журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
рубрики
РЕКЛАМА

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Главные события месяца

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Ядерная энергетика

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Собственность

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Регулирование

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Проекты

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Проекты

ТЕМА НОМЕРА. Тенденции развития электроэнергетики

ГАЗ И НЕФТЬ. Нефтерынок

ГАЗ И НЕФТЬ. Сектор газа

ГАЗ И НЕФТЬ. Конфликты

ГАЗ И НЕФТЬ. Проекты

УГОЛЬ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"ТЭК" – №7, 2002

ТЕМА НОМЕРА. Тенденции развития электроэнергетики

Центральная Европа не торопится с либерализацией

Хотя страны региона готовятся к вступлению в ЕС, они не планируют перевод своей энергетики на полностью рыночные принципы деятельности

Первая половина 90-тых, получившая название "переходного периода от плановой экономики к рыночной", сопровождалась в странах Центральной Европы – Чехии, Словакии, Польше и Венгрии – массовой приватизацией, затронувшей практически все отрасли. Поначалу в их число входила и электроэнергетика: во всех государствах региона из единых систем были выделены независимые генерирующие компании, которые предполагалось приватизировать с участием иностранных инвесторов. Однако этот рыночный энтузиазм быстро угас, столкнувшись с нелицеприятной реальностью. Перевод электроэнергетики на работу по рыночным принципам неминуемо означал резкое (в разы) повышение тарифов, что было неприемлемо для национальных правительств. В итоге в странах региона был взят курс на медленное реформирование сектора. В настоящее время во всех четырех государствах создана "смешанная" энергетическая система, в которой частные независимые генерирующие компании сосуществуют с контролируемыми государством гигантами, производящими большую часть электроэнергии. Со временем эти компании будут приватизированы, а в энергетике – постепенно введены принципы свободного рынка, однако завершится этот процесс не раньше 2004–2007 годов.

Во времена СЭВ страны Центральной Европы создали у себя развитую тяжелую промышленность, что обусловило высокий уровень потребления электроэнергии и потребовало наличия значительных энергогенерирующих мощностей. Кроме того, во всех этих государствах функционировали сложные системы регулирования деятельности энергокомплекса, включающие перекрестное субсидирование, контроль тарифов, централизованные инвестиционные программы и другие элементы социалистического способа хозяйствования.

Как вскоре убедились демократические правительства, пришедшие к власти в конце 80-тых, реформирование энергосистемы и адаптирование ее к условиям рыночной экономики оказалось исключительно сложной задачей. Характерно, что ни в одной стране региона "шоковая терапия" и прочие программы ускоренного перехода к рынку практически не коснулись энергетики. Даже там, где правительства попытались ускорить реформу посредством продажи генерирующих мощностей иностранным инвесторам (в частности в Венгрии), им пришлось быстро давать задний ход из-за опасения резкого роста тарифов для населения и промышленности.

Кроме того, оставшийся от прежних времен энергетический комплекс частично состоял из старых станций с высокой себестоимостью производства электроэнергии, что требовало привлечения в отрасль значительных инвестиций на модернизацию и замену неэффективных мощностей. Эти задачи в основном взяли на себя "национальные чемпионы" – государственные или полугосударственные компании, контролирующие большую часть энергетического сектора. Иностранные компании начали вкладывать средства в создание новых генерирующих мощностей в регионе только в 2001-2002 годах, когда для этого возникли более или менее благоприятные условия.

В целом скорость реформирования электроэнергетики стран Центральной Европы регулировалась быстротой адаптации экономики к новым рыночным реалиям. Так, например, в течение последнего десятилетия во всех государствах региона постоянно снижалось потребление электроэнергии, несмотря на наличие экономического роста. Постепенное повышение благосостояния населения понизило его чувствительность к подъему тарифов. Наконец, методом проб и ошибок государства смогли отрегулировать свой энергетический рынок и заложить основные принципы его дальнейшей работы. В итоге сейчас пришло время для начала нового этапа реформы, которая, впрочем, будет по-прежнему проводиться достаточно медленно и осторожно.

ВенгриЯ: торопитьсЯ не спеша

В середине 90-тых именно Венгрия продемонстрировала самые высокие темпы приватизации в энергетическом секторе. В 1995 году правительство, отчаянно нуждаясь в средствах для погашения государственного долга и покрытия бюджетного дефицита, осуществило широкомасштабную программу радикального реформирования энергетики. Национальная энергетическая компания MVM (Magyar Villamos Muvek) была разделена на части, и из ее состава были выделены шесть независимых генерирующих компаний, контрольные пакеты акций которых были проданы в основном консорциумам иностранных инвесторов. Крупнейшими среди них стали французская компания Electricite de France (EdF) и германские RWE и Bayernwerk (в настоящее время – Eon). Эта операция принесла венгерскому правительству около $2 млрд.

MVM сохранила за собой электрические сети и две крупнейшие электростанции – тепловую Vertes и атомную Paks. Однако при этом ей было запрещено расширяться, чтобы избежать конфликта интересов с частными генерирующими компаниями.

Во время приватизации венгерское правительство привлекло инвесторов обещанием установить регулируемые тарифы, которые бы обеспечивали минимальный доход по инвестициям на уровне 8%. Но когда сделки состоялись, оно быстро взяло свои слова обратно, так как исполнение обещания означало резкое повышение стоимости электроэнергии, которое нанесло бы серьезный удар и по национальной промышленности, и по интересам населения.

Иностранные компании в ответ отказались от изначальных планов вложения инвестиций в модернизацию приобретенных ими генерирующих мощностей. Некоторые из них с убытком продали свои акции, хотя крупнейшие инвесторы все же остались на рынке. Тем не менее производство электроэнергии в стране значительно упало. В итоге, хотя (по данным венгерского правительства) совокупная мощность генерирующих компаний в 2001 году на 30% превышала объем спроса на электроэнергию в стране, сейчас Венгрия вынуждена покрывать часть своих потребностей за счет импорта электроэнергии из Словакии.

Следующее венгерское правительство, пришедшее к власти в 1998 году, сделало несколько реверансов в адрес иностранных инвесторов, пообещав либерализовать энергетический рынок, но на самом деле ставка была сделана на MVM. Государственной компании было разрешено увеличивать свои генерирующие мощности, кроме того, она была превращена в ведущего энерготрейдера в стране. MVM приобретала по долгосрочным контрактам электроэнергию у независимых генерирующих компаний и перепродавала ее потребителям (как правило тоже по долгосрочным контрактам). И так как оптовая цена электроэнергии в Венгрии была ниже себестоимости ее производства на многих электростанциях, MVM приобретала энергию дорого и получала компенсацию убытков от государства.

Эта компенсация была достаточно щедрой не только чтобы поддерживать компанию на плаву, но и давать ей возможность для инвестирования. Так, например, в ноябре 2001 года MVM завершила проект стоимостью $56,4 млн. по созданию единой системы контроля сети, объединяющей все 166 электростанций и дистрибьюторов электроэнергии. В сентябре 2001 года MVM анонсировала еще один крупный инвестиционный проект строительства новой ЛЭП Сандофальва – Бекешчаба стоимостью в $63,5 млн. Крупная программа повышения безопасности стоимостью $211,5 млн. была реализована на атомной электростанции Paks; ее завершение планируется в четвертом квартале 2002 года.

В 2001 году правительство Венгрии в рамках подготовки к вступлению в ЕС начало новый этап реформы в энергетическом секторе, предусматривающий постепенную либерализацию местного энергорынка. С января 2003 года крупные компании, потребляющие более 6,5 ГВт-ч в год (на эти 200-300 предприятий приходится около 35% национального рынка), получат право приобретать часть необходимой им электроэнергии (предлагается соотношение 50:50) на открытом рынке. В феврале 2002 года из состава MVM была выделена государственная компания Mavir, которой передано в управление национальную электросеть. Теперь MVM, в качестве компенсации получившая гидроэнергетическую компанию Tiszaviz, должна действовать на рынке наравне с независимыми генерирующими компаниями.

В прошлом году иностранные инвесторы, привлеченные перспективами либерализации рынка, начали вкладывать средства в строительство новых генерирующих мощностей и модернизацию старых. Американская компания AES, которая в 1996 году приобрела местную компанию Tizai, а затем долго и нудно судилась с правительством Венгрии и MVM из-за нарушения последними обязательств о покупке электроэнергии по фиксированным тарифам, обеспечивающим гарантированный доход, в январе 2002 года заключила с ними компромиссное соглашение, предусматривающее возобновление работы электростанции Tiza II в обмен на 15-летний контракт на закупку электроэнергии. Российская Central European Steel Group начинает строительство угольной электростанции мощностью 590 МВт недалеко от границы с Украиной. Финская Fortum Engineering и венгерская Budapest Power готовят совместный проект по сооружению новой ТЭЦ в окрестностях Будапешта. Как рассчитывает правительство Венгрии, благодаря вводу в строй новых мощностей можно будет закрыть старые нерентабельные электростанции и снизить средний уровень себестоимости производства электроэнергии в стране.

Правда, иностранные наблюдатели отмечают наличие серьезных проблем, которые значительно осложняют процесс либерализации венгерского энергорынка. Во-первых, большая часть электроэнергии в ближайшие несколько лет будет распределяться по долгосрочным контрактам, подписанным большей частью в 2001 году, из-за чего объем спотового рынка будет невелик. Во-вторых, иностранные инвесторы опасаются слишком сильного влияния MVM. В-третьих, не ясно, как будет решаться вопрос с тарифами, так как производство электроэнергии в Венгрии еще долго будет дорогим, а новое правительство социалистов, пришедшее к власти в марте 2002 года, вряд ли пойдет на существенное повышение цен (кстати, на это не пошли даже правые, правившие Венгрией с 1998 по 2002 год). Так что разницу между себестоимостью и ценой на электроэнергию кому-то, так или иначе, придется покрывать. Очевидно, поэтому Венгрия пока не торопится с дальнейшей либерализацией энергорынка и не называет никаких сроков новых реформ. Впрочем, исходя из нынешней ситуации в энергетике этой страны, принцип "не спешить" вполне оправдан.

Польша: отложенная приватизация

Будучи самой крупной страной Центральной Европы, Польша обладает и самым развитым энергетическим сектором. В 1999 году общий объем генерирующих мощностей страны оценивался в более 30 ГВт, а производство электроэнергии составило 134 млрд. кВт-ч. Это существенно больше, чем потребляется внутри страны, поэтому Польша экспортирует энергию, преимущественно в Германию.

Однако польский энергетический сектор весьма далек от благополучия. Большая часть действующих мощностей представляет собой угольные станции весьма почтенного возраста, использующие устаревшие технологии и сильно загрязняющие окружающую среду. Расходы на модернизацию и строительство новых станций взамен старых оцениваются в $15 млрд. за 2000 – 2010 годы.

В середине 90-тых выход решено было искать в приватизации. В сентябре 1996 года в Польше был принят закон, закладывающий основы демонополизации и приватизации энергетической отрасли, а в конце 1997 года в силу вступил новый нормативный акт, дающий доступ независимым компаниям к национальной электрической сети, а также определяющий полномочия центрального регулятивного органа в сфере энергетики.

Но вскоре, по зрелому размышлению, польское правительство отказалось от этих планов и отложило процесс приватизации энергетики на неопределенный срок. Модернизация генерирующих мощностей за счет иностранных инвестиций требовала поднятия тарифов до неприемлемо высокого уровня. Кроме того, при либерализации рынка нарастал разрыв между более и менее рентабельными электростанциями с неминуемым закрытием последних. По некоторым данным, это привело бы к тому, что Польша из нетто-экспортера электроэнергии на длительный срок должна была превратиться в крупного нетто-импортера.

Поэтому выход было предложено искать в постепенной модернизации с широким привлечением средств международных организаций – Всемирного банка и ЕБРР. Кроме того, правительство стимулирует процесс консолидации в национальной энергетической отрасли, не без оснований полагая, что только крупные компании смогут выдержать конкуренцию с иностранными группами после вступления Польши в ЕС. Еще в 1997 году было запланировано уменьшить количество генерирующих компаний от 35 до 7, но этот процесс еще далек от завершения. Правда, в стране уже появилось несколько сильных производителей, крупнейший из которых – Poludniowy Koncern Energetyczny (PKE) – по состоянию на начало 2002 года располагал суммарной мощностью 4640 МВт (около 15% общенациональной).

Несмотря на отсутствие широкой программы приватизации энергетического сектора, польское правительство поддерживало инвестиции иностранных компаний в энергетику. Правда, контрольные пакеты акций были приобретены зарубежными компаниями только в двух случаях. Французской EdF принадлежат 55% акций когенерационной компании Elektrocieplovnia Krakow, а шведская Vattenfall приобрела аналогичный пакет акций варшавской ТЭЦ Siekierki. Кроме них неконтрольные пакеты акций ряда генерационных и дистрибьюторских компаний принадлежат таким корпорациям как бельгийская Tractabel и испанская Iberdrola.

В целом, иностранные эксперты отмечают, что польский энергетический сектор не слишком благоприятен для инвестирования из-за сильных профсоюзов и мощных антикапиталистических настроений в отрасли и обществе, поэтому западные компании пока что больше "демонстрируют флаг" чем ведут серьезную работу в Польше. В частности, они практически не принимают активного участия в реализации новых проектов в энергетике; как исключение можно назвать строительство новой угольной электростанции в южной Польше, осуществляемое американской компанией PSEG (точнее, одной из ее дочерних структур). Этот проект стоимостью $56 млн. направлен на создание мощностей, способных заменить электростанцию Chorzow, построенную еще в конце XIX века.

Польское правительство, готовящееся ко вступлению в ЕС, обещает открыть национальный энергетический сектор для конкуренции в 2004 году, после того как соответствующая реорганизация будет завершена в сталелитейной и угледобывающей отраслях. Впрочем, реформа в промышленности пока отстает от графика, так что, возможно, сроки будут пересмотрены. В настоящее время крупнейшие компании, потребляющие более 40 ГВт-ч в год, теоретически, имеют право ежегодно выбирать между поставщиками электроэнергии, однако это положение пока выполняется слабо, так как для большинства потребителей действуют заключенные ранее долгосрочные контракты.

Сейчас независимые генерирующие компании продают производимую ими электроэнергию государственной компании PSE, которая контролирует национальную электрическую сеть. PSE, со своей стороны, перепродает энергию 33 компаниям-дистрибьюторам, крупнейшая из которых – G8 Group. В 2004 году правительство Польши обещает провести либерализацию этой системы, но о том, как она будет работать по новым правилам, пока не сообщается.

Чехия: ставка на чемпиона

Чешское правительство в энергетической отрасли однозначно сделало ставку на "национального чемпиона" – контролируемую государством (67,6% акций) компанию Ceske Energeticke Zavody (CEZ). В настоящее время 28 электростанций совокупной мощностью 10,7 тыс. МВт, входящие в состав CEZ (в том числе и две атомные Dukovany и Temelin), производят около 70% электроэнергии в стране. Кроме того, через свое подразделение Ceska Prenosova (CEPS) компания контролирует национальную электрическую сеть.

Приватизация энергетической отрасли в Чехии ограничилась рядом средних и мелких электростанций, не включенных в состав CEZ. На сегодняшний день часть из них находится в собственности иностранных инвесторов, остальные принадлежат чешским компаниям или государству, однако их роль в энергетической системе до недавнего времени была весьма ограничена.

Только в ноябре 2000 года под давлением ЕС в Чехии был принят новый закон об энергетике, в соответствии с которым национальный энергетический рынок должен постепенно открываться для конкуренции. В 2002 году свободное ценообразование было введено для примерно 60 промышленных компаний, потребляющих более 40 ГВт-ч в год, и независимых производителей электроэнергии мощностью не менее 10 МВт. Кроме того, к концу 2002 года должны быть полностью отменены субсидии для населения (так, в январе этого года тарифы для домашних хозяйств были подняты на 10%). К 2006 году чешский рынок электроэнергии должен быть полностью либерализирован, хотя тарифы на передачу и дистрибуцию будут по-прежнему регулироваться государством, так как в этих секторах сохранится монополия.

Важным элементом либерализации энергорынка должна стать приватизация CEZ. Из всех стран Центральной Европы Чехия ранее проявляла наибольшую осторожность в реформировании энергетики, но она же планирует на ближайшее будущее самые радикальные изменения. Уже на этот год была запланирована продажа иностранным инвесторам не только CEZ, но и компании электрических сетей CEPS, а также контрольных пакетов акций шести компаний-дистрибьюторов. Все предполагалось продать одному собственнику в едином пакете, однако тендер, назначенный на март 2002 года, так и не состоялся. По словам представителей местного правительства, претенденты – французская EdF (самый крупный западный инвестор энергетической отрасли Центральной Европы) и консорциум в составе испанской Iberdrola и итальянской Enel – не смогли выполнить все условия тендера. У потенциальных покупателей возникли встречные претензии относительно цены (чешское правительство оценило весь пакет в $5,5 млрд.), кроме того, они выдвинули свои требования, включающие, помимо всего прочего, обязательство государства продавать электростанциям определенное количество добываемого в стране бурого угля по твердым ценам и государственные гарантии в отношении атомной электростанции Temelin.

В июне этого года после парламентских выборов власть в Чехии поменялась, и новое правительство пока не обнародовало никаких планов в отношении CEZ. Не исключено, что предложенный в начале этого года единый пакет будет разбит на части и постепенно распродан. Впрочем, как заявил в начале июля чешский министр торговли и промышленности Иржи Руснок, новое правительство тщательно проанализирует ситуацию в энергетическом секторе, и принятие конкретных решений на основании этого анализа ожидается не ранее весны 2003 года. Пока что рассматривается проект объединения CEZ с восемью региональными распределительными компаниями, что только упрочит ее доминирующее положение на национальном энергорынке.

В 90-тые в Чехии был реализован всего один крупный проект в энергетике, однако он вызвал значительный резонанс в соседних странах. Речь идет об атомной электростанции Temelin, строительство которой началось еще в 1986 году, было на несколько лет остановлено после 1989 года, но затем снова возобновлено. При этом на последних стадиях участие в проекте приняла компания Westinghouse, которой было поручено привести электростанцию в соответствие с западными стандартами безопасности.

Несмотря на то, что специальная комиссия, присланная в 2001 году ЕС, признала станцию безопасной, деятельность Temelin с момента ее запуска в октябре 2000 года находится под постоянным огнем критики со стороны чешских и австрийских (станция находится в 50 км от австрийской границы) экологических организаций. Поднятый ими шум был настолько велик, что в середине 2001 года германская компания Eon, закупающая в Чехии электроэнергию, отказалась продлить контракт из-за опасения попасть под обвинения в импорте "грязной" энергии. Только в ноябре 2001 года, когда CEZ создала дочернюю компанию Coal Energy специально для продажи за рубеж электроэнергии, полученной на угольных электростанциях, поставки для Eon были возобновлены. Иронично, но станция Temelin, которая после выхода на полную мощность в 2003 году должна обеспечить 20% потребностей Чехии в электроэнергии, задумывалась специально для того, чтобы заменить старые угольные электростанции на севере страны, сильно загрязняющие окружающую среду.

После длительных чешско-австрийских переговоров Австрия сняла свои возражения по отношению к Temelin в обмен на некоторые мероприятия по дальнейшему повышению безопасности станции. И все же будущее Temelin не ясно. Ранее ее планировалось приватизировать вместе со всеми мощностями CEZ, однако теперь ситуация может измениться.

Словакия: минимум проблем

На протяжении большей части 90-тых Словакия считалась региональным аутсайдером в деле реформирования экономики и не пользовалась популярностью у инвесторов. Однако все изменилось после отстранения от власти авторитарного лидера Владимира Мечиара, фигура которого долгое время была основным препятствием в развитии отношений страны с Западом. Несмотря на "задержку на старте", Словакия быстро выдвинулась вровень с соседями и сегодня считается таким же кандидатом "первой очереди" в ЕС, как и остальные три страны Центральной Европы.

Впрочем, словаки должны быть благодарны Мечиару хотя бы за то, что, отказавшись от быстрой массовой распродажи крупнейших национальных компаний в начале 90-тых, страна теперь имеет возможность не торопиться и выбирать наилучшие для себя сценарии. Это относится, в частности, к приватизации энергетики, которая, похоже, будет сопровождаться минимумом проблем, во всяком случае в сравнении с другими государствами региона. По крайней мере, европейские энергетические компании в последнее время называют своим фаворитом именно Словакию.

Из всех стран Центральной Европы Словакия обладает наиболее сбалансированной энергосистемой, представленной атомными, угольными, газовыми, мазутными и гидроэлектростанциями, причем ни на один источник энергии не приходится более трети генерирующих мощностей. Как и в Чехии, в словацкой энергетике присутствует "национальный чемпион" – компания Slovenske Elektrarne (SE), которая производит 86% электроэнергии в стране, контролирует национальную электрическую сеть, а также выполняет трейдерские операции. Дистрибуцией электроэнергии занимаются три региональные компании (ZSE, SSE и VSE), покрывающие, соответственно, запад, центр и восток страны.

В 2001 году Словакия провела переговоры с ЕС относительно реформирования своей энергетической политики перед вступлением в эту организацию и в ноябре подписала окончательное соглашение. Согласно этому документу, словацкое правительство обязалось остановить в 2006 и 2008 годах два реакторных блока на атомной электростанции Jaslovske Bohunice (еще в 1992 году их модернизация была признана экспертами ЕС нерентабельной), а также осуществить либерализацию национального энергорынка.

В соответствии с этим соглашением, в мае 2002 года словацкое правительство осуществило частичную приватизацию трех распределительных компаний, продав по 49% их акций корпорациям Eon, RWE и EdF. В ближайшее время планируется продажа части акций SE, однако конкретное решение будет принято не раньше завершения процесса реорганизации и финансовой реструкутризации компании в конце текущего года. По предварительным данным, электрические сети в любом случае останутся в руках государства, но иностранным инвесторам могут быть предложены отдельные электростанции, включая атомные Jaslovske Bohunice и Mochovce.

С 1 января 2002 года в словацкой энергетике введены элементы свободного рынка. Пока выбирать поставщика электроэнергии могут только 19 крупнейших предприятий, ежегодно потребляющих не менее 100 ГВт-ч, но в 2003 году этот порядок будет распространен на компании, которым требуется более 40 ГВт-ч энергии в год, а в 2007 году будет достигнута полная либерализация.

В последние годы Словакия целиком обеспечивала себя электроэнергией и даже экспортировала излишки в Венгрию, однако в связи с выводом из строя двух 408-мегаваттных блоков на станции Jaslovske Bohunice к 2008 году стране понадобятся дополнительные мощности. Пока о новых проектах в энергетической отрасли ничего не известно, так же как и о том, кто будет осуществлять модернизацию двух других блоков станции, которая должна быть завершена к 2008 году и оценивается в $262 млн. Впрочем, как показывает опыт словацкой приватизации, отличающейся тщательным выбором объектов и продуманностью условий, серьезной проблемой для государства этот вопрос, скорее всего, не станет.

Виктор ТАРНАВСКИЙ

 
© агенство "Стандарт"