журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
ЭТИКА БИЗНЕСА

Международные банки

ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

Банковские стратегии

БАНКОВСКИЙ КРИЗИС

БАНКОВСКИЕ СИСТЕМЫ

Новые рыночные страны

БАНКОВСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ

Банковское оборудование

Информационные технологии

ПЕРСОНАЛ

Банковская деятельность

РЕКЛАМА

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №7, 2002

БАНКОВСКИЙ КРИЗИС

Японское правительство поступается принципами

Вопреки обещаниям, данным в 1999 году, власти Японии намереваются предоставить банкам государственные средства на очистку их балансов от невозвращенных кредитов

Когда весной 1999 года правительство Японии предоставило ведущим банкам страны финансовую помощь на общую сумму 9.45 трлн. иен ($88 млрд., по курсу на то время), оно торжественно обещало, что деньги налогоплательщиков больше никогда не будут направляться на поддержку неэффективных финансовых институтов. Однако в политике нельзя произносить слова "никогда". Три с небольшим года спустя уже другие правители, оказавшиеся у руля японского государства, столкнулись с насущной необходимостью нарушить обещание, данное их предшественниками. Дерегулятивная реформа финансового сектора и слияния, объединившие ведущие банки страны в пять мегагрупп, не смогли решить их основной проблемы – огромного массива невозвращенных кредитов. После нескольких попыток заставить банки самостоятельно провести расчистку своих балансов правительственные чиновники осознали, что эта задача непосильна для финансовых институтов. Теперь единственное возможное решение заключается в предоставлении банкам бюджетных средств, а главная цель заключается в том, чтобы провести эту операцию без формального нарушения прежних обязательств.

Увязшие в трясине

Новый финансовый год, который в Японии стартует 1 апреля, пробудил некоторый оптимизм в части прохода через крайнюю точку очередного экономического спада, но, к сожалению, не принес ничего хорошего банкам. Их положение по-прежнему оставалось очень сложным и не сулило надежд на скорое улучшение.

За 2001/2002 финансовый год четыре ведущие финансовые группы страны – Mizuho, UFJ, SMBC и MTFG – понесли совокупные убытки в размере 2.82 трлн. иен ($22.6 млрд.), причем, почти половина из этой суммы (1.23 трлн. иен) пришлась на самую маленькую из них – UFJ, установившую абсолютный рекорд страны по объему потерь. Безусловно, удручающие показатели банков в значительной степени были вызваны массовыми списаниями невозвращенных займов. За год четыре ведущие группы произвели отчисления на эти цели общим объемом 6.195 трлн. иен ($49.6 млрд.), но, даже по либеральным японским оценкам, в их кредитных портфелях оставались проблемные активы общим объемом в 21 трлн. иен. Пока банки разбирались с одними заемщиками, финансовые трудности возникали у других, так что процесс списания невозвращенных кредитов сильно напоминал школьную задачку о бассейне с двумя трубами: что в одну выливалось, в другую – вливалось.

По сути, единственным исключением на общем фоне оказался Shinsei Bank – единственный крупный банк в стране, принадлежащий иностранным собственникам. Он по итогам года объявил о прибыли в 60.7 млрд. иен ($486 млн.). Однако успехи Shinsei Bank были обеспечены безжалостным отношением к несостоятельным заемщикам, что, в общем-то, не свойственно японской культуре бизнеса, а также возможностью передавать государству займы, рыночная стоимость которых уменьшилась со дня приватизации бывшего Long Term Credit Bank более чем на 20%. В 2001/2002 финансовом году таких активов набралось на 580 млрд. иен (10% от кредитного портфеля банка), и это при том, что еще до продажи обанкротившегося LTCB американской финансовой группе Ripplewood государство провело радикальную очистку баланса банка от безнадежных займов.

Поэтому, по словам специалистов, при описании общей картины Shinsei можно было не принимать во внимание: он работал в явно привилегированных условиях. Как заметил аналитик филиала одной из западных компаний, еще не известно, как будет чувствовать себя этот банк после февраля 2003 года, когда прекратится действие соглашения о трансфере проблемных активов. Характерно, что Shinsei активно пытался пролонгировать его еще на год, но получил от Министерства финансов по-японски вежливый, но безоговорочный отказ.

Другим банкам, не пользовавшимся льготами, пришлось значительно хуже. При этом, больше всего со стороны критиков досталось Mizuho, крупнейшей банковской группе мира по объему активов (около $1.18 трлн.), созданной в прошлом году посредством слияния Dai-Ichi Kangyo Bank, Fuji Bank и Industrial Bank of Japan. По словам наблюдателей, объединение до сих пор носит формальный характер, представители трех банков-основателей продолжают спорить о разделе власти и разграничении ответственности, из-за чего серьезно страдает бизнес. Так, например, скандальный случай с масштабными сбоями в работе совместной сети банкоматов, приведшими к 2.5 млн. ошибочных трансакций, был вызван тем, что три банка так и не смогли договориться о том, кто из них должен возглавить процесс интеграции информационных систем. По некоторым данным, аналогичные проблемы переживают и другие японские банковские группы.

Не удивительно, что репутация японских финансовых институтов в международных финансовых кругах оказалась окончательно испорченной. Рейтинговое агентство Moody's в начале июля понизило рейтинги SMBC, Mizuho Bank, Mizuho Corporate Bank, UFJ Bank и UFJ Trust Bank до "Е" – самого низкого уровня из возможных, а Bank of Tokyo-Mitsubishi от D до D-. Японский же суверенный рейтинг, по оценке Moody's, находится на менее высоком уровне, чем, например, у Ботсваны.

Как значится в рыночном обзоре Moody's, "японские банки отличаются низким качеством капитала, значительная доля которого приходится на гибридные долговые инструменты наподобие принадлежащих государству привилегированных акций и налоговых кредитов". Их финансовая мощь подрывается большим объемом невозвращенных и сомнительных займов. Из этого следует однозначный вывод: японским банковским группам срочно требуется помощь извне.

Похоже, это начало осознавать и правительство Японии. Обходные маневры

Первым к решительным действиям призвал правительство сам премьер-министр Дзинъючиро Коизуми. Выступая 3 июля перед верхней палатой парламента, он заявил, что государство должно создать банкам более весомые стимулы для решения проблемы невозвращенных кредитов. с тем чтобы полностью очистить от них финансовую систему страны к марту 2005 года. Уже через несколько дней это пожелание руководителя страны стало обрастать конкретными деталями.

Министр финансов Японии Масаджиро Шиокава сообщил, что Япония собирается ускорить процесс объединения банков и страховых компаний. Несмотря на ряд слияний на уровне общенациональных финансовых групп банковская система страны остается крайне фрагментированной на региональном уровне. В каждой префектуре действует несколько местных банков, которые зачастую используются властями, а низший уровень составляют сотни мелких кредитных и тысячи трастовых организаций, а также квазигосударственные фонды и кооперативные структуры, многие из которых занимаются льготным кредитованием избранных компаний по указанию государственных органов. В настоящее время японское законодательство препятствует интеграции всех этих средних, мелких и мельчайших финансовых компаний, однако, по словам Масаджиро Широкавы, в законы планируется внести соответствующие изменения.

Особенно важно, по мнению министра, запустить консолидационный процесс среди 110 региональных банков, которые в последние месяцы понесли серьезные потери из-за отмены с 1 апреля 2002 года государственных гарантий по депозитным счетам свыше 10 млн. иен. Вкладчики в итоге начали перемещать свои средства на текущие счета, гарантии по которым сохранены до апреля 2003 года, а также в более надежные, по их мнению, финансовые институты. Таким образом, во втором квартале текущего года депозитная база региональных банков сократилась на несколько триллионов иен.

Для ускорения слияний Министерство финансов Японии намерено предложить банкам ряд стимулов, включая субсидии на модернизацию информационных систем, налоговые каникулы, государственные гарантии, а также помощь в освобождении балансов от невозвращенных кредитов. Целью всего процесса должно стать появление в Японии ряда довольно крупных интегрированных финансовых групп, действующих на межрегиональном уровне.

Однако главная сенсация состоялась 8 июля, когда Хакуо Янагисава, творец японской банковской реформы 1999 года, а ныне – министр по делам сектора финансовых услуг, фактически, выступил с инициативой использовать государственные средства для выкупа у японских банков всего массива невозвращенных кредитов. Формально данное в начале 1999 года самим Янагисавой обещание больше не использовать государственный бюджет для помощи банкам при этом не нарушалось. Разработанный Янагисавой механизм предусматривал использование для этой цели посредника – государственного агентства Resolution and Collection Corporation (RCC), созданного в 1999 году специально для приобретения проблемных активов.

До последнего времени деятельность RCC была достаточно вялой, чему, не в последнюю очередь, способствовало то, что агентство выкупало банковские кредиты по рыночной (т.е. крайне низкой) стоимости, из-за чего банки неохотно шли на их продажу. Да и само RCC не отличалось особым профессионализмом в работе с несостоятельными заемщиками. Однако, по предложению Янагисавы, агентству должна быть отведена особая роль. Если его план будет принят правительством, выкуп проблемных активов начнут проводить не по рыночной, а по балансовой стоимости, т.е. RCC фактически полностью вернет банкам все просроченные кредиты!

Обычно RCC получает средства для выкупа безнадежных долгов от DIC – японского фонда страхования депозитов, который, в свой черед, занимает средства на рынке капиталов под государственную гарантию. Однако вряд ли в случае широкомасштабной операции, предложенной Янагисавой, будет избран именно этот путь, так как общая сумма проблемных активов японских банков, по западным данным, составляет, как минимум, 40 трлн. иен ($588 млрд.). Такие суммы могут быть предоставлены государством в несколько приемов до марта 2005 года, как требует премьер-министр Коизуми, что, правда, означает резкое увеличение государственного долга страны, который и так достиг около 660 трлн. иен.

Но лучшего выхода, пожалуй, придумать трудно. Японцам надо будет еще раз сильно поднапрячься, но зато банки получат шанс начать заново с чистого листа. Конечно, при этом необходимо полностью пересмотреть отношение финансовых институтов к заемщикам, возможно, взяв за основу жесткий подход Shinsei Bank, но эта проблема разрешима. К тому же, экономика Японии во втором квартале 2002 года впервые за последний год показала рост ВВП (на 1.4%), что вселяет надежды на то, что самое худшее уже позади.

В любом случае правительство настроено решительно, что косвенно доказывает замена руководства Financial Service Agency (FSA) – государственного органа, ответственного за проведение финансовой реформы. В начале июля тихого бюрократа Шоджи Мори сменил Шокичи Такаги, известный своими радикальными подходами к решению проблемы невозвращенных долгов. В это, конечно, сложно поверить, но, может быть, через двенадцать лет после начала финансового кризиса в Японии страна, наконец-то, получила реальные шансы на его преодоление.

Виталий Шимкович,
по материалам Financial Times, Japan Times, Bloomberg, Kyodo

 
© агенство "Стандарт"