журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
рубрики
ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Главные события месяца

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Ядерная энергетика

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Собственность

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Регулирование

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Проекты

ТЕМА НОМЕРА. Топливная лихорадка

ГАЗ И НЕФТЬ. Нефтерынок

ГАЗ И НЕФТЬ. Сектор газа

ГАЗ И НЕФТЬ. Конфликты

ГАЗ И НЕФТЬ. Проекты

ГАЗ И НЕФТЬ. Тенденции

РЕКЛАМА

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"ТЭК" – №6, 2002

ГАЗ И НЕФТЬ. Конфликты

Дубина проспал "Укртатнафту"

Нежно лелеемая правительством идея создания национальной вертикально интегрированной нефтяной компании (ВИНК) оказалась сегодня под серьезной угрозой. Дело в том, что в деловых кругах не перестает циркулировать информация о том, что контрольный пакет акций компании "Укртатнафта", в состав которой входит крупнейший украинский НПЗ – Кременчугский, уже сосредоточили в своих руках российские структуры. И чем активнее эти слухи опровергаются различными официальными лицами, тем меньше сомнений остается в том, что единственный НПЗ, способный перерабатывать высокосернистую нефть и производящий более половины бензинов и дизельного топлива, потребляемого на Украине, уже не контролируется нашим правительством.

Напомним, что ЗАО "Транснациональная финансово-промышленная нефтяная компания "Укртатнафта" была создана на базе Кременчугского НПЗ в соответствии с указом президента Украины и указом президента Республики Татарстан еще в 1994 году. Отношения между украинской и татарской сторонами в рамках данного совместного предприятия никогда не были безоблачными. За неполных пять лет поставки "Татнефтью" сырья на Кременчугский НПЗ были существенно сокращены по сравнению с тем уровнем, о котором стороны договорились при создании СП, что объяснялось российской стороной довольно банально, а именно: крупными долгами завода перед поставщиками. Наконец, в прошлом году вопрос загрузки мощностей завода решился параллельно со сменой прежнего руководства. Во главе "Укртатнафты" встал Юрий Бойко – бывший председатель правления "ЛиНОСа" и нынешний глава НАК "Нафтогаз Украины". Именно при Бойко с лучшей перерабатывающей установки Кременчугского НПЗ был изгнан крупный украинский нефтетрейдер "Инфокс", а уже после его ухода из "Укртатнафты", был, наконец-то, выставлен за ворота завода еще один арендатор – российско-беларусская нефтяная компания "Славнефть". Соглашение с ней, а точнее с ее дочерней структурой – "Укрславнефтью", было подписано в августе 2001 года, как раз перед назначением председателем правления "Укртатнафты" Юрия Бойко. Судя по всему, именно этот документ стал последней каплей в чаше терпения "Татнефти" и послужил одним из основных поводов смены менеджмента кременчугского СП.

На "выдавливание" "Славнефти" из Кременчугского НПЗ ушло немало времени. Только в начале июня по иску "Уктатнафты" суд расторг договор аренды мощностей Кременчугского НПЗ с компанией "Укрславнефть". Официальным поводом для разрыва соглашения стало то, что якобы дочка "Славнефти" не выполняла свои обязательства по поставкам топлива. В частности, в мае на арендованных мощностях не было переработано ни одной тонны сырья "Укрславнефти". По неофициальной же информации, с начала нынешнего года (то есть еще при Бойко) руководство Кременчугского НПЗ попросту не пускало нефть, поставляемую российско-беларусской госкомпанией, на свои мощности при молчаливом одобрении этих действий татарскими соучредителями "Укртатнафты". В конце концов "Славнефть" по этой и ряду других причин была вынуждена уйти с украинского рынка.

Однако период правления Бойко запомнился не только деятельностью по "зачистке" завода от арендаторов. Был как минимум еще один интересный момент: с его приходом существенно активизировалась подковерная борьба за пакет акций "Укртатнафты", принадлежащий украинскому государству. Справедливости ради нужно отметить, что фактически эта борьба велась всегда – крупнейший украинский нефтеперерабатывающий комплекс был лакомым кусочком для многих. В частности, еще при предшественнике Юрия Бойко Владимире Матицыне руководство "Татнефти" неоднократно обращалось с просьбой к Фонду госимущества Украины передать в управление 43% акций НПЗ, принадлежащих украинскому государству. Потом были аналогичные письма от ТНК, "ЮКОСа" и "Славнефти". На все эти обращения Леонид Кучма дал ответ в разговоре с тогдашним руководителем "Славнефти" Михаилом Гуцериевым: "Нет, мы это делать не будем потому, что Кременчугский НПЗ – последнее украинское предприятие, и оно имеет стратегическое значение для всего государства". Казалось бы, на этом разговор следует закончить. Однако на самом деле с этого момента борьба за контроль над Кременчугским НПЗ только нарастала. Тем более что, несмотря на громкие заявления гаранта украинской Конституции, реальные возможности для перераспределения акционерного капитала в свою пользу у всех заинтересованных сторон имелись. В данном случае они исходили из того факта, что около 18% акций "Укртатнафты" принадлежат компаниям Аm Ruz и Seagroup. Здесь стоит сделать небольшое отступление и рассказать о загадочных зарубежных акционерах "Укртатнафты". О швейцарской компании Аm Ruz известно довольно мало, кроме пожалуй того, что она близка к бывшему руководству Кременчугского НПЗ во главе с Владимиром Матицыным. Что же касается корпорации Seagroup, то она возникла в 1994 году, а тремя годами позже стала заниматься торговлей нефтью в Украине. Обороты корпорации достигали порядка $100 млн. в год.

В 1999 году Фонд госимущества одобрил покупку доли "Укртатнафты"компаниями Seagroup и Аm Ruz за векселя. А год спустя "Укртатнафта" и векселедатели приняли дополнение к соглашению, разрешающее погашение векселей поставками нефти. Еще через год (в августе 2001 года, как раз перед сменой руководства) "Укртатнафта" продала векселя стороннему инвестору. Позже руководители "Укртатнафты" утверждали, что Seagroup и Аm Ruz не смогли выкупить векселя и оплатить свою долю нефтью. В итоге Фонд госимущества обратился в хозяйственный суд Киева с иском о признании соглашения недействительным. Весной нынешнего года суд признал недействительным договоры, согласно которым несколько лет назад эти компании получили права на акции. Однако намедни апелляционный суд признал это решение недействительным, и акции снова оказались у иностранцев.

Можно предположить, что, выиграв суд, иностранные акционеры вполне могли бы продать свои акции. Причем наиболее в них заинтересованы татарские учредители СП: "Татнефть" и Министерство земельных и имущественных отношений республики Татарстан (что, в принципе, одно и то же). И, по имеющейся информации, несмотря на то, что именно татары были главными инициаторами смены руководства "Укртатнафты" летом прошлого года, Seagroup и Аm Ruz "слили" им свои пакеты акций.

Здесь уместно сказать пару слов о "Татнефти", которая является сегодня одной из ведущих российских нефтяных компаний. По объемам добычи нефти она занимает пятое место в России – 100 млн. т в год, но при этом располагает всего тремя не слишком мощными НПЗ, строит четвертый и очень заинтересована в Кременчугском НПЗ, который создавался в советское время как раз для переработки высокосернистой татарской и башкирской нефти. Не случайно, когда разговоры об интересе других российских компаний (в первую очередь "Славнефти") к участию в управлении этим заводом перешли в критическую стадию, татары срочно взяли на себя дополнительные обязательства по поставке нефти на Кременчугский НПЗ (400 тыс. т в месяц) и подписали протокол о перспективах развития ЗАО "Транснациональная финансово-промышленная НК "Укртатнафта", по которому размер их инвестиций в этот объект должен составить $200 млн. Данные обязательства российская пресса тогда поспешила назвать ценой временного отказа от идеи продажи украинского госпакета сторонним инвесторам.

Первый вице-премьер Украины Олег Дубина, проводивший переговоры с татарскими акционерами, заявил, что "после подписания инвестиционного плана вопрос о продаже пакета акций Кременчугского НПЗ не стоит так остро… Улучшается менеджмент на заводе, благодаря чему с августа прошлого года Кременчугский НПЗ работает прибыльно". Говорят, что вице-премьер Татарстана Равиль Муратов, возглавляющий наблюдательный совет "Укртатнафты", в ответ на эту проникновенную тираду лишь иронично улыбнулся. Вероятно, припомнив, сколько усилий лично ему стоило выбивание из кременчугского завода долга в $20 млн. (из-за которых, собственно, в середине 90-тых и были резко уменьшены поставки нефти). И это уже после замены руководства данного НПЗ и увеличения поставок сырья.

Будем откровенны: татарам было бы спокойнее, если бы их доля собственности в "Укртатнафте" выросла хотя бы до 50% (до сих пор в совокупности они контролировали порядка 38%). Поэтому если бы представители Аm Ruz и Seagroup предложили купить их 18%, в Казани, скорее всего, не долго бы раздумывали, а тем более не скупились.

Косвенным свидетельством увеличения татарскими акционерами своей доли в уставном фонде кременчугского СП стало недавнее заявление генерального директора ООО "Укртатнафта-Центр" Рустама Насырова о том, что "Укртатнафта" с целью создания собственной сбытовой сети рассматривает возможность приобретения автозаправочных станций. По предварительным расчетам, для нормальной работы компании необходимо 600-700 АЗС. По словам Насырова, реализация рассчитанной на 3-5 лет программы покупки АЗС, оценку которой в настоящее время проводит, кстати, "Татнефть", начнется скорее всего в следующем году.

В настоящее время с "Укртатнафтой" работают около 450 АЗС по договору комиссии. В частности, партнерами НПЗ являются "Галнафтогаз" (Западная Украина), "Ранг" (Николаев, Херсон, Одесса), "Донбасснефтепродукт", "Гефест" (обе – Донбасс), "Акар" (Крым). Насыров считает, что "Укртатнафта" сделает первые предложения о покупке заправок именно этим компаниям. При этом он признает, что работа "Укртатнафты" по джобберской схеме осложняется тем фактом, что завод не производит достаточного количества всех видов нефтепродуктов, в частности, высокооктановых бензинов, чтобы полностью обеспечивать джобберов (которые, естественно, не имеют права реализовывать нефтепродукты других производителей). Для справки: в мае Кременчугский НПЗ произвел 139,642 тыс. т бензинов и 200,125 тыс. т дизельного топлива. При этом структура производства бензина выглядит следующим образом: 98,385 тыс. т приходится на бензин марки А-76, 34,19 тыс. т – марки А-92 и 7,067 тыс. т – марки А-95. Таким образом, нехватка высокооктановых бензинов налицо. А значит, не за горами и начало программы модернизации Кременчугского НПЗ за счет средств, обещанных татарскими акционерами. Понятно, что последние заинтересованы в том, чтобы максимально защитить свои инвестиции, и поэтому стараются сконцентрировать в своих руках максимально большой пакет акций "Укртатнафты".

Естественно, что подобный сценарий развития событий не устраивает правительство Украины, а точнее конкретных людей в нем (в первую очередь речь идет об Олеге Дубине), которые сегодня активно лоббируют идею создания вертикально интегрированной компании "Нафта Украины" в том числе на базе Кременчугского НПЗ. Ведь без него создание ВИНК теряет всякий смысл.

В этой непростой ситуации руководство самого НПЗ заняло очень оригинальную позицию. И.о. председателя правления Сергей Перелома либо не комментирует, либо коротко опровергает слухи о возможности увеличения татарами своей акционерной доли. Вместе с тем, он, судя по всему, придерживается мнения, что все эти процессы – не его ума дело. Дескать, пусть ими интересуются люди "наверху". Например, тот же Олег Дубина, который традиционно патронирует предприятие и чьим протеже является сам Перелома, как, впрочем, и его предшественник Юрий Бойко.

Анатолий ФРАЕРМАН

 
© агенство "Стандарт"