журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
рубрики
РЕКЛАМА

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Главные события месяца

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Ядерная энергетика

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Собственность

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Регулирование

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Проекты

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Проекты

ТЕМА НОМЕРА. Тенденции развития электроэнергетики

ГАЗ И НЕФТЬ. Нефтерынок

ГАЗ И НЕФТЬ. Сектор газа

ГАЗ И НЕФТЬ. Конфликты

ГАЗ И НЕФТЬ. Проекты

УГОЛЬ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"ТЭК" – №7, 2002

ГАЗ И НЕФТЬ. Сектор газа

"Газпром" преследует "белая полоса"

Нынешнее лето запомнится специалистам мощным рывком, который предприняла Россия на евроазийском рынке газа. Причем речь в данном случае не только о подписанном в Санкт-Петербурге в начале июня соглашении о создании консорциума по управлению газотранспортной системой (ГТС) Украины. Это, конечно, важный шаг с точки зрения обеспечения надежного транзита российского газа в Европу. Однако при этом руководство нашего "северного соседа" и "Газпрома" не забывает заниматься еще двумя важными составляющими экспорта "голубого топлива", а именно: его сбытом на западных рынках и поиском ресурсов (в том числе и за пределами России) для этого самого сбыта.

Транзит

Напомним, что 9 июня президенты Украины и России Леонид Кучма и Владимир Путин, подписали заявление о совместном управлении украинской ГТС с целью обеспечения бесперебойных поставок российского газа в европейские страны. Уже на следующий день состоялась трехсторонняя встреча Путина, Кучмы и немецкого канцлера Герхарда Шредера, на которой было заявлено, что Германия станет партнером нового консорциума и примет активное участие в модернизации газопроводной сети Украины, столь важной для энергоснабжения Германии да и всей Европы. Из этого эксперты сделали вывод, что Шредер будет активно лоббировать участие в консорциуме немецких компаний Ruhrgas и Wingas, которые давно сотрудничают с "Газпромом".

Не прошло и двух недель, как во время работы российско-украинской межправительственной комиссии в Харькове стало ясно, что быстро реализовать договоренность, о которой столь торжественно объявили в Питере, не удастся. Прежде чем вступать в консорциум, России и Украине нужно решить много старых двусторонних проблем. За последний год едва ли не каждая российско-украинская встреча на высоком уровне завершалась подписанием "судьбоносных" документов, с выполнением которых вскоре возникали проблемы.

Одно из таких соглашений по урегулированию проблемы газовых долгов Украины перед Россией было подписано осенью прошлого года. На сумму долга ($1,4 млрд.) "Нафтогаз Украины" выпустил свои облигации. Однако "Газпром" отказался принимать эти бумаги. Сначала российский газовый монополист ссылался на то, что новые украинские бумаги не соответствуют стандартам европейского фондового рынка, а следовательно, – низколиквидны. Затем "Газпром" предъявил претензии к собственному правительству. Дело в том, что при разработке схемы погашения газовых долгов был упущен весьма важный вопрос – налогообложение. В случае получения облигаций, "Газпром" будет обязан заплатить в бюджет РФ половину их номинальной стоимости. Такого подвоха "Газпром" от своего правительства не ожидал и поэтому до сих пор отказывается выполнять условия соглашения.

Впрочем, выход из ситуации уже практически найден. "Газпром" предлагает вместо облигаций гасить задолженность за счет 50%-ной скидки на транзит газа. "Нафтогаз Украины" против такого варианта в принципе не возражает.

Помимо этого Россия и Украина не могут разобраться и с другими препятствиями на пути к консорциуму – на уже упомянутой встрече в Харькове не был подписан протокол об условиях поставок российского газа в Украину – стороны не сошлись в цене. Правда, было заключено более масштабное соглашение – об общих условиях поставок вплоть до 2013 года, однако без протокола на следующий год оно просто "повисает" в воздухе.

На этом фоне приступать к созданию консорциума Москве и Киеву сложно. Нельзя совместно управлять газопроводами, не разобравшись с прошлыми долгами и текущими контрактами. К тому же стороны по-разному смотрят и на самую главную проблему консорциума: имущественные права на ГТС.

В Москве пока заявляют, что готовы вкладывать деньги только на условии приобретения доли в украинских газовых сетях. Однако премьер Украины Анатолий Кинах подчеркивает, что вопрос о приватизации "трубы" не стоит в повестке дня – украинское законодательство попросту запрещает продажу ГТС. Пока в Киеве готовы предоставить российской стороне лишь функции оператора. "Газпром" это, естественно, не устраивает. И данная позиция отражена в проекте договора о создании консорциума, который по поручению Алексея Миллера готовит сейчас рабочая группа "Газпрома" во главе с заместителем председателя правления Александром Рязановым.

Кроме того, не стоит забывать, что некоторые украинские политики уже успели обвинить Леонида Кучму в "распродаже Родины", как только узнали о подписании питерских соглашений. Впрочем, не только в "распродаже", но и в банальной некомпетентности. Так, народный депутат Виктор Пинзеник считает, что существующая схема транзита российского газа в Европу не отвечает общепринятой практике. Дело в том, что, например, Германия покупает газ на границе с Украиной, а не с Россией. По словам Пинзеника, "цивилизованная схема существовала бы при условии: газ покупается на украинско-российской границе, а вопрос транзита решается отдельно между Украиной и Германией. А так Украина находится между заинтересованными сторонами. Дело в том, что немецкая компания Ruhrgas, в конечном итоге, заинтересована в получении дешевого газа, независимо от того, за счет чего это произойдет, – за счет украинского транзита или снижения российской цены. Российская Федерация также заинтересована в удешевлении транзита. То есть Украина ищет союза с партнерами, которые не являются ее объективными союзниками". Таким образом, создание газотранспортного консорциума в существующей версии невыгодно для Украины, убежден народный депутат.

Одним словом, можно не сомневаться, что процесс согласования проекта между украинской и российской сторонами будет весьма непростым. А ведь затягивание процесса организации консорциума может негативно отразиться на интересе к нему иностранных инвесторов. Хотя пока что этот интерес имеется – помимо немецких Ruhrgas и Wingas о своем желании сотрудничать с Россией и Украиной заявили такие гиганты как Royal Dutch/Shell и Gaz de France. Однако уже очевидно, что заявленный президентами срок создания консорциума – август – соблюден не будет.

Тем не менее некоторый успех налицо. Украине и России удалось получить поддержку проекта со стороны Евросоюза. Об этом после саммита ЕС в Копенгагене заявил украинский президент. С другой стороны, возможность создания консорциума для управления ГТС (во всяком случае в его нынешнем виде) вызвало недовольство США. Недаром во время своего недавнего визита в Киев американский министр финансов Пол О'Нил высказал озабоченность неэффективностью поставок российского газа в Западную Европу. О'Нил намекнул украинскому руководству, что Соединенные Штаты "прекрасно осведомлены", в чем причина проблем на пути российского газа. Вашингтон уверен, что "20% российского газа, прокачиваемого по территории Украины", пропадает из-за утечек и, "возможно, незаконного отбора".

Как водится, у Америки уже готов план, который позволит решить эти проблемы. По мнению О'Нила, нужно всего лишь установить на ГТС новые компрессоры, благодаря которым производительность газопровода возрастет на 50%. Министр финансов США считает, что в этом случае привлекательность транзитной страны резко повысится, а значит на Украину прольется дождь инвестиций, в том числе и американских. Наблюдатели считают, что подобным нехитрым образом американская администрация пытается пролоббировать участие в консорциуме своих компаний.

Сбыт

Перспектива создания газотранспортного консорциума помимо прочего позволила "Газпрому" убедить руководство ЕС повременить с переходом к краткосрочным контрактам между европейскими потребителями и российской газовой монополией. В качестве основного довода россиян было то, что долгосрочные контракты обеспечат большую стабильность поставок газа в Западную Европу.

Изначально проблема заключалась в том, что существующая доктрина ЕС по либерализации энергетического рынка (вступила в силу в августе 2000 года) нацелена на предоставление всем поставщикам газа равного доступа к газопроводной системе Европейского Союза, постепенный отказ от долгосрочных контрактов и переход к спотовому рынку газа, и посему долгосрочные контракты "Газпрома" на поставку газа в Европу с этой доктриной несовместимы. Ведь некоторые из них заключены на срок до 2020 года и базируются на принципе "бери и плати", предусматривающем полную оплату поставляемого газа независимо от того, какая часть его объема потреблена. В своих консультациях с ЕС "Газпром" настаивал на том, чтобы все эти контракты были сохранены, несмотря на будущую либерализацию европейского газового рынка.

ЕС решил, что сохранение прежних контрактов "Газпрома" – меньшее зло для европейского рынка. На долю российского газа приходится значительная часть потребления этого горючего в Западной Европе (около 22%). К тому же проекты танкерных поставок в Европу сжиженного природного газа (СПГ) из Африки и стран Ближнего Востока тоже будут осуществляться по долгосрочным контрактам сроком на 15-20 лет.

Естественно, что в долгосрочных гарантиях сбыта своего газа заинтересованы и другие крупнейшие нефтегазовые компании мира. Так, Royal Dutch/Shell накануне подписания с "Газпромом" контракта стоимостью $1,5 млрд. на разработку Заполярного газового месторождения назвала планы либерализации европейского рынка газа "подрывающими интересы инвесторов и, соответственно, потребителей газа". Аналогичные претензии были и у компаний – участниц проекта разработки Штокмановского газоконденсатного месторождения (Баренцево море).

Впрочем, несмотря на то, что ЕС на время оставил "Газпрому" его долгосрочные контракты, сделки spot (разовые поставки) по газу в Европе стремительно набирают обороты. Из традиционных европейских импортеров от российских поставок газа больше всех зависит Германия (37% местного рынка). Франция и Италия пытаются избавиться от "газпромовской" зависимости, наращивая поставки СПГ и участвуя в перспективных проектах Нигерии, Алжира, Ливии, Египта, чей газ возместит падение добычи на месторождениях Северного моря. Несмотря на это, в июле "Газпром" сумел совершить прорыв на итальянском рынке. Он впервые договорился о продаже крупной партии газа напрямую европейскому потребителю – итальянской энергетической компании ENEL. До этого российский газ ей перепродавал итальянский партнер "Газпрома" – ENI. Аналитики считают, что в результате "Газпром" совершил большой шаг вперед, воспользовавшись, кстати, плодами либерализации газового рынка Европы.

Правда, для этого российской газовой монополии пришлось пойти на определенные уступки. Намедни "Газпром" согласился снять ограничения на реэкспорт своего газа в странах ЕС. Об этом заявил комиссар Еврокомиссии по вопросам антимонопольной политики Марио Монти. По его словам, российская компания не будет включать условие о запрете реэкспорта газа в свои будущие контракты на его поставки и намерена пересмотреть эти ограничения в действующих контрактах.

В самом "Газпроме" решение о снятии ограничений на реэкспорт газа воспринимают без особого энтузиазма. Как заявляют представители монополии, это может привести к обострению конкуренции между продавцами российского газа, что неминуемо повлечет уменьшение экспортной выручки газового концерна. В "Газпроме" уже сейчас оценивают возможный ущерб от снятия ограничений на реэкспорт газа в $1 млрд.

Напомним, что снятие ограничений на реэкспорт газа является одним из основных положений директивы ЕС о либерализации газового рынка. Нарушение этого положения автоматически вводит против компании-нарушителя штрафные санкции, которые могут составить до 10% ее дохода.

Благодаря данной договоренности "Газпрома" с Евросоюзом Россия уже разрешила Украине беспошлинно экспортировать в 2003 году 1 млрд. куб. м газа. В итоге 1 июля в Киеве первый вице-премьер Украины Олег Дубина и заместитель председателя российского правительства Виктор Христенко подписали межправительственный протокол к Соглашению "О дополнительных мерах по обеспечению транзита российского природного газа по территории Украины" от 4 октября 2001 года. Стороны достигли договоренности относительно исключения из режима экспортной пошлины, обязательства по которому Украина взяла на себя в соответствии со ст. 5 Соглашения. По словам главы "Нафтогаза Украины" Юрия Бойко, в настоящее время готовится к подписанию контракт на экспорт газа с венгерской нефтегазовой компанией MOL.

Ресурсы

Не менее значимой для судеб российского газа оказалась и российско-казахстанская договоренность. Напомним, что эти два государства заключили межправительственное соглашение о сотрудничестве в газовой сфере сроком на десять лет, на основании которого "Газпром" и госкомпания "КазМунайГаз" объявили о намерении создать на паритетной основе совместное предприятие "для обеспечения надежной и безопасной транспортировки газа на рынки СНГ и Европы". Как ожидается, уже в нынешнем году Казахстан экспортирует через Россию до 4 млрд. куб. м горючего, а к 2015 году объемы среднеазиатского газа могут достичь 30-40% от суммарного экспорта газа в Европу по российскому направлению. "КазМунайГаз" разработал программу модернизации газопровода из Средней Азии в Россию, в результате чего его пропускная способность составит 60 млрд. куб. м в год. Из этого объема казахстанский газ будет составлять 30-35 млрд. куб. м в год.

Интересно, что соглашение с Россией, по словам первого вице-президента "КазМунайГаза" Тимура Кулибаева, "не ограничивает казахстанскую сторону в конструктивном сотрудничестве с третьими сторонами по вопросам добычи, продажи и транспортировки газа". Таким образом, газовое соглашение отвечает и интересам Казахстана, и одновременно выгодно "Газпрому" – прибыль от реализации схемы замещения российского газа казахстанским в семь-восемь раз выше, чем от проектов освоения труднодоступных месторождений Ямала. Российский газовый монополист, похоже, вовсе не против помощи казахстанской стороны в выполнении его обязательств в Европе. С учетом экспортных контрактов и потребностей внутреннего рынка, к 2015 году дефицит газа у "Газпрома" может достичь 150-170 млрд. куб. м в год. При этом российско-казахстанское газовое сближение не мешает "Газпрому" оставаться монополистом по добыче газа в России.

Известно, что в перспективные планы независимых от "Газпрома" российских производителей газа (прежде всего вертикально интегрированных нефтяных компаний) входит значительное увеличение объемов добываемого газа. Газовую нишу, которую получит Казахстан, мог бы легко заполнить один только "ЛУКойл", заявивший о готовности добывать до 60 млрд. куб. м в год. А сумма всех прогнозируемых объемов добычи газа независимыми российскими производителями к этому времени станет сопоставима с грядущим дефицитом газа, который будет испытывать "Газпром". Таким образом, если казахстанский газ будет экспортироваться вместо горючего, добываемого российскими нефтяниками, последние останутся что называется "с носом".

Одновременно под вопрос может быть поставлена и программа разработки неосвоенных месторождений Ямала. У инвесторов появился шанс уйти от огромных капиталовложений в этот регион и переориентироваться на менее дорогие месторождения среднеазиатских республик. Ведь помимо Казахстана планы экспорта газа в Европу есть еще и у Азербайджана, Туркменистана и Узбекистана, которые также располагают весьма перспективными газовыми месторождениями. Кроме того, природный газ, импортируемый из России, для европейцев вовсе не отождествляется с газом именно российских месторождений – подразумевается лишь российская "труба". И если речь пойдет о выборе между ямальским и, скажем, казахстанским или туркменским газом, финансовый фактор всегда будет иметь решающее значение для стратегического инвестора. Кстати сказать, Ruhrgaz уже проявляет конкретный интерес к газовым проектам в среднеазиатских республиках. Таким образом, соглашение с Казахстаном способно превратить Россию в перспективе из ключевого игрока европейского газового рынка в его опять же ключевого транзитного посредника.

Стоит сказать, что Казахстан, пожалуй, единственная страна, которая поддержала инициативу России о создании Евразийского союза экспортеров природного газа. Позицию остальных газодобывающих стран Средней Азии озвучил в ходе апрельского Каспийского саммита президент Туркменистана Сапармурат Ниязов. Тогда он заявил, что о создании такой организации не может быть и речи, пока "не будут решены вопросы доступа к газовым рынкам, не будет определен состав участников альянса, а также ценовые условия партнерства".

Самое интересное, что у туркменского лидера есть все основания быть смелым в своих заявлениях. В газодобывающих компаниях Средней Азии хорошо осведомлены о положении в российской газовой промышленности. К тому же у Туркменистана и Узбекистана со временем могут появиться и другие возможности для экспорта природного газа, например через Афганистан в Пакистан (трансафганский проект), через Иран или через Азербайджан в Турцию (транскаспийский проект). Так что прорыв в Европу у Туркменистана рано или поздно произойдет, вопрос лишь в том, будет ли Россия помогать ему или нет.

Анатолий ФРАЕРМАН

 
© агенство "Стандарт"