журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
рубрики
ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Главные события месяца

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Ядерная энергетика

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Собственность

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Регулирование

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Проекты

ТЕМА НОМЕРА. Топливная лихорадка

ГАЗ И НЕФТЬ. Нефтерынок

ГАЗ И НЕФТЬ. Сектор газа

ГАЗ И НЕФТЬ. Конфликты

ГАЗ И НЕФТЬ. Проекты

ГАЗ И НЕФТЬ. Тенденции

РЕКЛАМА

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"ТЭК" – №6, 2002

ТЕМА НОМЕРА. Топливная лихорадка

Апофигей независимости

Резкий рост цен на топливо в преддверии лета в очередной раз напомнил украинским властям, что местный рынок нефтепродуктов сегодня фактически "подмят" зарубежными вертикально интегрированными структурами, набор рычагов давления на которые у официального Киева крайне ограничен. Закономерно, что в этой ситуации активизировалась деятельность по воплощению в жизнь давно мусировавшейся идеи создания на базе "Укрнафты" и "Укртатнафты" государственного конгломерата "Нафта Украины", который рассматривается в качестве своеобразного противовеса российским вертикально интегрированным нефтяным компаниям (ВИНК).

Напомним, что в начале этого года Кабмин подписал с украинскими нефтеперерабатывающими компаниями меморандум о согласованных действиях в сфере регулирования рынка нефти и нефтепродуктов. По словам первого вице-президента "ТНК-Украина" Сергея Лизунова, одним из идеологов этого документа была "ТНК-Украина": "Мы фактически инициировали подготовку этого меморандума. Этот документ дает нам возможность доносить свою точку зрения правительству, участвовать в разработке законодательства, регулирующего рынок, и формировании механизмов его реализации." В то же время, по мнению директора энергетических программ Украинского центра экономических и политических исследований имени Александра Разумкова – Владимира Сапрыкина, не стоит преувеличивать роль этого документа: "сильная зависимость Украины от импорта нефти, а также невозможность борьбы с российской "госмашиной" даже самых крупных нефтяных компаний России нивелируют влияние такой договоренности. Это, в частности, подтвердила "неспособность" меморандума остановить нынешнее повышение цен на нефтепродукты".

В итоге меморандум действительно не сработал, что, кстати, де-факто признал Анатолий Кинах, который аргументировал необходимость создания "Нафты Украины" как раз тем, что Украине крайне необходимо (в условиях присутствия на украинском рынке таких серьезных участников как российские "ЛУКойл" и ТНК) иметь механизм непосредственного (а не косвенного – каковым являлся подписанный с НПЗ и их хозяевами меморандум) влияния на рынок нефтепродуктов. Правительство предполагает, что "Нафта Украины" станет дочерней компанией НАК "Нафтогаз Украины". В ее управление будут переданы акции, принадлежащие государству в уставных фондах четырех предприятий отрасли: самой крупной нефтедобывающей компании страны "Укрнафты", а также трех нефтеперерабатывающих заводах – "Укртатнафты", "Нафтохимика Прикарпаття" и "Галичины".

Главным идеологом создания украинского ВИНК выступает председатель правления НАК "Нафтогаз Украины" Юрий Бойко и его активно на этой стезе поддерживает первый вице-премьер-министр Украины Олег Дубина. Именно НАК сегодня управляет контрольным пакетом "Укрнафты", принадлежащим государству. Симптоматично, что на место председателя правления "Нафтогаза" Бойко был назначен после короткого периода руководства "Укртатнафтой". Поэтому ситуацию на обоих объектах, которые предполагается "слить" в единое целое, он знает не понаслышке.

По словам Бойко, формирование компании "Нафта Украины" необходимо для регулирования цен на нефтерынке: "ситуация, сложившаяся на рынке нефтепродуктов в результате резкого роста цен, делает необходимым создание модели, способной регулировать эти цены". По его словам, "Нафта Украины" сможет реально формировать политику цен на внутреннем рынке и решение правительства об организации такой компании объясняется именно этими причинами.

Технически образование "Нафты Украины" должно проходить в два этапа. В течение месяца после выхода соответствующего постановления Кабмина Фонд госимущества передаст в управление новосозданной НАК "Нафта Украины" госпакеты акций в уставных фондах трех вышеупомянутых НПЗ. Со своей стороны "Нафтогаз Украины" на протяжении двух месяцев осуществляет все мероприятия по созданию новой компании и передает ей в управление государственный контрольный пакет акций в "Укрнафте". Непосредственный контроль за созданием "Нафты Украины" будет осуществлять Олег Дубина.

В направлении создания ВИНК уже сделаны вполне конкретные шаги. В частности, сегодня возможность участия в закупках нефти, добываемой "Укрнафтой", имеют лишь три вышеупомянутых НПЗ, в которых государство еще сохранило блокирующие пакеты акций. Остальные три местные НПЗ де-факто лишены возможности покупать украинскую нефть на аукционах. При этом львиная ее доля идет на Кременчугский НПЗ. В настоящее время специалисты "Укрнафты", Министерства экономики и евроинтеграции, Министерства топлива и энергетики и Государственной налоговой администрации Украины совместно работают над вопросом оптимизации деятельности создаваемой ВИНК. При этом главной проблемой, по отзывам членов данной рабочей группы, является отсутствие у "Укрнафты" собственной сбытовой сети. Впрочем, такой сетью располагает "Укртатнафта". Кроме того, государство до сих пор владеет холдинговой компанией "Укрнефтепродукт", которая контролирует одну из крупнейших в Украине сетей АЗС и нефтебаз. Симптоматично, что в начале апреля, в разгар кампании по созданию ВИНК, Верховный суд Украины принял решение вернуть в собственность государства контрольный пакет этого холдинга, фигурировавший в качестве залога в одной довольно сомнительной кредитной сделке. Таким образом, складывается как нельзя более благоприятная ситуация для создания украинского вертикально интегрированного "противовеса" российским нефтяным компаниям.

Нельзя не признать, что уже сам факт создания ВИНК станет одним из самых действенных механизмов влияния украинского государства на нефтерынок. К тому же, как показывает западный опыт, cтроительство ВИНК позволяет (во всяком случае теоретически) избежать дополнительных расходов и дополнительного налогообложения по линии всей производственной цепочки (разведка, добыча, переработка, продажа нефтепродуктов). Нефтяные компании, деятельность которых основана на принципе вертикальной интеграции, в состоянии управлять всем производственным процессом, а также существенно уменьшить свою зависимость от поставок сырья и сбыта готовой продукции.

И тем не менее наблюдатели преисполнены скепсиса по поводу данной затеи украинского правительства. Например, директор энергетических программ Украинского центра экономических и политических исследований имени Александра Разумкова – Владимир Сапрыкин считает, что даже в случае создания собственной сбытовой сети "неповоротливому государственному новообразованию будет заведомо крайне тяжело конкурировать с такими грандами украинского рынка нефтепродуктов как "ЛУКойл-Украина" или "ТНК-Украина". По мнению же первого вице-президента "ТНК-Украина" Сергея Лизунова, целесообразность создания вертикально интегрированной компании на базе "Укрнафты" нуждается в хорошем обосновании: "Никто в мире до сих пор однозначно не доказал, что сквозные затраты в рамках производственно-сбытовой цепочки плюс единый центр прибыли это лучше механизма, при котором центром прибыли является каждый из элементов этой цепочки. Единственное неоспоримое преимущество вертикально интегрированной компании – это лучшая устойчивость такого бизнеса в периоды рыночных потрясений".

Помимо всего вышесказанного, создание ВИНК осложняется еще как минимум одним обстоятельством – наличием у каждого из объединяемых предприятий различных акционеров. В частности, 38% акций "Укртатнафты" сегодня контролируются структурами из Татарстана. Исходя из размера принадлежащего им пакета, их, безусловно, можно не принимать в расчет, однако татарское недовольство приведет, мягко говоря, к истощению ресурсной базы Кременчугского НПЗ, что уже не раз бывало в истории данного предприятия. В частности, в нынешнем году сюда должно "зайти" порядка 8 млн. т нефти, из которых три четверти будут поставлены из России и, в первую очередь, структурами "Татнефти". К тому же есть информация, что недавно "Татнефть" приобрела пакет акций в размере 18% у компаний Seagroup и Am Ruz, которые близки к уволенному в августе прошлого года руководству "Укртатнафты". Если это так, то Кременчугский НПЗ пополнил славную когорту нефтеперерабатывающих производств, над которыми украинские власти утратили контроль и соответственно перспектива создания ВИНК становится совершенно призрачной. Впрочем, у украинского правительства и, в первую очередь, у Олега Дубины и Юрия Бойко, как главных действующих лиц прошлогодней истории со сменой руководства на "Укртатнафте" и идеологов создания "Нафты Украины", есть гипотетическая возможность (а главное желание) договориться с татарами. К тому же есть (пусть и очень маленькая) вероятность того, что слухи о продаже Seagroup и Am Ruz своих пакетов акций кременчугского СП не соответствуют действительности.

Если в случае с "Укртатнафтой" конфликт между акционерами, скорее, гипотетический, то на "Укрнафте" битва между собственниками в самом разгаре. Здесь пакет 50%+1 акция принадлежит государству и находится в управлении "Нафтогаза Украины". Остальными 49 с лишним процентами акций владеют около 35,8 тыс. физических и 200 юридических лиц, из которых около 50 – нерезиденты. Уже более года два миноритарных акционера "Укрнафты" (сконцентирировали в своих руках более 40% акций) и по совместительству украинские системные коммерческие банки – Приватбанк и УкрСиббанк – блокируют все попытки "Нафтогаза Украины" провести собрание акционеров крупнейшей нефтедобывающей компании страны. "Миноры" "Укрнафты" требуют соответствующего размеру их пакетов представительства в органах управления компанией. Еще раньше один из основных акционеров крупнейшей украинской нефтяной компании – Oxydental Мanagement – требовал заменить нынешнего регистратора "Укрнафты", финансовую компанию "Укрнафтогаз", и передать ведение реестра акционеров Приватбанку. Руководство "Укрнафты" и главный акционер компании – НАК – расценили этот шаг как попытку скупить блокирующий пакет акций компании и данное предложение не было принято.

Кстати, в свое время в качестве одного из претендентов на госпакет "Укрнафты" украинские СМИ называли "ТНК-Украину". Однако Сергей Лизунов опровергает эту информацию: "Нас "Укрнафта" не интересует. У этой компании очень сложная структура собственности, отягощенная политическими факторами".

Так или иначе, но понятно, что создание ВИНК "Нафта Украины", которая в едином цикле объединит добычу и переработку нефти, а также реализацию нефтепродуктов, станет дополнительным фактором риска для всех входящих в нее структур. К примеру, по мнению главы украинского инвестиционного банка Dragon Capital Дмитрия Тарабакина, создание ВИНК, которое сейчас обсуждается в высших эшелонах власти, несет угрозу снижения цены и неполных расчетов за нефть "Укрнафты", что неизбежно отразится на ее финансовом состоянии и, следовательно, на курсе ее акций: "Неизвестно, какими будут расчеты производителя нефтепродуктов с добытчиками". При этом он напомнил, что цена, сформировавшаяся на последних аукционах по продаже сырья "Укрнафтой" на 80% выше, чем цены на нефть на внутреннем рынке России, даже учитывая рост последних после снятия ограничений на экспорт нефти из этой страны.

Кроме того, не стоит забывать, что неправильное поведение государства в вопросе создания ВИНК может привести к катастрофической ситуации на фондовом рынке. Ведь на долю "Укрнафты" сегодня приходится половина суммарной капитализации всех "голубых фишек" Украины, которая оценивается примерно в $750 млн.

Явно не в восторге от перспектив создания "Нафты Украины" не только фондовые трейдеры, но и почетный президент одной из объединяемых в рамках "Нафты Украины" структур – "Укрнафты", народный депутат Олег Салмин. Он считает нецелесообразным создание вертикально интегрированной компании по нефтедобыче, нефтепереработке и реализации нефтепродуктов на внутреннем и внешнем рынках и уверен, что "такая компания должна быть создана как единое юридическое лицо на базе "Укрнафты" со своим заводом для переработки нефти… Тогда будет экономика, возможность влиять на ценообразование на рынке в пределах 10-15%".

Говоря об инициативе правительства создать "Нафту Украины", Салмин заявляет, что в случае создания эта компания станет "определенной бюрократической надстройкой, которая не даст экономического эффекта. А если его нет, тогда зачем делать еще одну надстройку? Ведь это будет не просто надстройка, а опять будет создаваться аппарат – человек 300, значит, надо будет решать вопрос централизации ресурсов". По мнению Салмина, в случае создания "Нафты Украины" вновь будут возникать ситуации, когда НАК "Нафтогаз Украины" забирал у "Укрнафты" газ, не рассчитываясь за него, а "Укрнафте" приходилось платить налоги за счет "нефтяных денег": "Это неправильно, и это сказывается на производственной программе предприятия… Сейчас сделают то же самое по нефти – выдернут нефть под эгидой переработки и реализации, а "Укрнафта" останется без ресурсов и ей придется платить налоги. Опять вступит механизм штрафных санкций, опять будет задержка по зарплате, опять не будет денег на производство. Этого нельзя ни в коем случае делать. "Укрнафта" еле-еле вырвалась из этого 2,5 года назад и до тех пор пока "Укрнафта" внутри себя не построит систему переработки, все остальное будет надстройка, которая не даст экономического эффекта".

Олег Салмин считает "абсурдным" правительственное обоснование проекту создания компании "Нафта Украины": "Там предлагается на первом этапе забрать 50% нефти и вообще за нее не рассчитываться, то есть получить товарный кредит. Но извините, для кого? Сделать надстройку, чтобы та получила товарный кредит, – это абсурд". По мнению почетного президента "Укрнафты", в случае создания "Нафты Украины" "пострадают, прежде всего, налоговые поступления в бюджет. Если мы сегодня продали нефть, получили живые деньги, то сразу заплатили налоги в бюджет, а сегодня наша компания платит в бюджет 1,2 млрд. грн. в год. Если эту систему поломаем, то и налоги будут страдать, и компания не сможет нормально работать, а надстройка не даст никакого эффекта, ибо эти деньги где-то потеряются в длинной цепочке".

Салмин считает что создание вертикально интегрированной нефтяной компании на базе "Укрнафты" и Кременчугского НПЗ не является единственным возможным вариантом в нынешней ситуации. По его словам, "Укрнафта" вполне способна построить установку по производству светлых нефтепродуктов на базе своего Гнединцовского газоперебатывающего завода (Черниговская область): "Это небольшие инвестиции – 30-40 млн. грн. на ближайшее время, а в результате мы не будем вообще ни от какого НПЗ зависеть. В этом случае мы не были бы завязаны на заводах, уже сегодня принадлежащим частным акционерам, с которыми сегодня очень сложно находить общий язык: у каждого свои задачи, цели".

В любом случае нельзя не согласиться с почетным президентом "Укрнафты" в том, что идея создания украинской ВИНК, как она прописана в проекте Кабмина, выглядит несколько надуманно. Что, впрочем, неудивительно, ибо "Нафта Украины" – это не более чем судорожная попытка украинского правительства создать противовес российским нефтяным компаниям, которые в ближайшем будущем окончательно поделят местные мощности по переработке нефти, а заодно и регионы влияния. В свете этого дальнейшие перспективы развития украинского рынка нефтепродуктов зависят от взаимодействия двух факторов. Первый – это создание глобальных альянсов между российскими и западными нефтяными компаниями по образцу "ТНК – BP". А фактор номер два – отношения между официальным Киевом и Москвой. Кремль в состоянии либо обеспечить нормальный объем поставок нефти и приток инвестиций в ту же украинскую нефтепереработку, либо же наоборот – перекрыть сырьевой и финансовый "краны". Таким образом, российские нефтяные компании очень скоро станут эффективным инструментом влияния на экономическую и политическую ситуацию в одной маленькой, но гордой республике. Именно этого больше всего боятся украинские власти. Недаром сегодня правительство Украины судорожно (и даже немного истерично) пытается добиться от своих российских коллег заверений в выполнении обещания обеспечить поставки в Украину в текущем году 15-16 млн. т нефти. И не получает их.

Олег КАЛИТА

 
© агенство "Стандарт"