журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
рубрики
ТЕМА НОМЕРА

КОМПАНИИ И РЫНКИ

КРИЗИС ПЕРЕПРОИЗВОДСТВА

ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

РЫНОК ЧЕРНЫХ МЕТАЛЛОВ

РЫНОК ЦВЕТНЫХ МЕТАЛЛОВ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Металлы мира" – №8, 2002
Приложения к статье
Производство нерафинированной стали в первом полугодии 2001-2002 годов по регионам, тыс. т
Мировое производство нерафинированной стали в первом полугодии 2002 года, тыс. т

КРИЗИС ПЕРЕПРОИЗВОДСТВА

Хроника объявленной войны

Эволюция торговых конфликтов на мировом рынке стали

Прошло уже пять месяцев, с тех пор как правительство США, установив с 20 марта 2002 года тарифно-квотные ограничения на импорт стали в страну, открыло полномасштабные военные действия на мировом рынке стальной продукции. С тех пор в конфликт были вовлечены ЕС, Китай, ряд стран Латинской Америки и Азии, а сама торговая война, если можно так выразиться, перешла из маневренной стадии в позиционную. Теперь основные сражения идут в юридическом пространстве, где определяется обоснованность принятых мер и дается правовая оценка идущим процессам. В то же время, сам рынок, взбудораженный событиями последних месяцев и перегороженный протекционистскими барьерами, понемногу приспосабливается к новой обстановке. Экспортные потоки несколько изменили направление, но практически сохранили насыщенность, одних поставщиков сменили другие, а выплавка стали в мире несмотря на всеобщий плач о перепроизводстве, в основном, повторяет прошлогодний график. Однако, при этом, увы, никуда не исчез и сам кризис, сохраняющий свою остроту. Похоже, мировой рынок стали, проходящий этап болезненной перестройки, сделал только первые несколько шагов на очень долгом пути.

В месяц по столовой ложке

Основным событием июля на мировом рынке стали должно было стать введение ЕС и Японией тарифов на ряд американских товаров в отместку за действующие с 20 марта 2002 года в США импортные ограничения, вызвавшие серьезные потери у европейских и японских сталелитейных компаний. Ожидалось, в частности, что европейцы 19 июля должны были обнародовать "черный список" стальных изделий, сельхозпродуктов и текстиля, на которые в ближайшем будущем планировалось установить пошлины, наносящие американским экспортерам ущерб в размере $350-380 млн. в год. Однако намеченный удар так и не был нанесен, вернее, был отложен до 30 августа. Как и предсказывали специалисты (см. ММ № 7), угроза введения пошлин не рассматривалась Европейской комиссией в качестве реальной ответной меры, а, скорее, играла роль инструмента давления на США в вопросе об исключениях из-под действия тарифно-квотной системы.

Американские протекционистские барьеры, возведенные 20 марта, с самого начала зияли многочисленными прорехами. Из-под действия тарифно-квотной системы были выведены Канада и Мексика, входящие вместе с США в торговый блок НАФТА, кроме того, возможностью беспрепятственного экспорта стали в США могли по-прежнему пользоваться около 100 развивающихся стран – членов ВТО, чья доля в американском импорте каждого вида продукции в отдельности не превышала 3%. В июле регулирующая внешнеторговая служба USTR, по распоряжению президента Буша, получила право расширять данный список "при возникновении новых обстоятельств". Судя по всему, в ближайшем будущем к числу "льготников" добавится Малайзия, которая в марте не была освобождена из-под действия пошлин как "недостаточно бедная".

Однако в центре внимания сейчас находятся исключения из правил, относящиеся к тем видам стальной продукции, которые входят в категории, подлежащие ограничениям, но не производятся в США в достаточном количестве, чтобы удовлетворить требования американских потребителей. Как правило, это продукты особых спецификаций и/или специального назначения, выпускаемые сталелитейными компаниями из развитых стран. Первоначально предполагалось, что американские власти рассмотрят все просьбы об исключениях, поданные до 20 мая 2002 года и началу июля . Однако неожиданно большая загруженность (всего USTR получила около 1800 прошений) вынудила перенести крайний срок на 31 августа.

В мае-июле USTR уже опубликовала несколько списков исключений, к началу августа освободив из-под действия пошлин более 270 видов стальной продукции. При этом, правда, не сообщается, сколько петиций было отклонено, известно лишь, что американские власти отказали просителям, не указавшим в своих посланиях точной спецификации продукции, о которой идет речь. Аналогично нет никаких прогнозов в части того, сколько ходатайств, в конце концов, будет удовлетворено и какой объем импорта стали будет освобожден из-под действия пошлин.

В то же время, вопрос об исключениях находится в центре конфликта между США и Европейской комиссией. Паскаль Лами, комиссар ЕС по торговле, не скрывает, что именно от того, насколько далеко американцы пойдут навстречу европейским компаниям, зависит исход дела об ответных пошлинах на американские товары. По состоянию на начало августа, производители стали из ЕС (главным образом, Arcelor и Corus) получили возможность дополнительно экспортировать в США порядка 400 тыс. т стальной продукции в год общей стоимостью около $290 млн. (по ценам 2001 года). По мнению Европейской комиссии, эти льготы недостаточно велики, так как действию пошлин, введенных 20 марта, подверглись поставки европейской стали общей стоимостью $2,3 млрд. в годовом исчислении.

Не слишком довольны пока что и европейские корпорации, из-за того что их прошения рассматриваются медленно и удовлетворяются небольшими порциями (например, в списке, опубликованном 19 июля, указано всего 14 позиций, соответствующих 76 тыс. т годовых поставок). Даже Arcelor, на долю которой приходится более трети европейских льгот (150 тыс. т), выражает недовольство по поводу длительности процедуры. Всего крупнейшая европейская компания подала прошения на освобождение от пошлин около 500 тыс. т американских поставок в год, из них 300 тыс. т – "приоритетного" характера. У других лидеров европейского рынка дела идут и того хуже: так, например, британско-нидерландская Corus просила о 450 тыс. т, а получила пока что лишь 124 тыс. т, а германская Thyssen Krupp, рассчитывавшая на льготу общим объемом в 360 тыс. т, добилась к началу августа всего 52 тыс. т.

В то же время, большинство американских сталелитейных компаний развернули активную лоббистскую деятельность, выступая за прекращение предоставления новых исключений их конкурентам из Западной Европы и Восточной Азии. По словам Томаса Ашера, президента, генерального директора и председателя правления компании US Steel, большинство видов продукции, о которых идет речь в петициях американских импортеров стали и их зарубежных поставщиков, могут быть изготовлены внутри страны, поэтому именно неопределенность относительно наличия или отсутствия конкурентов за границей препятствует компаниям США в налаживании их выпуска. По мнению американских промышленников, правительство США не должно поддаваться давлению из-за рубежа, направленному на снижение протекционистских барьеров, и обязано прекратить предоставление новых льгот иностранным поставщикам стальной продукции.

Хотя утвержденные до 5 августа исключения из-под действия тарифно-квотной системы покрывают лишь поставки около 780 тыс. т стальной продукции в год, что составляет менее 10% от общего объема американского импорта стали, затронутого ограничениями (по данным за 2001 год), беспокойство производителей США вполне объяснимо. Дело в том, что и сами ограничения, введенные 20 марта 2002 года, сработали не так, как ожидалось.

Недействующее лекарство

Мартовское решение о введении пошлин на 14 категорий стальной продукции принималось, в первую очередь, с целью сокращения импорта. В марте, апреле и мае поставки из-за рубежа и в самом деле были значительно ниже, чем в те же месяцы прошлого года, однако в июне, по предварительным данным, в США было ввезено 2,35 млн. т стали, что на 2,8% превышало показатели июня 2001 года. Всего за первое полугодие 2002 года объем импорта составил 13,34 млн. т по сравнению с 13,06 млн. т за первые шесть месяцев прошлого года (рост на 2,2%), причем, наращивание поставок было зарегистрировано для таких "защищенных" видов продукции как горячекатаные полосы, оцинкованная сталь и листовая сталь с покрытием из других металлов, горячекатаный сортовой прокат и толстолистовая сталь в рулонах. Лишь незначительно (менее чем на 2%) сократились поставки горячекатаных рулонов, а спад импорта холоднокатаных объяснялся, скорее, влиянием введенных в начале 2002 года антидемпинговых пошлин, чем всеобъемлющими ограничениями по ст. 201.

Правда, следует отметить, что наиболее существенное влияние на рост американского импорта стали оказали полуфабрикаты. Поставщики слябов, сориентировавшись, в конце концов, в ситуации, в июне просто завалили американский рынок своей продукцией. По данным таможенных органов США, с 10 июня по 8 июля в страну было ввезено почти вдвое больше следов в счет квоты в 5,4 млн. коротких т (4,9 млн. метрических т), чем за период с 20 марта по 10 июня этого года. Особенно отличились, при этом, бразильские и российские экспортеры, от которых, впрочем, не отставали и мексиканские поставщики, чья продукция не включается в квоту. В итоге за первое полугодие импорт полуфабрикатов в США превысил 3,5 млн. т, что на 46% превосходит показатель аналогичного периода 2001 года. Если же считать только готовую стальную продукцию, то спад по сравнению с прошлым годом составил около 8% (достаточно скромное достижение). Весной этого года американские производители предполагали, что введение пошлин по ст. 201 сократит приток импортной стали, по меньшей мере, на 15-20%.

Обнародование полугодовых данных вызвало неоднозначную реакцию в промышленных кругах. Steel Manufacturers Association (SMA) выступила с крайне резким заявлением и буквально вопияла о необходимости ужесточения антиимпортных мер. "Если эффект от принятия ограничений оказался настолько мизерным, то почему американские импортеры стали, иностранные производители и правительства ряда стран подняли такой шум о нарушении принципов свободной торговли? – вопрошал президент SMA Том Даньчек. – Почему все они так настойчиво и последовательно заявляли о том, что введение ограничений приведет к дефициту стали на рынке США и нанесет огромный ущерб потребителям металла? И почему, как только американское правительство приняло умеренную защитную программу с целью хоть как-то оградить бедствующих национальных производителей от разрушительной для них волны импорта, зарубежные и некоторые американские средства массовой информации подняли такой истошный вой?". По мнению Тома Даньчека, Конгресс и правительство США должны немедленно принять меры по "затыканию дыр". Как выразился глава SMA, "Америке нужна сильная сталелитейная промышленность, и ради достижения этой цели доступ иностранных компаний на американский рынок обязан быть ограничен, независимо от того, имеют они реальные конкурентные преимущества перед корпорациями США или пользуются нечестными приемами".

Впрочем, как известно, сила эмоционального накала в политике часто обратно пропорциональна реальному влиянию. Парадоксальным образом мартовская победа стального лобби оказалась пирровой. Администрация Буша, удовлетворив его главное требование, как-то резко охладела к металлургическим компаниям. Зато активизировались силы, выступающие в пользу свободной торговли сталью.

Потребители этого металла задают себе вполне резонный вопрос: в силу каких факторов цены на наиболее массовые виды стальной продукции на американском рынке взлетели по сравнению с мартом на 40-60%? Конечно, сужение импорта на 8% по сравнению с прошлым годом (если считать только готовую продукцию) и продолжающийся спад выплавки стали в США (на 5,1%, по итогам первого полугодия; впрочем, это несколько компенсируется расширением импорта слябов) в какой-то мере сократили объем предложения, однако все это в общем не оправдывает такого резкого скачка цен. Тем более что американская экономика по-прежнему находится на спаде, выхода из которого пока не просматривается.

Конгрессмен Дональд Мансулло, возглавляющий парламентский комитет по малому бизнесу, в конце июля обратился к генеральному прокурору штата Иллинойс с заявлением о возбуждении антимонопольного расследования в отношении сталелитейных компаний США. Как отмечается в иске, "рост цен на сталь в результате введения пошлин должен был составить порядка 10%, но их внезапный подъем на 50% и более представляет собой нарушение принципов конкуренции".

Подозрения в сговоре и монополизации рынка могут нанести смертельный удар и планам консолидации американской сталелитейной промышленности, в чем она крайне нуждается. Ранее основным препятствием в слиянии ведущих интегрированных производителей стали США считалось нежелание государства покрывать их социальные обязательства перед профсоюзами, выливающиеся в миллиарды долларов и буквально тянущие компании на дно, однако теперь возникла иная проблема. Если ранее Министерство юстиции могло спокойно дать разрешение на объединение двух металлургических компаний, не опасаясь уменьшения конкуренции благодаря импорту, то после введения тарифно-квотной системы опасность монополизации региональных рынков в результате слияний выглядит более обоснованной. В итоге многие перспективные сделки могут быть заблокированы.

По мнению Ричарда Уардропа, руководителя AK Steel, одной из немногих прибыльных американских сталелитейных компаний, "подлинной консолидации металлургической промышленности США следует ожидать лишь через несколько лет, когда нынешние проблемные компании окончательно разорятся и будут официально ликвидированы". Только тогда оставшиеся в отрасли корпорации "подберут" их наиболее ценные активы, заключат новые соглашения с профсоюзами и начнут выводить национальную сталелитейную промышленность из кризиса. Как считает Уардроп, введение ограничений по ст. 201 (против которых AK Steel последовательно возражала) лишь временно продлило жизнь неэффективным компаниям. И вообще по своей действенности эффект от этого "сравним с таблетками от кашля, прописанными больному туберкулезом".

Американцев обижают в ВТО

Начав войну на мировом рынке стали, американцы, похоже, совершили серьезную ошибку. Их действия на внешнеторговом фронте и так зачастую вызывали неприязнь у их основных партнеров, а история со сталью, по-видимому, переполнила чашу терпения. По состоянию на начало августа, уже восемь стран и организаций (считая ЕС как единое целое) обратились в ВТО с протестом в части введения тарифно-квотной системы, ограничивающей американский импорт стальной продукции. Расследование по этому поводу уже начато и должно завершиться где-то в 2003 году, но и сейчас американцы утрачивают позицию за позицией в мировой торговой организации.

В середине июля ВТО приняла промежуточное решение о признании незаконной так называемой поправки Бёрда, в соответствии с которой средства, полученные от взимания американскими таможенными органами антидемпинговых и компенсационных пошлин, распределялись между компаниями, якобы пострадавшими от нечестной конкуренции. В соответствии с этим положением в прошлом году различные американские фирмы получили от государства $206 млн., из которых $122 млн. достались предприятиям сталелитейной промышленности.

Официальный вердикт ВТО должен быть принят только в сентябре, однако и промежуточный результат в пользу противников поправки вызвал истинное ликование последних. Как заявил Боб Бауэр, президент американской Association of Food Industries, поправка "поддерживала неэффективные компании и непосредственно стимулировала их к подаче новых антидемпинговых исков". Предполагается, что, если в сентябре ВТО подтвердит свое предварительное решение, США подаст апелляцию, однако вероятность того, что она будет отклонена, весьма велика.

В конце июля значительный резонанс в США вызвал еще один вердикт ВТО (на этот раз – окончательный), по которому объявлены незаконными компенсационные пошлины, введенные против ряда европейских сталелитейных компаний, получавших государственные дотации перед своей приватизацией в первой половине 90-х годов. По мнению специалистов ВТО, компании были приватизированы "на справедливых условиях" и в дальнейшем не получали помощи от своих государств, в результате чего наказывать их за прошлые субсидии американские власти не вправе.

Под это решение подпадают более десяти случаев введения пошлин, действующих уже от 5 до 9 лет. В 2000 году ВТО уже потребовала отмены аналогичных тарифов на автоматную сталь производства компании Corus, введенных в 1996 году, из-за того что British Steel, одна из "родительниц" Corus, до своей приватизации получала государственные дотации. После проигрыша этого дела американские власти внесли изменения в методику определения фактов субсидирования, но это не спасло их от нового поражения.

По словам американских юристов, решение ВТО "абсурдно, так как по ее логике получается, что после приватизации компания, вроде бы, начинает работать с чистого листа, а все ее прежние прегрешения больше не существуют". Американцы будут обязательно подавать апелляцию, решение по которой будет принято в начале 2003 года, хотя, при этом, не слишком надеются на благоприятный для себя результат. Как раздраженно заметил Алан Вольф, один из юристов, представлявший США в этом разбирательстве, "большинство членов арбитражного комитета ВТО враждебно относятся к США и принимают решения, согласующиеся не с юридической логикой, а в соответствии со своими политическими пристрастиями". По мнению Вольфа, если в стенах этой организации будет по-прежнему существовать "заговор против США", американскому правительству следует отказать ВТО в политической поддержке.

Но, судя по всему, американское правительство вряд ли нуждается в подобных "ценных указаниях" и не станет выходить из ВТО "в знак протеста". Наоборот, создается впечатление, что администрация Буша мысленно "списала" свои протекционистские ограничения по стали и разрабатывает планы относительно того, как защитить своих национальных производителей другими средствами, не так раздражающими основных торговых партнеров.

В частности, Министерство торговли США в середине июля опубликовало проект положения о создании системы лицензирования и оперативного мониторинга импорта, о чем речь шла еще в 1998 году. По предложенному плану, все американские импортеры стали должны будут зарегистрироваться на специальном интернет-сайте и обращаться за автоматически предоставляемыми лицензиями на ввоз стальной продукции в онлайновом режиме. Благодаря этой системе регулирующие органы будут постоянно информированы об объемах импорта и будут способны вовремя (и даже заранее) фиксировать опасный для национальных производителей рост поставок из-за рубежа. Это даст возможность отказаться от скандальных и длительных антидемпинговых расследований и заблаговременно принимать вместо них превентивные меры.

После сбора отзывов со стороны заинтересованных лиц и организаций (эта стадия завершилась 19 августа) министерство намерено продолжить работу над проектом, который, по-видимому, будет завершен в конце 2002-го или начале 2003 года. Действие системы лицензирования и мониторинга, если она будет успешно введена властями, может начаться уже в середине 2003 года, хотя более реален 2004 год.

Тем не менее, любой конфликт имеет свою логику, и разогнавшуюся махину так просто не остановишь. Вряд ли Министерство торговли США проявит такую щедрость по отношению к европейским компаниям, чтобы удовлетворить Европейскую комиссию (иначе недовольными окажутся национальные производители, что еще неприятнее), так что осенью конфликт между США и ЕС может разгореться с новой силой.

Наконец, новая "горячая точка" возникает в Восточной Азии, где Китай и Корея проявляют все больше беспокойства в отношении расширения японского экспорта. Японские компании, изгнанные с американского рынка и не имеющие поддержки от национальной экономики, пытаются решить свои проблемы за счет увеличения поставок за рубеж. За первое полугодие экспорт стали из Японии подскочил на 30,9% по сравнению с аналогичным периодом 2001 года и составил 17,89 млн. т, при этом, наиболее высокими темпами росли объемы поставок слябов, которые прибавили 87% (до 2,10 млн. т). Около 4,43 млн. т японского экспорта стали пришлось на Корею (рост на 47,4% по сравнению с прошлым годом), 3,58 млн. т – на Китай (возрастание на 78,8%). Обе страны негодуют и подумывают о принятии ответных мер.

Никто не хочет уступать

Вся беда в том, что в мире по-прежнему выплавляется слишком много стали. За первые шесть месяцев 2002 года 65 стран, предоставляющие в International Iron & Steel Institute (IISI) информацию об объемах своего производства, совместно выпустили 430,3 млн. т металла, что на 3,9% превысило показатели аналогичного прошлогоднего периода. В то же время, спрос на сталь, в лучшем случае, соответствует данным 2001 года, а возобновление экономического роста в развитых странах, способное придать ему новое ускорение, все откладывается и откладывается.

Конечно, решающее влияние на глобальные показатели оказывает Китай, где с конца 2001 года начали вступать в строй новые линии и заводы, строительство которых началось в 1998-1999 годах, когда правительство страны стартовало крупномасштабную программу модернизации национальной металлургической промышленности. Правда, при этом, предполагалось вывести из строя несколько сотен мелких предприятий, построенных в 60-70-тые годы, но как раз этот пункт плана выполнить до конца и не удалось. Судя по всему, это объясняется сопротивлением местных властей, в чьем ведении находится большинство подобных заводиков. Во внутренних провинциях Китая безработица представляет собой очень серьезную проблему, и обеспечение занятости населения зачастую имеет более высокий приоритет, нежели прочие экономические соображения.

Так что подъем идет невиданными темпами: если в третьем квартале 2001 года ежемесячное производство стали в Китае составляло 11,5-11,8 млн. т, то в ноябре-декабре отмечен скачок до 13,2 млн. т, в марте 2002-го объем выплавки возрос до 14,5 млн. т, а в июне достиг 15,1 млн. т. Если так пойдет и дальше, то уже в 2002 году КНР побьет мировой рекорд национального производства стали, установленный в 1988 году Советским Союзом (163 млн. т).

Исходя из того что в прессе постоянно сообщается о начале строительства новых производственных линий на китайских металлургических заводах, рост производства стали в стране будет продолжаться, как минимум, еще несколько лет. При этом, если в последние месяцы в строй вступают, главным образом, плавильные мощности, то линии "новой волны", сооружение которых завершится в 2003-2004 годах, будут выпускать готовую продукцию, в том числе и высокого передела. Поэтому, если в 2002 году расширение производства нерафинированной стали в Китае опережало подъем в области выпуска готовой стальной продукции (в первом полугодии 2002 года ее было произведено 91,92 млн. т, что менее чем на 20% выше, чем за аналогичный период прошлого года), то в будущем году соотношение темпов роста должно измениться.

Несмотря на рекордный объем производства стали Китай в январе-июне импортировал 11,71 млн. т только готовой стальной продукции, на 37% превзойдя показатель первого полугодия 2001 года. Правда, в значительной степени это объяснялось введением в стране тарифно-квотной системы на импорт стали: зарубежные поставщики торопились продать свой товар как можно быстрее, чтобы попасть в беспошлинную квоту. В сентябре, когда, как ожидается, квоты по основным видам продукции будут исчерпаны, объем поставок должен резко сузиться.

Тем не менее, в обозримом будущем Китай останется крупным нетто-импортером стали. Спрос на этот металл продолжает расти высокими темпами в связи с ускоренным развитием экономики страны и реализацией множества крупных строительных и инфраструктурных проектов, да и цены на сталь на внутреннем рынке существенно выше, чем на мировом. Иностранным экспортерам нужно будет только тщательно следить за тем, чтобы не попасть под антидемпинговое расследование (как показал первый пример с холоднокатаными рулонами, Китай, став членом ВТО, готов охотно применять это традиционное оружие защиты национального рынка).

Но, даже если не учитывать Китай с его особым статусом на мировом рынке стали, все остальные государства в первом полугодии 2002 года сократили объем выплавки металла всего на 0,6%. Заметное падение по сравнению с прошлым годом было зарегистрировано в США (на 2,36 млн. т), Великобритании (на 1,28 млн. т), Германии (на 663 тыс. т), Италии (на 555 тыс. т) и Польше (на 537 тыс. т). Несколько сократилось производство в таких странах как Россия, Украина и Мексика. Зато после прошлогоднего спада резко улучшились показатели Бразилии (на 657 тыс. т) и Канады (на 645 тыс. т), высокие темпы роста продемонстрировали Индия (подъем на 547 тыс. т), Южная Корея и Тайвань (прибавка по 528 тыс. т).

Обращает на себя внимание быстрый подъем сталелитейной промышленности стран Северной Африки (в первую очередь, Египта) и Ближнего Востока. Если за январь-июнь 2000 года в этих регионах было выплавлено 7,01 млн. т нерафинированной стали (1,69% от общемирового показателя), то за те же шесть месяцев 2002 года объем производства достиг уже 8,85 млн. т (2,06% от глобального объема). В принципе, на общем фоне эти цифры пока не слишком впечатляют, однако тенденция очевидна. Такие страны как Египет, Ливия, Иран, Саудовская Аравия в последние несколько лет достаточно интенсивно развивали свою сталелитейную отрасль, помимо всего прочего, преследуя цель снижения зависимости от импорта.

Вообще направления традиционных экспортных потоков на мировом рынке стали постепенно меняются. Все более тесно становится в Восточной Азии, где высокими темпами наращивается собственное производство стали (это характерно практически для всех стран региона: от Кореи и Тайваня – до Вьетнама) и куда, при этом, с удвоенной силой стремятся экспортеры из Японии, СНГ, Индии и других государств. Понемногу развивают национальную металлургическую промышленность многие развивающиеся страны Ближнего Востока и Латинской Америки. Восстановить баланс могло бы дальнейшее сокращение сталеплавильного производства в США и ЕС, однако этот процесс тормозится политическими факторами. В долгосрочной перспективе американская и особенно европейская отрасли должны все сильнее концентрироваться на выпуске, главным образом, продукции высокого передела и конструкционной стали с использованием покупных полуфабрикатов, однако в ближайшие несколько лет в развитых странах, по-видимому, будут преобладать протекционистские тенденции. В связи с этим вопрос о выводе из строя избыточных мощностей еще долго будет актуален.

В середине июля Европейская комиссия заявила, что готовит новый план сокращения глобального перепроизводства стали, который она намерена озвучить на очередной международной конференции в рамках Комитета по стали ОЭСР, назначенной на сентябрь. Конечно, слабо верится, что межусобную войну на мировом рынке стали удастся достаточно быстро остановить каким-нибудь компромиссным миром. Тем не менее, попытаться стоит.

Виталий Шимкович

 
© агенство "Стандарт"