. Компании Avmin и Implats создали совместное предприятие, чтобы выступить с общей заявкой на участие в платиновом проекте Dwarsriver в восточной части комплекса Bushveld. Эти залежи принадлежали вышедшей из бизнеса компании Gold Fields of South Africa (GFSA); теперь их приобрела компания Associated Manganese (Assmang), которую интересует только разработка расположенного там же месторождения хромовой руды. Соответственно, Assmang выставила на торги свои права на добычу платины. По всей вероятности, один из потенциальных покупателей – Northam.

Горнорудная компания Lonmin (Великобритания) вознамерилась стать чистым производителем платины и выпускать ежегодно 1 млн. унций. В прошлом году компания освободилась от своих угольных шахт и гостиничных предприятий и разработала программу расширения деятельности в ЮАР с инвестициями $550 млн. К 2007 году Lonmin планирует увеличить выпуск платины на 43% (от 610 тыс. до 870 тыс. унций в год). Кроме того, недавно компания сообщила о своем сотрудничестве с Platinum Australia Ltd, реализующей платино-палладиевый проект Panton в Кимберли (Западная Австралия). Перед этим Lonmin создала совместное предприятие с Angloplats для реализации проекта Pandora в ЮАР, и уже имеет совместное предприятие с Helix (Австралия). Кроме того, Lonmin изучает перспективы проектов в Северной Америке.

Британская компания слишком мала, чтобы открывать собственные горнорудные предприятия, и слишком велика, чтобы не иметь их вовсе, поэтому ее стратегия – создавать совместные предприятия и изучать перспективы проектов, уже достаточно продвинутых, чтобы их можно было оценить. Часть этой стратегии – приобретения, хотя планировавшееся в 1995 году слияние с Impala Platinum заблокировала Европейская комиссия. Компания надеется, что в связи с изменениями рыночной ситуации можно будет возобновить переговоры по этой сделке.

Компания Cluff Mining для разработки платиновой залежи в Мпумаланге организовала сотрудничество с Теренсом Уилкинсоном, бывшим генеральным директором Lonplat. Совместное предприятие, учрежденное с этой целью, воспринимается всерьез только из-за высокого статуса Уилкинсона в отрасли. Этот специалист играл главную роль в развитии Lonplat от момента учреждения компании и до ее восхождения на третье место в мире по объемам производства платины. В свою очередь, Lonplat создала совместное предприятие с Angloplat для реализации проекта Pandora в окрестностях Рустенбурга: предполагается осуществить расширение имеющейся у Lonplat горнорудной инфраструктуры, чтобы производить ежегодно 230 тыс. унций платины и 110 тыс. унций палладия.

Тем временем Harmony в процессе разведки золотоносных участков на северо-западе от Рустенбурга обнаружила залежи бедной платиновой руды, которые можно разрабатывать открытым способом. Harmony пригласила заинтересованные компании принять участие в реализации проекта и сообщает о наличии уже более 25 потенциальных участников. Сама Harmony не намерена финансировать платиновый проект и либо продаст свои права, либо создаст совместное предприятие, партнеры которого обеспечат финансирование разработок.

По всему миру

Хотя южноафриканские компании развивают бурную деятельность по расширению производства, очевидно, что инвестирование размещенных в ЮАР проектов связано с определенным политическим риском. В частности, в прошлом году объемы выпуска платины у Angloplat снизились на 7% по сравнению с 1999 годом в связи с наводнениями и забастовками на шахтах. Соответственно, себестоимость производства платины на пострадавших предприятиях увеличилась на 25% (что, однако, не помешало группе получить в прошлом году более $1 млрд. чистой прибыли). Международные инвесторы несмотря на значительные экономические и социальные успехи ЮАР после установления демократии в 1994 году все еще обеспокоены будущим страны и региона, что подогревается развитием событий в соседней Зимбабве, где имеют место политические и социальные беспорядки, сознательно провоцируемые президентом страны. Зимбабве тоже имеет значительные резервы платины, но они менее привлекательны, чем крупнейшие из известных в мире месторождения ЮАР.

В связи с этими проблемами производители ведут международное исследование новых перспективных месторождений платины. В порядке реализации своей программы по расширению сырьевой базы Implats организовала международное совместное предприятие с канадской компанией Falconbrige для разведки месторождений платиновых металлов вне ЮАР. Кроме того, с прошлого года ходят упорные слухи о намерении Lonplat приобрести американского производителя платиновых металлов компанию Stillwater.

Другая южноафриканская компания GFL учредила совместное предприятие с финской Outokumpu для реализации проекта Arctic Platinum Partnership по производству платины на севере Финляндии. Стоимость строительства комплекса оценивается в $13 млн., GFL получит 51% акций предприятия на месторождении, ресурс которого составляет 2,9 млн. унций платиновых металлов и золота. У компании имеются крупные предприятия на южноафриканских месторождениях золота, но в связи со сложной политической ситуацией в стране GFL весьма заинтересована в реализации проекта Arctic Plainum на бедном месторождении и в труднодоступном регионе. Компания Lonmin намерена стать потенциальным покупателем ряда предприятий в Северной Америке, включая Stillwater и North American Palladium, а также принять участие в реализации потенциальных проектов разработки месторождений в полярных областях Канады.

Как рассчитывают производители платины, спрос и цены на нее будут расти, а ЮАР останется надежным поставщиком. В 2000 году платиновая группа металлов впервые в истории страны опередила золото по объему экспорта. Вследствие снижения цен на золото и их роста на палладий и платину доход ЮАР от продаж металлов платиновой группы увеличился в прошлом году до $3,8 млрд., а от экспорта золота сократился до $3,6 млрд. Этот разрыв будет увеличиваться: производство золота в ЮАР от более чем 600 т в 1990 году упало до 430 т в 2000-м, а в течение 2001-2002 годов выпуск планируется удерживать на уровне 400 т в год. При этом, все производители металлов платиновой группы планируют расширять производство, причем, из 6,2 млн. унций, произведенных в прошлом году, 3,9 млн. унций составила платина, 1,9 млн. унций – палладий, 0,4 млн. унций – родий. В зависимости от цен на палладий во втором полугодии доход страны от продаж этих металлов составит от $4,5 млрд. до $5 млрд.

Правда, определенное беспокойство у участников мирового рынка платины вызывает новый горнорудный законопроект в ЮАР. Если он будет принят парламентом, то возможности традиционных производителей контролировать объемы поставок платиновых металлов на мировой рынок значительно снизятся, и это может привести к перепроизводству. Однако законопроект включает пункты, служащие для ограничения производства в определенных стратегических случаях. Кроме того, в отношении проблемы возможного перепроизводства определенные надежды внушает позиция Министерства энергетики и минеральных ресурсов ЮАР. В частности, уже заблокированы сделки Angloplat по приобретению прав на разработку новых месторождений восточного пояса. При этом, по мнению специалистов, даже если все планируемые расширения и новые проекты будут реализованы (а такое вряд ли может случиться), то и в этом случае поставки платины только к 2005 году смогут сравняться с постоянно возрастающим спросом.

С другой стороны, не стоит забывать, чем закончился платиновый бум во второй половине 80-х годов: высокие цены привели к тому, что в начале 90-х годов автомобильная промышленность в производстве катализаторов для доработки выхлопных газов переметнулась от платины к палладию. Параллельно Россия начала распродавать свои запасы, что привело к затовариванию обоих рынков – и платины, и палладия. Соответственно, произошло снижение цен на оба металла. Правда, Россия быстро исчерпала свои запасы, и в течение последних двух лет цены на палладий и платину стабильно росли в связи с недостатком предложения.

По мнению Барри Дэвидсона, исполнительного директора Angloplat, в настоящее время рынок значительно меньше зависит от российских поставок. Кроме того, производители платины полагают, что у автомобильной промышленности нет иного выхода, кроме как заменить в катализаторах палладий платино-родиевыми композициями, поскольку в последнее время производство палладия отстает от объемов потребления. Кроме того, цены на этот металл стали значительно менее привлекательными, чем несколько лет назад, и позиции платины становятся более прочными: в прошлом году спрос на нее в автомобильном секторе увеличился на 14%. При этом, потребление платины в других отраслях промышленности возросло на 8%, главным образом, за счет электротехники и сектора производства стекла.

С другой стороны, впервые за 17 лет в прошлом году снизилось на 1% потребление платины в ювелирном секторе. Это связано с экономическими проблемами в Японии и высоким уровнем утилизации старых ювелирных изделий. Спрос в Китае превысил японский; впервые в истории, по мнению Johnson Matthey, на этот рынок сбыта можно рассчитывать: в связи с экономическим спадом и отпугивающим эффектом высоких цен некоторые покупатели из ювелирной отрасли переключаются на белое золото.

Итог

В течение предыдущих полутора лет цены повышались на все металлы платиновой группы, однако на палладий они просто взлетели. Затем высокая стоимость и дефицит поставок этого металла вынудили некоторых потребителей обратиться к более дешевым альтернативам. В результате спрос на палладий снижается: потребители сводят к минимуму объемы закупок и реализовывают свои запасы. В частности, Япония за январь-апрель импортировала на 30% меньше палладия, чем за тот же период прошлого года. С января по июль цены на палладий упали более чем на 40%, и, хотя значительный дефицит поставок не допустит дальнейшего их резкого снижения, в долгосрочном плане они будут весьма неустойчивыми.

По прогнозу Johnson Matthey, цены на платину в текущем году сохранятся в диапазоне $550-625 за тройскую унцию при значительной зависимости рынка от объемов спроса в ювелирном секторе Китая. Если цены превысят $600 за унцию, Китай будет воздерживаться от закупок платины, и цены на нее не поднимутся выше $625 за унцию.

Галина Резник,
по материалам Metal Bulletin Monthly,
Metal Bulletin, Financial Times

 
© агенство "Стандарт"