журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
рубрики
ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Главные события месяца

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Ядерная энергетика

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Собственность

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Регулирование

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Проекты

ТЕМА НОМЕРА. Топливная лихорадка

ГАЗ И НЕФТЬ. Нефтерынок

ГАЗ И НЕФТЬ. Сектор газа

ГАЗ И НЕФТЬ. Конфликты

ГАЗ И НЕФТЬ. Проекты

ГАЗ И НЕФТЬ. Тенденции

РЕКЛАМА

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"ТЭК" – №6, 2002
Приложения к статье
Цены на сырую нефть на международных биржах,августовский контракт, $/баррель

ГАЗ И НЕФТЬ. Тенденции

Цыплят подсчитают по осени

Страны ОПЕК оставили в силе до октября свои прежние квоты на добычу нефти

Ежеквартальная встреча в верхах ОПЕК, состоявшаяся в Вене 26 июня, не вызвала особого ажиотажа. Еще по меньшей мере за месяц до ее начала всем заинтересованным лицам было ясно, что на ней не будет принято никаких судьбоносных решений, за исключением отказа от каких-либо изменений квот на добычу нефти, действующих на протяжении уже полугода. Сегодняшнее состояние рынка нефти позволяет говорить о поддержании баланса, в целом устраивающего и производителей, и потребителей. Цены порядка 23-26 $/баррель сорта "брент", которые держатся на протяжении последних нескольких месяцев, позволяют получать достаточные доходы первым и не слишком отягощают вторых. Расширяющийся спрос на бензин в летние месяцы компенсируется неофициальным превышением квот экспортерами. Однако сколько еще может продлиться такая идиллия? Равновесие на рынке нефти не особенно устойчиво и может быть нарушено новым нарастанием напряженности на Ближнем Востоке, увеличением производства нефти странами, не входящими в ОПЕК, или началом экономического подъема в развитых странах. В связи с этим многие аналитики предупреждают экспортеров нефти о возможности неожиданного скачка цен и несколько нелогично призывают их к принятию заблаговременных мер по его недопущению. Но ОПЕК пока не прислушивается к этим советам, похожим на требования. Картель предпочитает действовать на основе одного из основополагающих принципов стратегии: "Не спешить".

Начало июня прошло на мировом рынке нефти под знаком ослабления напряженности – ценовой и, в некоторой степени, политической. Полуторалетний спад экономики развитых стран сдерживал рост потребления энергоносителей, а поставки нефти на мировой рынок тем временем увеличивались, несмотря на все старания их сдерживать.

Европейская Комиссия в начале июня объявила о пересмотре в сторону понижения своих оценок темпов экономического роста в регионе на второй квартал, аналогично не оправдывались и надежды на завершение спада в США еще до конца первого полугодия 2002 года. Согласно официальным данным американского правительства, спрос на нефтепродукты в стране за первые пять месяцев текущего года был в среднем на 1,4% ниже, чем в прошлом году, а потребление нефти во втором квартале, по всем признакам, было на 300 тыс. баррелей в день ниже ожидаемого.

Запасы нефти в хранилищах американских компаний продолжали возрастать, в значительной степени за счет увеличения объемов импорта, и к началу июня уже намного превосходили прошлогодний уровень. Только за последнюю неделю мая прирост составил 6 млн. баррелей. То же самое относилось и к бензину. Хотя спрос на него вырос в силу сезонных факторов, объем резервов, по состоянию на 1 июня, был, по разным источникам, на 4-8 млн. баррелей выше, чем год назад. Нефтеперерабатывающие заводы США работали практически на полную мощность, полностью преодолев все трудности, связанные с изменением стандартов и ужесточением экологических требований, которые в немалой степени усложняли им жизнь в прошлом году.

В целом, по оценкам International Energy Agency (IEA), рост мирового спроса на нефть в 2002 году должен был оказаться приблизительно вдвое ниже среднего уровня 90-х годов и составить около 420 тыс. баррелей в день. С середины прошлого года по март 2002-го глобальное потребление упало на 900 тыс. баррелей в день, и прибавление 300 тыс. баррелей во втором квартале и еще 300 тыс. баррелей в третьем (вместо прогнозируемых ранее 700 тыс. баррелей в день) вряд ли могло серьезно изменить картину к лучшему.

Не содействовала повышению цен и ситуация с предложением. Страны ОПЕК в мае 2002 года превысили свою квоту, составлявшую в совокупности 21,7 млн. баррелей в день, на 1,4 млн. баррелей. Больше всех в этом отличилась Венесуэла, ежедневно отправлявшая на мировой рынок в среднем 200-250 тыс. баррелей "сверхплановой" нефти. Не отставали от ОПЕК и независимые производители, особенно Россия, официально объявившая об отмене ограничений на поставки нефти с 1 июля (в этом ее поддержала Норвегия). По данным IEA, в мае на экспорт из стран бывшего Союза поступал рекордный объем нефти и нефтепродуктов – 5,67 млн. баррелей в день, из них 3,99 млн. баррелей сырой нефти.

Неудивительно, что в этой обстановке большинство прогнозов на второе полугодие были весьма пессимистичны. Информационное агентство Bloomberg, опросившее 35 аналитиков, трейдеров и инвесторов, предсказывало, что среднегодовой уровень цен на нефть "брент" составит в 2002 году около 23 $/баррель, что приблизительно соответствовало майским ценам и было на 6,7% ниже, чем обобщенный показатель 2001 года. А вот эксперты инвестиционного банка Goldman Sachs посчитали, что во второй половине года цены на нефть упадут до 16-17 $/баррель, что опускало средний показатель до 20 $/баррель.

Исходя из этих расчетов, оставалось только удивляться тому, что стоимость "брента" по августовскому контракту в первой декаде июня практически не опускалась ниже 24 $/баррель, хотя июльские поставки осуществлялись по значительно менее высоким ценам (аналитики усматривали в этом очередной признак переполнения рынка, так как поставщики действительно испытывали определенные проблемы со сбытом). Стоимость нефти за вторую половину мая и в самом деле упала более чем на 10%, однако дальнейшее снижение цен сдерживалось очередным обострением конфликта в Палестине, а также новыми осложнениями с Ираком.

После окончания 8 мая месячного срока объявленного им эмбарго, Ирак возобновил экспорт нефти, однако его объемы оказались существенно меньше ожидаемых. Произошло это в результате того, что комитет по санкциям ООН, регулирующий всю внешнюю торговлю Ирака, в последние месяцы вступил в бескомпромиссную борьбу с практикой так называемых "доплат" за иракскую нефть.

В течение нескольких лет действия программы "нефть за продовольствие", позволяющей Ираку экспортировать определенное количество нефти и закупать за часть полученной выручки продукты питания, лекарства и другие товары, правительство страны неофициально взимало с покупателей дополнительные 25-30 центов за баррель. Эти средства аккумулировались на секретных счетах, к которым наблюдатели ООН не имели доступа. По мнению западных экспертов, благодаря этой практике правительство Ирака получило в свое распоряжение порядка $200 млн., которые, возможно, были потрачены на военные программы.

Чтобы покончить с этой практикой, комитет по санкциям поставил под свой жесткий контроль цены на иракскую нефть, введя при этом ретроактивное ценообразование. Стоимость нефти определялась уже после осуществления поставки, причем отсрочка могла достигать нескольких недель. По словам аналитиков, такая непредсказуемость отпугивает трейдеров, которые сократили масштабы операций с Ираком. По последним данным, иракское правительство постепенно, но поддается давлению комитета по санкциям и в июне снизило доплату до 15 центов за баррель. Тем не менее ретроактивное ценообразование пока остается в силе, что сдерживает объемы поставок из Ирака.

Однако повышение цен на нефть, происшедшее в середине июня, не имело никакого отношения к Ираку. Произошло оно в силу куда более веских причин, заключавшихся в появлении обнадеживающих сигналов из Соединенных Штатов. Полученные американскими статистическими органами данные говорили об увеличении национального потребления бензина до 8,9 млн. баррелей в день в первую неделю июня, что на 2,5% превышало прошлогодний показатель и устанавливало абсолютный рекорд. Кроме того, резервы бензина в хранилищах американских компаний снова пошли на спад, выйдя на прошлогодний график.

Как заметил Пол Хорснелл, аналитик банка JP Morgan Chase, "снижение цен на нефть базировалось на трех допущениях: о долговременной слабости американской экономики, о низком спросе на нефть в США и о прогрессирующем падении дисциплины в рядах ОПЕК. Ни одно из них, как оказалось, не было в достаточной степени обоснованным". Более обоснованным оказался как раз новый рост. К 26 июня, когда в Вену стали съезжаться делегации из стран ОПЕК, стоимость нефти "брент" на лондонской бирже превысила 25 $/баррель по августовскому контракту.

В отличие от многих предыдущих встреч, вызывавших повышенное внимание участников мирового рынка нефти, эта обошлась без всякого ажиотажа. О том что на ней будет принято решение оставить в силе прежние квоты, введенные в действие еще с 1 января 2002 года, в открытую говорилось еще в мае, и не было выдвинуто никаких серьезных доводов, которые могли бы заставить страны ОПЕК изменить свои взгляды. Конечно, в западной печати появились комментарии, посвященные тому, что сохранение неизменных объемов добычи нефти превращает рынок в поле для рискованной игры, чреватой непредвиденными скачками цен в случае каких-либо тревожных событий на Ближнем Востоке или более значительного, чем ожидается, экономического роста в развитых странах, но вряд ли им уделялось много внимания. Как заметил Биджан Зангене, министр нефти Ирана, ОПЕК будет отслеживать все события, происходящие вокруг рынка нефти, и в случае необходимости незамедлительно отреагирует на них. А пока… зачем суетиться, если еще ничего не произошло?

В итоге без особых дискуссий страны ОПЕК единогласно приняли решение о сохранении квот на следующие три месяца. Также не вызвало серьезных споров и назначение на пост генерального секретаря организации Альваро Сильвы, министра нефти Венесуэлы, который сменил своего соотечественника Али Родригеса, возглавившего венесуэльскую государственную нефтедобывающую компанию PDVSA. Кандидатура Сильвы оказалась устраивающим всех компромиссным вариантом, не приводящим к столкновению интересов арабских стран – членов ОПЕК. Кроме того, ее можно было рассматривать и как намек Венесуэле, которая уже давно раздражает своих партнеров постоянным превышением квот. Правда, по мнению ряда западных аналитиков, в этот раз нарушение лимитов могло быть вызвано исключительно стремлением компенсировать потери, понесенные бюджетом страны во время забастовки менеджеров и работников PDVSA, приведшей страну к политическому кризису в апреле этого года. Удержавшийся на своем посту президент Венесуэлы Уго Чавес как раз известен своей приверженностью политике ограничений и, вероятно, в ближайшее время страна снизит производство до разрешенного уровня.

Среди аналитиков, впрочем, имеется и другая точка зрения, согласно которой превышение квот следует рассматривать как элемент большой стратегии ОПЕК. Официальный пересмотр лимитов стал бы для рынка сигналом к снижению цен, и принимая решение об их сохранении, организация этим предотвращает спад. В то же время, расширение реальных объемов производства позволяет сбалансировать предложение с растущим спросом, благодаря чему цены удерживаются на равновесном уровне 24-25 $/баррель, который вполне устраивает как экспортеров, так и импортеров. По мнению британского эксперта Мехди Варзи, президента консультационной компании Varzi Energy, до сентября ОПЕК может фактически увеличить объем производства на 1 млн. баррелей в день против нынешнего уровня, но при этом так и не изменить официальную квоту.

Сдержанность ОПЕК можно легко объяснить непредсказуемостью мирового рынка нефти. По прогнозу специалистов самого картеля, спрос на нефть в глобальном масштабе во второй половине текущего года поднимется всего на 420 тыс. баррелей в день, из-за чего отпадет необходимость пересмотра квот не только в сентябре, но и в декабре. В то же время Роджер Дайвен, управляющий директор известной консультационной компании Petroleum Finance Company, не исключает, что рост до конца текущего года может составить 2,5 млн. и даже 3,5 млн. баррелей в день (в случае прохладной осени и ранней зимы).

Реальный же объем потребления будет определяться действием таких факторов как экономическое развитие стран Запада и ситуация на Ближнем Востоке. Предсказать развитие событий и в том, и в другом случае пока не представляется возможным.

Например, специалисты до сих пор не могут придти к согласию о скорости восстановления американской экономики после прошлогоднего спада. С одной стороны, положительные признаки (увеличение объемов жилищного строительства, рост потребления бензина, повышение спроса на товары длительного пользования) заметны еще с мая, что позволяет рассчитывать на улучшение ситуации уже в начале осени. Но с другой – масштабный кризис доверия к американским корпорациям после недавних скандалов с фальсификацией отчетности, падение в начале июля, курса акций компаний США до самого низкого уровня за последние 5 лет, а также снижение курса доллара могут оказать крайне отрицательное воздействие на потребительский рынок страны и тем самым продлить кризис до конца 2002 года или даже до середины 2003-го. И, возможно, предположения американского независимого аналитика Билла Эдвардса из Хьюстона о начале нового спада в США и падении цен на нефть до 12 $/баррелей к концу 2002 года не настолько безумны, как выглядят.

Не совсем понятно, и как действуют относительно высокие цены на нефть на состояние экономики развитых стран. Безусловно, опыт осени 2000 года, когда подорожание нефти до более 34 $/баррель практически не повлияло на темпы роста в США и Западной Европе, дал частичный ответ на этот вопрос. Тем не менее в западной прессе периодически появляются материалы о том, что дорогая нефть задерживает окончание спада в промышленно развитых странах, и раздаются призывы к расширению производства нефти с тем, чтобы ее дешивизна ускорила восстановление экономики. Предполагается при этом, что затем спрос на нефть возрастет, а цены вернутся на прежний уровень.

Экспортеры нефти отвечают на это примерно следующее: мол, вы сначала обеспечьте экономический рост и увеличение потребления нефти, а мы под это нарастим добычу. Спор о том, что должно быть раньше – подъем экономики США или объемов экспорта нефти напоминает в итоге известную дискуссию о курице и яйце. Конечно, окончательный ответ даст дальнейшее развитие событий, но предугадать его крайне сложно.

Еще меньше определенности – в сфере политики. Палестинско-израильский конфликт уже давно превратился в привычный фон и вряд ли будет заметно обостряться в ближайшие месяцы, хотя каждый взрыв бомбы в израильских городах и каждый рейд израильской армии по палестинской территории приводит к некоторому росту цен на нефть. Зато будущее Ирака представляется самым неопределенным.

По мнению многих экспертов, США не отказались от идеи закончить то, на что не решился отец нынешнего президента, – отстранить Саддама Хусейна от власти, пусть даже посредством интервенции. Арабские страны Персидского залива ясно дают понять американцам, что они отрицательно отнесутся к новой войне в регионе, однако введение эмбарго в случае атаки Ирака выглядит в высшей степени невероятным. Скорее всего, союзники США в Персидском заливе, наподобие Саудовской Аравии и Кувейта, повозмущаются лишь для вида, но при этом сохранят объемы поставок в прежнем объеме или даже увеличат их при росте цен. Другое дело, что масштабные боевые действия в непосредственной близости от крупнейших нефтяных месторождений мира, которые могут сопровождаться нападениями на танкеры и нефтяные вышки, сами по себе приведут к взлету цен по образцу 1990 года.

Некоторые аналитики даже склонны объяснять достаточно высокий спрос на нефть со стороны США при неблестящем состоянии экономики тем, что американцы заранее готовятся к подобному развитию событий и потихоньку создают запасы, которые позволят им продержаться до окончания кризиса и возвращения цен к прежнему уровню. Называется и главный поставщик этой дополнительной нефти – Саудовская Аравия. Впрочем, этой версии все же не хватает фактического обоснования, и воспринимать ее как данность не стоит.

Действительно, нынешняя неопределенная ситуация вокруг Ирака в некотором смысле более выгодна американцам, чем "окончательное решение" иракского вопроса. В 1991 году американские танки остановились после прорыва полосы обороны иракских войск именно потому, что Ирак без Хусейна с большой вероятностью мог погрузиться в хаос и стать более значительным источником напряженности в регионе, чем обложенный со всех сторон и, фактически, бессильный нынешний режим. Кроме того, наличие пугала в виде Саддама Хусейна позволяет США пользоваться поддержкой со стороны соседних стран Персидского залива и держать там свои войска, хотя настроение народных масс в странах региона трудно назвать проамериканским. Неудивительно, что США так упорно противодействуют снятию санкций, не желая превращать Ирак в более-менее нормальное государство. Поэтому не исключено, что нынешнее бряцание оружием вокруг Ирака будет продолжаться до бесконечности, но все будет ограничиваться, в лучшем случае, "точечными ударами" по иракской ПВО. "Военная премия" в 3-4 $/баррель, которую приходится платить импортерам нефти за поддержание данного статус-кво, наверняка, может считаться американцами вполне приемлемой ценой.

Исходя из этого, большинство аналитиков полагают, что в течение ближайших двух-трех месяцев цены на нефть будут держаться на уровне 23-25 $/баррель "брента", а там, как говорится, видно будет. Определенную поддержку рынку оказала Мексика, объявившая, что, в отличие от России и Норвегии, она сохранит в силе данное еще в прошлом году обещание о сокращении производства нефти на 100 тыс. баррелей в день по сравнению с уровнем конца 2001 года. Тем не менее, по словам биржевиков, рынок в последнее время отличается повышенной чувствительностью и ждет только повода, чтобы спустить, и в самом деле, завышенные в конце июня цены до более приемлемого уровня.

А все остальное считать будут уже осенью.

Виктор ТАРНАВСКИЙ,
по материалам Reuters, AP, NY Times, Oil & Gas Journal, Yahoo

 
© агенство "Стандарт"