журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
ЭТИКА БИЗНЕСА

Международные банки

ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

Банковские стратегии

БАНКОВСКИЙ КРИЗИС

БАНКОВСКИЕ СИСТЕМЫ

Новые рыночные страны

БАНКОВСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ

Банковское оборудование

Информационные технологии

ПЕРСОНАЛ

Банковская деятельность

РЕКЛАМА

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №7, 2002

БАНКОВСКИЕ СИСТЕМЫ

Банковский сектор Кубы вступает в период трансформации

Банки Острова Свободы достаточно успешно развивают свой бизнес по вполне капиталистическим принципам

Как ни странно, но прекращение внешнего субсидирования кубинской экономики, связанное с распадом СССР и социалистической системы вообще, не только не привело к краху банковско-финансового сектора страны, но, наоборот, стало для банков и компаний Кубы началом периода подъема. Введя в национальную экономическую систему принципы конкуренции и финансовой эффективности, кубинские власти достойно прошли испытания последнего десятилетия, которое само правительство Кубы называет "особым периодом". И, все же, кубинский банковский сектор невзирая на достижения последних лет по-прежнему зажат в жестких тисках регулируемой на всех уровнях коммунистической экономической системы, а также страдает от введенных еще в 1961 году американских санкций.

Перемены начинаются

Трансформация финансового сектора Кубы началась в середине 90-х годов, после того как центральный банк страны возглавил Франсиско Соберон. Вместе с Карлосом Лаге, вице-президентом и фактическим премьер-министром Кубы, Соберон разработал масштабный план революционных преобразований в банковском секторе государства и приступил к его реализации.

Для начала в 1997 году из структуры Banco Nacional de Cuba, центрального банка страны, одновременно выполнявшего и функции коммерческого банка, был выделен новый банковский институт – BCC. Его основные задачи – осуществление монетарной политики и общий контроль финансового сектора Кубы. В сфере ответственности Banco Nacional de Cuba осталось управление традиционно не выплачиваемым кубинским внешним долгом.

В дальнейшем последовали новые изменения. Сберегательному банку Кубы Banco Popular de Ahorro было разрешено трансформироваться в универсальный институт. Были расширены функции и двух других кубинских финансовых структур – Banco Financiero Internacional и Banco Internacional de Comercio. Кроме того, были созданы новые коммерческие Banco Metropolitano, Banco Exterior de Cuba и Banco de Credito y Comercio, а также 16 небанковских финансовых институтов в различных секторах экономики.

В рамках трансформации кубинского банковского сектора властями острова был создан даже инвестиционный Banco de Inversiones. Кроме того, 16 иностранных банков получили право организовать свои представительства на территории страны. Также была создана холдинговая компания Grupo Nueva Banca, под управлением которой находятся контрольные пакеты акций ряда кубинских банков.

Проводимая при поддержке центральных банков ряда стран – членов ОЭСР (главным образом, Испании и Канады) реструктуризация финансовой системы Кубы позволила создать конкуренцию в банковском секторе острова и повысить общую эффективность работы национальных банков. Положительно на кубинской банковской системе отразилось также внедрение дебетовых карточек и банкоматов (около 100 из них сосредоточены в Гаване). Немалую роль в улучшении положения финансового рынка Кубы сыграло и разрешение частным лицам получать проценты по банковским вкладам, а также открывать долларовые счета.

Значительный прогресс достигнут и в компьютеризации кубинского банковского сектора. Если еще в 1995 году местные банки вообще не были компьютеризированы, то в настоящее время банковский сектор острова располагает 13 тыс. компьютеров, а 80% финансовых институтов региона объединены в единую операционную сеть. Теперь все финансовые операции на Кубе осуществляются в режиме реального времени.

Впрочем, несмотря на столь значительный объем перемен, произошедших за последнее время в финансовой системе государства, органы власти не намерены форсировать дальнейшие изменения в банковском секторе или приступать к внедрению новых элементов рыночной экономики, таких как фондовые рынки. "У нас ничего не получится, если финансовая система по темпам своего развития существенно опередит реальную экономику страны", – считает Хорхе Баррера, вице-президент BCC.

Специалисты пока из-за неполноты официальных данных затрудняются определить точный размер средств, вовлеченных в банковский сектор Кубы. Так, по информации BCC, суммарный объем кредитов равен $2 млрд., а объем депозитов – $5 млрд. В то же время, по оценкам некоторых иностранных банкиров, общее количество денежных средств в кубинском банковском секторе составляет, примерно, $3 млрд. Нежелание кубинских властей предоставлять конкретную информацию о банковской системе страны отчасти связано с проблемой взаимоотношений между Кубой и США.

"Холодная финансовая война" продолжается

Куба вопреки происходящим в национальной экономике переменам по-прежнему остается в состоянии экономической войны с США. Очередным подтверждением тому стало недавнее заявление Джорджа Буша о намерении и в дальнейшем сохранять режим экономических санкций против Кубы, введенный еще в 1961 году.

В связи с такой "холодной финансовой войной" с Америкой власти Кубы отказываются официально обнародовать объем валютных резервов центрального банка страны, поскольку формально они не могут быть деноминированы в американских долларах (чего требуют принятые стандарты отчетности). Кстати, именно поэтому многие кубинцы несмотря на официальное разрешение открывать долларовые счета все еще не доверяют властям и предпочитают держать свои сбережения в американской валюте дома.

Власти Кубы пытаются всеми возможными способами бороться с доминированием американского доллара в экономике страны. К примеру, руководство BCC планирует в ближайшее время создать новые зоны обращения евро на территории Кубы (сейчас евро ходит в курортной зоне Варадеро).

Однако, как отмечают сами кубинские финансисты, наибольший ущерб финансовому сектору Кубы от американского эмбарго наносится не за счет прямых убытков, а вследствие отсутствия широкого доступа к высоким технологиям. В 1997 году, например, власти острова, приступив к созданию национальной сети банкоматов, выбрали машины французской компании Bull. За два последующих года кубинцы успели приобрести 80 таких автоматов, но затем сама французская компания была куплена американской компанией Diebold. Как следствие, – Куба больше не только не получила ни одного нового банкомата, но и запасных частей к уже эксплуатируемым машинам. В итоге властям страны пришлось потратить немалые средства на адаптацию сети французских банкоматов к работе совместно с новыми агрегатами, приобретенными у другого неамериканского провайдера.

Американские санкции против Кубы (в частности, закон Хелмса-Бертона 1996 года) влияют и на операции, проводимые здесь неамериканскими компаниями. Так, по закону Хелмса-Бертона, зарубежные компании, получающие прибыль благодаря осуществлению операций с собственностью, конфискованной кубинским правительством после революции 1959 года, могут быть подвергнуты судебному преследованию на территории США. Кроме того, менеджерам, участвующим в подобных операциях, будет запрещен въезд в США.

Если американские власти будут применять этот закон на практике (а пока они воздерживались от такого шага), преследованию могут быть подвержены многие европейские и латиноамериканские банки и компании, а также их руководители. Поэтому большинство действующих на Кубе иностранных банкиров не стремятся публично разглашать подробности своих операций в этой стране.

Перспективы кубинского банковского сектора

И, все же, несмотря на американские экономические и политические санкции некоторые зарубежные банки ведут операции на Кубе, причем, довольно успешно. Так, по словам Пола Набави, исполнительного президента Carifin – совместного предприятия британской финансовой группы CDC и упомянутой выше компании Grupo Nueva Banca, за последние пять лет прибыль его фирмы превысила $500 млн. Carifin занимается финансированием торговли, лизингом, операциями с аккредитивами и т.п.

"Одна из положительных особенностей кубинского финансового сектора заключается в том, что он фактически представляет собой долларовый рынок, поэтому здесь нет валютных рисков. Нет здесь и валютного контроля, как в остальных развивающихся странах. Однако компании, ведущей операции на Кубе, следует осторожно выбирать деловых партнеров", – считает Пол Набави.

Успешно ведет бизнес на Кубе и Corporacion Financiera Habana (CFH) – совместное предприятие испанского сберегательного банка Caja Madrid и кубинского банка Banco Popular de Ahorro (BPA). В 2001 году доходность капитала CFH составила 18%. CFH – небанковский финансовый институт, в основном, работающий в сферах туризма и коммуникаций. Пока это сравнительно небольшое предприятие: его суммарный баланс составляет всего $35 млн. В то же время, CFH демонстрирует отличные достижения по ряду финансовых показателей. К примеру, уровень недействующих кредитов этого института – на нулевой отметке. По словам Мануэля Нуньеса, генерального директора CFH, кубинский центральный банк тщательно следит за контролем кредитных рисков и поддержанием надлежащего уровня банковских резервов. Поэтому кубинские банки строго соблюдают все свои финансовые обязательства.

Успеху CDC и Caja Madrid на кубинском рынке способствует то, что ими создано реальное присутствие на Кубе при инвестировании средств в экономику страны. В то же время, ряд других иностранных финансовых институтов пока предпочитают лишь демонстрировать свое присутствие на Кубе, не осуществляя, при этом, никаких конкретных операций и ожидая падения существующего режима и последующей отмены американских санкций.

В настоящее время иностранные банки на Кубе не имеют права принимать депозиты. Но, по мнению руководителей центрального банка страны, в будущем, вполне возможно, вето будет снято. "Однако пока говорить об этом рано. Кубинские банки еще слишком молоды, для того чтобы на равных конкурировать с более опытными зарубежными институтами. Что же касается совместных банковских предприятий, то мы согласны на это лишь до тех пор, пока кубинские партнеры будут контролировать большую часть подобных предприятий", – отмечает Хорхе Баррера.

Заявления кубинских руководителей о возможности создания совместных финансовых компаний уже вызвали интерес у ряда иностранных банков. При этом, наибольшую активность зарубежные банкиры проявляют в отношении BPA, располагающего сетью из 5 тыс. отделений по всей стране, – основного банка для выплат пенсий и осуществления налоговых платежей.

В 2000 году чистая прибыль BPA увеличилась в восемь раз и составила 59.8 млн. песо ($2.3 млн.). Руководство банка не разглашает данных об объеме его долларовых депозитов и одновременно всячески поощряет клиентов делать вклады именно в кубинских песо. В настоящее время объем процентов, выплачиваемых банком по текущим счетам, составляет 1%, а по трехлетним фиксированным вкладам – 7%. Благодаря тому что BPA лишь недавно было разрешено осуществлять кредитование промышленных предприятий, уровень его недействующих кредитов составляет около 1%.

Другой не менее привлекательной целью для зарубежных банков на кубинском банковском рынке может стать Banco Financiero Internacional, считающийся крупнейшим и наиболее важным финансовым институтом страны. Banco Financiero Internacional ведет операции, в основном, в сфере туриндустрии, на долю которой приходится до 50% от ВВП Кубы. Правда, Banco Financiero Internacional, в отличие от второго по величине и значимости банка острова Banco Internacional de Comercio SA (Bicsa), не разглашает конкретных данных по своим операциям.

Что же касается Bicsa, то, по последним данным, суммарный баланс банка достиг $560 млн., а чистая прибыль – $22 млн. Bicsa, как и Banco Financiero Internacional, выполняет операции в американских долларах и работает, главным образом, с иностранными и кубинскими корпоративными клиентами, занимаясь финансированием рыболовства, выращивания табака и цитрусовых, развития электроэнергетики и легкой промышленности. Главные источники прибыли банка – процентные платежи и операции с иностранной валютой.

Хотя Bicsa и считается одним из старейших банков Кубы, но он был основан всего лишь восемь лет назад. Поэтому сейчас банк переживает период консолидации и расширения операций. Так, в будущем Bicsa намерен открыть по два отделения в каждой провинции Кубы (в настоящее время он имеет лишь несколько отделений в Гаване и одно – во втором по величине городе страны Сантьяго-де-Куба).

Еще один потенциальный кандидат на роль партнера в совместном предприятии с иностранными финансовыми институтами – экспортно-импортный Banco Exterior de Cuba, созданный два года тому назад. Его персонал был набран, по большей части, из служащих центрального банка Кубы. В прошлом году им была профинансирована операция на общую сумму в $65 млн. Но, как подчеркивают руководители Banco Exterior de Cuba, хотя их институт и остается государственным банком, он не будет обеспечивать капиталовложениями заведомо рискованные проекты. "Мы можем сказать "нет" властям", – заявляет президент банка Хакобо Пейсон.

Впрочем, пока у кубинского финансового сектора больше проблем, чем положительных достижений. Один из основных факторов, сковывающих экономическое развитие Кубы, заключается в недостаточной ликвидности экономики страны. Отрицательное влияние на кубинскую экономку, сильно зависящую от туризма, оказали и события 11 сентября в США, и прокатившийся над островом ураган "Мишель", и общемировой экономический спад. И, наконец, не добавляет оптимизма иностранным инвестором такжеи $12-миллиардный внешний долг Кубы.

По мнению специалистов, время серьезных испытаний для реформированного банковского сектора Кубы наступит после смерти Фиделя Кастро и неизбежной впоследствии либерализации экономики страны. В новых условиях кубинским банкам придется адаптироваться к таким необычным для себя явлениям как невозврат кредитов, мошеннические операции, подъемы и спады в экономике. Как показывает опыт бывших социалистических стран, временем наибольших испытаний для кубинских банков станут именно первые несколько лет после либерализации экономики. Однако, учитывая большую потенциальную привлекательность Кубы для иностранных инвесторов и постоянное реформирование банковского сектора страны, можно с уверенностью утверждать, что кубинские банки способны выдержать испытание свободным рынком.

Алексей Вересюк,
по материалам The Banker

 
© агенство "Стандарт"