журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
ЭТИКА БИЗНЕСА

Международные банки

ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

Банковские стратегии

БАНКОВСКИЙ КРИЗИС

БАНКОВСКИЕ СИСТЕМЫ

Новые рыночные страны

БАНКОВСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ

Банковское оборудование

Информационные технологии

ПЕРСОНАЛ

Банковская деятельность

РЕКЛАМА

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №7, 2002

Банковская деятельность

Время испытаний для частных банков еще не прошло

По мере спада западных рынков банкиры все чаще обращают внимание на страны Азии, в первую очередь, на Китай

Каким бы тяжелым ни был прошлый год для частных банков, год нынешний вряд ли станет для них более легким. Все тенденции, наметившиеся в 2001 году (снижение прибыльности банков, уменьшение доходов их клиентов и нестабильность фондовых рынков), сохраняются и по сей день. Как следствие, – пока у частных банкиров нет особых надежд на повышение в ближайшем будущем уровня доходности своих институтов. Так, по данным консалтинговой компании Boston Consulting Group (BCG), в 2001 году средние доходы частных банков, ведущих операции в Европе, снизились, примерно, на 12%, в то время как уровень расходов повысился, в среднем, на 3%.

Кризис и его последствия для частных банков

По словам Деклана Шиэна, руководителя подразделения частных банковских операций JP Morgan Chase в Европе, на Ближнем Востоке и в Африке, "частные банкиры долгое время верили в то, что их бизнес защищен от любых колебаний рынка". Однако крайне неблагоприятная ситуация, сложившаяся в прошлом году в большинстве ведущих частных банков мира, стала настоящим "холодным душем" для банкиров.

Серьезный удар по позициям частных банков нанесло резкое сужение объемов осуществляемых их клиентами операций с ценными бумагами, вызванное общемировым спадом на фондовых рынках. Даже если отдельные бизнесмены и проводили сделки с ценными бумагами, их масштабы были далеки от показателей прежних лет. В итоге комиссионные одних лишь европейских оншорных финансовых институтов снизились почти на 10%.

Кроме того, по мере спада мировой экономики уменьшалась и стоимость активов клиентов частных банков. Такая тенденция привела к падению прибылей финансовых институтов от продажи продуктов по управлению активами. В то же время, экономический кризис заставил многих клиентов перейти от операций с ценными бумагами к инвестициям с фиксированным доходом и использованию краткосрочных фондов денежного рынка, что также далеко не лучшим образом отразилось на прибылях частных банков.

Спад в экономике развитых стран привел к существенному снижению реальных доходов людей, принадлежащих к так называемому "слою массового благосостояния" со стоимостью пригодных к инвестициям активов, равной, примерно, $200 тыс. А ведь именно на них и ориентировались частные банкиры, разрабатывая политику своих институтов на ближайшие годы. По результатам исследования BCG, в 2001 году число состоятельных семей, инвестируемые средства которых превышают $200 тыс., сократилось на 2.3 млн. по сравнению с предыдущим годом, а совокупный объем их капиталов сократился на $2600 млрд.

В результате всех рыночных потрясений среднее соотношение расходов и прибыли в институтах, занимающихся управлением активами, изменилось от 60% в 2000 году до 72% в прошлом. Поэтому, для того чтобы вернуться к прежнему уровню эффективности операций без дальнейшего расширения бизнеса (что малореально в нынешних условиях), финансовым институтам приходится искать пути сокращения своих расходов, как минимум, на 10%.

Как отмечает Кристиан де Жуниак, один из ведущих аналитиков BCG, пока большая часть частных финансовых институтов не смогла уменьшить уровень расходов в соответствии со степенью потери своих доходов. Правда, есть и исключения. Так, частному банковскому отделению JP Morgan Chase, по заявлениям его руководителей, удалось уменьшить расходы почти на 10%.

Ряд институтов попытались компенсировать убытки, вызванные спадом на мировых рынках, расширением спектра предлагаемых продуктов и услуг. "На тяжелую ситуацию, сложившуюся в настоящее время на финансовых рынках, мы отвечаем широкой диверсификацией наших продуктов", – заявила в этой связи Мэриэнн Хэй, руководитель подразделения частных банковских операций Morgan Stanley в Европе и на Ближнем Востоке.

В то же время, по оценкам экспертов, нынешний экономический спад помог ярко высветить ряд явных недостатков существующей системы операций частных банков. Особенно это касается финансовой эффективности взаимоотношений между банкирами и их клиентами. Так, по оценкам экспертов, затраты банков на предоставление полного спектра услуг клиентам, объем инвестируемого капитала которых равен $5-20 млн., могут достигать $60 тыс. в год. Однако операции с клиентами, которые располагают менее чем $5 млн., вряд ли смогут покрыть расходы банков, если таким клиентам не будут предоставляться намного упрощенные пакеты услуг.

Не оправдались расчеты банкиров и в части привлечения большего числа представителей слоя массового благосостояния. Отчасти такое положение дел вызвано тяжелой экономической ситуацией, а во многом тем, что финансовые институты смогли уделять каждому из своих частных банковских клиентов, в среднем, не более шести часов на персональное обслуживание в течение года. Состоятельные люди, естественно, рассчитывали на более высокий уровень сервиса со стороны своих банкиров.

По словам независимого банковского консультанта Майкла Маслински, проблемы частных банков, выявленные нынешним кризисом (прежде всего, отсутствие должного качества услуг), существовали довольно давно, однако ранее, в условиях подъема рынков, клиенты были готовы платить немалые деньги за те, далеко не самые совершенные, продукты, которые им предлагались. Теперь же это время прошло.

Маслински считает, что несмотря на все громкие заявления о предоставлении персональных финансовых рекомендаций крупные частные банки, по сути, предлагают своим клиентам лишь немного усовершенствованные централизованные инвестиционные продукты и услуги по управлению инвестиционными портфелями. Поэтому, по оценкам экспертов, нынешний рыночный спад, кризис электронных компаний, скандал вокруг фальсификаций корпоративной отчетности и прочие экономические потрясения могут заставить клиентов отвернуться от крупных и агрессивно настроенных американских банков, отдав предпочтение менее крупным, но более надежным и персонально ориентированным компаниям – финансовым советникам. Такая тенденция сулит большие перспективы небольшим семейным офисам – компаниям, обслуживающим очень богатые семьи. К числу таких фирм можно отнести, например, Sand Aire или Fleming Family & Partners.

Частным банкирам приходится считаться и с другими переменами, вызванными нынешней экономической ситуацией. В первую очередь, это растущее значение оншорных капиталовложений, связанное со снижением уровня налогов в ряде развитых стран.

Основные задачи финансового планирования с точки зрения клиентов

ЗадачаДоля клиентов, отдающих ей предпочтение, %

1. Контроль капиталов77

2. Увеличение прибылей66

3. Оптимизация налогов65

4. Пенсионное планирование64

5. Обеспечение безопасности капитала63

6. Стратегическая оценка62

7. Накопление капитала58

8. Инвестиционные рекомендации48

9. Контроль рисков45

10. Управление наследственными капиталами35

Изменения, вносимые в последнее время в налоговое законодательство, сделали инвестиции в оффшорные фонды далеко не столь привлекательными, как еще пару лет назад, и частные банки должны учитывать это обстоятельство в своих стратегиях.

И, все же, даже если руководители частных банков по обе стороны Атлантики и смогут изменить свой бизнес в соответствии с новыми тенденциями рынка, им, как и большинству обычных инвесторов, не останется ничего иного, кроме как надеяться на то, что рано или поздно ситуация на фондовых рынках начнет улучшаться. Ведь только в этом случае банкиры смогут рассчитывать на реальное укрепление позиций своих институтов.

Оффшорные центры теряют привлекательность

Впрочем, похоже, что даже стабилизация ситуации на мировых фондовых рынках вряд ли сможет существенно улучшить условия бизнеса оффшорных частных банков. В последнее время оффшорные финансовые центры оказались под столь жестким давлением со стороны органов банковского контроля и различных международных организаций, что фактически утратили свою прежнюю привлекательность для инвесторов.

Резкое усиление борьбы с отмыванием незаконно нажитых средств, вызванное террористическими актами 11 сентября 2001 года, в сочетании с постоянным давлением со стороны органов финансового контроля развитых стран, направленным на ужесточение банковского законодательства оффшорных центров, грозит лишить территории "налогового рая" их главных преимуществ перед оншорными центрами – льготных налоговых режимов и полной тайны банковских вкладов.

Повлияло на бизнес оффшорных частных банков и вызванное нынешним экономическим спадом уменьшение количества богатых клиентов. Теперь профиль клиентов оффшорных финансовых институтов резко изменился. Если раньше этим людям нужны были, в первую очередь, тайна капиталовложений и низкий уровень налогообложения, то в настоящее время на первый план вышли такие показатели как качество обслуживания и уровень доходности инвестиций.

Следствием влияния всех отмеченных выше тенденций стало то, что оффшорным частным банкам приходится усиленно искать пути удовлетворения требований международных организаций и одновременно пытаться всеми возможными способами выделиться из общей массы других оффшорных и оншорных финансовых институтов, с тем чтобы удержать старых клиентов и приобрести новых.

По словам Эндрю Кларка, партнера в компании PwC, специализирующегося на проблемах отмывания денег, сейчас многие небольшие оффшорные центры оказались на "нестабильной финансовой почве". По мнению Кларка, "у оффшорных центров могут возникнуть определенные проблемы, поскольку многие крупные финансовые институты сворачивают свой бизнес в этих регионах, опасаясь за свою репутацию, а менее крупные местные банки могут просто не выдержать роста расходов, связанного с изменениями банковского законодательства оффшорных центров".

Проблема потери репутации связана, в первую очередь, с "черными списками" стран и территорий, имеющих "вредоносные" налоговые режимы и отказывающихся сотрудничать с развитыми странами в деле повышения прозрачности финансовых операций. Списки эти регулярно составляются рядом международных организаций, в том числе – Организацией экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). Последний из "черных списков" ОЭСР, опубликованный в апреле нынешнего года, включал Андорру, Лихтенштейн, Либерию, Монако, Маршалловы острова, Науру и Вануату. Всем этим странам в случае невыполнения международных требований грозят санкции не определенного пока характера со стороны членов ОЭСР.

Под угрозой санкций со стороны ОЭСР оказались и два других крупнейших европейских оффшорных центра – Швейцария и Люксембург (на их долю приходится почти половина всех оффшорных финансовых активов). По словам чиновников ОЭСР, и Швейцария, и Люксембург "постоянно уклоняются от участия в налоговых инициативах организации". Однако угроза этим оффшорным центрам исходит не только со стороны международных организаций. К примеру, недавняя налоговая амнистия, осуществленная правительством Италии, и последовавший за нею возврат в страну средств "черной экономики" обернулись для швейцарских банков серьезными потерями (см. БП № 6).

В то же время, финансисты оффшорных институтов расценивают происходящие в настоящее время перемены двояко. С одной стороны, усиление давления международных организаций может лишить оффшорные частные банки немалого числа клиентов, ищущих в таких зонах гарантий полной тайны своих вкладов. Но, с другой стороны, улучшение стандартов бизнеса в оффшорных центрах может привлечь не меньшее количество законопослушных инвесторов, ранее опасавшихся вести бизнес в странах "налогового рая".

В настоящее время наиболее реальные возможности расширения бизнеса оффшорных финансовых институтов связаны с быстрым ростом популярности хедж-фондов. Инвесторы, привлеченные перспективой получения прибылей вне зависимости от колебаний рынка, продолжают вкладывать немалые средства в эти фонды. В итоге объем средств, поступающих в хедж-фонды, увеличивается, в среднем, более чем на 20% в год. В то же время, хедж-фонды, расположенные в оффшорных центрах, контролируют, примерно, половину всех мировых активов данных организаций. Поэтому, по мнению специалистов, сейчас оффшорным финансовым институтам предоставляется реальная возможность использовать быстрый рост рынка хедж-фондов для укрепления своих позиций и создания дееспособных в новых условиях рынка моделей бизнеса.

Азиатские перспективы частных банков

В последнее время ведущие частные банки мира все чаще начинают обращать внимание на азиатский рынок. По оценкам банкиров, сейчас частный банковский рынок Азии (особенно – Китая) считается наиболее перспективным в мире, с точки зрения потенциальных прибылей. Объясняется это, в первую очередь, тем, что нынешний общемировой экономический спад имел для стран этого региона намного менее тяжелые последствия, чем для государств Западной Европы и США. Азиатские инвесторы, наученные горьким опыт кризиса 1997-1998 годов, начали проводить гораздо более осторожную политику, благодаря чему начавшийся в 2000 году спад фондовых рынков был для Азии гораздо менее разрушительным, чем для остальных стран мира.

Кризис 1997-1998 годов наглядно продемонстрировал азиатским инвесторам необходимость более взвешенного подхода к осуществлению капиталовложений. Поэтому особой популярностью у местных бизнесменов начинают пользоваться частные банки, предоставляющие защиту инвестиций при помощи новых финансовых инструментов и стратегий.

По заявлениям большинства частных банков, за последнее время объем активов, находящихся под их управлением в Азии, а также чистая прибыль их азиатских отделений возросли в несколько раз. Так, суммарный объем активов, находящихся под управлением банка SG Private Banking (им обслуживаются клиенты, располагающие активами в размере более чем $250 тыс.) в Азиатско-Тихоокеанском регионе, увеличился на 100% в 2000 году и на 35% – в 2001-м. А, по заявлениям руководителей Citigroup Private Bank, специализирующегося на клиентах, в распоряжении которых находятся активы объемом не менее $5 млн., за последние пять лет среднегодовой уровень прироста находящихся под его управлением в азиатских странах активов превысил 25%.

По словам банкиров, за прошедшие пять лет профиль типичного азиатского клиента частного банка претерпел серьезных перемен. В Европе или в США состоятельные лица прибегают к услугам частных банков, прежде всего, для того чтобы минимизировать уровень налогообложения своих активов и получать при этом стабильную прибыль. Однако в Азии большая часть инвесторов представляет собой не наследников семейных состояний, а предпринимателей, самостоятельно сколотивших свой капитал. Поэтому азиатские клиенты частных банков стремятся держать свои активы, даже размещенные в финансовых институтах, под пристальным надзором.

Кроме того, за последнее время резко возрос образовательный уровень азиатских бизнесменов. Многие из них получили финансовое образование в лучших зарубежных университетах и школах бизнеса. Как следствие, – все меньшее количество клиентов из стран Азии предоставляют банкам право распоряжаться своими активами по собственному усмотрению. Как считает Томас Мейер, генеральный директор и старший менеджер Северо-Азиатского отделения Credit Suisse Private Banking, азиатские инвесторы "потребовали от своих частных банков предоставить им долго- и краткосрочные стратегии управления их активами", что стало определенной неожиданностью для банкиров.

Сейчас в Азиатско-Тихоокеанском регионе ведут операции около 80 частных банков, однако до 50% от общего количества находящихся под управлением активов в этом регионе контролируют лишь 10-15 ведущих финансовых институтов. По мнению специалистов, такая расстановка сил неизбежно приведет к консолидации частного банковского сектора региона, поскольку растущие расходы на обеспечение операций могут оказаться не по плечу малым и средним частным банкам. К тому же, нынешняя нестабильность рынка заставляет многих инвесторов отдавать предпочтение институтам с именами, хорошо известными в финансовом мире.

Часть проблемы заключается также в том, что частный банковский рынок Азии пока остается относительно небольшим по масштабам и слишком жестко регулируется государственными органами. Так, объем частных банковских рынков Южной Кореи и Тайваня оценивается в $450-550 млрд., а рынков Индонезии, Малайзии и Таиланда, примерно, в $100 млрд.

Наиболее же перспективным рынком в Азии, несомненно, признается Китай. По оценкам экспертов, размер частного банковского рынка этой страны равен $621 млрд. Но, даже несмотря на вступление Китая в ВТО в прошлом году, банковский рынок этой страны по-прежнему остается под жестким государственным контролем. Так, ограничения, накладываемые китайскими властями на валютные операции, автоматически исключают с рынка страны многие частные банковские продукты, имеющие международный характер.

В ближайшее время китайские власти обещают провести либерализацию банковского сектора. Однако этот процесс пока не коснется рынка ценных бумаг, где иностранцам по-прежнему запрещается владеть контрольными пакетами акций китайских банков и компаний. И, все же, вопреки всем препятствиям ведущие частные банки мира начинают активно проводить операции на китайском рынке.

В апреле нынешнего года Citigroup получила лицензию на осуществление операций с иностранными валютами от имени китайских частных лиц. Сейчас эта финансовая группа создает свое отделение в Шанхае. Впрочем, внедрение на китайский рынок полного спектра продуктов и услуг Citigroup пока остается делом отдаленного будущего. "В настоящее время мы вкладываем деньги в Китай, скорее, как в перспективный рынок", – отмечает Кавен Леунг, руководитель операций Citigroup в материковом Китае.

Иным путем проникновения на китайский рынок для частных банков становится использование трастовых компаний. В октябре прошлого года власти КНР разрешили участие иностранцев в деятельности трастовых компаний страны, благодаря чему частные банки при их содействии теперь могут предоставлять ряд своих услуг – от операций с ценными бумагами до фактического управления активами.

Еще один путь зарубежных частных банков на рынок Китая заключается в управлении оффшорными активами китайских предпринимателей. Хотя пока китайцам принадлежит лишь небольшое количество оффшорных компаний, число их постоянно растет, что сулит неплохие перспективы частным банкам.

Ведущие частные банки мира

БанкСтранаОбъем активов под Доля рынка,

управлением, $ млрд.%

1. UBSШвейцария4281.8

2. JPM ChaseСША3201.4

3. Credit SuisseШвейцария2931.2

4. Goldman SachsСША2931.2

5. Deutsche BankГермания2000.8

6. CitibankСША1530.6

7. Merrill LynchСША1400.6

8. Bank of AmericaСША1290.5

9. HSBCВеликобритания1150.5

10. ABN AmroНидерланды1140.5

11. BNPPФранция990.4

Остальные банки2121690.5

Однако Китай, все же, остается лишь потенциальным, хотя и весьма перспективным, частным банковским рынком. А главными центрами частных банковских операций в Азии по-прежнему благодаря отсутствию жесткого государственного контроля финансового сектора считаются Сингапур и Гонконг. Именно здесь частные банки могут предоставлять своим клиентам полный спектр своих услуг, что практически невозможно в соседних азиатских странах.

Швейцария: на рынке останутся лишь сильнейшие

Швейцария в отличие от азиатских стран уже давно пользуется репутацией одного из важнейших частных банковских рынков мира. По оценкам специалистов, под управлением национальных финансовых институтов находится около 30% международных частных активов, что позволяет стране по праву считаться центром мировой частной банковской индустрии. Однако нынешний экономический спад стал временем тяжелых испытаний и для швейцарских частных банков.

После нескольких лет быстрого роста на волне фондового бума швейцарский частный банковский сектор получил особенно сильный удар в результате общемирового кризиса фондовых рынков. Согласно данным Swiss National Bank, в 2001 году объем активов, находящихся под управлением швейцарских банков (а 56% этих активов приходятся на долю богатых зарубежных клиентов), снизился на 8.5% и составил SFr3400 млрд. ($2186 млрд.).

Не лучше обстоят дела и с прибылью ведущих финансовых институтов страны. В прошлом году суммарная прибыль 17 традиционных швейцарских частных банков, составляющих основу частного банковского рынка Швейцарии, снизилась на 40% – до SFr434 млн. ($280 млн.). Законодательство не требует от швейцарских частных банков разглашения их индивидуальной финансовой информации, однако данные, опубликованные крупнейшим независимым частным банком Швейцарии Julius Baer, наглядно демонстрируют развитие событий на частном банковском рынке этой страны.

За период с 1997 по 2000 год прибыль Julius Baer увеличилась более чем в два раза. Комиссионные как важнейший источник доходов всех частных банков возросли за этот же период почти в три раза. Однако в 2001 году Julius Baer, как и большинство других частных банков, столкнулся с резким падением доходов в сочетании со стабильно высокими расходами на поддержание операционной структуры, рассчитанной на растущий фондовый рынок. В прошлом году объем активов, находящихся под управлением банка, снизился на 11%, в то время как его операционные расходы уменьшились лишь на 4%.

В ответ на столь существенное ухудшение положения своего финансового института руководство Julius Baer отказалось от планов создания электронного банка и поставило задачу снизить расходы, как минимум, на SFr80 млн. ($51.5 млн.) в год. По словам Томаса Бэра, председателя Julius Baer, его институт располагает "достаточной критической массой, для того чтобы в изменившихся рыночных условиях стать активным участником консолидации, а не потенциальным объектом для приобретения".

Впрочем, другим швейцарским банкам повезло гораздо меньше. Bank Sarrasin, быстро растущий базельский частный банк, был вынужден согласиться перейти под контроль голландской банковской группы Rabobank в обмен на крупные капиталовложения со стороны последней. Два старейших частных банка Швейцарии – Lombard Odier и Darier Hentsch – приступили к объединению в единый финансовый институт, который будет управлять активами суммарной стоимостью в SFr140 млрд. ($90 млрд.) и располагать сетью из 20 отделений, разбросанных по всей планете.

Еще пару лет назад никто даже не мог себе представить, что швейцарским частным банкам придется идти на подобные шаги. Ведь в отличие от лидеров мирового частного банковского рынка, таких как UBS Private Banking или Merrill Lynch, основой стратегии традиционных швейцарских частных банков было сохранение независимости и поддержание традиций их основателей. Но, судя по всему, эти времена уже уходят в прошлое вместе со старыми добрыми семейными частными банками.

Связано такое положение вещей, в первую очередь, с несколькими тенденциями, наметившимися в последнее время на частном банковском рынке Швейцарии. Во-первых, крупные финансовые институты, возглавляемые UBS и Credit Suisse, начинают постепенно возвращать себе долю рынка, которую за последние пять лет отвоевали их менее крупные конкуренты. Во-вторых, растущая необходимость существенного сокращения возросших в условиях подъема фондовых рынков расходов швейцарских частных банков может привести к волне слияний и поглощений на частном банковском рынке Швейцарии (сейчас там действует более 300 финансовых институтов). В-третьих, растущее давление со стороны международных организаций, требующих отмены действующего в Швейцарии закона о банковской тайне в рамках содействия общемировой борьбе с уклонением от налогов и отмыванием "грязных денег", заставляет крупные швейцарские банки усиленно вкладывать средства в оншорные частные банковские операции, на случай, если закон о банковской тайне действительно будет отменен (впрочем, сами швейцарские банкиры не перестают заверять своих клиентов в обратном).

Наконец, как уже было указано выше, из-за налоговой амнистии, осуществленной недавно в Италии, многие итальянцы забрали свои средства из банков Швейцарии, переведя их на свою родину. Если же примеру Италии последуют такие страны как Франция или Германия, это может создать серьезные проблемы для небольших швейцарских финансовых институтов, основную массу клиентов которых составляют европейцы, стремящиеся избежать высокого налогообложения у себя дома.

И, все же, несмотря на нынешнюю непростую рыночную ситуацию, некоторым небольшим частным банкам Швейцарии удается по-прежнему успешно вести свой бизнес. Один из таких банков – EFG Private Bank, контролируемый греческой семьей Латсис. В прошлом году чистая прибыль этого института возросла на 24% и составила SFr15.5 млн. ($10 млн.). Пример этого и некоторых других частных банков показывает, что несмотря на изменившуюся ситуацию размер финансового института пока еще не стал ключевым критерием для его успеха на частном банковском рынке Швейцарии.

Алексей Вересюк,
по материалам Financial Times

 
© агенство "Стандарт"