журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
ЭТИКА БИЗНЕСА

Международные банки

ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

Банковские стратегии

БАНКОВСКИЙ КРИЗИС

БАНКОВСКИЕ СИСТЕМЫ

Новые рыночные страны

БАНКОВСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ

Банковское оборудование

Информационные технологии

ПЕРСОНАЛ

Банковская деятельность

РЕКЛАМА

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №7, 2002

Новые рыночные страны

Тайванский банковский сектор не слышит предупреждений

В финансовой системе острова нарастают тревожные тенденции, но предпринимаемых контрмер пока недостаточно

В тайванском банковском секторе усугубляется проблема невозвращенных кредитов, которая уже заслуживает сравнения с японской. Однако складывается впечатление, что тайванскому правительству и ведущим банкирам удается не замечать потока плохих новостей: для решения проблем платежного кризиса в стране пока практически ничего не предпринимается. Опасаясь быть неправильно понятыми, молчат о текущей ситуации и не высказывают своего мнения и иностранные банки, действующие на острове, хотя, как известно, замалчивание проблемы не снижает ее остроты.

Неоправданный оптимизм

Причины трудностей, в принципе, понятны: тайванский банковский сектор перенасыщен персоналом и раздроблен. Пятьдесят два банка пытаются "выжить" на высококонкурентном рынке. Процентные ставки за минувший год упали до рекордного уровня и на начало второго квартала 2002 года составили 3%. Так как банки получают невысокий комиссионный доход из-за относительной неразвитости сферы финансовых услуг и в значительной степени зависят от кредитования сокращение процентных ставок сузило возможности получения процентной прибыли до минимума. Лопнувший "мыльный пузырь" в сфере интернет-технологий привнес свою долю в проблему, оставив зависимую от технологий экономику Тайваня с большим количеством компаний, не способных платить проценты по кредитам, не говоря уже об основных суммах.

Двенадцать крупнейших банков (из 52) контролируют более 50% рынка, а 30 банков обслуживают менее чем по 1% рынка каждый. Кроме того, финансовые операции на Тайване проводят различные сельскохозяйственные кооперативы, что еще больше усложняет ситуацию.

По мнению ряда аналитиков, даже до начала спада в технологическом секторе объем просроченных кредитов уже имел тенденцию к увеличению, но, при этом, ни правительство, ни банки не уделяли этому должного внимания. Кредитные портфели были переполнены просроченными займами еще в период подъема национальной экономики страны в 1998 году.

На первый взгляд, официальная статистика, свидетельствующая о 7.5%-ной доле невозвращенных кредитов в банковском секторе, не выглядит такой уж устрашающей, особенно в сравнении с некоторыми соседними странами. Все же, многие банкиры признают, что реальная проблема значительно серьезнее, чем кажется. Так, например, Chang Hwa Bank, 25% акций которого принадлежат государству, по официальным данным, имеет уровень непогашенных займов в размере 7.5%, однако, как признает руководство банка, этот показатель колеблется на уровне 9.8%, причем, даже эта цифра может быть заниженной. Как считают некоторые независимые наблюдатели, в целом по сектору уровень безнадежных кредитов находится в диапазоне от 15 до 17% (приблизительно, $60 млрд.), что отражает существенный скачок по сравнению с зарегистрированным в 1995 году официальным уровнем в 3%.

По оценке Taiwan Rating Agency, просроченные кредиты составляют, как минимум, 10% от ВВП страны. Таким образом, на сегодняшний день проблема пока представляется разрешимой, но только в том случае, если правительство предпримет срочные меры. Однако власти Тайваня, похоже, выжидают, а те незначительные меры, которые были реализованы в конце прошлого и начале нынешнего года, явно недостаточны в сложившейся практически кризисной обстановке.

По мнению Нормана Иня, профессора кафедры банковского дела национального университета Chengchi, "неверно думать, что, если общая экономическая ситуация улучшится, все проблемы сектора исчезнут. Японцы так тоже полагали десять лет назад. Результат подобной стратегии всем известен. Правительство должно признать сложность ситуации и закрыть проблемные банки. Однако, похоже, оно не готово предпринимать каких-либо действий, которые могут иметь политические последствия, таким образом, оно утрачивает способность справиться с проблемой".

Чего действительно нет на Тайване, так это "катализатора", который начнет процесс "разгрузки" кредитных портфелей банков от просроченных кредитов. Несколько финансовых институтов, очевидно, готовы выступить первопроходцами в данном процессе, но их сдерживает сумма очевидных потерь. По словам одного из аналитиков, посредством продажи проблемных активов банки восстановят, приблизительно, 30% их балансовой стоимости, что, естественно, не приемлемо для многих из них.

Что можно сделать?

Структура компаний по управлению активами, целью которых должна стать реструктуризация задолженности, уже разработана, и лишь некоторые юридические моменты требуют уточнения. Однако рынок "продажи долгов" все же остается очень слабым, даже по сравнению с Китаем.

Иностранные банки уже изучают возможности работы с проблемными кредитами на Тайване, создавая с местными банками совместные компании по управлению активами. Так, Goldman Sachs имеет соглашение с ChinaTrust Bank, Lehman Brothers связан с Hua Nan Bank, а Morgan Stanley – с China Development Investment Bank. Среди тайванских банков пока немного желающих продать свои просроченные займы. Один из банков "испытал настоящий шок", после того как поручил иностранному партнеру провести оценку невозвращенных займов на предмет их продажи. Спустя шесть месяцев тайванскому банку было предложено всего лишь 10 центов за доллар.

По мнению одного из финансистов, другая причина, из-за которой банкам сложно решиться на списание или реструктуризацию кредитов, заключается в необходимости показать существенные потери в годовых отчетах, что может не понравиться акционерам. Кроме того, не стоит игнорировать и тот факт, что 17 тайванских банков либо находятся во владении государства, либо функционируют под его контролем. Таким образом, очевиден конфликт интересов, так как вопрос прибыльности банковского сектора приобретает политическую окраску.

Однако есть несколько исключений, которые могут стать катализатором дальнейших позитивных изменений. Так, в этом году на "разгрузку" своего кредитного портфеля решился First Commercial Bank. При консультационной поддержке со стороны PricewaterhouseCoopers он обратился к десяти частным компаниям по управлению активами с предложением заплатить по $35 тыс. за возможность изучить его портфель безнадежных займов в размере NT$12 млрд. ($342 млн.), а затем подать заявку на тендере. По мнению аналитиков, портфель будет продан за NT$3-5 млрд.

Правительство попыталось побудить банки к действию, объявив, что, если они продадут свои долги компаниям по управлению активами, то смогут амортизировать остаточные списания в течение последующих пяти лет. Однако, по словам аналитиков, это – нарушение международных стандартов бухгалтерского учета, что приведет к мнимому решению проблемы.

Как говорит София Чен, директор по исследованию рынка капиталов в тайбэйском филиале Merrill Lynch, одним из путей пробуждения банков от той дремоты, в которую они сегодня впали, должно стать ужесточение требований к показателям достаточности собственного капитала. В настоящее время размер резервных отчислений тайванских банков составляет не более 20% от того, что положено по международным нормативам. По словам Софии Чен, это лишь создает иллюзию высокой прибыльности. Если же заставить банки проводить резервирование по всем правилам, это быстро сократит их капитальную базу и заставит принять меры по исправлению ситуации или самоликвидироваться. Как считает один тайванский банкир, если показатель достаточности собственного капитала опускается до 6% (международный минимум – 8%), правительство должно иметь полномочия сменить руководство банка, а, если этот механизм не срабатывает и показатель опускается до уровня ниже 3%, то такой финансовый институт должен быть расформирован.

Однако правительство очень опасается ситуации, в которой крах одного банка может привести к кризису всей системы. Это указывает на то, что к слабым банкам продолжают относиться снисходительно. В конце 2001 года правительство Тайваня объявило о своих намерениях закрыть 36 самых слабых кооперативов. Но, на самом деле, это означало их переход в руки более сильных и крупных банков, контролируемых государством, т.е. произошла перегруппировка, в результате чего, по словам аналитиков, у банков оказалось несколько большее количество проблемных активов. Все это негативно отразилось на рынке, способствуя бездеятельности банкиров, которые убедились, что могут и в дальнейшем накапливать невозвращенные кредиты, а, в случае крупных проблем, правительство все равно их "выручит".

И, все же, в ближайшее время возможны перемены. В марте 2002 года министр финансов под давлением оппозиции был вынужден согласиться с тем, что правительство не должно препятствовать банкротствам банков, "если они не приведут к общей нестабильности в банковской системе". Признается в правительственных кругах и необходимость консолидации. В частности, изменения, внесенные в банковское законодательство в конце 2000 года, должны были способствовать процессам объединения. Однако с момента его принятия имело место лишь одно слияние – между Taishin Bank и Dah An Commercial Bank. На процесс консолидации негативно воздействует взаимное недоверие, существующее между банками. Все понимают, что в отчетах, подаваемых финансовыми институтами, скрыта информация о реальном уровне невозвращенных кредитов и, следовательно, в секторе присутствует "взаимное подозрение", поскольку невозможно заранее определить, какова реальная ситуация с кредитным портфелем покупаемого банка.

Бычий хвост или куриная голова?

По мнению Рашель Ву, исполнительного директора тайванского филиала UBS Warburg, еще одна причина недостаточной активности в процессах консолидации заключается в самолюбии владельцев действующих банков. В китайской культуре среди боссов бытует такое мнение, что лучше "быть головой курицы, чем хвостом буйвола. Будучи главой небольшой компании, ее руководитель остается "первым лицом", однако после слияния с более крупной компанией он, как бы, становится меньше".

И снова правительство должно признать свою ошибку. Через шесть месяцев после введения закона о слияниях правительство начало обсуждать закон о финансовых холдинговых компаниях, что снова породило среди банков состояние ожидания. В течение трех месяцев после принятия нового закона о финансовых холдинговых компаниях в середине 2001 года банки начали активную деятельность (по крайней мере, – внешнюю) по подготовке механизмов создания крупных финансовых групп с участием страховых и брокерских компаний. За этот период правительством было получено тринадцать запросов на лицензии финансовых холдингов, причем, все они были удовлетворены. По словам Ширли Шен Ван, президента компании Grand Cathay Securities, возможно, около 80% банков уже выбрали брокерские и страховые компании, которые они нацелены присоединить.

Объединение различных финансовых институтов под одной крышей содержит в себе идею относительно того, что долгое время пребывавший в раздробленном состоянии финансовый сектор Тайваня теперь может начать перекрестные операции и, таким образом, улучшить свои показатели доходности. Однако аналитики все более активно заявляют, что данная стратегия поверхностна и не приведет к уменьшению фактического (в противовес юридическому) количества финансовых институтов в секторе, а, следовательно, не даст ожидаемого эффекта. Изучая опыт уже созданных финансовых холдинговых компаний, можно заметить, что многие компании, входящие в их структуру, продолжают осуществлять свою деятельность в отрыве от головных организаций, с которыми их объединяет не интегрированная система бэк- и/или фронт-офисов, а лишь название. Как они сами признают, юридическое и фактическое объединение – это совершенно разные понятия.

Тем временем, в средине мая стало известно о том, что план правительства относительно создания государственного супербанка благодаря объединению лидера сектора Bank of Taiwan, Land Bank of Taiwan и Central Trust of China был успешно провален. По словам заместителя министра финансов Сьюзан Чен, причины провала – оппозиция со стороны профсоюза и отсутствие реального финансового выигрыша от объединения Bank of Taiwan и Land Bank. В результате длительных переговоров менеджеры банков решили создать холдинговую компанию, в рамках которой банки продолжат осуществлять свою деятельность независимо друг от друга. Однако, по мнению специалистов, даже такой альянс маловероятен.

Между тем, многие тайванские банки ориентировали усилия на открытие своих филиалов в материковом Китае, рассчитывая за счет этой экспансии компенсировать слабость внутреннего рынка. В начале текущего года два крупных тайванских банка – Chang Hwa Bank и United World China Commercial Bank – получили лицензии на работу в китайском банковском секторе; остальные заявки пока находятся на утверждении.

Несмотря на политическую конфронтацию и отсутствие дипломатических отношений между Китаем и Тайванем, с экономической точки зрения, китайцы относятся к Тайваню с уважением. Последние данные говорят о том, что 19% тайванского экспорта уходят в Китай, кроме того, через третьи страны в Китай из Тайваня было направлено около $60 млрд. инвестиций. Однако, несмотря на то что торговые отношения и взаимодействие между бизнесменами двух стран из года в год укрепляются, все же банкиры вынуждены летать из Тайбэя в Шанхай через Гонконг, а переводить средства – через Нью-Йорк.

Крупные потоки капитала связаны, главным образом, с тем, что многие тайванские бизнесмены приняли решение перевести деятельность с территории своего тесного и чрезмерно дорогого острова на многообещающий материк с его налоговыми льготами и более дешевой рабочей силой. И не удивительно, что тайванские банки последовали за своими клиентами. Впрочем, экспансия тайванских банков в Китае еще не означает автоматического улучшения результатов их деятельности, однако может послужить одним из стимулов к этому.

Наталья Коноваленко,
по материалам Euromoney, Financial Times

 
© агенство "Стандарт"