журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
ЭТИКА БИЗНЕСА

Международные банки

ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

Банковские стратегии

БАНКОВСКИЙ КРИЗИС

БАНКОВСКИЕ СИСТЕМЫ

Новые рыночные страны

БАНКОВСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ

Банковское оборудование

Информационные технологии

ПЕРСОНАЛ

Банковская деятельность

РЕКЛАМА

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №7, 2002

Международные банки

Норвежскому чемпиону не бывать

Попытка объединения крупнейшего банка Норвегии Den norske Bank и ведущей страховой компании Storebrand неожиданно завершилась скандальным провалом

Есть что-то странное в банковской системе Норвегии. За последние пять лет эта небольшая скандинавская страна стала настоящим рекордсменом Европы по неудавшимся слияниям в финансовой сфере. И это при том, что правительство страны все это время мечтало лишь о том, чтобы в Норвегии появился, наконец, "национальный чемпион" – финансовый институт регионального масштаба, такой, чтобы его не надо было защищать от поглощения из-за рубежа, но он сам при случае мог бы прикупить что-нибудь за границей. Совсем недавно казалось, что это желание вполне осуществимо. Ведущий банк страны Den norske Bank (DnB) выступил с предложением о слиянии с Storebrand – крупнейшей страховой компанией Норвегии. Полученный в результате такого альянса финансовый институт, безусловно, обладал бы всеми чертами "национального чемпиона", занимая, при этом, четвертое место в Скандинавии по объему активов. Однако стремление DnB к пересмотру условий заключенного в мае этого года соглашения об обмене акциями привело к провалу сделки.

Между планируемым слиянием и фактическим объединением обычно пролегает определенная дистанция, однако в Норвегии она почему-то значительно длиннее, чем в других странах. За последние пять лет в финансовой системе этой страны по различным причинам не состоялось сразу несколько анонсированных союзов.

Наиболее активно участвовал в этом процессе банк Christiania, который несколько лет назад был третьим по величине финансовым институтом Норвегии. За последнее десятилетие он, по меньшей мере, трижды безуспешно пытался объединиться со Storebrand, а также выдвигал предложения о присоединении Fokus Bank и Postbanken – тоже безрезультатно. В 1999 году о готовности приобрести Christiania заявила финско-шведская банковская группа MeritaNordbanken (сейчас – Nordea), но и ей пришлось ожидать почти два года отказа правительства Норвегии в этой сделке. В 2001 году финская группа Sampo попыталась купить Storebrand, но это объединение, поддержанное обеими сторонами, было сорвано банком DnB, который воспользовался норвежским законодательством о слияниях и заблокировал сделку всего 10%-ным пакетом акций.

В мае 2002 года DnB сам вознамерился объединиться со Storebrand, предложив страховой компании несколько меньшую цену, чем Sampo почти год назад ($2.3 млрд.). Впрочем, за истекшее время ситуация на региональном и мировом страховом рынке ухудшилась, и аналитики посчитали эту сумму достаточно справедливой. Правительство Норвегии, которое всегда неохотно допускало в национальный сектор иностранных игроков и не скрывало своего желания видеть во главе рынка "национального чемпиона", могло вздохнуть с облегчением. Союз DnB и Storebrand приводил к возникновению банковско-страховой группы с активами в размере порядка NKr500 млрд. ($56.2 млрд.) при шестом месте в регионе по рыночной капитализации (среди финансовых институтов).

Проблемы в этот раз возникли в конце июня, когда DnB, по взаимной договоренности, начал изучать финансовое состояние Storebrand. По заявлению представителей DnB, привлеченные банком аудиторы из компании Ernst & Young обнаружили не отраженные в официальной отчетности убытки по кредитам, понесенные Finansbanken, небольшим банком, принадлежавшим Storebrand. Опираясь на эту информацию, генеральный директор DnB Свейн Осер в ультимативном порядке потребовал изменить условия уже подписанного соглашения об обмене акциями. Как договорились в мае участники предполагаемого слияния, одна акция Storebrand должна была обмениваться на 1.33 акции DnB. По некоторым данным, Осер предложил изменить это соотношение на 1:1.2, с чем не согласилось руководство Storebrand.

В принципе с учетом скандалов, разразившихся в последние месяцы в США и Западной Европе, махинации с отчетностью перестали быть чем-то из ряда вон выходящим, однако в случае Storebrand у обвинений в ее адрес все-таки не было доказательной силы. Настораживает то, что DnB наотрез отказался привлечь к разрешению конфликта независимого аудитора, на чем настаивала Storebrand, якобы из-за "нехватки времени для тщательных проверок". Кроме того, банк не выполнил своего обязательства дать возможность и представителям Storebrand изучить его финансовое состояние. Между тем, приобретение банком компании по управлению активами Skandia Asset Management за $2 млрд. должно было вызвать немало вопросов, равно как и реальная стоимость принадлежавших DnB объектов недвижимости и морских судов.

По мнению многих аналитиков, история с "подозрительными" финансовыми показателями Finansbanken – дело рук лично Свейна Осера, заслужившего в норвежских деловых кругах весьма неоднозначную репутацию. Некоторые наблюдатели полагают, что Осеру не понравилось то, что после объявления об объединении в мае курс акций Storebrand пошел вниз, в результате чего соотношение между стоимостью акций возможных партнеров упало почти до 1:1. Тогда генеральному директору DnB, как считается, стало жалко платить так много денег за акции Storebrand, и он использовал скандал с потерями Finansbanken, чтобы надавить на партнеров.

Но, если Осер действительно на это рассчитывал, то он просчитался. После прошлогодней истории, когда DnB грубо и бесцеремонно расстроил слияние Storebrand с финской компанией Sampo, отношения между банком и страховой компанией сильно испортились, а попытка нового давления на Storebrand обернулась открытым разрывом. Как дали понять представители страховой компании, Осер полностью лишился доверия в их глазах. Да и с точки зрения независимых наблюдателей глава DnB поставил себя в глупое положение. Стоило ли срывать чужую сделку и так упорно домогаться Storebrand, чтобы через шесть недель пойти на попятную? По словам комментаторов, единственное, что DnB может занести себе в актив в данном случае, так это демонстрацию определенной независимости от правительства, которое планировало объединение. Почти половина акций DnB принадлежит государству, и это обстоятельство ранее негативным образом влияло на курс его акций (инвесторы не без основания считали, что банк не совсем самостоятелен в своих действиях и его прибыль при определенных обстоятельствах может быть принесена в жертву государственным интересам).

Впрочем, как это ни парадоксально, но DnB не так уж и проиграл от срыва объединения. Что ему теперь нужно сделать, так это дождаться конца этого года, когда United Bank of Norway (UBN), крупнейший сберегательный банк страны, будет преобразован в акционерное общество, а затем предложить слияние ему. По мнению специалистов, такая комбинация дает больше преимуществ, чем союз DnB-Storebrand, обещает гораздо большую экономию на масштабах и упрощает процесс интеграции. Впрочем, в Норвегии, как уже стало ясно, ничего нельзя предполагать заранее.

Для Storebrand число степеней свободы значительно шире, однако ее положение после несостоявшегося слияния заметно ухудшилось. Курс акций компании упал за полтора месяца почти на 20%, а ее репутация была подмочена скандалом с Finansbanken. В начале июля компания даже заключила договор с фирмой Deloitte & Touche на проведение повторной проверки финансового состояния, результаты которой рассчитывают получить в середине августа, при этом, наблюдатели считают, что они с равной вероятностью "могут показать как полный порядок, так и полное подтверждение всех обвинений Свейна Осера".

Примерно в то же время с предложением купить Finansbanken за NKr1.99 млрд. ($224 млн.) выступил индийский инвестор Каран Джадж, которому принадлежит зарегистрированная в Лондоне компания Scan Corp Holding Company. Джадж проявлял интерес к банку еще в мае, но тогда он был готов предложить за него только NKr1.45 млрд. Впрочем, руководство Storebrand оба раза отказало индийскому бизнесмену. Как отмечалось в заявлении для прессы, Finansbanken представляет собой один из основных активов группы и не продается (по крайней мере, в одиночку).

Продажа Storebrand может состояться только "в полном комплекте", и вероятность этого, по мнению специалистов, достаточно велика. Во всяком случае, государство потеряло теперь моральное право препятствовать подобной сделке, кроме того, негативный резонанс от прошлогоднего несостоявшегося слияния Storebrand-Sampo привел к тому, что скандальное положение о том, что слияние в финансовой сфере можно заблокировать всего 10% акций, было отметено. Теперь иностранные (как, впрочем, и национальные) компании могут владеть любым по величине пакетом акций норвежского финансового института, а не до 10 или более 90%, как было раньше.

По мнению специалистов, для Storebrand сейчас важно проявить терпение. Ей нужно окончательно прояснить вопрос с Finansbanken, чтобы снять с себя подозрение или попытаться исправить ситуацию, а затем найти партнера, который оценил бы компанию по достоинству. В перспективе к прежней идее объединения могла бы вернуться и Sampo, кроме того, аналитики называют в качестве возможных кандидатов датский Den Danske Bank и шведский Svenska Handelsbanken.

Виталий Шимкович,
по материалам Financial Times, AFX, Aftenposten

 
© агенство "Стандарт"