журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
ЭТИКА БИЗНЕСА

Международные банки

ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

Банковские стратегии

БАНКОВСКИЙ КРИЗИС

БАНКОВСКИЕ СИСТЕМЫ

Новые рыночные страны

БАНКОВСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ

Банковское оборудование

Информационные технологии

ПЕРСОНАЛ

Банковская деятельность

РЕКЛАМА

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №7, 2002

Международные банки

Credit Suisse: смена руководства или изменение стратегии?

Второй по величине банк Швейцарии оказался в кризисной ситуации, выход из которой, возможно, будет состоять в пересмотре всей его бизнес-модели

На протяжении последних шести лет деятельность Credit Suisse, второго по величине банка Швейцарии, находилась под сильным влиянием личности его руководителя Лукаса Мюлеманна (см. БП № 2), ставшего неофициальным лидером нового поколения банковской элиты Швейцарии. При Мюлеманне Credit Suisse окончательно оформился как диверсифицированная банковско-страховая группа, считающая своими приоритетными направлениями частный и инвестиционный банковский бизнес. При нем же банк достиг высшей точки своего развития, когда в августе 2000 года рыночная капитализация Credit Suisse превзошла показатели его большего по размерам конкурента UBS. Однако за прошедшие с тех пор два года многое изменилось (и, увы, в худшую сторону). Курс акций банка упал более чем вдвое, прибыли снизились, а страховой бизнес превратился в "черную дыру", через которую постоянно вытекают средства. Лукас Мюлеманн всегда умел манипулировать людьми. Это было одним из секретов его успехов, но после вынужденного ухода с поста президента Credit Suisse (при сохранении должности генерального директора) уже он сам может оказаться жертвой подковерных интриг. Недовольные акционеры Credit Suisse жаждут найти виновного в неубедительном результате деятельности банка за последние два года. Вполне возможно, что им окажется именно Мюлеманн.

Что-то пошло не так

Судьба руководителя переменчива. Сегодня он может быть на коне, его приводят в пример специалисты по менеджменту, его готовы носить на руках акционеры, а конкуренты сдержанно признают его достижения, но проходит время, и те же люди, которые ранее высказывали ему неподдельное уважение, будут с радостью перечислять его ошибки. За последние несколько месяцев в американском и европейском деловом мире появилось целое "кладбище" репутаций известных бизнесменов, которые не смогли выдержать испытание экономическим спадом и завершили свою блистательную во многих смыслах карьеру смазанным финалом. Похоже, семь лет непрерывного роста экономики западных стран и подъема на фондовых рынках притупили "инстинкт опасности" у многих менеджеров. Когда в конце 2000 года ситуация стала резко ухудшаться, они или упорно повторяли, что все это скоро кончится и снова вернется на свои места (прогнозы о том, что спад прекратится "буквально через пару месяцев", впервые появились еще осенью 2000 года и с тех пор постоянно присутствуют в западной деловой прессе), или отказывались игнорировать факты, направляя все усилия на то, чтобы выглядеть лучше, чем на самом деле. Чем это закончилось для многих компаний и их руководства, известно сегодня всем.

Лукас Мюлеманн, пришедший в 1996 году в возрасте 46 лет на пост генерального директора швейцарского банка Credit Suisse, а в 1999 году сосредоточивший в своих руках уже все бразды правления, насколько известно, не запятнал своей репутации фальсификацией отчетности. Однако его ошибкой, как и многих его коллег, стало неумение приспособиться к изменившимся временам. Руководитель Credit Suisse не смог вовремя увидеть, что его выигрышная стратегия превратилась в проигрышную и теперь на повестке дня стоит вопрос о смене как бизнес-модели, так и ответственного за ее воплощение в жизнь. Когда 1 июля 2002 года на рынок просочились слухи о возможном уходе Мюлеманна, курс акций его банка, до этого полгода неудержимо катившийся вниз, за день поднялся на 3%. Как говорил один литературный герой, "кажется, это намек".

Сегодня основными просчетами Мюлеманна называют два крупных приобретения, в свое время потянувших на разряд сенсаций. Речь идет о покупке в 1997 году за SFr14.3 млрд. ($9.6 млрд.) страховой компании Winterthur, в то время занимавшей второе место на швейцарском рынке, и в 2000 году – американского инвестиционного банка Donaldson, Lufkin & Jenrette (DLJ) за SFr22 млрд. На обе эти сделки в свое время возлагались большие надежды, которые не оправдались. Тем не менее, беспристрастный анализ свидетельствует о том, что ошибки Мюлеманна коренились не в самих приобретениях, так как на время заключения сделок эти решения казались вполне обоснованными, а в неправильной политике в отношении Winterthur и DLJ.

Присоединение Winterthur позволило Credit Suisse значительно расширить область деятельности. Правда, при этом, банку пришлось продать свой объемный пакет акций крупнейшей швейцарской страховой компании Swiss Life, но зато он стал самостоятельно координировать банковскую и страховую деятельность, добиваясь повышения уровня перекрестной продажи услуг. Конечно, в силу ряда личных факторов (Мюлеманн до своего прихода в Credit Suisse два года руководил перестраховочной компанией Swiss Re) статус страхового подразделения в группе был выше, чем это следовало бы из его доли в общей прибыли, но в конце 90-х годов никто не мог отрицать, что присоединение Winterthur сделало Credit Suisse сильнее.

Реальный выигрыш от консолидации банковского и страхового бизнеса оказался, при этом, не слишком весомым, зато Winterthur активно использовалась для работы на фондовом рынке. Пока курсы акций росли, это приносило Credit Suisse устойчивую прибыль, однако начало спада в 2000 году сразу же превратило страховое подразделение в убыточное. Тем не менее, его руководство продолжало свою прежнюю политику, очевидно, рассчитывая на быстрый подъем, и к концу 2001 года процесс стал неуправляемым. В конце концов, Winterthur все равно пришлось распродавать свои активы, но уже по бросовым ценам, что привело к разрушению ее капитальной базы. В результате Credit Suisse в июне этого года пришлось выделить на поддержку своего страхового подразделения около $1.1 млрд. Характерно, что профилирующий страховой бизнес Winterthur, при этом, постоянно давал прибыль.

Аналогичная ошибка была совершена и в отношении DLJ. Специализацией этого американского инвестиционного банка был рынок высокодоходных (или, как их еще называют, "мусорных") облигаций, выпускаемых заемщиками с низкой степенью надежности. Этот сегмент фондового рынка стал одной из первых жертв экономического спада, в связи с чем прибыльность Credit Suisse снова упала.

Впрочем, убытки DLJ как подразделения швейцарского банка, вероятно, были бы значительно ниже, если бы руководство Credit Suisse позаботилось о сохранении ведущих специалистов нового подразделения. Однако корпоративная культура обоих институтов слишком различалась, командная работа и демократичность DLJ плохо сочетались с индивидуализмом и жесткой внутренней конкуренцией, принятой в Credit Suisse, поэтому, наверное, какие-либо серьезные меры для удержания сотрудников американского банка не предпринимались.

В первом квартале 2002 года Credit Suisse еще получил $246 млн. прибыли, однако второй квартал банк завершил, по предварительным данным, с большими убытками, в основном, вследствие трансфера капитала в Winterthur. Кроме того, от этого пострадала капитальная база всей группы. Так что, не удивительно, что акционеры не довольны руководителем банка, допустившим такие серьезные промахи.

Банка для пауков

Лукасу Мюлеманну под сильным давлением со стороны акционеров 3 июля пришлось объявить об уходе с поста президента Credit Suisse. По его словам, он решил "сосредоточиться на обязанностях генерального директора, в частности, на руководстве повседневным бизнесом группы". Однако это заявление следует воспринимать лишь как хорошую мину при весьма плохой игре.

Провал Winterthur стоил места Томасу Веллауэру, самому преданному союзнику и бывшему коллеге Мюлеманна в консультационной компании McKinsey, который до последнего времени возглавлял одно из двух главных подразделений группы – Credit Suisse Financial Services (CSFS). Помимо страховой деятельности, в ведении Веллауэра был розничный и частный банковский бизнес.

Многие специалисты в 2001 году сомневались в правомерности затеянной Мюлеманном реорганизации, в ходе которой четыре подразделения Credit Suisse были преобразованы в два (соответственно – CSFS и CSFB – инвестиционный банк Credit Suisse First Boston). Во многом скептики были правы. Огромная структура CSFS с 52 тыс. сотрудников оказалась трудноуправляемой, между ее составными частями постоянно возникали трения, а сама она более года занята непрерывной перестройкой. К заслугам Веллауэра, при этом, можно было отнести только сокращение затрат, которое должно было составить в этом году SFr600-650 млн., но, в основном, за счет увольнения сотрудников. Сокращения были не слишком массовыми, затронув 700-800 человек в 2001 году и, как предполагается, около 500 в 2002-м, но многие из них – высокооплачиваемые специалисты. Некоторые аналитики даже высказывали опасения, что, гонясь за экономией, CSFS может больше потерять из-за снижения качества обслуживания клиентов и их ухода в конкурирующие институты.

В общем, уход Томаса Веллауэра был вполне закономерным. Однако назначение на пост руководителя CSFS ветерана Credit Suisse Освальда Грюбеля дестабилизирует обстановку в руководстве группы и делает ее взрывоопасной. Грюбель, которому сейчас 59 лет, долгое время возглавлял подразделение частных банковских операций, добившись больших успехов. Именно он был наиболее логичным кандидатом на пост руководителя CSFS, но Мюлеманн поддержал своего протеже Веллауэра, фактически заставив Грюбеля уйти из банка. Теперь он вернулся, ничего не забыв и, похоже, ничего не простив, что, наверняка, приведет к новой схватке за власть в Credit Suisse. Вряд ли останется в ней нейтральным и глава CSFB американец Джон Мэк, приглашенный Мюлеманном из инвестиционного банка Morgan Stanley. По слухам, у Грюбеля достаточно напряженные отношения с Мэком, впрочем, последний все еще считается в банке "чужаком", так что его позиции не слишком сильны.

Судя по всему, большинство акционеров в борьбе между тремя руководителями Credit Suisse поддержат именно Грюбеля. Авторитет Мюлеманна уже и без того упал во время скандальной истории с банкротством компании Swissair в конце прошлого года, когда генеральный директор банка единоличным решением и в обход принятой процедуры выдал обреченной на гибель авиакомпании крупный кредит, а последние потери сделали его фигуру и вовсе непопулярной. Многие аналитики называют отказ Мюлеманна от президентского поста половинчатым решением. По словам одного лондонского банкира, хотя Мюлеманн должен сохранить свою должность генерального директора, как минимум, до следующего общего собрания акционеров весной 2003 года, его не удивит, если Мюлеманну придется уйти раньше.

Очевидно, немалое значение будет иметь и личность нового президента Credit Suisse, которого сейчас подыскивает правление группы. Пока самой вероятной кандидатурой считается Вальтер Кильхольц, входящий в совет директоров Credit Suisse, где он выполняет обязанности председателя аудиторского комитета, но, при этом, его основная работа заключается в руководстве Swiss Re, той самой перестраховочной компанией, откуда в 1996 году пришел Мюлеманн. На данный момент Кильхольцу исполнился 51 год, он считается одним из лучших менеджеров Швейцарии. Поэтому вполне возможно, что, если он будет назначен на должность президента Credit Suisse, то в скором будущем и станет заменой Мюлеманну.

Впрочем, не исключен вариант, что новым руководителем Credit Suisse будет Освальд Грюбель, однако тогда практически неизбежно резкое изменение стратегии всей группы. В отличие от Мюлеманна и Кильхольца, имеющих обширный опыт страховой деятельности, Грюбель – чистой воды банкир, известный своим скептическим отношением к банковско-страховой модели. Возможно, и сам выбор между кандидатурами руководителей, перед которым сейчас стоит правление Credit Suisse, это на самом деле – выбор между двумя стратегиями бизнеса.

Правда, возможных направлений развития у Credit Suisse намного больше, чем эти два. Банк сейчас переживает кризис, из которого можно попробовать выйти различными способами, причем, достаточно оригинальными.

На перекрестке путей

По мнению ряда аналитиков, лучше всего для Credit Suisse сейчас будет продать часть бизнеса Winterthur ведущей швейцарской страховой компании Swiss Life (полная продажа невозможна, так как такого слияния не допустят антимонопольные органы) в обмен на частный банк Banca del Gottardo. Хотя стоимость даже части Winterthur в ее нынешнем состоянии заметно выше, чем небольшого частного банка, такая операция будет выгодной для обеих сторон, так как позволит им активнее сосредоточиться на профилирующем направлении бизнеса. Правда, для Credit Suisse это означает отказ от банковско-страховой модели в пользу чисто банковской.

Хайнрих Вимер, аналитик германского частного банка Sal Oppenheim, идет еще дальше, предполагая, что прошлогоднее разделение группы на CSFB и CSFS может привести к ее окончательному распаду на две составные части. Безусловно, отделение от группы инвестиционного банка CSFB, репутация которого подорвана в результате череды скандалов за последние несколько лет, выглядит достаточно обоснованным. К тому же, синергический эффект от совместной деятельности двух составных Credit Suisse не слишком велик и частично перекрывается негативными последствиями конфликта их интересов. Без CSFB и Winterthur банк, специализирующийся на розничной и частной деятельности, был бы вполне прибыльным институтом. Особенно это относится к частному банковскому подразделению Credit Suisse, имеющему около $375 млрд. клиентских активов в управлении и занимающему по данному показателю второе место в мире (после UBS).

Правда, негативным следствием такого раздела стал бы полный отказ Credit Suisse от всех международных амбиций. А, между тем, Credit Suisse несмотря на все свои недостатки и потери остается одной из нескольких глобальных финансовых групп, так что добровольный отказ от этого статуса равносилен признанию тяжелого поражения.

Впрочем, в ближайшем будущем вообще может быть поставлен вопрос о сохранении Credit Suisse как независимого финансового института. В силу последних событий, рыночная капитализация группы опустилась до менее $40 млрд., что превращает ее в возможный объект для поглощения. В качестве кандидатов на приобретение Credit Suisse называются Citigroup, UBS и особенно Deutsche Bank. В начале июля слухи о проявлении им интереса к присоединению швейцарского банка приобрели такую интенсивность, что генеральному директору Deutsche Bank Йозефу Акерманну пришлось выступить со специальным опровержением.

Однако дыма без огня, как известно, не бывает, тем более что комбинация Deutsche Bank – Credit Suisse достаточно привлекательна. Во-первых, между институтами вряд ли возникнут серьезные культурные противоречия. Credit Suisse возник в германской части Швейцарии, и в его совете директоров преобладают немецкоязычные швейцарцы. Нынешний глава Deutsche Bank сам по происхождении швейцарец, причем, в 1996 году он был одним из реальных кандидатов на занятие высшего руководящего поста именно в Cre-

dit Suisse. Наконец, у обоих институтов – европейские корни, но они активно заняты проникновением на американский рынок и введением у себя элементов американской корпоративной культуры.

Во-вторых, с точки зрения бизнеса, такое слияние тоже выглядело бы оптимальным. Хотя его проведение потребовало бы значительных затрат, выигрыш от этого был бы просто огромным. Даже в самой Швейцарии кооперирование розничного и корпоративного бизнеса Deutsche Bank с аналогичными структурами Credit Suisse дало бы экономию в сотни миллионов долларов, а на международном уровне отдача была бы намного весомей.

В инвестиционном банковском бизнесе банки дополняли бы друг друга в ключевых областях. Deutsche Bank несмотря на все свои старания так и не создал прочных позиций в США, где Credit Suisse First Boston, наоборот, входит в число ведущих игроков. В то же время, в Европе, где Deutsche Bank очень силен, деятельность Credit Suisse ограничивается, главным образом, родной Швейцарией. Кроме того, ликвидация дублирующих структур принесла бы банкам значительную экономию средств, что особенно важно сейчас, когда инвестиционный банковский бизнес переживает кризис, а его прибыльность резко упала. Конечно, такой альянс потребовал бы решительных действий по сокращению избыточных затрат, но, по мнению аналитиков, Джон Мэк из Credit Suisse – как раз и есть тот самый человек, который может выполнить подобную работу быстро, жестко и эффективно.

Еще больше выгод открывается перед Deutsche Bank и Credit Suisse в области частных банковских операций. При объединении Credit Suisse автоматически получает доступ к чрезвычайно перспективному германскому рынку, а Deutsche Bank, которому до сих пор так и не удалось создать достаточно прибыльное и мощное частное подразделение, сможет выйти на глобальный уровень, чего ему никогда не удалось бы добиться самостоятельно.

Так что, хотя Credit Suisse и Deutsche Bank отрицают наличие контактов по данному вопросу, вариант слияния, наверняка, рассматривается, как минимум, на уровне экспертов. Глобализация финансового рынка набирает обороты, а с этой точки зрения рынок инвестиционных банковских услуг, где доля 10 ведущих игроков едва превышает 50%, выглядит недостаточно консолидированным. Поэтому не исключено, что в ближайшем будущем мы станем свидетелями новых мегаслияний.

Виталий Шимкович,
по материалам Financial Times, AP, CFO Europe

 
© агенство "Стандарт"