журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
рубрики
ТЕМА НОМЕРА

ЦЕНОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ

ПРОФИЛЬ

ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

РЫНОК ЧЕРНЫХ МЕТАЛЛОВ

РЫНОК ЦВЕТНЫХ МЕТАЛЛОВ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Металлы мира" – №7, 2001
Приложения к статье
Распределение американского импорта стали в 1998-2001 годах, %
Доля готовой импортной продукции* на американском рынке стали, %

ТЕМА НОМЕРА

Америка против остального мира

Стремление американских властей защитить национальную сталелитейную промышленность введением всеобъемлющих ограничений на импорт может привести к глобальному кризису на рынке стали

Стальное лобби в США одержало новую победу. В начале июня 2001 года президент Джордж Буш заявил о намерении оказать поддержку национальной металлургической отрасли посредством введения ограничений на импорт стали из всех стран, кроме Канады и Мексики, и 22 июня дал соответствующее поручение Комиссии по международной торговле (ITC). Уже 28 июня на сайте www.usitc.gov были размещены вопросы ITC к истцам и ответчикам по делу. Это решение, с восторгом воспринятое американскими производителями стали, вызвало в мире реакцию от осторожного неприятия до резкого негодования. Специалисты опасаются, что закрытие американского рынка от иностранной конкуренции не только консервирует все недостатки отрасли, лишь усиливая ее неконкурентность в глобальном масштабе, но и приведет к нарушению системы мировой торговли сталью и, вероятно, новой разрушительной волне протекционизма. Правда, стартовав расследование, правительство США вскоре должно убедиться в предельной сложности поставленной задачи. Разработка механизма ограничений требует увязывания интересов различных групп влияния, а невнимательность к деталям может нанести и самим американцам больше вреда, чем пользы.

Слово сказано

Вот уж в чем нельзя упрекнуть администрацию президента Джорджа Буша-младшего так это в отсутствии последовательности. Изначально провозгласив себя защитником интересов национальной промышленности, она поэтапно реализует эту программу, руководствуясь исключительно собственными интересами и не обращая внимания на такие мелочи как мировое общественное мнение.

Многомесячные призывы стального лобби, считающего дешевый импорт главной и единственной угрозой американской сталелитейной промышленности, возымели свое действие. В ответ на эти настойчивые просьбы президент Буш выступил 5 июня с новой инициативой, направленной на ограничение ввоза стали в США.

Как указывалось в заявлении для прессы, американская промышленность и американские рабочие вполне конкурентоспособны. Все, что им необходимо, – это "восстановить действие рыночных сил в области международной торговли сталью и ликвидировать нечестные приемы, которые наносят им ущерб". По словам Джорджа Буша, американская сталелитейная отрасль страдает от значительной избыточной производственной мощности, низкой эффективности и излишков стали на мировом рынке. Все это, как отмечается в заявлении, представляет собой результат полувековой практики вмешательства правительств иностранных государств в деятельность рынка стали и финансовой поддержки ими сталелитейной промышленности.

Основная часть плана Буша заключается в возбуждении расследования по ст. 201 торгового законодательства США (так называемого Trade Act 1974 года), подразумевающей введение тарифов и квот против всех иностранных поставщиков продукции, импорт которой угрожает или может представлять угрозу американским производителям. Для применения ст. 201 нет необходимости в доказательстве фактов демпинга, субсидирования либо иной незаконной торговой практики, достаточно, если импорт нанес или может нанести ущерб промышленности США. Так как порядка 20 американских производителей стали в последние три года были вынуждены обратиться в суд по банкротствам с просьбой о защите от кредиторов, недостатка свидетельств нанесения ущерба, очевидно, не будет.

Согласно заявлению Роберта Цёллика, торгового представителя США, предметом расследования будут полуфабрикаты, плоскокатаная листовая продукция из углеродистой и легированной стали, длинномерная продукция, трубы, продукция из нержавеющей и инструментальной легированной стали. Исключаются из общего списка импорта катанка и сварные трубопроводные трубы, против импорта которых в 2000 году уже была применена ст. 201, а также некоторые виды полуфабрикатов определенных сортов и спецификаций (в прошлом году импорт этих продуктов составил около 10 тыс. т). Не распространяются возможные ограничения также на импорт чугуна и железной руды. Скорее всего, не будут применяться санкции ко всем видам стальной продукции, импортируемым из Канады и Мексики – партнеров США по блоку НАФТА.

Применение ст. 201 ко всему американскому импорту стали, равно как и любые другие количественные ограничения, никак не затрагивает действующих на данный момент антидемпинговых и компенсационных пошлин. Однако возбуждение новых исков в течение срока действия ст. 201 (предлагается три года) будет значительно затруднено.

Кроме того, президент США предлагает провести широкомасштабные международные переговоры по стали. Их непосредственная цель – выведение с рынка избыточных производственных мощностей в глобальном масштабе, а долгосрочная – выработка, своего рода, новых правил игры на мировом рынке стали, подразумевающих прекращение государственного вмешательства в торговые вопросы и запрет прямой или косвенной государственной поддержки неэффективных предприятий.

Наблюдатели проводят прямую параллель между предложенными переговорами по упорядочению мирового рынка стали и алюминиевым пактом 1994 года. Тогда производители этого металла из США, Канады, ЕС, Норвегии, России и Австралии договорились о сокращении производства, что позволило ликвидировать избыток на рынке, а затем поднять и цены. Тогда одним из инициаторов этого соглашения был генеральный директор американской корпорации Alcoa Пол О'Нейл. Сегодня он занимает пост министра финансов США и, по мнению аналитиков, стал автором плана Буша в части переговоров по торговле сталью.

Однако эта тема по ряду причин (см. стр. 14) не привлекла особого внимания участников мирового рынка стали. Для них на первый план вышли именно предложенные меры по ограничению американского импорта.

Куда приводят мечты

Американская сталелитейная промышленность и большая часть законодателей восприняли заявление президента США и особенно последовавшее за ним поручение Комиссии по международной торговле (ITC) начать формальное расследование как свою крупную победу. То, чего стальное лобби безуспешно ждало от Клинтона, пообещал воплотить в жизнь Буш. Особенно радовались представители интегрированных производителей стали, чья конкурентоспособность на мировом рынке в последние годы оказалась под вопросом (см. ММ № 6), так как ограничения предполагается ввести на всю стальную продукцию, включая полуфабрикаты (против чего выступали более эффективные прокатные заводы, закупающие их за рубежом).

Как сообщил 6 июня Том Даньчек, президент Steel Manufacturers Association, его организация, представляющая интересы сталеплавильной отрасли, будет ходатайствовать о том, чтобы при проведении расследования во внимание принимался шестилетний период – в течение 1995-2000 годов. При этом, 1995-1997 годы предлагается рассматривать как базовые, а следующие 1998-2000 годы – как период, когда национальной промышленности был нанесен ущерб.

Это позволит обойти существенное препятствие в виде спада импорта стали в США с августа 2000 года, который за первые пять месяцев 2001 года составил всего 10,6 млн. метрических т (включая легированную и нержавеющую сталь), что на 30% менее, чем за тот же период прошлого года, и практически равняется уровню 1995-1997 годов, который принято считать оптимальным. Объем ввоза готовой стальной продукции составил за январь-апрель 2001 года 6,87 млн. т против 9,09 млн. т в те же месяцы 2000 года, а доля импортной продукции на американском рынке упала от 26 и 22% соответственно в 1998 годах и 2000-м до 19-20% в текущем. Согласно законодательству применение всеобъемлющих ограничений, предусмотренных ст. 201, обязательно требует наращивания либо объема импорта, либо его доли на национальном рынке. Сегодня американские компании стараются деликатно обходить этот вопрос. По словам представителей стального лобби, дело не в конкретных объемах импорта, а в том, что иностранные поставщики сбивают цены, нанося ущерб американским промышленникам.

Правда, следует отметить, что объявление расследования по ст. 201 вначале окажет американскому рынку лишь моральную поддержку (что, по мнению многих специалистов, тоже немаловажно). В обычных условиях Комиссия по международной торговле (ITC) изучает проблему в течение четырех месяцев, а затем президент в двухмесячный срок должен принять решение с учетом ее рекомендаций. Кстати, эти сроки не всегда выдерживаются: например, американским производителям катанки, подавшим жалобу по ст. 201 в 1999 году, целый год пришлось ожидать введения обещанной квотно-тарифной системы.

Поэтому некоторые сталелитейные компании советуют применить так называемую чрезвычайную процедуру, к которой прибегают, когда дело не терпит отлагательств. В таких условиях ITC должна вынести свой вердикт в течение двух месяцев, а президенту отведен месяц на принятие решения. Однако эти призывы были восприняты без особого энтузиазма. Судя по всему, ITC необходимо изучить каждый сегмент американского рынка стали в отдельности (например, горяче- и холоднокатаная, оцинкованная листовая сталь, толстолистовая сталь в листах и рулонах, различные виды длинномерной продукции и полуфабрикатов – всего 555 позиций), что за два месяца решить практически невозможно.

Представители Steel Service Center Institute в очередной раз высказались в пользу введения системы лицензирования импорта стали и механизма периодического пересмотра ограничений в случае появления дефицита той или иной продукции на внутреннем рынке, однако пока никакого ответа на их предлоджение не поступало. Более резко высказались American Institute for International Steel (AIIS) и ассоциация потребителей стали Citac, выступающие против ограничения импорта стали, которое неизбежно приведет к росту цен. Они обратили внимание на то, что план Буша не включает никаких мер, способных облегчить процесс консолидации американской сталелитейной промышленности, и не стимулирует ее к повышению эффективности и конкурентоспособности. Как заметил Дэвид Фелпс, президент AIIS, в своем стремлении сократить излишние производственные мощности и ликвидировать субсидирование сталелитейной промышленности США нужно начинать с самих себя.

Впрочем, на этот счет вскоре поступило разъяснение из Белого Дома с сообщением, что весь смысл применения ст. 201 как раз и заключен в том, чтобы дать национальной промышленности время на рационализацию и модернизацию. Как было заявлено, соответствующие планы разрабатываются и будут представлены общественности позже.

Однако критиков плана Буша этот ответ не удовлетворил. Особенно яростный характер носили выступления из-за рубежа.

Громовое сотрясение воздуха

Первыми отреагировали на новую инициативу американцев Япония и ЕС. Президент японской ассоциации экспортеров стали (JISEA) Акира Чихайя выразил крайнее сожаление по поводу того, что правительство США в очередной раз обвинило иностранных производителей стали в сугубо внутренних проблемах американских промышленников. В целом это заявление было достаточно сдержанным, что не удивительно: Япония, оказавшаяся одной из главных мишеней стального лобби в 1998-2000 годах, уже утратила американский рынок. Если в 1998 году она занимала первое место в мире по объемам экспорта в США (6,07 млн. т), то в 2000 году эта страна оказалась всего пятой с 1,93 млн. т, причем, около 300 тыс. т из этого количества – полуфабрикаты. В январе-апреле 2001 года японские компании поставили в США лишь 528 тыс. т стали (включая легированную и нержавеющую), а крупнейшими статьями экспорта оказались холоднокатаные рулоны (83,3 тыс. т), рельсы (65 тыс. т), трубопроводные трубы, в основном диаметром до 16 дюймов (более 40 тыс. т), и полуфабрикаты (39 тыс. т). Так как Япония экспортирует в США свыше 30 видов стальной продукции, она вряд ли может понести от новых ограничений значительный ущерб.

Намного более резко отозвались европейцы, в отличие от японцев несущие двойные потери. Во-первых, европейские компании остаются крупными поставщиками стали в США (с 1998 по 2000 год объем поставок практически не изменился, лишь относительно упав в начале 2001 года), так что ограничения неизбежно ударят по ним. Во-вторых, ЕС не без оснований опасается, что закрытие американского рынка вызовет наплыв поставок в Европу из стран Восточной Европы, Латинской Америки и Восточной Азии. Кризис 1997-1998 годов уже превратил ЕС из нетто-экспортера в нетто-импортера стали вследствие сдвига внешнеторгового баланса на 13 млн. т в год. Как опасаются специалисты Европейской комиссии, новая американская инициатива может привести к появлению на европейском рынке дополнительных 9 млн. т стали в год.

С очень резким заявлением выступил Иан Роджерс, директор британской UK Steel Association. По его словам, американцы приставили остальному миру пистолет к виску, вынуждая другие страны под угрозой введения квот сокращать собственное производство. В тон Роджерсу высказался и комиссар ЕС по торговле Паскаль Лами, отметив, что американцы не должны перекладывать затраты на реорганизацию своей сталелитейной промышленности на плечи всего мира.

Как отмечается в официальном заявлении Европейской комиссии, предложенные американцами меры нарушают положения ВТО, так как согласно международному торговому законодательству защита разрешается только для всей отрасли в целом. В США, в то же время, наряду с убыточными интегрированными и прокатными компаниями существуют высокоэффективные и прибыльные предприятия, вполне конкурентоспособные на мировом рынке и в нынешних условиях.

Европейские эксперты подчеркивают, что в кризисе виноваты сами американские компании, которые не смогли или не захотели адаптироваться в сложившейся на мировом рынке в последнее десятилетие ситуации. Американская сталелитейная отрасль характеризуется низким уровнем консолидации, что способствует бесконтрольному наращиванию производственных мощностей. Если выпуск стали в ЕС с 1993 по 2000 год снизился на 2 млн. т, американские компании за то же время ввели в строй 19 млн. т дополнительных мощностей. Отрасль зачастую получает прямую поддержку от государства и администрации отдельных штатов в виде субсидий и законодательных актов, ограничивающих конкуренцию. Кстати, в июне 2001 года Палата представителей Конгресса приняла очередной закон, согласно которому суда береговой охраны США, на строительство которых выделено $5,3 млрд. на 2002 год, должны быть изготовлены только из стали американского производства.

По мнению Европейской комиссии, в недавнем падении цен на сталь виновны опять-таки сами американцы. Перепроизводство на национальном рынке привело к жесткой ценовой конкуренции, когда максимально активны как раз наименее рентабельные компании, остро нуждающиеся в средствах и ради этого фактически прибегающие к демпингу.

Все, чем могли ответить американцы, – это обвинения типа "сам такой". Двое американских сенаторов выступили с заявлением о том, что европейские, корейские и японские интегрированные производители стали, якобы, поделили между собой мировой рынок, чтобы снизить конкуренцию. В доказательство американцы привели данные о том, что, если в 1998 году экспорт горячекатаной листовой стали из Японии и Кореи в США сделал резкий скачок, то европейский остался, примерно, на том же уровне. Европейская комиссия достаточно долго не реагировала на эти обвинения, но, когда американская пресса подняла шум по этому поводу, из Брюсселя пришло сухое опровержение с напоминанием (на конкретных примерах) о том, что ЕС "в отличие от кое-кого" не на словах, а на деле ведет борьбу с нечестной конкуренцией.

Однако, если сталелитейные компании развитых стран в принципе могут пережить эти неприятности (например, усилив защиту собственного рынка, кроме того, на мировом рынке они доминируют в сегменте продукции высокого качества), для корпораций из новых рыночных стран, зависимых от экспорта, потеря американского рынка может оказаться очень болезненной. Под наибольшей угрозой находятся, пожалуй, Бразилия и Корея, ныне занимающие третье и четвертое места среди поставщиков стали в США.

Для Бразилии основная причина беспокойства заключается в вероятном введении квот и пошлин на полуфабрикаты. В 2000 году из 7,7 млн. т ввезенных в США слябов и заготовок более 30% поступило из Бразилии. Кроме того, повышенную тревогу у Бразилии, как и у прочих южноамериканских стран, вызывает уязвимость их собственного рынка перед пришельцами из Турции, Индии, Кореи, ЮАР, а также России и Украины (на сегментах рынка, не перекрытых антидемпинговыми пошлинами). Наконец, латиноамериканцев интересует, как сочетаются протекционистские порывы США с планами создания всеамериканской зоны свободной торговли (FTAA).

Еще значительнее проблемы, с которыми может столкнуться Корея. До 1997 года корейцы экспортировали в США порядка 1,2-1,3 млн. т, но к 1999 году довели объем этого показателя до 2,67 млн. т (к 2000-му он несколько сузился до 2,43 млн. т). По мнению руководства крупнейшей корейской сталелитейной компании Posco, с учетом того что для принятия окончательного решения американцам понадобится несколько месяцев, введение ограничений (предположительно, в начале 2002 года) может подорвать начало нового подъема на мировом рынке стали и надолго погрузить его в состояние хаоса.

Опасный резонанс

В самом деле, опасность американского плана как раз и состоит в его долгосрочных последствиях, которые видятся исключительно негативными, причем, как для мирового рынка стали в целом, так и для сталелитейной отрасли США. С учетом того что сейчас глобальное предложение стали превышает спрос, а надеяться на быстрое выведение из строя избыточных мощностей не приходится, даже относительно небольшое нарушение равновесия (а оно будет незначительным, так как импорт стали в США уже упал, приблизительно, до уровня 1997 года) может вызвать непропорционально сильную реакцию, главным образом, вследствие психологических факторов.

Введение ограничений на импорт стали в США может дать ответную волну протекционизма во всем мире. Канадские сталелитейные компании уже обратились к своему правительству с предложением выработать аналогичные защитные меры, чтобы предотвратить перетекание экспортных потоков на их рынок. При этом, Канада, как и Мексика, прямо выигрывает в случае принятия плана Буша, так как оба партнера США по торговому блоку НАФТА, скорее всего, будут исключены из всех ограничений.

В то же время, сталь, не нашедшая себе сбыта в США, неминуемо начнет перетекать на рынки Европы, Южной Америки и Ближнего Востока. Азиатский регион, при этом, вряд ли привлечет внимание экспортеров, так как местный рынок там и без того находится в состоянии избытка, а перспективы на расширение объема продаж (за исключением, разве что, Китая) отсутствуют. Реакцией стран-импортеров на это вторжение, скорее всего, будет ужесточение собственного внешнеторгового законодательства, и ситуация может перерасти в полномасштабную торговую войну на рынке стали. По крайней мере, в европейской федерации производителей стали Eurofer уже разрабатываются планы введения в ЕС собственной тарифно-квотной системы ограничения импорта стальной продукции, сходной с американской.

Менее пессимистических взглядов придерживаются эксперты британской консультационной компании MEPS. По их мнению, первой реакцией на американские ограничения будет ужесточение торговой политики в других государствах, однако эта проблема не столь серьезна, как кажется на первый взгляд. Страны Восточной Азии уже сейчас снижают объемы экспорта в ЕС, чтобы не "нарваться" на обвинение в демпинге, аналогичные действия, вероятно, вскоре предпримут государства Юго-Восточной Азии и Южной Америки. Поставки стали из СНГ в ЕС уже регулируются системой квот. Поэтому, как полагает Питер Фиш, исполнительный директор MEPS, в долгосрочном плане американские ограничения будут только полезны мировому рынку стали, так как наладят дисциплину среди производителей из новых рыночных стран, заставят их прекратить считать США "отстойником" для продукции, которую не удается сбыть на внутреннем рынке, а также положат конец бездумному наращиванию производственных мощностей. Правда, в Китае и ряде стран Латинской Америки сейчас продолжается строительство новых металлургических заводов, но хронически низкие цены, которые, по мнению Питера Фиша, установятся на ближайшие несколько лет, заставят действовать законы рынка.

И, все же, оптимисты наподобие Фиша пока в меньшинстве. Американские специалисты обращают внимание, в первую очередь, на негативные последствия ограничения импорта стали для самих США. Даже если оставить за скобкой вопрос о том, что будет, когда возобновление экономического роста в стране потребует расширения поставок стали, в том числе из-за рубежа, избавление от иностранной конкуренции просто загонит существующие проблемы вглубь без их решения. Как отмечено в заявлении Европейской комиссии, за счет этого фактора неконкурентоспособные американские компании останутся в неприкосновенности еще на несколько лет, и после того как срок действия квотно-тарифной системы истечет, все опять повторится с начала.

По словам Марка Парра, аналитика американской компании McDonald Investments, протекционистские барьеры всегда снижали конкурентоспособность "защищаемой" отрасли. В краткосрочном плане ограничение импорта благотворно повлияет на американских производителей стали (причем, больше всех выиграют наименее рентабельные), но в долгосрочной перспективе интересы отрасли заключаются в сокращении расходов, чего можно добиться лишь в конкурентных условиях. Впрочем, как показала практика, на некоторых сегментах американского рынка стали (например, оцинкованной продукции) внутренняя конкуренция в последние годы была достаточно высокой, чтобы без всякого влияния импорта сбить цены до минимума.

Наконец, американские специалисты опасаются, что искусственно удерживаемые высокие цены на сталь негативно скажутся на обрабатывающих отраслях. Из-за высоких издержек в американской промышленности (в частности, на оплату труда и прочие социальные выплаты) многие компании уже переместили производство из США в другие страны. Вероятно, с введением ограничений на импорт стали этот процесс ускорится.

Гладко было на бумаге…

Тем не менее, возбуждение расследования представляет собой не конец, а начало длительного процесса, который может столкнуться с существенными проблемами. Так, например, в 2000 году администрация Клинтона установила тарифно-квотную систему на импорт катанки, предусмотренную ст. 201, однако результат от ее применения оказался скорее, отрицательным.

Во-первых, из режима ограничений неизбежно были исключены США и Канада, успешно заменившие "выпавших" иностранных поставщиков. Во-вторых, распределение квоты не по четырем, а по трем кварталам (в каждый из них позволялось беспошлинно ввезти треть оговоренного максимального объема) привело к тому, что иностранные компании начали наращивать поставки катанки, стремясь успеть уложиться в квоту. На рынке это вызвало хаос, сопровождаемый дальнейшим снижением цен, а результатом всех предпринятых мер оказалось то, что импорт катанки в 2000 году возрос до 2,70 млн. т по сравнению с 2,51 млн. т годом ранее. За первые четыре месяца 2001 года в США было экспортировано 704 тыс. т этой продукции по сравнению с 774 тыс. т за тот же период прошлого года, но вследствие общего падения объемов импорта доля катанки в нем расширилась от 6,30 до 8,16%. Американские производители, год ожидавшие, пока власти удовлетворят их прошение, теперь требуют введения поправок и подумывают о возбуждении "обычных" антидемпинговых исков против каждого иностранного поставщика в отдельности.

Однако дело здесь не только в том, чтобы учесть прошлые ошибки. Сталелитейная отрасль в США далека от единства, и очень трудно привести ее интересы к общему знаменателю. Так, многие компании требовали и продолжают настаивать на том, чтобы исключить из числа рассматриваемых видов продукции полуфабрикаты, поставки которых из-за рубежа сейчас просто нечем заменить. При этом, даже если удастся оперативно вернуть в строй закрытые в последние годы сталеплавильные цеха и построить новые электропечи на прокатных заводах (заметим, в США наличествует дефицит электроэнергии), вместо спроса на импортные полуфабрикаты возникнет необходимость в закупках за рубежом дополнительных объемов чугуна, горячебрикетированного железа и лома.

Для других компаний, в частности в секторах труб и нержавеющей стали, мало приемлемы предложенные исключения из правил. Здесь основную конкуренцию американским производителям создают мексиканские компании, так что ограничения на импорт продукции из других государств проблемы не решают. Резко против исключения Мексики выступает и ведущий металлургический профсоюз United Steelworkers, который в свое время рьяно критиковал создание блока НАФТА. По словам президента профсоюза Лео Джерарда, мексиканские компании демпингуют на американском рынке, так как их рабочие "эксплуатируются так же нещадно, как в России или Китае".

Впрочем, как говорят специалисты, еще ничего не решено. Глава AIIS Дэвид Фелпс вообще предсказывает, что расследование даст отрицательный результат, показав отсутствие ущерба, нанесенного импортом американской сталелитейной промышленности. По его мнению, честный и непредвзятый анализ должен показать, что проблема заключается не в иностранной конкуренции, а в недостаточной конкурентоспособности отдельных фирм, кроме того, включение в состав "опасного" импорта полуфабрикатов, закупаемых именно производителями стали, обесценивает все их жалобы. Наконец, начиная с августа прошлого года, импорт стали в США стабильно падает и уже находится на самом низком уровне за последние четыре года, доходя до "докризисного" уровня. А, как говорит Хиденори Тазава, руководитель Japan Steel Information Center в Нью-Йорке, порядка 50% американского импорта стали не из стран НАФТА уже подлежат различным ограничениям, поэтому принятие дополнительных мер по защищенным позициям не оправдано.

Ключевые слова во всех этих прениях – "честный и непредвзятый", однако никто не ожидает, что расследование, предпринятое ITC, будет таковым. Как признают американские комментаторы, решение Буша продиктовано не экономическими, а политическими соображениями, посему мало кто сомневается в положительном исходе расследования, по крайней мере, по большинству позиций.

Между тем, в деловых кругах США растет понимание того, что предоставленную им паузу следует использовать в интересах реструктуризации и модернизации американской сталелитейной отрасли. Об этом заявил, в частности, Дэниэл ДиМикко, президент крупнейшей неинтегрированной американской сталелитейной корпорации Nucor. По его мнению металлургические компании должны воспользоваться благоприятной возможностью для повышения рентабельности и конкурентоспособности в глобальном плане. В связи с этим звучат призывы к увязке ограничений импорта с законодательными поправками, облегчающими процессы консолидации и реорганизации сталелитейных компаний.

Нет сомнений, что реализация плана Буша еще более осложнит жизнь производителям стали из стран СНГ, а также другим компаниям, ориентирующимся, в первую очередь, на экспорт. Судя по всему, на мировом рынке стали произойдет дальнейшее падение значения массовых сортов, которые будут продаваться, в основном, внутри национальных границ или в рамках региональных торговых блоков. В то же время, транснациональные компании-гиганты и производители дорогой специализированной продукции и в дальнейшем будут пользоваться всеми преимуществами международного разделения труда.

А, что касается второй и третьей частей плана Буша, предусматривающих проведение многосторонних переговоров по регулированию мирового рынка стали, то это, как говорится, другая история.

Виталий Шимкович,
по материалам Metal Bulletin, Financial Times, iSteelAsia.com

 
© агенство "Стандарт"